Почему Донбасс вталкивают в Украину

Трагическая судьба непокоренного Донбасса и неопределенность его статуса во многом была предопределена спонтанными протестами на Юго-востоке весной 2014 и отношением к ним российского руководства.




События развивались стремительно. Принимаемые руководителями сопротивления решения не всегда соответствовали реальной обстановке, складывающейся как на Украине, так и в России. После «зеленых человечков» и референдума в Крыму многие считали, что Россия поступит аналогичным образом и с другими регионами Юго-востока.

Это было ошибкой, Крым Россия забрала не потому, что там были самые массовые протесты, а из-за военной базы в Севастополе, поскольку она представляла для России стратегический интерес. Это был ключ к Черному и Средиземному морям и Ближнему Востоку, где она играла одну из ведущих ролей. После киевского путча Россия реально могла потерять эту базу, поэтому пришлось действовать решительно и быстро. Другие протестующие регионы Юго-востока только осложняли задачу России, которая стремилась не обострять отношения с Западом после успешной «крымской операции».

Полной неожиданностью для всех было провозглашение 7 апреля Донецкой народной республики группой активистов организации «Донецкая республика». Они заявили о создании «Народного совета», назначили на 11 мая референдум о выходе из состава Украины и обратились к России с просьбой оказать помощь. Это заявление было неожиданным не только для других регионов Юго-востока, но и для активистов движения сопротивления в Донецке. До этого все выступали с требованиями федерализации и создания автономии на Юго-востоке. Российское руководство, естественно, никак не отреагировало на эти заявления.

Луганская народная республика была провозглашена значительно позже. 27 апреля, по всей видимости, удалось убедить руководителей луганского сопротивления пойти на такой шаг. Провозглашение республик ничего не изменило, поскольку не было четкой программы, как действовать дальше, к тому же Россия не признала и не собиралась их признавать.

Накануне референдума в Москву приехал председатель ОБСЕ и, по всей видимости, предостерег Путина о серьезных экономических последствиях распространения крымского сценария на другие регионы Юго-востока. Путин в своем интервью призвал Донбасс перенести референдумы, с тем, «чтобы создать необходимые условия для полноценного диалога между сегодняшними киевскими властями и представителями юго-востока Украины».

Тем не менее, референдум на Донбассе был проведен, народ массово поддержал суверенитет республик, беспочвенно рассчитывая, что Россия поступит так же, как и с Крымом.

На вопрос «Поддерживаете ли Вы акт государственной самостоятельности Донецкой Народной Республики?» проголосовало «за» 89% , против — 10%. В поддержку ЛНР «за» проголосовало 96%, против – 4%. Москва не признала республики, реальной военной помощи не оказала, но на Донбасс стали регулярно направляться гуманитарные конвои.

Украинская власть решила военным путем задушить республики, в мае началось наступление сначала на Славянск, а затем на Донецк и Луганск. Республики не были готовы к этому, никто их не готовил к серьезной обороне, и к концу июля они были практически отсечены друг от друга и от российско-украинской границы. ДНР и ЛНР были обречены, и Россия, естественно, не могла допустить их поражения.

Заработал российский «военторг». Ополчение Донбасса было усилено силами и средствами. Было начато контрнаступление. Значительные силы украинской армии попали в окружение и были разгромлены. На Донбассе была эйфория, все чувствовали близкую победу. Складывалось впечатление, что Россия готова способствовать отделению Юго-востока от Украины, к тому же пропагандировался и реализовывался проект «Новороссия».

Ополчение могло наступать дальше и взять, по крайней мере, Мариуполь, но была дана команда остановиться. Цель контрнаступления, как стало известно потом, была не в разгроме путчистов, что тогда еще было возможно, а в «принуждении Порошенко к миру». Последующие действия показали, что российское руководство изначально не рассматривало варианты отделения от Украины и признания каких-либо территорий, кроме Крыма.

В сентябре по российской инициативе начались Минские переговоры, целью которых было ценой уступок со стороны Донбасса и России остановить активную фазу военных действий, принудить Порошенко согласиться на федерализацию Украины и взамен вернуть Донбасс на Украину с особым статусом. Этот процесс затянулся до февраля 2015, когда украинские войска были разгромлены в районе Донецкого аэропорта и выступа в районе Дебальцево. При подписании Минских соглашений федерализация Украины не была предусмотрена, только ни к чему не обязывающая децентрализация и особый статус части территорий Донбасса, контролируемых республиками.

Активные боевые действия прекратились. Но взаимные обстрелы территорий противоборствующих сторон продолжаются до сих пор. Никем не признанный Донбасс с неопределенным статусом оказался в подвешенном состоянии: ни мира, ни войны.


Анализ происходящих на Юго-востоке событий показывает, что российское руководство с момента начала протестов не предпринимало никаких действий по признанию Донбасса и не планировало его интеграцию в состав России. Надежды населения Донбасса по вхождению в состав России были тщетны, им никто этого и не обещал. Провозглашение республик было произведено вопреки воли российского руководства и противоречило принятому решению ограничиться только Крымом, а остальные территории должны были оставаться в составе Украины.

После переговоров Путина и Трампа в Хельсинки в августе 2018 появилась информация, что со стороны России было предложение провести референдум на Донбассе, при этом не оговаривалось, по каким вопросам. Если такой референдум и планировался, то на нем могут поставить только вопрос о возвращении Донбасса на Украину. По неподтвержденной информации, кураторы Донбасса работают над такими формулировками, которые позволят считать ответ на них согласием населения Донбасса на вхождение в состав Украины. То есть жители непокоренного Донбасса сами должны проголосовать за возвращение в нацистскую Украину. Интересно, кураторы понимают, что люди, глотнувшие свободы, уже никогда не согласятся добровольно возвращаться в концлагерь, где никто не будет гарантировать им сохранение жизни?

Отношение российских властных структур к проблеме Донбасса приоткрыл заместитель председателя комитета по делам СНГ Госдумы России Затулин, в своем интервью 08.09.18 он заявил, что Луганск и Донецк находились на 30 лет больше в составе Украины, чем Крым, и их глубинные связи с Россией были утрачены значительно больше, чем у Крыма, поскольку на Украине усилиями советской власти была проведена украинизация. По его мнению, только процентов 30 высказалась бы на референдуме за присоединение к России.

К тому же, по мнению Затулина, Донбасс надо было оставить в составе Украины, поскольку это увеличивало процент пророссийски настроенных граждан Украины с другой стороны. Донбасс возвращался в политическое поле Украины с особым статусом, чтобы стать катализатором цепной реакции федерализации Украины. А федеральная Украина вполне устраивала российское руководство, поскольку оно думает об интересах населения России и опасается дополнительных санкций со стороны Запада.

Вот такая циничная логика: то, что на Донбассе еще на референдуме в мае 2014 порядка 90% населения проголосовало против совместного проживания на Украине, никого не интересует, и судьба этих людей, пятый год живущих в условиях войны с непризнанным статусом, никого не волнует.

В другом своем интервью, уже через месяц, 03.10.18, Затулин все-таки заявил, что ошибкой было удерживать ополчение Донбасса в сентябре 2014 от продвижения на юг Украины. Потому что там ждали и там были условия, чтобы не признать результата переворота в Киеве. Но, исходя из соображений прекращения военных действий, остановились перед Мариуполем.

К тому же была телеграмма от посла России на Украине Зурабова, который был в тесных деловых отношениях с Порошенко задолго до событий 2014 года. Из телеграммы вытекало, что Крым — предел мечтаний России и большего не добиться, в связи с этим Донбассу не оказали поддержки. Затулин признает ошибку и считает, что реакция и санкции Запада ничем бы не отличались от крымских и что целью Минских соглашений было достижение компромисса, при котором Донбасс возвращался на Украину на условиях особого статуса.

Время показало, что цель Минских соглашений не достигнута. Война на Донбассе продолжается, особого статуса он не получил, власти Украины никак не предполагают федерализацию Украины.

Несмотря на все провалы с Минскими соглашениями, политика остается та же самая – втолкнуть Донбасс в Украину и решить проблемы с санкциями Запада. При этом никто не задается вопросом: как Донбасс может существовать в нацистской Украине? Теоретически возвращение Донбасса на Украину возможно, но для этого на Украине необходимо отстранить от власти нацистский режим и провести денацификацию страны, реальных шагов в этом направлении пока что не просматривается. Запад во всем потворствует Порошенко. Нет даже намека о возможном смене курса киевских властей. Выборы президента ничего принципиально изменить не могут. Все наиболее вероятные кандидаты будут проводить ту же самую политику.

На самом Донбассе также происходят интересные события, связанные с подготовкой к выборам главы ДНР. Все кандидаты, которые могли составить конкуренцию ставленнику кураторов Пушилину, не допущены до выборов под надуманными предлогами. Остался один Пушилин и технические кандидаты. Они добиваются, чтобы во главе ДНР был полностью подконтрольный глава республики, готовый безропотно способствовать вталкиванию Донбасса в Украину. Пушилин, как никто другой, подходит для этой роли.

Решить проблему Донбасса без переформатирования Украины невозможно. Можно, конечно, признать Донбасс, но это не решает проблемы в целом. Даже проблему самого Донбасса не решает, поскольку в урезанном виде в сложившихся условиях он никому не нужен.

Минские соглашения не решили задачу прекращения войны на Донбассе и не привели к федерализации Украины. Попытки опираться только на Минские соглашения затягивают разрешение украинского кризиса и не могут привести к примирению. При нахождении у власти на Украине действующего нацистского режима украинский кризис в принципе не может быть разрешен. Остается только силовой вариант или компромисс между Западом и Россией о его смещении.
Автор:
Юрий Апухтин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

187 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти