Скрытные дозорные PET/PCL у западных границ России: повод для беспокойства?

Вне зависимости от того, будем ли мы бегло ознакомляться с перечнем «свежих» новостных и аналитических ресурсов рунета или же решим окунуться в дебри российского медиапространства, изучая наиболее злободневные военно-технические вопросы за последние 5—10 лет, одно можно сказать точно: просто громадные объёмы узкоспециализированного материала сфокусированы преимущественно на оценке степени угрозы, исходящей от главных объектов ЕвроПРО — противоракетных комплексов верхнего рубежа «Aegis Ashore», развёрнутых в румынском Девеселу и польском Редзиково, а также обзорных радиолокационных комплексов дальнего обнаружения, целеуказания и УВД AN/TPS-77, поступивших на вооружение воздушных сил Латвии. Несмотря на систематическое муссирование тактико-технических параметров вышеуказанных средств ПВО-ПРО (включая радар TPS-77), уже давно известно следующее.




Во-первых, объекты «Иджис Ашор», несмотря на прикрытие комплексами «Patriot PAC-3», остаются максимально уязвимыми для малозаметных аэробаллистических ракет Х-47М2 «Кинжал», способных приближаться к первым под углами около 90 градусов и на скорости 1300—1400 м/с, маневрируя при этом с перегрузками более 30 ед. Учитывая, что защищают «Ашоры» противоракетные комплексы «Patriot PAC-3» с ракетами-перехватчиками MIM-104F PAC-3MSE, то даже 90-градусный угол пикирования не позволяет «Кинжалам» воспользоваться эффектом «мёртвой воронки» над ЗРК противника, так как ракеты MIM-104F с активным радиолокационным самонаведением не нуждаются в подсвете со стороны батарейной МРЛС AN/MPQ-65 и могут быть легко запущены на перехват «Кинжала» по целеуказанию от сторонних радиолокационных средств (к примеру, самолётов РЛДН E-3C, передающих целеуказание по каналу «Link-16»). Главными козырями «Кинжалов» в данном случае являются маневрирование с вышеуказанной перегрузкой, что создаёт огромные проблемы перехвата даже для «сверхвёртких» MIM-104F с «поясом» импульсных двигателей поперечного управления, а также сверхмалая ЭПР (0,02—0,03 кв. м), схожая с отражающей поверхностью воздушной мишени «Кабан», что позволит обнаружить её самолёту системы AWACS лишь с дистанции 70—50 км.

Во-вторых, если говорить о радарах AN/TPS-77, развёрнутых на латвийских радиолокационных постах близ Вентспилс и Лиелварде, то никаких «новых горизонтов» перед Объединённым ВВС НАТО они не открывают. Во-первых, это стандартный низкочастотный дециметровый L-диапазон работы (с частотами от 1215 до 1400 МГц), подходящий лишь для обнаружения и сопровождения воздушных объектов, а также управления воздушным движением на удалении 350—450 км. Данный частотный диапазон с длиной волны 30—15 см не позволяет реализовать высокое разрешение получаемой радиолокационной картины, а это значит, что станция не может использоваться для эффективного целеуказания зенитным управляемым ракетам и ракетам воздушного боя, оснащённым активными радиолокационными ГСН (MIM-104F, AIM-120C-7/D, MBDA «Meteor», «Aster-30» и MICA-EM). К примеру, если AN/TPS-77 обладает разрешающей способностью по дальности в 120 м, то наша многофункциональная РЛС сантиметрового X-диапазона 64Л6-1 «Гамма-С1» имеет разрешение по дальности в 50 м.

Ещё более посредственные параметры TPS-77 имеет в определении координат высоты цели: точность при этом составляет лишь ±920 м, в то время как российская РЛС 59Н6 «Противник-Г» имеет на 25% лучшую точность определения высоты цели в ±628 м, несмотря на тот же L-диапазон работы. Более того, в связи с использованием игольчатого/карандашного сканирующего луча и особенностям конструкции приёмо-передающих модулей АФАР TPS-77 обладает угломестной зоной обзора всего в 20 градусов и предельной высотой обнаружения целей — 30,5 км, в то время как использующий фазовый синтез из 20 сканирующих лучей «cosec2» радар «Противник-Г» обрабатывает угломестный сектор в 0—45 градусов и способен обнаруживать низкоорбитальные средства воздушно-космического нападения на высотах до 200 км и двигающиеся со скоростью в 7,5М. В данном случае американский радар AN/TPS-77 не спасает даже тот факт, что приёмо-передающие модули изготовлены из нитрида галлия (GaN). Стоит учитывать, что TPS-77, помимо неспособности заглянуть в мезосферу (40—90 км) и увидеть угрожающие элементы высокоточного оружия, атакующие под углом более 20 градусов, остаётся очень уязвимым для средств радиоэлектронного противодействия, в особенности контейнерных станций РЭБ групповой защиты типа САП-14 «Тарантул», входящих в состав комплекса «Хибины».

Данные станции способны осуществлять постановку импульсных ответных помех в диапазоне от 1 до 4 ГГц. Как и любых радиолокационных комплексов, у AN/TPS-77 имеется свой недостаток — активный режим работы, который даёт возможность самолётам радиотехнической и радиоэлектронной разведки типа Ил-20М или Су-34 с контейнерами РТР «Сыч» обнаружить их точное местоположение с дистанции в 400—600 км и выдать целеуказание ракетным бригадам или подразделениям реактивной артиллерии, развёрнутым в Калининградской области и имеющим в распоряжении комплексы «Искандер-М» и РСЗО «Смерч» (последние способны вести огонь реактивными снарядами 9М526 с самоприцеливающимися боевыми элементами на дистанцию более чем 90 км).

Как можете видеть, вышеуказанные объекты, на протяжении нескольких лет являющиеся предметами живого обсуждения в комментариях новостных и военно-аналитических порталов, а также источниками нагнетания паникёрских настроений в кругах обычных обозревателей, в реальности не представляют большой угрозы Вооружённым силам России в Южном и Западном военных округах.

Куда более серьёзные опасения вызывает скорое появление на вооружении польской армии комплекса пассивной локации, а также радиотехнической и радиоэлектронной разведки PET/PCL («Passive Coherent Location / Passive Emitter Tracking», «Пассивная когерентная локация / пассивное слежение за излучающими объектами»), который на сегодняшний день готовится к обретению начальной боевой готовности силами специалистов компаний «AM Technologies», PIT-RADWAR S.A., а также Варшавского технологического университета. По сути, данный комплекс представляет собой концептуальный, и отчасти конструктивный аналог чешских станций пассивной локации / РТР-РЭР «Тамара» и «Вера», а также наших 1Л222М «Автобаза-М» и «Валерия», работающих по разностно-дальномерному принципу.

Польский комплекс PET/PCL представлен апертурой из четырёх пассивных антенных постов SPL, разнесённых друг от друга на дистанцию от 10 до 35 км и оснащённых идентичными вычислительными средствами и цифровыми устройствами преобразования принятых сигналов, а также единым модулем обработки информации, с которым синхронизированы вышеуказанные антенные посты. Дальность, скорость, высота и траектория воздушных радиоизлучающих объектов вычисляются благодаря высокоточному определению их угломестных и азимутальных координат в пространстве относительно расположения каждого из четырёх антенных постов и их дальнейшего анализа на центральном пункте управления. Для этого угломестные и азимутальные координаты обнаруженных объектов изначально сравниваются с точным местоположением каждого антенного поста, а затем посредством геометрических алгоритмов определяется примерное местоположение цели.


Один из 4 самоходных антенных постов SPL c антенными модулями PET-ELINT, PET-COMINT и PCL на двух телескопических мачтах


Каждый антенный пост SPL, размещённый на колёсном шасси, оснащён 3 типами антенных решёток, сопряжённых с соответствующими модулями радиотехнической и радиоэлектронной разведки. Модуль PET-ELINT — инструмент сугубо радиотехнический. В список его задач входит обнаружение бортовых РЛС тактической авиации на удалении 400—500 км, работающих преимущественно в X и J-диапазонах, радиовысотомеров тактических и стратегических КР, полёт которых проходит в режиме следования рельефу местности, активных радиолокационных ГСН ракет воздушного боя и ЗУР, а также различных многочастотных РЛК радиолокационной разведки, включая МРК-411, размещённый на борту самолёта ОРТР Ту-214Р.

Вся серьёзность ситуации состоит в том, что 4 модуля PET-ELINT способны предоставить командованию ОВС НАТО исчерпывающую информацию о местоположении нашей тактической авиации по одним лишь работающим РЛС без необходимости задействования самолётов РТР/РЭР RC-135W/V «Rivet Joint», которые могут потребоваться лишь для доразведки ситуации на низковысотных участках воздушного пространства (так как PET/PCL не могут заглянуть за пределы «радиогоризонт»). При этом PET-ELINT сможет отслеживать Ту-214Р по мощному излучению радара БО МРК-411 со значительно большей дистанции (более 500 км), нежели последний запеленгует маломощные радиостанции обмена данными, установленные на каждый самоходный антенный пост SPL и обеспечивающие синхронизацию с центральным пунктом управления. Частотный диапазон приёмного тракта PET-ELINT составляет от 500 МГц до 18 ГГц. Что же касается применения против PET/PCL ответных имитационных помех, то такой вариант исключен, так как комплекс функционирует исключительно в пассивном режиме и будет чётко «просматривать» и классифицировать как излучатели помех, так и работающие РЛС воздушного базирования.

Может возникнуть логичный вопрос: а почему бы операторам Ту-214Р самостоятельно не обнаружить «скрытные» антенные посты польского комплекса PET/PCL, ведь на борту имеется многочастотная РЛС МРК-411, излучение которой позволяет реализовать режим подповерхностной радиолокации и «смотреть» через сооружения? Дело в том, что в случае развёртывания антенных постов SPL за невысокими сооружениями (для уменьшения ЭПР и лучшего сокрытия от РЛ-средств противника) Ту-214Р должны будут приблизится к месту дислокации комплекса на расстояние 50—100 км. Только с такой дистанции могут быть обнаружены возвышающиеся над крышами сооружений малоразмерные мачты антенных постов SPL. Примерно на этом же расстоянии МРК-411 сможет «просветить» небольшое здание и обнаружить за ним шасси SPL. Проблема в том, что при таком сближении с воздушными границами противника появляется угроза перехвата Ту-214Р со стороны средств ПВО и тактической авиации ОВС НАТО, а это значит, что игра не стоит свеч.

Помимо модуля радиотехнической разведки PET-ELINT, каждый антенный пост SPL может похвастаться ещё и двумя блоками радиоэлектронной разведки — PET-COMINT (осуществляет обнаружение и анализ радиоканалов тактической связи в диапазоне от 960 до 1215 МГц), а также PCL, предназначенный для пеленгования и расшифровки радиоканалов VHF/UHF-радиостанций, DVB-T-передатчиков и т.д. Естественно, модуль PET-COMINT неспособен расшифровать защищённый режимом ППРЧ радиоканал связи, используемый бортовым терминалом обмена данными С-108, размещёнными в кабине пилота истребителя Су-35С, но вычислить по данному сигналу точное местонахождение машины разностно-дальномерным методом PET/PCL способен. Вследствие этого единственной мерой противодействия данному комплексу пассивной разведки может стать лишь переход тактической авиации ВКС к концепции низковысотного оперирования, что скроет действия наших лётчиков за «экраном» радиогоризонта.


Источники информации:
http://www.rusarmy.com/pvo/pvo_vvs/rtr_valeriya.html
https://www.liveleak.com/view?t=be7_1427978556
http://militaryrussia.ru/blog/topic-598.html
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=22465
http://militaryrussia.ru/blog/topic-661.html
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти