В урагане огня

Различия родов войск, как известно, заключаются прежде всего в различном вооружении. Вооружение определяет и тактику данного рода войск, так же как и, в значительной мере, его роль в бою. При этом история нас учит, что роль каждого рода войск повышается или понижается в прямой зависимости от его оснащения более или менее современным и совершенным вооружением.

В течение шести веков - с эпохи упадка феодально-рыцарского способа ведения войны и по XX столетие - основную и главную силу сухопутных армий составляла пехота. За это время много раз менялись вооружение, организация армий и приемы ведения боя, развивались и усиливались такие рода войск, как артиллерия и кавалерия, но пехота, располагавшая преимуществами наиболее высокой маневренности (имеем в виду не подвижность, а собственно маневренность - вследствие независимости своих действий от условий местности, погоды, времени года и суток, и оснащения достаточными средствами огня и удара) неизменно сохраняла свое главенствующее положение.


Усовершенствование артиллерийских орудий в XVIII в. заметно повысило значение артиллерии, которая в начале XIX в. заслужила даже название «царицы боя». В наполеоновских войнах от огня артиллерии войска несли до 65% всех потерь. Пехота в это время, вооруженная кремневым гладкоствольным ружьем, больше полагалась на штык, чем на пулю. По мере совершенствования ружья – как по части удобства применения, так и облегчения и увеличения дальности прицельного выстрела - огонь пехоты вскоре стал приобретать все большее значение, а применение нарезного ствола и пуль продолговатой формы (вместо шаровых), резко увеличившее дальность ружейного огня и кучность боя, привело пехоту к зениту могущества.

Для русской военной мысли середины и второй половины XIX в. характерны следующие высказывания: «Появилось мнение, что артиллерия для полевых сражений совершенно не нужна, что действие стрелковой цепи есть не что иное, как улучшенное и усиленное действие картечи, и что по этой причине стрелковые батальоны и роты (речь идет о батальонах и ротах, вооруженных нарезными ружьями) составят непременно новый род войск, который окончательно вытеснит артиллерию с поля сражения. Что же можно ожидать от артиллерии, противопоставленной нарезному оружию? Какими новыми средствами надо одарить ее, чтобы удержала за собою ту прекрасную роль, которую она разыгрывала во все войны Наполеона?» [Публичные лекции генерала Крыжановского, читанные при гвардейской артиллерии, изд. 1858 г.; цит. по книге генерал-лейтенанта Федорова В. Г. Влияние огня пехоты на действие артиллерии. С. 20 - 21.].

«Пехота заняла первенствующее место в ведении боя, и в настоящее время большая часть потерь, от 80 до 90 проц., относится на долю пехотной пули, заставляющей даже артиллерию, эту прежнюю царицу боя, держаться в почтительном расстоянии, изменять устройство орудий и снарядов» [Волоцкий Н. Ружейный огонь в бою. 1880., С. 21.].

Таким образом, лишь полтора века отделяют нас от того времени, когда огонь пехоты «соперничал» с огнем артиллерии и оружие пехоты являлось действительным средством борьбы с артиллерией. Из этого разумеется не следует, что артиллерия утрачивала свое значение: как и во всех войнах, ее роль оставалась весьма важной и на полях сражений во второй половине XIX в.

В условиях огромного роста мощи стрелкового огня в середине XIX в., артиллерийская техника долго топтаться на месте, разумеется, не могла.

Применение в артиллерийских стволах сначала нарезов, а потом (для зарядов) бездымных порохов положило начало новой эпохе в развитии артиллерии. С этого времени мощь огня артиллерии быстро растет и относительное значение огня пехоты постепенно падает.

Наиболее решительные нововведения начались в конце XIX - начале XX столетий. В этот период находит широкое применение унитарный патрон, позволяющий значительно увеличить скорострельность. Налаживается производство орудий из высококачественных сталей. Увеличивается разрушительная сила снаряда.



В таблице № 1 приведены данные развития полевых артиллерийских орудий русской армии с 1867 по 1902 гг.


Таблица № 1

Из таблицы следует, что уже к 1902 г. у полевых пушек, по сравнению с орудиями 1867 г., возросли: дальнобойность - в 2,5 раза, скорострельность - в 10 раз, дульная энергия снаряда - в 4,5 раза, минутная мощность огня - в 43 раза.

Как развивалось оружие пехотинца примерно за тот же отрезок времени, можно судить по таблице № 2.



Таблица № 2

Мы видим, что с 1869 по 1908 г. (год принятия на вооружение винтовочного патрона с остроконечной пулей) прицельная дальность стрельбы из винтовки увеличилась в 2,6 раза, скорострельность - в 1,5 - 2 раза, дульная энергия - в 2,2 раза, минутная мощность огня - в 4 раза.

Следовательно, техническое развитие стрелкового оружия за этот период значительно уступало развитию артиллерийской техники.

Уже в конце XIX - начале XX вв. техническое совершенствование артиллерии отодвинуло в область предания те времена, когда огонь пехоты мог «соперничать» с огнем артиллерии.

Однако созданные техникой предпосылки к резкому увеличению могущества артиллерии еще долго не были полностью реализованы.

Отсутствие высокоразвитой промышленности, относительная дороговизна артиллерии как средства вооружения, отставание военной науки в целом от новых возможностей техники и вооружения, а также известная консервативность тактической мысли привели к тому, что вплоть до Первой мировой войны удельный вес артиллерии во всех армиях изменился незначительно. Значение артиллерии явно недооценивалось. Количество орудий, поступавших на вооружение, росло медленно. Технические возможности новых орудий недоиспользовались. Снарядные трубки и прицельные приспособления в достаточной степени не совершенствовались, и стрельба из новых полевых орудий велась на половинные дистанции.

Не сразу было осознано и относительное падение мощи огня пехоты. Принятие на вооружение в 1885 - 1900 гг. скорострельных магазинных ружей, значительно усиливших мощь пехотного огня, способствовало переоценке возможностей пехоты в новых условиях. В целом, как известно, считалось, что только одна пехота решает исход любого боя. Военный исследователь, начальник Главного артиллерийского управления русской армии во время Первой мировой войны, генерал Маниковский писал по этому поводу: «До японской войны существовало убеждение, что главное дело артиллерии - начать бой с артиллерией противника и тем отвлечь ее огонь от нашей пехоты, остальное - уже дело самой пехоты» [Маниковский А. А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну. Т. 1. Госиздат, 1930. С. 198.].

Могущество пехоты и ее огонь продолжали занимать умы военных специалистов прежде всего - основное внимание было сосредоточено на огневом соперничестве пехоты крупнейших государств. Именно к этому времени относится и особый интерес армии к работам техников и изобретателей в области конструирования автоматического оружия. Появляются пулеметы - они должны были играть роль пехотной артиллерии и заполнить разрыв между огнем винтовок и пушек, сблизить огневые возможности пехоты и артиллерии.

Станковые пулеметы были впервые испытаны в боях Русско-японской войны. Всего несколько десятков пулеметов, примененных японцами, доставили много хлопот русской армии. Со своей стороны и русская армия использовала имевшиеся в ее распоряжении пулеметы (в начале кампании - всего 8, а к концу - 56), огонь которых также оказался весьма эффективным: так, наступая на позиции, обороняемые русскими войсками, японская «8-я дивизия в течение 28-го (28 января 1905 г.) произвела против них несколько блестящих атак, но каждый раз была отбита, главным образом, огнем русских пулеметов» [Гамильтон Я. Записная книжка штабного офицера. Изд. Березовского, 1907., С. 318.].

Пулеметы - сначала станковые, а позже и ручные - усиливали огонь пехоты и, вместе с тем, вносили нечто новое в природу этого рода войск: оснащая пехоту коллективным вооружением, они сокращали в ней количество «активных штыков».

Для обслуживания станкового пулемета потребовалось 7 - 8 человек боевого расчета, ручного – 3 - 4. Таким образом, огонь пехоты усиливался за счет уменьшения количества солдат-стрелков, вступавших в рукопашный бой.

Из таблицы № 3 видно, насколько пулемет периода Первой мировой войны способствовал увеличению мощи огня пехоты.


Таблица № 3.

В таблице приведены далеко не все показатели. На самом деле выигрыш от введения пулеметов был более значительным, если учесть, что с ростом дистанции пулеметный огонь становился выгоднее винтовочного и что часть пулеметного расчета (50 – 75%) могла принимать такое же участие в огневом бою, как стрелки. Авторам уставов и наставлений того времени это позволяло писать, что огонь станкового пулемета заменяет огонь взвода стрелков, а огонь 2 - 3 ручных пулеметов эквивалентен огню одного станкового пулемета.



Следует отметить, что одновременно с появлением пулеметов предпринимаются и попытки создания более мощного индивидуального оружия - самозарядных и автоматических винтовок. Стрелковая техника начала XX в. не сумела, однако, разрешить этой задачи, да и необходимость в вооружении войск самозарядными и автоматическими винтовками пока еще не осознавалась.

С ростом оснащенности пехоты станковыми и ручными пулеметами и введением их на вооружение батальонов и рот, мощь пехотного огня заметно усилилась. Если в 1914 г. в пехотной дивизии русской армии на 14000 - 15000 винтовок приходилось только 32 станковых пулемета и, соответственно, из винтовок дивизии могло быть произведено 140000 - 150000 выстрелов в минуту, а из пулеметов - 8000, т. е. не более 5 – 6% общего числа выстрелов, то уже в 1918 г. в дивизиях Красной Армии удельный вес пулеметного огня доходил до 25%, а во французской и немецкой армиях (где насыщенность пехоты пулеметами была наибольшая) - даже до 30 – 40%.



Но увеличение силы стрелкового огня уже не могло вернуть пехоте былое значение – т. к. одновременно резко изменились и другие условия войны, причем огонь артиллерии и появившихся минометов стал оказывать явно решающее влияние на исход боя. По данным уже упомянутого Маниковского, Первая мировая война с полной очевидностью показала, что «ни одна серьезная операция не может рассчитывать на успех без основательного и продуманного содействия артиллерии» и что «в эту войну не осталось сомнения в том, что артиллерия и начинает и ведет, а по существу и кончает бой, так как должна вычистить на пути атаки положительно все, мешающее пехоте двигаться вперед...» [Маниковский А. А. Указ. Соч. С. 194.].



Уменьшение роли пехоты в бою вкупе с относительным ослаблением силы ее огня подтверждалось и резким падением общего числа ранений от огня стрелкового оружия – как и ростом потерь от огня артиллерии в Первой мировой войне. Некоторые сравнительные данные, приводимые ниже, в таблице № 4, в этом отношении весьма показательны.


Таблица № 4 (потери во Франко-прусской войне приведены по Орлов И. А. Элементарная тактика. Изд. Николаевской академии Генерального штаба, 1897. С. 76.; потери в Русско-японской войне приведены по Федоров В. Г. Техника в мировой войне в диаграммах и таблицах. С. 37, таблица № 2; относительно приводимых потерь по Первой мировой войне - в разных источниках приводятся различные цифры, причем колебания доходят до 10 – 15%)

Цифры в этой таблице могут, без серьезных ошибок, характеризовать и общие потери войск от различных видов оружия, так как процент убитых по отношению к общим потерям во всех рассмотренных войнах был почти одинаков, составляя 14,8 - 15,6.

Не менее показательны и цифры боевых потерь по родам войск, приведенные в таблице № 5. Из этих цифр следует, что, во-первых, в пехоте потерь больше всего; во-вторых, что потери в пехоте и кавалерии росли быстрее, чем в других родах войск.


Таблица № 5 (применительно к Франко-прусской войне источник тот же – Орлов И. А. Указ. Соч.; применительно к Русско-японской войне Составлено по данным, приведенным в книге «Война с Японией 1904 – 1905 гг. Санитарно-Статистический Очерк. 1914.; применительно к Первой мировой войне составлено по данным, приведенным в книге «Труды комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914—1920 гг., 1923., С. 174. Здесь проценты даны к числу участвовавших в боях. Принимая во внимание продолжительность войны и остро ощущавшийся недостаток в людях, мы полагаем, что разница между «числом участвующих в боях» и «численностью рода войск» не превосходит допуска, принятого в трудах комиссии и колеблющегося в пределах 10 – 15%).

Если к числу убитых и раненых, показанному в таблице № 5, прибавить число «без вести пропавших», то потери по родам войск за 1914 - 1917 гг. составят: в пехоте – 68%, в артиллерии - 16,5% и в кавалерии – 26%.

Причем в американской армии, сражавшейся лишь последний год войны, и в иных тактико-технических условиях, потери в пехоте составляли около 50%, в артиллерии - всего 6,5%, в танковых войсках – 9% [Санитарная служба армии Соединенных Штатов Америки в мировой войне. Воениздат, 1939., С. 70.].



К числу важнейших факторов, обусловивших снижение боевой самостоятельности пехоты на Западном фронте к концу Первой мировой войны, относится появление танков (значение авиации в этом отношении было невелико, так как она играла в ходе войны лишь вспомогательную роль). Первые танки — эти движущиеся бронированные пушки и пулеметы, предназначенные для уничтожения пехоты, - сразу же оказались ее грозным врагом.

Ни слабая бронебойная пуля времен Первой мировой войны, ни ручные гранаты не могли быть достаточно надежным средством борьбы пехоты с танками. Более же мощного индивидуального противотанкового оружия наука и техника конца Первой мировой войны не создали, и пехота обратилась к артиллерии. Артиллерийские орудия малых калибров (37-мм), введенные на вооружение пехоты к концу войны, были вторым (после пулеметов) видом коллективного вооружения, который значительно усиливал огневую мощь пехоты, но снова лишь за счет сокращения количества солдат-стрелков.

К концу Первой мировой войны официальная военная мысль по-прежнему продолжала считать пехоту главной и решающей силой армии.

Двадцатилетие, отделяющее Первую мировую войну от Второй, и особенно годы Второй мировой войны знаменуются, как известно, огромным прогрессом в области военной техники, с таким, в частности, его следствием, как создание самостоятельных массовых и мощных авиационных и танковых войск. Самолеты и танки, состоявшие на вооружении крупнейших армий, исчислялись уже десятками тысяч.

Развитие самолета как боевой машины за период с 1918 г. до 1945 г. выразилось в увеличении скорости полета в 3,5 - 5 раз, потолка - в 2,5 - 3 раза, дальности полета - в 7 - 9 раз, полетного веса истребителя - в 6 - 8 раз и бомбардировщика - в 10 - 13 раз, бомбовой нагрузки бомбардировщика - в 40 - 50 раз, дульной энергии залпа его оружия - в 30 раз, энергии залпа стрелково-пушечного вооружения истребителя - в 60 - 65 раз.

Совершенствование танков за тот же период характерно возрастанием их скорости с 15 - 20 до 50 - 60 км/час, дальности действия - с 60 - 80 до 200 - 250 км, толщины брони - с 25 до 65 мм у средних танков и с 45 - 50 до 200 мм у тяжелых и еще более значительным увеличением мощности их пулеметно-артиллерийского вооружения: если дульная энергия вооружения танка Первой мировой (1 - 2 пулемета обычного калибра и пушки калибра до 37 мм) не превосходила 7000 - 10000 кгм, то для танка (самоходной установки) конца Второй мировой она составляла до 800000 кгм, т. е. возросла почти в 80 раз.

Продолжало расти и могущество артиллерии. В этом отношении весьма характерны, в частности, производственные показатели: за время Первой мировой войны такими странами, как США, Англия и Франция вместе взятыми было изготовлено 63 тыс. артиллерийских орудий разных систем; то в течение последних трех лет Второй мировой войны только в СССР ежегодно производилось до 120 тыс. орудий.

Вместе с тем, сколько-нибудь решительного улучшения боевых свойств винтовок и пулеметов за период между Первой и Второй мировыми войнами не произошло. Совершенствование винтовок носило, главным образом, характер изменения эксплуатационных качеств - улучшались прицелы и мушки, укорачивались стволы, изменились ложи и т. д. Предпринимались попытки иметь на вооружении самозарядные винтовки, но из иностранных армий только в США (1936 г.) они были приняты на вооружение (самозарядная винтовка Гаранда). Ручные и станковые пулеметы были несколько облегчены; повысилась надежность действия деталей автоматики; для борьбы с самолетами были введены спаренные и счетверенные пулеметные установки.

Мощность выстрела стрелкового оружия осталась почти неизменной. Поэтому, несмотря на огромный рост пулеметного вооружения войск - до 200 ручных и станковых пулеметов в пехотном полку в годы Второй мировой войны, - пехота усиленно «артиллеризировалась». Если в Первую мировую войну армии вступили, не имея никаких батальонных и полковых минометов и артиллерии, то в пехотном полку крупнейших иностранных армий времен Второй мировой войны насчитывалось до 20 различных пушек и до 100 минометов. Реорганизация пехотных дивизий за тот же период привела к увеличению артиллерийско-минометного вооружения в 4 - 5 раз, а возможное количество артиллерийско-минометных снарядов, выпускаемых пехотной дивизией в одну минуту, увеличилось в 7 - 10 раз.

Вместе с увеличением объемов коллективного оружия пехоты, в частности минометов и артиллерийских орудий, так же как и с ростом оснащения пехоты другими вспомогательными техническими средствами, изменился и состав бойцов пехоты по специальностям. В 1918 г. в пехотном полку крупнейших армий специалистов коллективных видов оружия было 15 – 20%, в батальоне - около 15%, в роте - не более 5%, тогда как во Второй мировой войне удельный вес этих специалистов вырос в 3 - 5 раз. Стрелки в некоторых армиях (в частности, в американской) во время Второй мировой войны составляли значительно меньше половины личного состава пехотных полков.

Огромное влияние на дальнейшее развитие некоторых видов стрелкового оружия оказала Вторая мировая война.

В условиях общего роста подвижности армий, от пехотного стрелкового оружия потребовалась большая скорострельность. Это требование в значительной мере было удовлетворено появившимися во Второй мировой войне в огромных количествах пистолетами-пулеметами. Вооруженные ими бойцы-автоматчики уже к середине войны составляли в некоторых армиях до 30% численности пехотных батальонов. Массовое применение пистолетов-пулеметов изменило картину плотности огня стрелкового оружия по дистанциям. Так, огонь винтовок, автоматов и пулеметов американского батальона в 1944 - 1945 гг. распределялся по дистанциям следующим образом: на 800 - 1000 м (станковые пулеметы) - 2,5%, на 400 - 800 м (станковые и ручные пулеметы) – 5%, на 200 - 400 м (станковые, ручные пулеметы и винтовки) – 51% на 200 м – 100% (в последнем случае в стрельбу включались автоматы, дававшие до половины всех пуль). В некоторых других армиях превосходство пистолет-пулеметных выстрелов составляло до двух третей всего количества выстрелов из стрелково-пулеметного оружия. Таким образом, используя автоматы, пехота повысила плотность своего огня на самых близких расстояниях в 2 - 3 раза.

Во второй половине войны на вооружении пехоты появляются автоматы с патронами в 3-4 раза более сильными, а также с более высокими кучностью боя, дальностью стрельбы и убойным действием пули.

В ходе войны пехотные подразделения для поражения танков противника широко использовали кумулятивные гранаты и мины, а для борьбы с самолетами - крупнокалиберные пулеметы.

Процесс увеличения мощи собственных пехотных боевых средств не был исчерпан до конца войны. Тем не менее, трудно переоценить значение, принадлежащее оснащению пехоты более мощными, дальнобойными и, вместе с тем, достаточно маневренными индивидуальными и коллективными средствами борьбы.

Наряду с огнем и ударом, развитие военной техники, как известно, резко сказалось и на маневренности пехоты. Ее прежняя подвижность с ростом механизации и моторизации армий оказывалась явно недостаточной. Прежние скорости передвижения пехоты, так хорошо служившие ей раньше, стали тормозить темп боя. На помощь пехоте пришел мотор. Мы не будем здесь подробно рассматривать этот серьезный вопрос, отметим лишь то, что, во-первых, моторизация повышала подвижность пехоты до уровня наиболее подвижного из наземных родов войск, и, во-вторых, что она, вместе с тем, полностью сохраняла возможность боевого применения пехотных подразделений - при их спешивании с машин, при любых условиях местности, погоды и видимости.

Таковы ключевые тенденции развития вооружения пехоты в рассмотренный период. Победа же в общевойсковом бою стала добываться объединенными усилиями всех родов войск - и взаимодействие последних приобрело решающее значение.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти