Новороссийская катастрофа: атмосфера позора и хаоса

В современной историографии бегство Вооружённых сил юга России (ВСЮР) из Новороссийска преподносится как высоко духовная, если можно так выразиться, трагедия из разряда тех, что вышибают скупую мужскую слезу. В данном сценарии белогвардейцам приписывают роль рыцарей без страха и упрёка, с невыносимой болью покидающих Родину. В Новороссийске даже установили памятник под названием «Исход» в виде белогвардейца, тянущего за собой верного скакуна прочь из России.

Правда, вскоре в памятник пришлось внести некоторые изменения. На плитах у основания были начертаны различные высказывания, описывающие те события. Нанесли на плиты и «пять копеек» генерала Дроздовского полка Антона Васильевича Туркула. Когда внимательные горожане резонно задали вопрос, какого чёрта на памятнике делают слова «власовца», гитлеровского прихвостня и коллаборациониста, власти решили не раздувать скандал и срезали фамилию генерала, однако «пять копеек» Туркула так и остались. В ответ на это новороссийцы зовут памятник просто «конём», а наиболее остроумные товарищи приносят цветы с подписью «Владимиру Высоцкому», т.к. сам сюжет памятника взят из фильма «Служили два товарища».



"Бегство буржуазии из Новороссийска"

Но вернёмся к рисуемому некоторыми гражданами образу, именно образу тех событий. В лучшем случае описывают расстановку сил, действия войск и т.д. А вот про саму атмосферу Новороссийска того времени, которая почему-то вносит свои коррективы в создаваемый образ шекспировской драмы, пишут немного. В лучшем случае приводят в пример воспоминания княжны Зинаиды Шаховской, родители которой, как и весь высший свет, бежали без оглядки с наиболее ценным имуществом. Вот что писала склонная к актёрским словесам Зинаида:

«Все сирены в порту взвыли – те, что на пароходах на рейде, и те, что на заводах в пригороде. Эти предсмертные крики казались нам дурным предзнаменованием. Тьма бежала за нами и готовилась проглотить».


При этом обычно опускают маленькую деталь. Это были слова впечатлительной жеманной барышни из высшего, как сейчас бы сказали, упакованного, света, которой на тот момент было 14 лет. Кстати, позже Зинаида вместе с родителями благополучно покинула Новороссийск на английском судне «Ганновер». Ну, как столь манерной девочке объяснить, кто виноват в этой «тьме» и что эта «тьма» состоит из ваших же соотечественников? Позже Зина неплохо устроится на чужбине, станет франкоязычной писательницей, членом различных Пен-клубов, настрочит целых четыре тома воспоминаний на русском языке, хотя не ясно, для чего, т.к. с детского возраста ничего общего ни с Россией, ни с русским языком уже не имела. Ей даже вручат орден Почётного легиона, хотя, как писал Марк Твен, такой чести мало кому удалось избежать.



Пока Зинаида страдала у окна, ожидая круиза по Чёрному и Средиземному морям, в среде казаков, заполонивших Новороссийск и Туапсе, бытовала невесёлая сатирическая песенка:

Погрузили всех сестёр,
Дали место санитарам,
Офицеров, казаков
Побросали комиссарам.

В войсках царил разброд и шатание. Орава провокаторов, горящих самыми параноидальными идеологическими доктринами, вносила весомый вклад в хаос, захлестнувший этот край. К примеру, организованная казаками Кубанская Рада с первых дней имела в своих рядах фракцию откровенных украинофилов, потомков запорожцев, тяготеющих к Симону Петлюре, таких, как Николай Рябовол. Позже этого «самостийника» пристрелят в пьяной драке при странных обстоятельствах. Отсюда, кстати, и берутся интимные мечты Киева о Кубани.

Но эта фракция своей пропагандой лишь разобщала казачество. Линейные казаки (противоположность фракции «самостийников» и исторически близкие донским казакам) на многих «самостийников» смотрели с недоумением, выходить из состава России не собирались в принципе (для них вопрос состоял лишь в делегировании центром некоторых управленческих прав местным структурам), а насмотревшись на заискивание Скоропадского, «союзника» украинофилов в Раде, перед немцами, начали переходить на сторону Красной Армии. В итоге «самостийники», конечно, всё потеряли – собрать войско не смогли, управлять всей областью оказались просто неспособны (многие эти «первые парни на деревни» имели самое что ни на есть средненькое образование), зато бесконечно вносили раскол своей пропагандой в войска.




Оказавшись в Новороссийске, казаки часто не понимали, кому подчиняться. Кубанская Рада твердила мантру вроде «казачьему роду нема переводу», «драться только за родную Кубань» и т.д. Но сами казаки состояли в армии генерала Деникина, который селянским популизмом не страдал и брезговал Радой. Посему казаки массово дезертировали. Часть из них переходила на сторону красных, часть пополняла банды «зелёных», рыскавших в новороссийских пригородах.

Позже Владимир Коккинаки, знаменитый генерал-майор авиации, дважды Герой Советского Союза, а в те лихие времена простой новороссийский мальчишка, вспоминал тот ужас. Однажды на улице он увидел двух вооружённых мужчин, разговаривающих на «балачке» или «суржике». Сразу стало понятно, что люди пришлые, т.к. в черноморском Новороссийске этот говор не имел хождения в принципе. Мимо проходил человек в хорошей одежде и отличных хромовых сапогах. «Бойцы» без затей поставили бедолагу «к стенке», сняли с трупа сапоги, вывернули карманы и спокойно удалились. Какая идеологическая чушь находилась в черепных коробках этих селян – загадка психиатров.


Бежавшие из Новороссийска в Туапсе войска ожидают или судов, или Красную Армию

Немало головной боли доставил местным властям ВСЮР и Владимир Пуришкевич — черносотенец, монархист и видный эксцентричный оратор, которого даже с заседаний Государственной Думы приходилось выводить силой. Как только он прибыл в Новороссийск, так занялся активной агитацией в войсках. Его риторика была пропитана таким радикализмом, что деникинским офицерам было проще пристрелить Пуришкевича, нежели дискутировать с ним. И, возможно, так бы и произошло, не умри он от сыпного тифа в январе 1920-го года. Могила его в Новороссийске не сохранилась.

В запруженном беженцами и ранеными городе свирепствовал тиф, унёсший жизни многих людей. Бедой для всех сторон были и банды «зелёных», которые грабили пригороды и скрывались в горах. Ежедневно в горах и хуторах за городом шла стрельба.

В марте 20-го ситуация стала критической. Деникин уже толком ничем управлять не мог. Эвакуация, вопрос о которой был окончательно решён 20 марта Антоном Ивановичем, фактически сорвалась. Достаточных транспортов просто не было, поэтому людей начали садить даже на боевые корабли флота, что первоначальным планом вообще не предполагалось. Уже упомянутый Туркул вспоминал о погрузке своих людей на суда:

«Безветренная прозрачная ночь. Конец марта 1920-го года. Новороссийский мол. Мы грузимся на пароход «Екатеринодар». Офицерская рота для порядка (!) выкатила пулемёты. Грузятся офицеры и добровольцы. Час ночи. Почти безмолвно шевелится чёрная стена людей, стоящих в затылок. У мола тысячи брошенных коней. От палубы до трюма всё забито людьми, стоят плечом к плечу, и так до Крыма. В Новороссийске орудий не грузили, всё было брошено. Оставшиеся люди сбились на молу у цементных заводов и молили взять их, протягивая в темноте руки…»



Брошенные английские танки в Новороссийске

Образ рыцарства несколько теряется. Полковник донской сводно-партизанской дивизии Яцевич докладывал командующему: «Поспешная постыдная погрузка не вызывалась реальной обстановкой на фронте, которая мне, как отходившему последним, была очевидна. Никаких значительных сил не наступало».

Спорить с мнением полковника сложно. При всём шатании войск в распоряжении Деникина оставались верные его приказам дивизии, кавалерия, артиллерия, несколько бронепоездов и английские танки (Mark V). Это не считая целой эскадры военных кораблей в бухте. На рейде Цемесской бухты в марте 1920-го года находились эскадренный миноносец «Капитан Сакен» со 120-мм орудиями главного калибра, миноносец «Котка», эскадренный миноносец типа «Новик» «Беспокойный» и т.д. Кроме того, не стоит забывать кораблей европейских стран, таких, как английский дредноут «Император Индии», лёгкий крейсер «Калипсо», итальянский крейсер «Этна», греческий эсминец «Иеракс», французский крейсер «Жюль Мишле» и многие другие корабли. К тому же мелким шакалом на горизонте мелькал американский крейсер «Гальвестон».


"Император Индии"

Вышеозначенный дредноут «Император Индии» даже вёл заградительный огонь из своих 343-мм орудий по наступающим частям Красной Армии. В общем, вся эта эскадры «союзников» Деникина не просто наслаждалась морским бризом и видом Кавказских гор. В городе находились английские, итальянские, греческие военнослужащие, которые рады пройти парадом перед Деникиным, но воевать с «красными» желанием не горели. Кроме того, эти парады, во время которых Антон Иванович салютовал союзникам, популярности генералу не добавляли, а многих офицеров озлобляли против командования.


Английские моряки маршируют перед Деникиным — это всё, что они сделают в итоге для генерала

Вскоре Деникину перестали подчиняться казачьи войска. Заражённые идеей автономии Кубани, а некоторые и болезнью «самостийности», казаки отказались исполнять приказы командования и эвакуироваться. Но это были казачьи подразделения, уже находившиеся в Новороссийске. Когда же к концу марта в город хлынули отступающие войска Донской армии, по злой иронии судьбы их вообще отказались эвакуировать. Казакам с Дона был дан приказ следовать вдоль Черноморского побережья до Геленджика или Туапсе, что ими было воспринято просто как издевательство. Это, кстати, нашло своё отражение в бессмертном «Тихом Доне», когда Мелехов с товарищами пытался погрузиться на суда.

Творился самый настоящий гротеск и хаос с оттенком злого чёрного юмора и иронии. Артиллерийские орудия и танки были разбросаны на набережной, на восточной стороне бухты горестно бродили донские казаки и калмыки, которые по приказу Донского правительства отступали вместе со своими семьями. На фоне запорошенных снегом гор фантасмагорически выглядели табуны коней и… верблюдов. В порту горели склады. А банды «зелёных», увидев, что белым город был уже безразличен, а красные в город ещё не зашли, начали массовый грабёж. Дым заволакивал Новороссийск. Местные жители, погружённые в хаос Гражданской войны и откровенной безалаберности белых властей, встречали красных отчасти лояльно, отчасти с надеждой.
Автор:
Восточный ветер
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

76 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти