Бронепоезда. Часть 3. Тяжёлые артиллерийские батареи и батареи ПВО

В предыдущей статье мы рассматривали составные части бронепоездов. Внимательные читатели вполне резонно заметили некоторое несоответствие бронеплощадок и наименований БП, а торопливые предложили уже переходить к тактике.

Бронепоезда. Часть 3. Тяжёлые артиллерийские батареи и батареи ПВО



Действительно, тяжелый бронепоезд, составленный из легких бронеплощадок, — это нонсенс. А переход к тактике применения бронепоездов без установления всех точек над буквами тоже ничего хорошего не несет за собой.

Естественно, к применению бронепоездов мы придем. Тем более что у нас есть минимум три прекрасных рассказа. Но – по порядку и без спешки. Бронепоезд – штука тяжелая, и спешить на нем и с ним не всегда получается эффективно.

Вот мы и не станем этого делать.

Именно поэтому сегодня разговор пойдет именно о тяжелых бронеплощадках, о вооружении более крупного калибра и его предназначении. Война выявила необходимость специализации бронепоездов, соответственно, на разных ТВД им ставились совершенно разные задачи. В этих условиях железнодорожники изобретали совершенно невероятные платформы и вагоны.

Реально просто впадаешь в ступор, и единственный вопрос, который срывается с губ: черт возьми, вот как? Вот как это можно было придумать, рассчитать и создать?

Начать следует с тяжелой бронеплощадки, которую разработали на уже известном нам военном складе №60. Известна она под сразу двумя обозначениями. Тяжелая бронеплощадка ПТ-33 и тяжелая бронеплощадка образца военсклада №60. Кстати, цифры 33 — всего лишь дань традиции. Время принятия на вооружение и аналог с ПЛ-35. На самом же деле производство этих площадок было начато ещё в 1931 году.



Само название "тяжелая" говорит о том, что эта система должна быть достаточно крупного калибра. Действительно, специалисты мастерских военсклада вооружили свою площадку 107-мм пушкой образца 1910 года. Для борьбы с пехотой противника устанавливались пять пулеметов "Максим". Один в башне и 4 по бортам на установках "Верлюз".



Если внимательно посмотреть на ПТ-33, то определить "родителей" этой платформы не составит труда. Цилиндрическая башня БП-35 копирует башню легкой платформы ПЛ-35, но увеличена по габаритам. Бронирование 20 мм. Пушка и пулемет. Командирская башенка.

Кроме того, прекрасно видно достаточно большое количество лючков. По бортам башни видны 6 двустворчатых лючков, а в задней части большие люки. Предназначение самое прозаическое — малые лючки для вентиляции, а большие для демонтажа орудия на случай ремонта.




Посадка экипажа осуществлялась через две двери в бортах. Причем для безопасности в случае обстрела бронепоезда стрелковым оружием двери были смещены относительно друг друга. Был предусмотрен и путь экстренной эвакуации через пол ПТ. Там находится достаточно большой люк выхода.

Бронирование бортов данной площадки — 20 мм. Бронирование крыши — 16 мм.

Данная модификация тяжелой бронеплощадки вполне устраивала командование РККА. Именно поэтому, кроме военсклада № 60, производство ПТ было поручено ещё и заводу "Красный Профинтерн". Отсюда и разница в названии, упомянутая нами в начале статьи.

Мастерские военного склада № 60 изготовили 16 тяжелых бронеплощадок типа военсклада № 60, а завод "Красный Профинтерн" изготовил 10 ПТ-33 (тяжелая бронеплощадка 1933 года). А в 1935 году оба названия заменили обозначением ПТ-35. В некоторых источниках можно встретить цифру 27 единиц. Это с учетом экспериментального образца.

Разработка тяжелых бронеплощадок продолжалась и позже. В были выпущены ПТ-36 и ПТ-38. ПТ-36 отличалась от "мамы" наклоном бронелистов (8 градусов) и наличием зенитной установки М4 (счетверённый «Максим»). Специальная зенитная установка была использована в конструкции бронепоездов впервые.

Сама схема работы установки не отличалась оригинальностью. Установка располагалась в противоположном от башни конце вагона и имела выдвижную конструкцию. Для использования её необходимо было сдвинуть крышку люка и поднять установку. Соответственно увеличивался и экипаж ПТ, до 23 человек.

ПТ-38 отличалась установкой другого орудия, М-60, 107-мм пушка обр. 1940 года. Рассказывать о причинах, по которым это совсем неплохое орудие перестали выпускать, не тема этого материала. Однако для производства ПТ-38 это обстоятельство было фатальным. Выпущена одна установка, и именно она участвовала в Великой Отечественной. Кстати, отзывы были самые хорошие...



Начало Великой Отечественной войны поставило перед командованием РККА и конструкторами совершенно новые задачи. Поезда показали себя действительно нужными фронту. Многие из составов останавливали врага ценой собственной жизни. Многие были "последним шансом" для окруженных частей армии. Многие в одиночку защищали железнодорожные узлы и станции.

Достоверно сказать, кому именно пришла идея использования готовых башен для создания бронеплощадок, невозможно. В этом случае решалось сразу несколько проблем. Обшивка платформ бронелистами не самая сложная задача. А вот установка орудия крупного калибра на платформу — действительно проблема.

Ещё в довоенный период, решая проблему быстрой переброски орудий крупных калибров, конструкторы стали использовать для этой цели готовые морские башни с орудиями. Такие орудия чаще всего действовали самостоятельно, так как представляли собой достаточно грозную силу и были выделены в отдельные части и подразделения с подчинением ставке ВГК.

О военных изобретениях можно говорить много. Голь на выдумки хитра. Мы расскажем лишь о некоторых. И первой такой артиллерийской установкой станет 130-мм орудие Б-57. 36 установок такого калибра — это показатель.



Итак, идея такой установки родилась ещё в 1939 году, в стенах Артиллерийского научно-исследовательского морского института (АНИМИ), впоследствии научно-исследовательского института ВМФ СССР. Тогда же началось опытное производство для испытаний.

Суть идеи состояла в установке морского орудия Б-13 на железнодорожную раму. Сложная судьба самого орудия, о которой мы поговорим отдельно, сыграла положительную роль для железнодорожного проекта. Башня была достаточно легкой. С небольшим (13 мм) бронированием. При этом с огромным для железной дороги калибром.



Стоит упомянуть и о том, что сама орудийная башня имела две модификации. Спутать их довольно сложно. Первая, Б-13-Iс, имеет коробчатый щит. Вторая, основная, модификация более привычна нам (Б-13-IIс) имеет овальные очертания обтекаемой формы. И ещё одно, Б-13 — самое распространенное орудие среднего калибра периода той войны.

Первый, 1939 года, образец получился неудачным. Причина в платформе. Конструкторы использовали двухосную платформу с некоторыми техническими доработками. Проще говоря, платформу усилили чисто механически. Тем самым ещё увеличив её вес. Транспортёр снабжался четырьмя опорными ногами, а снаряды укладывались в железных ящиках на раме.



Фактически же доработка и производство этих установок начались лишь в 1941 году. В Ленинграде снятые с кораблей морские орудия Б-13 устанавливали на 4-осную железнодорожную платформу практически без изменений. Даже броневой щит не усиливали.



Если дотошный читатель захочет увидеть документы 1941 года по транспортёру Б-57, он будет неприятно удивлен. Такого названия там нет. Есть другое название этого объекта — ЮБ-57. Да и в приказах того времени вы столкнетесь с интересными обозначениями. "Командиру ЮБ-57-2 прибыть..." Только в конце года появляется индекс Б-57. А «двоечка» в приказе — всего лишь номер батареи.

Всего ленинградцы построили 36 таких установок и использовались они, естественно, на Ленинградском фронте. На фотографиях фронтовых корреспондентов можно увидеть несоответствие рассказанного факту. Б-13 установленные просто на незащищенные железнодорожные платформы.

Увы, но бывало и так. Ленинград испытывал недостаток в броневой стали, и поэтому часть транспортёров практически не бронировалась. Фактически была защищена лишь башня. Да и эта защита (13 мм) достаточно условна...

Но зато, рассматривая фотографии с мест работы установки, авторы пришли к интересному, но достаточно спорному выводу. Б-57 иногда маскировались… штакетником! Обычным, может, чуть увеличенным в размерах, но штакетником! И, судя по фото, маскировка была достаточно хорошей.



Остаются традиционные ТТХ:
калибр — 130 мм;
масса орудия — 12,8 т (7,2 т без щита);
длина ствола — 6,5 м;
масса ствола с замком — 2,5 т;
масса снаряда -33,4 кг;
масса заряда — 10,8 кг;
начальная скорость снаряда — 870 м/с;
скорострельность — 6-12 выстрелов в минуту;
дальность стрельбы — 25,6 км.

И ещё одна мощнейшая артиллерийская установка того времени — ТМ-1-180. Это одна из самых массовых установок советской железнодорожной артиллерии. На начало войны в СССР ими были вооружены 5 батарей 3-4-орудийного состава (12, 16, 17, 18, 19).



Разработка 180-мм установки для береговой артиллерии началась ещё в 1931 году. Базирование же на ж/д платформах давало дополнительные возможности решения задач и сухопутных войск.

Как и у других железнодорожных артиллерийских установок, основой конструкции ТМ-1-180 являлся железнодорожный транспортер. Он включал главную балку, опирающуюся на две четырехосные железнодорожные тележки.



Балка была снабжена восемью откидывающимися опорными ногами, в ее средней части на поворотном основании монтировалось 180-мм пушка Б-1-П, с длиной ствола 57 калибров, которая использовалась также в береговых одно орудийных башенных установках МО-1-180 и в корабельных трех орудийных башенных установках МК-3-180, разработанных для крейсеров проекта 26 ("Киров").

Производство пушек было организовано на ленинградском заводе "Большевик".

Для подачи боеприпасов к орудию транспортер снабдили снарядной платформой, которая вращалась вместе с орудием. При этом вагоны-погреба располагались спереди и сзади транспортера, и подача боеприпасов осуществлялась с любого из них.

Между вагонами и снарядной платформой располагались рольганги с деревянными роликами. По ним снаряды из вагонов подавались вручную на платформу.

Для полузарядов рядом с рольгангом был установлен наклонный желоб. Заряжание производилось на угле вертикального наведения +10°, такой же угол придавался и лоткам.



Для удобства размещения прислуги при заряжании снарядная платформа устанавливалась на главной балке с небольшим эксцентриситетом относительно оси вращения системы.

Поэтому во время горизонтального наведения платформа меняла свое положение относительно рольгангов, и приходилось непрерывно перемещать рольганг, отслеживая движение платформы. Это было серьезным недостатком системы подачи боеприпасов, но при соответствующей тренировке сбоев и задержек в стрельбе не было.

Для того чтобы снарядная платформа не выходила за железнодорожный габарит по ширине, ее разделили на две части. При переходе из боевого положения в походное они поворачивались на вертикальных осях на 180° и располагались прямо под орудием, которое в походном положении было направлено к концу состава.

Конструкция транспортера позволяла вести круговую стрельбу с любой точки железнодорожного пути без предварительного инженерного оборудования огневой позиции. Для этого главная балка опускалась на специальные брусья, которые устанавливались на шпалы железнодорожного полотна. Брусья набирались из дубовых досок и связывались болтами и скобами.

В годы войны в составе Ленинградского фронта действовали три батареи 180-мм установок ТМ-1-180: 12-я, 18-я и 19-я. 16-я батарея в самом начале войны убыла на Черное море, а 17-я была заблокирована на полуострове Ханко и впоследствии при эвакуации гарнизона Ханко ее транспортеры пришлось вывести из строя. Просто и без изысков взорвав.

Ещё одно изобретение ленинградцев военной поры — железнодорожная установка Б-64 (ТМ-1-152). Количеством эти установки похвастаться не могут. Всего 4 штуки. И название они меняли не в ходе производства. Но зато калибр внушает уважение. 152 мм! Да и установить такое орудие на простую платформу тоже невозможно. Только специальный транспортер.



В 1941 г. на железнодорожные 4-осные платформы устанавливались имеющиеся на складах морские 152-мм пушки "Канэ" и корабельные орудия "Б-38". Транспортер во многом повторял конструкцию ТМ-1-180. Погреба в виде металлических ящиков располагались на главной балке, поэтому боеприпасы подавались вручную.

Орудия устанавливались на станках от 203/45-мм пушек Канэ. Щитовое прикрытие представляло собой башню «МУ-2» (толщина лобовой брони – 50 мм, крыши и боковой брони – 25 мм).



Транспортеры имели четыре опорные «ноги», шарнирно скрепленные с платформой. Всего было построено 4 установки. Установки, выпущенные в 1941 г. обозначались как Т-1-152, а в 1943 г. – Б-64.



ТТХ установки:
калибр – 152,4 мм;
масса установки – 16,6 т;
длина ствола – 8,7 — 8,9 м;
масса ствола с затвором – 12 т;
масса снаряда – 48,5-55 кг;
масса заряда – 24 кг;
начальная скорость – 950 м/с;
скорострельность – 6-7 выстрелов в минуту;
дальность стрельбы – 28-30 км;
расчет – 10 человек.

Но, кроме передвижных артиллерийских батарей, некоторые бронепоезда являлись передвижными зенитными батареями. Просто потому, что железнодорожные узлы просто некому больше было защищать. Отсюда, остро проявилась нужда в железнодорожных ПВО.

Вроде бы странно это писать, но до 1941 года поездов ПВО в СССР не было. Строительство и формирование зенитных поездов было начато в соответствии с постановлением ГКО от 23 ноября 1941 года.

Тут необходима сделать историческую справку. Для понимания причин, побудивших ГКО принять такое постановление. Только цифры.

За первые 4 месяца войны эвакуировано две трети экономического потенциала СССР (более 1500 крупных и средних предприятий), около 28 млн. человек.

Перемещено на фронт 291 стрелковая дивизия, 94 стрелковых бригады, свыше 2 млн. человек из маршевых пополнений.

НКПС задействовал 30 тысяч составов (15 000 вагонов). Это с нашей стороны.

С другой стороны: немцы совершили за время войны 19 863 бомбардировочных налета с участием около 60 тысяч самолетов, сброшено свыше 243 тыс. тонн фугасных, осколочных и более 120 тыс. тонн зажигательных бомб.

На территории СССР было разрушено: 65 тыс. километров железнодорожных путей, 13 тыс. мостов, 317 паровозных депо, 15 800 паровозов и мотовозов, 4100 железнодорожных станций и сооружений.

Война между авиацией и железной дорогой потребовала специальных средств защиты. Таких, например, как поезда ПВО.

Поезда ПВО формировались из специальных бронеплатформ (бронирование 15 мм, двухосные) и железнодорожных платформ с установленными на них обычными пушками и пулеметными установками.



Использовались различные пушки: 85-мм (обр. 1939 г.), 76-мм (обр. 1938 г.), 37-мм автоматические зенитные пушки (обр. 1939 г.), крупнокалиберные 12,7-мм пулеметы ДШК (обр. 1938 г.), счетверенные станковые 7,62-мм пулеметные установки "Максим" М4 и даже спаренные и строенные пулеметы ДТ/ДА и прочая экзотика.





В общем, все, что могло причинить вред самолету противника.

Двухосная платформа с установленной на ней зенитной пушкой К-61 не есть выдумка. Такое действительно существовало и с успехом применялось.



Дело в том, что должным образом закрепленная и не обладающая большой отдачей К-61 вполне могла вести огонь с платформы. А при возвращении на станцию базирования, орудие можно было снять с платформы, установить на земле и пушка продолжала выполнять свои функции по защите от угрозы с воздуха в том случае, если поезд должен был, например, зайти в депо на ремонт.

Четыре ствола калибром 37-мм не были лишними никогда. Вообще, ПВО много не бывает, доказано той войной. Кто-то скажет, что четыре 37-мм автомата — не бог весть что в плане плотности огня. А счетверенный "Максим" и вообще архаизм.

К сожалению, толика правды в этом есть. И не от хорошей жизни у нас так все выглядело, а потому что ПВО было реально очень слабым местом в РККА. Но четыре 37-мм пушки — это лучше чем ничего. А четыре "Максима" были в состоянии оторвать от пикирующей "Штуки" столько, что "Юнкерс" переставал быть самолетом. Проверено Руделем, его на третий или четвертый раз так с неба смахнули.

Ну и стоит упомянуть еще существовавшие в единичных экземплярах гибриды. Это когда на вроде бы зенитной платформе с пушками К-61 посередине устанавливалась пусковая установка реактивных снарядов БМ-8-24.



Таких бронеплатформ было сделано всего четыре. Они были произведены в Нижнем Новгороде и воевали в составе бронепоездов «Илья Муромец» и «Козьма Минин». Именно благодаря своим установкам «Илья Муромец» отправил в утиль «Адольфа Гитлера», но об этом замечательном бое мы поговорим отдельно, потому что бой действительно был интересен и оригинален с точки зрения тактики.

До наших дней платформы не дожили, есть, правда, макет в составе бронепоезда на станции Чернь в Тульской области.



В целом же, говоря о бронепоездах Великой Отечественной войны, мы говорим в первую очередь о многообразии. О смекалке и золотых руках наших предков, делавших боевые единицы из ничего, потому что было очень надо.

Очень сложно каталогизировать и систематизировать то (бронепоезда), что создавалось «на зубах» из того, что было.

Нам остается только уважать титанический труд и хранить саму историю заслуг как создателей бронепоездов, так и этих оригинальных бойцов и их экипажей.

А потому – продолжение следует.
Автор:
Александр Ставер, Роман Скоморохов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

49 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти