Важные детали атаки на Хмеймим. В воздушной разведке странных совпадений не бывает

Весьма небезынтересными подробностями продолжает обрастать опасный инцидент с атакой малоразмерных ударных БПЛА кустарной сборки исламистской группировки «Тахрир аш-Шам» на российскую авиабазу Хмеймим в ночь на 6 января 2018 года. Речь идёт о 4-часовом барражировании противолодочного самолёта P-8A «Poseidon» в 40—60 км от российских военных объектов (в нейтральном воздушном пространстве над Восточным Средиземноморьем) именно в тот момент, когда напичканные миномётными минами дроны пытались преодолеть противовоздушные «зонтики», созданные зенитными ракетно-артиллерийскими комплексами «Панцирь-С1», прикрывающими нашу авиабазу и 3-километровую «мёртвую» зону зенитно-ракетного дивизиона С-400 «Триумф». И если в начале года (сразу после произошедшего) источники в оборонном ведомстве России преподнесли данную ситуацию как «странное совпадение», то спустя девять месяцев Минобороны наконец решилось обвинить Пентагон в «координации удара БПЛА», главным звеном которой был именно дальний противолодочный самолёт P-8A «Poseidon». Об этом в ходе VIII международного Сяншанского форума по вопросам безопасности заявил заместитель министра обороны России Александр Фомин.




Акцентирование внимания на данном инциденте спустя почти год (да ещё и на полях китайского форума по безопасности) нельзя назвать спонтанным ввиду ужесточения дипломатического спарринга между Москвой и Пекином с одной стороны и Вашингтона с Лондоном — с другой на фоне заявлений Трампа о желании выйти из ДРСМД. Более того, в оборонном ведомстве России хорошо знают, что постоянные разведывательные миссии «Посейдонов» близ китайских военных объектов на островном архипелаге Спратли являются насущной проблемой для расширения влияния Поднебесной в исключительной экономической зоне КНР в Южно-Китайском море, образованной «9-пунктирной линией». Вследствие этого грамотно преподнесённые МО России факты о подобном использовании «Посейдонов» заставят командование ВВС Китая насторожиться и прибегнуть к более серьёзным контрмерам по оттеснению этих незваных гостей с ближних подступов к своим воздушным границам.

Просматривая комментарии к вышеуказанному заявлению заместителя министра обороны России Александра Фомина на различных ресурсах рунета, можно обратить внимание, что некоторые обозреватели считают обвинения высокопоставленного военного чиновника бездоказательными и откровенно «высосанными из пальца», поскольку «расшифровать разведывательную информацию, передаваемую операторами систем самолёта P-8A «Poseidon» в штаб Объединённых ВС западной коалиции или непосредственно боевикам-операторам ударных дронов «Тахрир аш-Шам», возможности не было». Но согласиться с таким выводом значит подписаться под собственной некомпетентностью, поскольку сложившаяся и отработанная за несколько лет боевых действий на сирийском ТВД практика показывает, что перед любыми военными акциями либо во время их осуществления Военно-воздушные силы США и Израиля задействуют самолёты или БПЛА оптической, радиотехнической, радиоэлектронной и радиолокационной разведки (от самолётов ДРЛО E-3C/G и G550 CAEW «Eitam» до RQ-4B «Global Hawk» и RC-135V/W «Rivet Joint») для уточнения тактической обстановки на момент проецирования ракетного удара или даже в реальном времени.

Как вы помните, днём 17 сентября, буквально за несколько часов до удара Хель Хаавир по военным объектам САА и сирийской промышленной инфраструктуре в провинциях Латакия и Хама, американский «Ривет Джойнт» провёл многочасовую разведку радиоизлучающих объектов (обзорных РЛС и радаров подсвета сирийских ЗРК) во всей западной части Сирийской Арабской Республики. Анализируя подобные «странные совпадения» применительно к сирийскому ТВД, можно составить громоздкий энциклопедический том.

Справедливо это и в ситуации с неслучайным совпадением разведывательной миссии «Посейдона» с атакой дронов на Хмеймим. Что же касается расшифровки пакетов данных, передаваемых операторами P-8A по защищённому радиоканалу связи на соответствующий наземный КП и ретранслируемых боевикам-операторам БПЛА, то расшифровать её просто не было возможности. Почему? Использовался радиоканал тактической сети обмена данными «Link-16» (JTIDS), защищаемый методом псевдослучайной переброски рабочей частоты ППРЧ с частотой 77,8 кГц (77800 скачков/с), в то время как для перестройки имеется 51 фиксированная частотная ячейка в диапазоне от 0,96 до 1,215 ГГц. Но вся соль в том, что для уличения операторов американского противолодочного самолёта «Посейдон» в информационной поддержке атаки дронов на Хмеймим не требовалась расшифровка пакетов данных, передаваемых с терминала «Link-16», установленного на P-8A; достаточно было лишь запеленговать факт и временной отрезок работы передатчика «Link-16».

С данной задачей вполне способны справиться наземные комплексы пассивной локации/радиотехнической разведки 1Л222М «Автобаза-М», «Орион», 85В6-А «Вега» и «Валерия», способные сканировать эфир в частотном диапазоне от 150 МГц до 18 ГГц, либо комплекс РЭР, размещённый на борту самолёта Ил-20М. Вполне вероятно, что именно благодаря работе одного из вышеуказанных комплексов в Сирии в ночь на 6 января 2018 г. МО России вооружилось фактом включения модуля «JTIDS» на «Посейдоне» в момент подлёта дронов, что в итоге и позволило чётко сформировать обвинения в адрес Вашингтона.

Последним интересным моментом является акцентирование внимания Александра Фомина на том, что во время приближения к авиабазе Хмеймим ударные беспилотники боевиков «Тахрир аш-Шам» мастерски миновали радиусы действия (зоны поражения) некоторых ЗРПК «Панцирь-С1», что в очередной раз указывает на получение ан-нусровцами тактической информации от «Посейдона» в реальном времени. При этом, учитывая тот факт, что события происходили в ночное время суток, для обнаружения позиций «Панцирей» операторы систем P-8A могли использовать турельный оптико-электронный комплекс MX-20HD в низкоуровневом телевизионном канале визирования для обнаружения целей за счёт естественной подсветки от небесных тел, а также уникальный бортовой радиолокационный комплекс AN/APS-137D(V)5, способный в режиме синтезированной апертуры (SAR) формировать радиолокационное изображение наземного объекта с разрешением около 1 м.

Естественно, «Панцири-С1» были обнаружены. Так что поддерживаемые нашими турецкими и американскими «коллегами» отряды «Тахрир аш-Шам» имели под рукой полноценную тактическую картину со всеми непросматриваемыми воздушными «дырами» на участках подлёта к Хмеймиму, и противопоставить здесь американцам абсолютно нечего. Благо в ту ночь обошлось без трагической развязки, поскольку расположенные непосредственно близ взлётно-посадочной полосы «Панцири» смогли обработать все 13 дронов противника. Полностью же сорвать совместную операцию США и боевиков мог своевременный вылет на перехват «Посейдона» звена Су-30СМ. Но по необъяснимой причине в ту ночь командование ВКС и группировки ВС России в Сирии крайне беспечно отнеслось к очередному тревожному «звоночку».

Источники информации:
http://www.rusarmy.com/pvo/pvo_vvs/rtr_valeriya.html
http://www.rusarmy.com/pvo/pvo_vvs/rtr_orion.html
http://militaryrussia.ru/blog/topic-598.html
https://ru.sputnik-news.ee/news/20181025/13381805/vojennyje-usa-upravljali-dron-terroiristov-ataka-aviabaza-sirija.html
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

73 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти