Время роботопехоты. Робот-минометчик и развитие "карманной" артиллерии

В предыдущих двух своих статьях я попытался определить критерии наступления времени для роботопехоты: когда стоит начинать массово внедрять роботов-пехотинцев в армии и как это делать.

В первой статье были кратко обрисованы требования к массовому роботу-пехотинцу и способы управления такими роботами в атаке, используя пехотинцев идущих в атаку прямо вслед за такими роботами. Во второй статье я подробнее рассмотрел возможную конструкцию робота-пехотинца с пулеметом, применение таких легких роботов (перевозимых на штатных БТР/БМП) в составе мотострелковой роты, с минимальным добавлением дополнительных машин и дополнительного личного состава роты. Я решил продолжить тему, так как часть отзывов была выдержана в одобрительном тоне и был один комментарий с просьбой продолжить.


Итак, что ещё из робототехники можно внедрить прямо сейчас в мотопехоту? И внедрить так, чтобы было не сильно дорого и полезно для пехоты. Мой ответ вроде бы неординарный: робота-минометчика надо внедрять.

Но с другой стороны такое движение к автоматизированному миномету с минимумом расчета уже идет за границей. В США дошли до того, что на один автоматизированный миномет нужен только один... водитель (который к миномету и не прикасается, только рулит).

Текущее состояние с минометами в мотопехоте

Какие сейчас минометные батареи в батальоне мотопехоты?

Обычно это одна батарея из трех казематных автоматических 82-мм минометов «Василек» 2Б9М, который выглядит скорее как легкая пушка на двух колесах, весит 632 кг и транспортируется на прицепе к транспортной машине 2Ф54 (Урал-43206 либо ГАЗ-66) — с расчетами по 4 человека.

Время роботопехоты. Робот-минометчик и развитие "карманной" артиллерии


И две батареи из трех обычных, классических минометов 2Б14 «Поднос» с расчетом по 2-4 человека. Так как таскать вручную миномет тяжко, то есть и моторизированные варианты.



Один из удачных вариантов моторизации 82-мм миномета 2Б14 «Поднос» и его варианта 2Б24 — его установка внутрь транспортера МТ-ЛБмодель 2К21-2 — рабочая идея, хороший боекомплект в 80 мин, но весит всё это более 11 тонн…

Похожий вариант усовершенствованного миномета 2Б24 принят на вооружение как минометный комплекс 2К32 «Дева».

В Китае пошли другим путем и сделали машину полегче с минометом типа «Василька». Это всё моторизация минометов — превращение их в самоходные.

А что насчет автоматизации и роботизации?


Почти автоматические минометы

Автоматизация миномета уже не за горами: во всем мире идет разработка и внедрение самоходных минометных систем, часто сильно автоматизированных, особенно это заметно в минометах калибра 120 мм: https://topwar.ru/124500-moschnye-no-shibko-rezvye-kulaki.html — но это ещё пока не роботы.

Автоматическое заряжание миномета технологически доступно как с дула, так и с казенной части – конструкция обоих вариантов уже обкатана в разных странах мира: это показывают американские эксперименты с ADIM (о нем ниже) и обкатанные финские казено-зарядные 120-мм минометные системы AMOS и NEMO , а также заряжаемые с дула: сингапурский автоматический 120-мм миномет SRAM и новый миномет COBRA.

Нисколько не отвергая нужность и важность классической пешей 82-мм минометной батареи — она незаменима в городских и горных условиях, при транспортировке через густой пересеченный лес — я хочу предложить подумать о минометной батарее переднего края из 4-6 роботов-минометчиков. Именно для батальона мотострелков, которые действуют на более-менее ровной и проходимой местности (с большим количеством дорог).

В структуре мотострелкового батальона роботизированной батареей можно заменить минометы «Василек» 2Б9М, которые по современным понятиям не очень мобильны и (в отличии от классических легких минометов «Поднос») не могут быть легко и быстро разобраны и перенесены пехотой (в количестве 5 солдат) на себе куда угодно. Потому я за то, чтобы классические легкие 82мм минометы оставить носимыми.

Хотя и легкие 82мм минометы в войсках даже сейчас часто пытаются сделать возимыми: на эту тему была хорошая статья о 82-мм миномете — но это путь не совсем туда. Это решение дает солидный боекомплект, неплохую скорость и уменьшенный до двух бойцов расчет, но увы — проехать на этом транспорте можно не везде, далеко не везде, где уверенно пройдет пеший солдат (с разобранным минометом).

В южноафриканских условиях желание сделать свои 81-мм минометы самоходными привело к более сложной системе, которая была подробно описана в статье про мобильность минометов — компания Thales South Africa ещё в 2014 представила свой 81-мм миномет Scorpion на грузовике-пикапе/багги. Миномет не имеет автоматического заряжания (ему нужен расчет из пары человек), но он крутится на электро-платформе и наводится автоматически по данным от передового наблюдателя со специальным биноклем целе-указателем Sophie LR (Long Range) или Sophie MF (Multi-Function). Бинокль-целеуказатель включает в себя устройство угловых измерений, тепловизор, лазерный дальномер, дневную камеру, цифровой компас и GPS. Система может выпустить первый снаряд по этим цифровым данным от такого целеуказателя (или с КП) через 15 секунд после остановки машины.



Испанцы из компании Expal, часть Maxam Group, в 2015 году сделали ещё более прорывную систему для иностранных заказчиков: Eimos (Expal Integrated Mortar System — интегрированная минометная система Expal). В комплексе Eimos объединены 81-мм дальнобойный миномет с ручным заряжанием (опять нужен расчет для заряжания: два солдата) и крутящаяся платформа (весом около 500 кг) для установки на автомобили. Электроприводы платформы обеспечивают горизонтальное и вертикальное наведение миномета с шестью выстрелами. Вне платформы устанавливаются две вертикальных укладки боеприпасов по 26 выстрелов в каждой. Миномет может быть быстро снят и установлен на грунт, обратный процесс установки на платформу занимает три минуты. Данные для стрельбы обеспечивает система Techfire, она же принимает радио-целеуказания от штабов или передовых наблюдателей с биноклями-целеуказателями и даже от беспилотника Shepherd-Mil массой 2,8 кг с камерой для низких уровней освещенности. После остановки машины первая мина отстреливается через 10 секунд.



Американцы разрабатывают ещё более амбициозную систему: полностью автоматизированный комплекс для ведения огня прямой и непрямой наводкой ADIM (Automated Direct/indirect-fire Mortar) на легком грузовике/джипе. Их 81-мм миномет а-ля наш «Василек» имеет магазин на 20 выстрелов, минимальную дальнобойность 300 метров и максимальную 6300 метров ( https://medium.com/@RDECOM/revolutionary-mortar-system-to-boost-speed-accuracy-enhance-soldier-safety-e64a110f6f05 ). Стрелять он может как обычными минами, так и управляемыми минами RCGM. Минометом можно управлять дистанционно или из кабины этого джипа — с консоли MFCS. Общая масса системы составляет примерно 1000 кг. Экспериментальный ADIM отстрелялся в январе 2015 года во время учений Army Expeditionary Warfighter Experiment: 174 мины в режиме дистанционного управления. Но для ситуаций со сменой позиции осторожные американцы струхнули и проводили маневры только с имитацией стрельбы, по простому сценарию: система получает по радио цифровой запрос на открытие огня, машина останавливается, после остановки миномет выполняет автоматическое прицеливание, имитацию выстрела, машина сразу снова переходит в движение — всё это менее чем за 50 секунд. Заметим, что если такой миномет накроет снарядом противник, то никто кроме водителя в кабине не погибнет (увы, это не полностью автономный робот!), тогда как в южноафриканском и испанском варианте мобильного миномета погибнут ещё два человека расчета в кузове. В 2018 американский ADIM засветился на маневрах в Германии.



Отсюда уже не так далеко до почти автономного робота-минометчика переднего края. Остался последний шаг — убрать водителя.

Каким быть роботу-минометчику?

Мне кажется, он должен быть минимальным по габаритам и более проходимым чем выше рассмотренные модели, пусть даже ценой скорости передвижения. Такой робот должен весить 1-2 тонны и иметь двигатель ДВС (лучше дизель), можно применить и гибридную схему (генератор+аккумулятор+электромоторы). Если выбрать колесный движитель, то он потребует дополнительных упоров для устойчивой стрельбы (и времени в каждом цикле на их выпуск/уборку), потому лучше выбирать гусеницы. Двигатель должен разгонять робота до 60 км/час — чтобы на марше по дорогам эти роботы не отставали от своего батальона, двигались со скоростью МТ-ЛБ из штаба такой батареи.

Робот-минометчик на гусеничном ходу, с 82-мм амортизированным (лучше казенозарядным) минометом в центре корпуса, основание миномета как можно ниже, угол наклона миномета меняется в диапазоне от +45 до +85 градусов или даже от +0 градусов как у «Василька» (т. е. возможен выстрел прямой наводкой, по пушечному), в стороны наведение выполняется сначала корпусом и лишь потом стволом миномета (в пределах +/-15 градусов), чтобы не требовать большой поперечной остойчивости корпуса. Для большой продольной остойчивости длина от 4 метров, ширина до 2 метров, высота около 1.5 метров — т.е. стоящий сзади минометчик закрыт от пуль всем корпусом робота, но имеет хороший обзор вперед над крышей робота (как на Рисунке 1 ниже):


Рисунок 1. Робот-минометчик — вид сбоку, в сравнении с пехотинцем


Противопульное бронирование у такого робота можно выполнить только с курсовых углов и сверху, но передняя часть должна иметь рациональные углы наклона брони. С боков и сзади бронирования почти нет, не надо стесняться использовать алюминий (чем легче робот, тем меньше расход ГСМ). Критические узлы робота можно защитить дополнительно керамикой, баллистическими тканями, баками с маслом, другими жидкостями, возимым на корпусе и в боковых нишах ЗИПом + запасными траками на броне.

Бак горючего и мотор нужно разместить впереди корпуса, перед минометом и боезапасом (они прикроют собой сам миномет и его боезапас). В середине и как можно ниже ограниченно вращающаяся (на 10-15 градусов вправо и влево) платформа с минометом, с органами наведения, плюс механизм автоматической зарядки с казенной части ствола. Сзади вся корма закрытого корпуса робота должна быть занята боеприпасами – мины можно ставить вертикально в горизонтальные подающие конвейеры (4-6 штук), с разными типами мин в каждом конвейере: осколочно-разрывные, фугасные, зажигательные, дымовые, кумулятивные… Если длина кормового отсека для боеприпасов будет длиной около 1 метра, то в одном конвейере можно разместить 10-12 мин, что дает боекомплект в 40-68 мин на одного робота. Вполне достаточно для длительного боя, даже при повышенном расходе (чему несомненно обрадуются производители 82-мм мин — и на их улице будет праздник). Опционально сзади можно предусмотреть открытый складной багажник для перевозки дополнительных мин (дополнительный боезапас или доставка боеприпасов другому роботу-минометчику):


Рисунок 2. Робот-минометчик — вид сверху с основными узлами


В корме такого робота, слева от центра (от люка в отсек боеприпасов и багажника) нужно оборудовать место для минометчика-водителя с органами управления и откидным сиденьем (смотри Рисунок 2 выше) — ездить сзади на открытом откидном сидении на такой тачанке весом в 1-2 тонны со скоростью до 60 км/час будет ещё тем развлечением (Харлей-Дэвидсон нервно курит на обочине), но зато дешево и сердито. А справа в корме нужно разместить пульт управления и наводки миномета — на случай если цифровая радиосвязь вышла из строя, целеуказания вообще не поступают, а минометчик принял решения стрелять сам (по видимой им цели, по карте, по голосовым целеуказаниям от пехоты/командиров).

Итак, вот он робот-минометчик… к которому прилагается минометчик-водитель: 6 солдат на 6 роботов-минометов. Как их применять?

Применение батареи роботов-минометов в бою

Во время марша все эти роботы-минометчики (вместе со «штабом» батареи на МТ-ЛБ) встают на свое место в колонне батальона и прут по дороге (если она есть) со скоростью до 60 км/час безо всяких высокотехнологических изысков: под ручным управлением сидящих сзади на откидных сидениях минометчиков-водителей.

Потом на рубеже подготовки и развертывания «штаб» минометной робото-батареи выбирает место своего расположения и по указаниям командира батальона усиливает конкретную роту(роты) или взводы батальона парами роботов-минометчиков — по одному роботов-минометчиков не используют (это важно). Каждая пара роботов-минометчиков (с двумя минометчиками-водителями) по команде командира батареи отбывает на передний край и поступает там в распоряжение командира роты (взвода).

Тут происходит самое интересное: один из минометчиков-водителей бросает своего робота и топает на своих двоих прямо в цепь пехоты (туда, куда его пошлет командир роты) и там становится минометчиком-корректировщиком. Для чего у каждого такого минометчика-водителя батареи должен быть автомат (либо бинокль) с целеуказателем для передачи данных сразу в цифровую радиосеть своей батареи (может и в радиосеть батальона). Само собой надо стремится к тому, чтобы все 6 минометчиков помимо навыков водителя овладели и мастерством минометчика-корректировщика (обозначен на рисунках как МК) — они должны быть взаимозаменяемы. Далее (и в атаке и в обороне) такой минометчик-корректировщик, находясь прямо среди пехоты, сам (и по приказу командиров, и по просьбам пехотинцев) выбирает и указывает на критические цели, по которым те два робота-минометчика и ведут огонь находясь за спиной пехоты в 200-600 метрах (по обстановке: для заведомо слабого противника роботов-минометчиков можно и ближе к передовой подогнать). Начало атаки двух МО на позицию противника при поддержке двух роботов-минометов показано на Рисунке 3 ниже:


Рисунок 3. Схема развертывания пары роботов-минометчиков перед атакой


А что делает второй минометчик-водитель? Он не ездит на них, а ходит рядом с парой своих подопечных роботов-минометчиков. Прям перед атакой по команде переключает их с пульта в автономный режим, встает от них в 20-30 метрах и … с удовлетворением наблюдает, как они начинают кидать мины в противника по целеуказаниям напарника-корректировщика. На Рисунке 3 он обозначен как МО — минометчик-оператор.

Вроде работа у него, по сравнению с корректировщиком, вообще не бей лежачего, но это только кажется! Роль такого минометчика — полевого оператора или охранника роботов-минометов (почти пастуха роботов) многогранна: он следит за тем, чтобы роботы-минометчики не сбоили и не сошли с ума (потому он должен быть именно настоящим минометчиком, который по направлению ствола сразу понимает куда полетят мины), в случае чего вырубает их голосовой командой или кнопками с их пультов, устраняет любые проблемы с заряжанием (если таковые возникнут), ведет роботов за собой, когда требуется двигаться вперед за наступающей пехотой, отводит назад, если своя пехота отступает (а также при мощном обстреле противником). Кроме того он постоянно проверяет возможные пути отхода и маневра (чтобы ширины прохода хватало для роботов, чтобы там не было тупиков, ям, топких мест), защищает роботов от недобитых солдат и диверсантов противника, не допускает того, чтобы роботы стояли впритык к друг другу (чтоб их одним снарядом не накрыло), следит за расходом боеприпасов, докладывает наверх об обстановке…

В крайнем случае (когда нет связи, помощи, целеуказаний) минометчик-оператор с помощью своего автомата (бинокля) с целеуказателем сам направляет огонь роботов-минометчиков на цели противника, самостоятельно старается вывести роботов в тыл при исчерпании боезапаса, а в случае повреждения роботов или невозможности их движения выполняет свой самый печальный долг: уничтожает робота/роботов парой зарядов взрывчатки (один на ствол, второй на пульт управления/отсек электроники) чтобы роботы не попали в руки врагов. Примерно тоже самое он делает и в обороне, только с меньшим количеством передвижений — Рисунок 4 ниже:


Рисунок 4. Схема развертывания пары роботов-минометчиков в обороне


Для упрощения логистики хорошо бы добиться того, что сначала огонь ведет один ведущий робот-минометчик из пары, а второй ведомый робот подключается только когда срочно нужно увеличить огневое воздействие (много целеуказаний). По исчерпании боезапаса у первого робота-минометчика он отправляется в тыл за минами (сам, по команде минометчика-оператора, или по радиокоманде из штаба батареи). Обратно он может привезти не только свой боезапас, но и боезапас для второго робота (в раскладном багажнике, перегружается во второго робота вручную оператором). Такая схема позволит в два раза сократить поездки роботов в тыл за минами.

Штаб и штаты минометной робото-батареи

Точно так же, как и для случая роботов-пулеметчиков, батарея из 6 роботов минометчиков должна иметь свой тыл, управление и снабжение. Это может быть небольшое подразделение: «штаб батареи» (ремонт и снабжение) из 6-7 человек (2 оператора, 1-2 ремонтника, 1 механик-водитель, командир батареи и его помощник) с одним бронетранспортером типа МТ-ЛБ, в кабине которого нужно оборудовать пару пультов дистанционного управления, для управления роботами-минометчиками когда они далеки от своих полевых операторов (едут за боеприпасами или обратно), для решения конкретных проблем отдельных «заблудившихся» роботов, когда рядом нет полевого оператора. В бою командир батареи находится в этом МТ-ЛБ с операторами и осуществляет общее руководство, взаимодействие с командирами пехоты, а ремонтники снаружи перезаряжают роботов-минометчиков явившихся за новой порцией мин.

В состав этого «штаба батареи» могут входить и пара дронов малой дальности (с радиусом действия 6-10 км) и один внешний пульт для управления ими. Сначала запускается один дрон, второй запускается только при потере первого. Для маскировки таких дронов лучше делать похожими на птиц — у американцев уже есть подобные модели — ещё с 2013 года из новостей известно про дрон названный Maveric. Да и не только у американцев такое есть: китайские изобретатели тоже не прошли мимо этой логичной мимикрии — только область применения такого средства в КНР пока совсем другая. Заметим, что с 2013 года прошло 5 лет, вполне возможно, что новые более "натуральные" дроны в новости не попадают, так как они просто засекречены. На высоте выше 300-400 метров отличить хорошо сделанный птицо-дрон от живой птицы трудно, сбить стрелковым оружием почти нереально. Дроном снаружи МТ-ЛБ может управлять помощник командира батареи. Его задача вычислять с воздуха в расположении противника важные цели (особенно артиллерию и минометы, бронетехнику), давать целеуказания минометам с помощью дронов (тоже лазером, но только сверху), немедленно докладывать о новых целях и маневрах/активности противника командиру батареи и командиру батальона.



Итого в батарее будет 7 человек из «штаба» и 6 минометчиков-водителей (3 из них рядом с роботами, 3 в цепях пехоты как корректировщики). Всего 13 человек на три-шесть 82-мм непрерывно стреляющих минометных стволов — совсем неплохо!

Особенно учитывая тот факт, что все эти 13 человек в момент ведения огня роботами будут от них в 20-30 метрах или даже дальше и не рискуют собой в случае накрытия роботов ответным залпом противника.

Но расход горючего и запчастей в таком подразделении вырастет, увы, этого никак не избежать.

Варианты целеуказаний

Возникает естественный вопрос: а простым пехотинцам в такой схеме можно давать целеуказания роботам-минометчикам или нет? Я не знаю ответ — тут надо пробовать. Очевидно, что такие возможности потребуют быстрой и гибкой перенастройки цифровой радиосети роты+батареи. Чисто технически это решаемо: точно также наведя прицел своего личного оружия на цель пехотинец может подсветить её лазером и, нажав другую кнопку, затребовать минометного удара по данной цели.

Опять же, тут возможны варианты:

1. Цель надо подсвечивать всё время, до окончания обстрела: подсветку может использовать головка самонаведения в управляемой 82 мм мине (которую ещё надо разработать), но для самого выстрела всё равно используются (вычисленные из координат солдата и дальности цели) абсолютные координаты.

2. Цель достаточно подсветить один раз, а далее электронная система (минометной батареи, робота-минометчика), опираясь на координаты солдата и азимут его оружия, дальность до цели от дальномера на оружии солдата, определяют точные абсолютные координаты цели и сообщают солдату, что подсветку цели можно убрать. — Этот метод сейчас и применяется в испанской, южноафриканской и американской минометных системах.

3. Подсвет цели считывается летающим над полем боя дроном, который отсылает на минометную батарею координаты цели, сразу сообщая солдату, что подсветку цели можно убрать.

Проблема тут скорее чисто организационная: сможет ли каждый солдат адекватно оценить насколько важна его цель, так ли нужно её обстреливать именно из миномета? Скорее всего право на целеуказание для роботов-минометчиков надо выдавать только командирам взводов и отделений той роты, которой придана пара таких роботов.

Заключение

В любом случае выше описанная схема батареи роботов-минометчиков дает солидную прибавку как в тактической мобильности/оперативности, так и в плотности минометного огня, придвигает минометы ближе к переднему краю и к противнику, при этом в разы снижает потери среди минометчиков. Ведь робот-минометчик может двигаться в 200-600 метрах (и ближе) за цепью пехоты, не подвергая риску расчет обычного миномета. Благодаря своей близости к противнику такой роботизированный миномет будет иметь возможность стрелять глубже за передний край врага. Он сможет прикрывать своим огнём куда больше своей пехоты справа и слева, чем удаленная на 1-2-3 км от цепи пехоты обычная батарея 82-мм минометов. Маневренность и мобильность таких роботов-минометчиков уменьшат их уязвимость к ответному огню, их время пребывания в одной точке можно ограничить сверху (например, задать максимальное время стоянки и стрельбы с одной позиции 10-12 секундами, что полезно для боя с противником, насыщенным артиллерией и минометами).

Выигрыш для пехоты очевиден: наличие такой роботизированной минометной батареи даст командирам роты уникальную возможность: вызывать быстрый (с временем ожидания 10-15 секунд) удар своей ротной «карманной артиллерии» по выбранной прямо на поле боя цели.
Автор:
Павел Тяпкин
Использованы фотографии:
fastpic.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти