Новый мировой порядок в представлении американцев

«Новый мировой порядок» — тема очень старая, зато не статичная. Тема, которая никогда не устареет. Конец «холодной войны» и развал СССР. Новые индустриальные страны в Юго-Восточной Азии. Война на Балканах. Мировой экономический кризис. «Арабская весна». Противостояние в Сирии. Иранская ядерная проблема. Наращивание оборонного бюджета в Китае при одновременном сокращении затрат на военные нужды в США. И всё это — события каких-то двух с небольшим десятков лет.

Новый мировой порядок в представлении американцев



Такая «быстрота» и переменчивость истории конца XX — начала XXI веков позволяет основательно редактировать, а то заново переписывать сценарии пьесы под названием «New World Order». Заодно скорость движения истории даёт возможность как предполагать, что за многими событиями стоит некая движущая (тайная или явная) сила, претендующая на управление земным шаром, так и отрицать подобные «конспирологические» идеи о закулисном мировом правительстве, успешно и одновременно скромно выступающем в роли многорукого кукловода на геополитической арене.

Американцы, видящие свою страну не только флагманом демократии, но и мировым гегемоном, зачастую представляются многим аналитикам «кулаком» нового мирового порядка, бьющим ради закрепления своей гегемонии под вывеской защиты «американских ценностей» туда, где национальные правительства упрямо пытаются сохранить независимость. Часто к США для усиления мощи геополитического «кулака» футурологи-сценаристы присоединяют блок НАТО. Ирак и Ливия — последние примеры делания новейшей демократической истории; Иран и Сирия, как ожидают многие, станут примерами из истории близкого будущего.

Каким видят новый мировой порядок сами американцы? Мы можем ответить на этот вопрос, полистав американские странички в Интернете.

* * *


I. «Великий исламский заговор» покоряет Запад

Ричард Т. Хьюз, заслуженный профессор религии, директор Института анабаптистов, автор известной книги «Христианская Америка и Царство Божие» (2009), в статье «Откровение, революции и тиранический Новый мировой порядок», опубликованной в «The Huffington Post» в феврале прошлого года, высказывает весьма любопытное мнение о переменчивости восприятия самой идеи «нового мирового порядка» в американском обществе, особенно после 11 сентября 2001 года. Интересно и то, как автор проводит параллели между НМП и религиозным апокалиптическим «концом света».

В начале статьи Хьюз заявляет, что большим потенциалом для формирования отрицательной глобальной политики обладает не религиозная идея, а концепция «нового мирового порядка» — старая идея, получившая новый толчок в разгар революций на Ближнем Востоке.

Сторонники этой идеи, по Хьюзу, много лет уже утверждают, что идея нового мирового порядка характеризуется гипотезой об одном тираническом всепланетном правительстве, раздробившем свободу, демократию и христианство во всём мире.

При этом на протяжении многих лет, отмечает Хьюз, христиане представляли, что править при новом мировом порядке станет антихрист — «человек греха» или «зверь», который победит святых согласно библейскому тексту Откровения.

Однако, кто такой этот антихрист, который сокрушит праведников, превознесёт нечестивых и будет господствовать на земле?

Хьюз пишет, что на протяжении веков верующие видели в качестве антихриста, или «зверя», многих политических деятелей. Например, полстолетия назад многие считали, что антихрист воплощался в СССР и коммунистическом блоке государств, которые пытались сконструировать подобный мир на всей планете.

Однако после 11 сентября 2011 года вакантное место антихриста заняла исламская вера. Хьюз приводит мнение президента Национальной ассоциации евангелистов, датированное 2003 годом, согласно которому для многих консервативных христиан «мусульмане стали современным эквивалентом империи зла».

А теперь, в разгар революций, захлёстывающих Ближний Восток, эксперты и проповедники находят в этих самых революциях «великий исламский заговор», затеянный для того, чтобы «покорить Запад», а заодно разгромить раз и навсегда еврейские и христианские религии — и далее в своё удовольствие править миром.

И миллионы американцев, замечает с желчной иронией Хьюз, впитывают как губки каждое слово.

Комментатор «Fox News» Гленн Бэк — один из проповедников «нового мирового порядка». Когда египетская революция была в самом разгаре, Бэк категорично заявил: «Вы видите начало нового мирового порядка».

Миллионы мусульман по всему миру, говорит Хьюз, пытаются найти логику в подобных заявлениях. Ведь ислам, как они полагают, способствует установлению мира и взаимопонимания. Кроме того, продолжает Хьюз, революции на Ближнем Востоке стремятся поднять на высоту свободу и демократию, а вовсе не тиранию одного мирового правительства.

Развивая тему сочетания НМП и религий, Ричард Т. Хьюз замечает: если «новый мировой порядок» представляет собой риторику, направленную на клевету мусульманской веры, то заодно в этой идее присутствует и клевета христианской веры. Правда заключается в следующем, говорит Хьюз: «новый мировой порядок» в определении таких людей, как Гленн Бэк, вообще не имеет под собой никаких библейских оснований. На самом деле, продолжает автор статьи, эта идея не только небиблейская, она антибиблейская и принципиально антихристианская.

И Хьюз подробно и обстоятельно объясняет, почему он пришёл к такому выводу. Не вдаваясь в подробности, можно свести его аргументированное объяснение к следующему: имеется лишь одна фраза в Новом Завете, хотя бы отдалённо аналогичная теме «нового мирового порядка», о котором разного рода учёные и проповедники периодически предупреждают, — это фраза из Откровения, 21, 1: «…новое небо и новую землю». Смысл этой фразы — вовсе не тиранический, а «утешительный», пишет Хьюз, ибо автор книги Откровения писал текст в конце первого века, когда христиане подвергались пыткам и преследованиям со стороны Римской империи. И он написал книгу только по одной причине, говорит автор: призывая христиан держаться своей веры — даже в условиях самых жестоких гонений.

«И отрёт Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет…», — цитирует Хьюз текст Откровения далее, показывая тем самым, к чему ведёт «новое небо и новая земля».

Кроме того, продолжает автор, утешительное послание книги Откровения согласуется с утешительным посланием всего Нового Завета текст. «Царство Божие» приносит справедливость угнетённым, пищу голодным, одежду раздетым и покой тем, кто скорбит.

Такое царство вряд ли эквивалентно угрожающему НМП, о котором любит говорить Гленн Бэк, ставя всё с ног на голову. Это царство противоположно по своей сути всему тому «политическому заказу», что имеет место в современной Америке — точно так же, как это имело место в Древнем Риме.

Если царство мира возвышает богатых, Царствие Божие вознесёт бедных.

Если царство мира несёт угнетение и несправедливость людям, то Царствие Божие несёт покой и утешение.

Если царство мира несправедливо посадит в тюрьмы своих политических противников, то Царство Божие освободит их.

И если земные царства стремятся контролировать мир, размахивая мечом, то Царствие Божие принесёт мир всему миру — силой самоотверженной любви.

А теперь — о конце света. Эту тему не мог не затронуть автор, проводящий параллели между нерелигиозной и религиозной идеями мирового порядка.

Для тех, пишет Хьюз, кто громче всех кричит о грядущем «новом мировом порядке», грядущие тирания и угнетение обычно связываются с концом света, одновременно являющимся и началом НМП.

Например, Джон Хаги, известный христианский пастор, часто предупреждает о конце света и наступлении нового мирового порядка. Появившись на шоу Гленна Бэка, этот самый Хаги объяснил всему миру, что Библия подсказывает нам, что мы живём «в конце дней». Тому целых 10 признаков. Впрочем, ехидничает Хьюз, этот проповедник едва ли смог признаки конкретизировать. Скоре, это не признаки, а так, «знаки», о которых проповедник сказал для того, чтобы телезрители поднапрягли воображение.

После объяснения некоторых фрагментов из Библии Хьюз пишет, что если христиане будут тратить побольше времени на жизнь вне некоторых мрачных видений и поменьше времени на спекуляции о том, когда может прийти конец, то «мир станет лучшим местом для всех нас».

Наконец, Ричард Т. Хьюз не мог пройти и мимо связи НМП с мировой политикой. Он пишет: «…мы должны стремиться к тому утверждению, с которого начали эту статью, а именно: что не религиозная идея обладает большим потенциалом для формирования отрицательной глобальной политики, а сама идея «нового мирового порядка».

Как мы увидели, говорит далее автор, идея «нового мирового порядка» чужда Библии, но религиозный её смысл всё же имеет корни — во взглядах британского странствующего проповедника XIX века Джона Нельсона Дарби (1800-1882).

Согласно Дарби, пишет автор, антихрист — сатанинская фигура, которая будет тиранить мир семь лет, особенно гневаясь на евреев и государство Израиль. По Дарби, это семилетний период «великой скорби».

По окончании этих семи лет силы антихриста соберутся со всех уголков мира, чтобы предпринять последнюю попытку уничтожить еврейский народ в великой битве Армагеддона.

Истинные христиане, однако, будут избавлены от кровопролития и насилия, так как Иисус спасёт их. Истинные верующие (как это представил известный журналист Билл Мойерс) будут доставлены на небо, где, сидя по правую руку от Бога, они будут следить за тем, как их политические и религиозные противники корчатся от страданий, покрытые язвами и фурункулами.

Но кто же тут антихрист?

Ранее, напоминает Хьюз, богословы отождествляли тираническую фигуру антихриста с Советским Союзом. Но после 11 сентября они стали убеждены в том, что антихрист тесно связан с арабским миром и мусульманской религией.

Тут опять напрашивается параллель, вызывающая, по-видимому, экстаз у иных богословов: ислам будто бы представляет собой сердцевину тиранического «нового мирового порядка». Поэтому-то богословы, озабоченные идеей НМП, и приветствуют войну с исламским миром, а глобальная политика движется в «глубоко отрицательном направлении».

Билл Мойерс, говорит Хьюз, передавал слова впавших в экстаз богословов, считающих, что «война с исламом на Ближнем Востоке — не то, чего боятся, но то, что приветствуется. Это — главный пожар на пути к спасению».

Эти богословы объединяются в США для проповеди своих идей — как инструмента, который «будет использовать Бог — для того, чтобы поразить антихриста и врагов правды».

Война в Ираке считалась в США не так давно «центром событий последнего времени». Тим Ла Хей, автор этого мнения и соавтор многих бестселлеров о конце света, по словам Хьюза, оказал «мощную» поддержку американскому вторжению в Ирак и последующей оккупации.

Большое беспокойство у Хьюза вызывает тот факт, что экстаз богословов «открывает дверь» ядерной катастрофе.

Ведь после Второй мировой войны богословы всё чаще стали отождествлять Армагеддон с ядерной войной, тем самым проводя параллель между библейским пророчеством и перспективой ядерного уничтожения.

Здесь Хьюз повторяется, доказывая, что ненависть и насилие — не то, что проповедуется в Библии. И богословские экстазы о «новом мировом порядке» не только не имеют ничего общего с Библией, но вообще являются антибиблейскими. Ведь видение «нового неба и новой земли» приносит не ненависть, но самоотверженную любовь, не насилие, но прочный мир.

Американские христиане, полагает Хьюз, могли бы способствовать увеличению мира во всём мире.

Но для этого им придётся сначала отказаться от своего увлечения «новым мировым порядком» — идеей, чуждой библейскому тексту.

II. О ходьбе по минному полю и гигантской плодовой мухе

Если заслуженный профессор религии Ричард Т. Хьюз писал о богословах, впавших в экстаз, то Брэндон Смит попытался разобраться, чего же больше в концепции НМП — реальности или паранойи.

Б. Смит — автор статьи «Новый мировой порядок: паранойя или реальность?», опубликованной 2 мая 2012 г. на Alt-Market.com (источник перевода — Mixednews.ru).

«Выражение «Новый мировой порядок», — пишет он, — настолько заряжено взрывоопасными допущениями и догадками, что само использование его журналистами стало своего рода ходьбой по минному полю. Многие исследователи (и некоторые из мейнстрима) предпринимали попытки писать и говорить об этой весьма реальной социально-политической идеологии в открытой и исследовательской манере, понятным языком и основываясь на подтверждающей информации, лишь для того, чтобы подвергнуться нападкам, осмеянию или полному пренебрежению ещё до того, как у них появилась хотя бы возможность предложить вниманию результаты своей работы. Причина вполне проста: большая часть широкой публики была ментально привита даже от шёпотом произнесённой терминологии. Иными словами, она была выдрессирована инстинктивно демонстрировать отрицательную реакцию на подобную дискуссию, даже не зная, почему.

Есть на сайте Библиотеки Конгресса США, в разделе карт, одна карта, не дающая покоя многим конспирологам. Карта эта попала в библиотеку в 1942 году. Некий Морис Гомберг (Maurice Gomberg) из Филадельфии напечатал в 1942 году карту-проект Нового Мирового порядка после окончания войны

В какой-то мере эта дрессировка осуществляется посредством навешивания на исследователей Нового мирового порядка ярлыков «конспирологов» (синоним слова «псих»), хватающихся за фантазии в отчаянной попытке привлечь «внимание», или дезориентированных личностей, которые силятся приложить творческую логику к безумно хаотичному миру, кружащему в вихре на задворках великой пустоты совпадений и случайностей…»

Есть и другое обстоятельство, ведущее, согласно автору, «к отбрасыванию с порога исследований НМП». Люди отказываются слушать об исследованиях НМП потому, что боятся открыто воспринимать идеи, которые не разделяются большинством. Не разделяются же они большинством оттого, что не ведётся открытое обсуждение НМП.

Автор, стоящий, несомненно, на передовых позициях, не стесняется выражать сожаление. Ему жаль, что «основная часть мужчин и женщин тяготеет к жизни ведомого, а не ведущего».

Потому-то и сыплются обвинения на тех, кто упоминает о «новом мировом порядке». Все их дразнят параноиками.

К примеру, «аналитические центры и пропагандистские машины» (например, Южный центр правовой защиты нищеты — SPLC) в полной мере пользуются преимуществом «менталитета муравейника». Они могут подвергнуть огульной критике любые статьи, в которых хотя бы раз упоминается словосочетание «новый мировой порядок». «Нашумевшая заметка SPLC, — пишет автор, — о статье «Хранителей присяги» (организация бывших и действующих военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов США, считающих, что должны защищать Конституцию США в случае нарушения её правительством; примечание mixednews.ru), в которой освещаются планы Министерства обороны по приглашению российских солдат на американскую землю для обучения. Ввиду того, что статья осмеливается упомянуть «НМП», SPLC спешит прийти к банальному заключению о том, что «Хранители присяги» – «параноики».

Такую «журналистику» Брэндон Смит презрительно именует «жёлтой». По его мнению, следует переступить через предрассудки и прямо задать себе вопрос: что же такое этот НМП?

Автор не только задал себе этот вопрос, но и ответил на него.

Выражение «новый мировой порядок», сообщает он, «дебютировало на публике в начале XX века и получило толкование со стороны многочисленных политических и деловых элит за десятилетия до появления «конспирологии». Далее Смит поясняет: «Движение освобождения всегда определяло НМП как согласованные действия элитистских организаций, прибегающих к политическим манипуляциям, экономическим диверсиям и даже войнам для сосредоточения глобальной власти в руках неизбираемого и неподотчётного руководящего органа. Цель: полное свёртывание в определённый момент суверенитета личности, государства и нации».

Затем Б. Смит приводит массу цитат о новом мировом порядке — начиная от упоминания мирового социализма и ненависти к новому мировому порядку и известного заявления Рокфеллера в своих мемуарах («Некоторые даже верят в то, что мы (семья Рокфеллеров) являемся частью секретной политической группы, работающей против жизненных интересов Соединённых Штатов, и характеризуют мою семью и меня как «интернационалистов», вступивших в сговор с другими группами по всему миру для построения более интегрированной глобальной политической и экономической структуры — единого мира, если угодно. Если обвинение заключается в этом, то я признаю себя виновным, и я этим горжусь») и оканчивая словами члена Совета по международным отношениям Ричарда Гарднера, оперирующего как бы и не фантастическими представлениями о будущем, а реальностью: «Новый мировой порядок должен будет быть построен, скорее, снизу вверх, чем сверху вниз… размывание его по частям в обход национального суверенитета позволит достичь куда большего, чем устаревшая лобовая атака» (1974 г.).

Из приведённых слов многих известных людей автор статьи делает вывод: мы имеем дело вовсе не с иллюзией. НМП, в сущности, — «это весьма откровенная и свободно признаваемая социально-политическая идеология, которой придерживается определённо влиятельная группа избранных людей. Клеймить её «теорией заговора» — абсурд».

В качестве аргументов того, что НМП — реальность, Смит приводит существование капиталистических и социалистических организаций, политических партий, «Гринписа», корпоративного лобби и даже чистки в сталинской России. Всё это, по его словам, существенные силы, сконструировавшие нынешнюю эпоху.

(Заметим в скобках, что если сталинских чистильщиков ещё можно отнести к представителям «элитистских организаций», то «Гринпис» под такое определение подпадает с сильной натяжкой. Хотя, в принципе, любое лобби так или иначе «конструирует эпоху». Другое дело, является ли такое лобби частью «нового» мирового порядка, или благополучно отмирает вместе со своим временем, оставаясь в учебниках и исторических книгах).

Уникальность нового мирового порядка, по Смиту, состоит в «подковёрной природе методов и сложности структуры». То есть автор очень любит тему заговоров. Ничего интересного о заговорах он читателям не сообщает, зато мимоходом замечает, что для лиц, состоящих в рядах Нового мирового порядка, «левые» и «правые», демократы и республиканцы являются «абсолютно бессодержательными понятиями».

Ведь недаром «свободолюбивые люди», — пишет автор, — объединённые в сети, такие как «Хранители присяги», «обращают внимание на то, что основания программы Минобороны по обучению российских солдат на американской земле имеют отношении к НМП…» Да только, замечает печально Б. Смит, беда в том, что «хранители» не знают или обстановку, или историю вопроса, и потому не подготовлены «к пониманию степени грозящей опасности». (Вот оно что! Людям не хватает информации, а так бы все представляли, что им угрожает не то что в ближайшем будущем, но уже, можно сказать, со вчерашнего дня. Даже с позавчерашнего). «Если бы они только знали о программах, — пишет Смит, — подобных тем, что основаны на соглашении о Партнёрстве по безопасности и процветанию между Канадой, США и Мексикой, сконструированных таким образом, чтобы растворить суверенные функции трёх государств в военной и экономической сфере…»

Подобное «перемешивание» стран явно не нравится автору, видящему всюду угрозы заговоров.

«А как насчёт недавнего обучения иранской диссидентской группировки «Моджахедин э-Халк» (MEK), — восклицает он, — на закрытом объекте Министерства энергетики в Неваде?»

И это не говоря о подготовке российских войск на американской территории.

Всё ясно; это — происки глобальной элиты, ведь вряд ли «перемешивание» может служить интересам американского народа. А раз в деле замешана (конечно, тайно) глобальная элита, то она продвигает очередные свои интересы, поднимаясь на очередную ступеньку Нового мирового порядка.

Заключает статью автор словами о том, что тех, кто публично выступает против НМП, «обвиняют в параноидальной трескотне», а вот «превозносящих его элитистов засыпают похвалами». (Любопытно, как они его восхваляют, если само упоминание НМП — уже табу, и вызывает обвинения в параноидальности?)

Автор пишет: «Чем меньше нас волнует, что о нас могут подумать другие, тем больше мы можем посвятить себя делу правды. В конце концов, когда речь заходит о принципиальных и затрагивающих выживание вопросах, гораздо лучше быть «ненормальным» и правым, чем «нормальным» и неправым».

Итак, по Брэндону Смиту, НМП не только существует (причём, заметим в скобках, давным-давно — настолько давно, что странно, что этот порядок до сих пор считается в мире «новым»; вероятно, его засекреченные сторонники и элиты, его продвигающие и осуществляющие, не заинтересованы в том, чтобы дать своим глобальным идеям точное определение), но и прогрессирует.

И недалёк тот день, когда объединятся, интегрировавшись под сенью мощного правительства, не только США, Канада и Мексика, но в новейший консолидировавшийся блок будут притянуты и Россия с Ираном.

Для полного космополитического счастья в этой дружной компании не хватает только Катара, Саудовской Аравии и Турции с Сирией.

В довесок хочется привести мнение Джеймса Джексона, который в статье с гневным названием «Заговор — отстой» («The Huffington Post» от 3 августа 2011 г.) ядовито высмеивает всех сторонников «мирового заговора» (их, оказывается, в мире не так уж и мало, как о том думает упомянутый выше Б. Смит. И они вовсе не стесняются поговорить о заговоре вслух).

Находясь однажды в кабине с водителем, Джексон был очень раздражён тем, как водитель рассказывал о своих страхах и как строил теории относительно борьбы за власть и угрозах от «нового мирового порядка». Джексон вступил с ним в спор и начал сыпать контраргументами, однако в итоге у водителя выросло и окрепло подозрение, что и сам товарищ Джексон — никакой не товарищ, а часть мирового заговора. Часть, находящаяся «в сговоре с врагом».

Может быть, с иронией сетует Дж. Джексон, мне повредило то, что я притворился, будто говорю в свои часы.

А на прошлой неделе, продолжает автор заметки, я снова оказался в кабине с водителем, человеком, который стал строить свои догадки на основе сказок нигерийского происхождения — о том, будто люди могут превращаться в летучих мышей и летать. Мало того, водитель видел это собственными глазами.

«Конспирацизм, — пишет Джексон, — всюду, он вызван паранойей и овеян ореолом тайны в Интернете, он наживается на доверчивости и глупости и держит в плену миллионы». Маленький человек, по Джексону, испытывая неудачи и будучи разочарован, всегда может обвинить систему и тёмные силы. Логические объяснения не везде годятся, а несчастных случаев — не бывает. Так что все причины — в заговоре.

Значительная часть современной теории заговора, пишет далее автор, происходит от холодной войны, «Трёх дней Кондора», страха и недоверия к правительству, порождённых Вьетнамом и Уотергейтом.

Добавляет страхов, по Джексону, и «евангелическая религия» (апокалиптическая её часть).

Большинство из нас, говорит Джексон, просто запуталось. Но ведь большинство из нас не верит, что Элвис жив, или что мать Тереза была гигантской плодовой мухой.

III. «Большой нуль» геополитики

В журнале «Foreign Policy» 30 апреля 2012 года было опубликовано интервью, взятое Дэвидом Роткопфом у Яна Бреммера. Речь в интервью шла о G-Zero («Большом нуле»): ведь недавно Бреммер издал книгу под интригующим названием «Каждая нация сама за себя: победители и проигравшие в мире Большого нуля».

«Ян Бреммер — сила природы. Он построил успешный глобальный консалтинговый бизнес — Eurasia Group. Он уважаемый писатель и комментатор. Он в блогах. Он в твитах. Он движенье земного шара. И его последняя книга — «Каждая нация сама за себя: победители и проигравшие в мире G-Zero» — уже заслуженно оказывает большое влияние. Он парень с сильным исследовательским умом, и он с легкостью смеётся. Я люблю его. И одна из причин, по которой он мне нравится — это то, что можно согласиться с ним и остаться его другом».

Вот как нахваливает Роткопф своего друга Бреммера.

Впрочем, как раз в основном-то Роткопф с Бреммером не согласен. Если интервьюируемый твердит о G-Zero, то интервьюер считает, что в будущем на планете сохранится гегемон, и имя ему — США.

Однако Ян Бреммер, говоря о геополитике, уверяет, что уже сейчас на планете «нет глобального лидерства». Вот после Второй мировой войны был довольно долгий период глобализации, «явно под руководством США»: мир управлялся с американской точки зрения, американскими приоритетами, капиталом и институтами. Бреммер называет «Большую семёрку», Всемирный банк, МВФ и Совет Безопасности ООН.

Но вот сейчас мир находится, согласно Бреммеру, в «периоде творческого разрушения». Мало того, в будущем не будет «глобальных институтов, которыми бы руководили США». Концепция «Большой двадцатки», считает Бреммер, важна, но она не дала «значительных подвижек в части заключения глобальных соглашений о торгово-финансовом и валютном регулировании или по любым другим вопросам, ответы на которые нужны миру». Мы, резюмирует аналитик, находимся в «G-Zero».

Бреммер начинает с мировой торговли, в которой США теряет позиции. Потом он говорит об «упадке США», видимо, в геополитическом смысле — т. е. как игрока на мировой арене. Основной аргумент Бреммера здесь: Америка не станет принудительно отстранять от власти Башара Асада, сирийского президента, — по крайней мере, прямо сейчас. Далее, США не может взять на себя инициативу по глобальному соглашению касательно климата. Или вот ещё возможная бомбёжка Ирана: то, то она не происходит, тоже, по-видимому, доказывает упадок Америки. Впрочем, говорит Бреммер, G-Zero — куда более сложное понятие, нежели упадок одной Америки и всего, с этим связанного.

Всё более значительная часть населения США, указывает Бреммер, полагает, что американцы не имеют выгод от глобализации, или же они просто чувствуют, что США не должны играть роль «глобального полицейского».

Ранее такие организации, как МВФ, Всемирный банк и НАТО, играли куда более чёткую роль в определении глобальной мировой архитектуры, нежели сегодня. Переломный момент настал в 2008 году — с финансовым кризисом. Этот самый кризис, по Бреммеру, сосредоточил как Америку, так и её союзников на проблемах внутри страны, — что придало «смелости» развивающимся рынкам, которые уже вышли из финансового кризиса. Кроме того, были поставлены под сомнение те ценности, которых придерживались США, будучи лидером. Эти ценности, мягко замечает Бреммер, в некотором смысле оказались не такими уж честными и могли нарушаться — и мало подходили для «евангелизации» в таких странах, как Китай или Россия.

Новый мировой порядок, по Бреммеру, — ещё в будущем. То, что мы испытываем сейчас, говорит он, — это ещё не новый мировой порядок, а разрушение старого. Новый же порядок никак ещё не проявился.

Бреммер говорит о подъёме Китая, который «хочет иметь право вето». Китайцы «хотят иметь возможность сказать: «Нет, нам не нравятся эти правила и институты, или нормы, или политика, которые сейчас диктуются американцами». Но они, замечает Бреммер, совершенно отказываются принимать ответственность на себя. Вот почему Китай против идеи «Большой двойки». Бреммер говорит, что русские и китайцы, и другие народы могут оказывать региональное влияние, например, в ситуации с Ираном, но на данный момент это влияние — отрицательное. Это «не активное и не конструктивное влияние».

Бреммер не считает, что геополитический «Большой нуль» — нечто устойчивое. И даже не верит, что такой «нуль» сулит миру прочный порядок. Но чем его «заменить»? Вот вопрос вопросов. И тема эта всё ещё открыта для обсуждения, говорит он. Китай? США? Может, страны Европы? А Индия? Может, другие крупные игроки, имеющие значение на международной арене?

Давайте посмотрим.

Бреммер утверждает, что ранее, до кризиса 2008 года, американо-китайские отношения имели «нулевую сумму элементов». Так сказать, беспроигрышные отношения. Но кризис всё изменил. Теперь американские корпорации все чаще имеют проблемы с доступом к мировому рынку. Они конкурируют с более сильной китайской государственной собственностью. Затем — жёсткие отношения Китая и США в сфере безопасности. Здесь Бреммер говорит не столько о Ближнем Востоке, сколько о Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Ведь США переместило «стержень» геополитики в сторону АТР. И Бреммер характеризует этот «азиатский стрежень» так: «Мы приветствуем мирный подъём Китая до тех пор, пока они ведут себя так, как хотим мы». Но вот если они не ведут себя так, как хотим мы, говорит Бреммер, то наш стержень нуждается в страховании от рисков. Этот геополитический «хедж» ужасно похож, говорит Бреммер, на «китайское сдерживание». Конечно, продолжает он, китайцы это понимают. И такие отношения создают напряжённость в таких странах, как Филиппины, Вьетнам, Япония, Южная Корея, и даже Мьянма. Так считает Ян Бреммер.

Наконец, говорит он, — кибербезопасность. С точки зрения промышленного шпионажа и кибератак американских правительственных и частных учреждений — это та область, где уже фактически идёт война между США и Китаем.

Есть, конечно, говорит аналитик, такие аспекты американо-китайских отношений, которые являются и будут оставаться взаимозависимыми. Если американская экономика взорвётся, это будет ужасно для Китая; почти в равной степени верно и обратное. На самом широком уровне можно даже говорить о возможном взаимно гарантированном экономическом уничтожении двух стран.

Теперь — Европа.

Бреммер полагает, что при новом мировом порядке Европа сохранит статус игрока на мировой арене. Но только «соответствующий» статус. Ведь сейчас есть целый ряд стран с формирующимися рынками — особенно Индия в среднесрочной перспективе, — которые собираются играть в геополитике более значительную роль, в том числе и потому, что Китай будет сталкиваться с многими серьёзными внутренними вызовами.

Возможен и такой расклад на карте мира, при котором каждая крупная страна будет играть определённую роль — но геополитическую в полном смысле этого слова, а региональную, действуя в своём регионе. Что касается Европы как регионального игрока, то надо помнить: она — не страна, и её способность действовать на мировой арене ограничена. Если только вы не верите, говорит Бреммер, что мы действительно собираемся получить единое европейское управление. Вероятность этого очень низка, считает аналитик, — в течение ближайших 5-10 лет.

Поэтому очень интересно, что это будет за региональный мировой порядок, насколько он будет фрагментирован, что будет из себя представлять и на какой основе действовать. Кто победит в нём? Кто проиграет?

В новом миропорядке Бреммер видит такое ключевое качество, как «необязательность». Раз нет лидера, нет и былой ответственности. И «необязательность», по Бреммеру, становится в новом мире очень важной — она открывает возможности для хеджирования (страхования от рисков). Бреммер даже называет это качество «стержнем государства».

Отсюда он выводит, что при положении «Большого нуля» волатильность будет много выше в США, ведь многие будут к ним обращаться по вопросам безопасности.

То же и с Европой. Кризисная Европа уже показала, во что выливается ответственность: посмотрите, говорит Бреммер, что случилось с итальянским правительством.

Далее Бреммер по просьбе интервьюера заглянул в будущее — на десять лет вперёд. Что же он там увидел, какой новый мировой порядок?

Проявлением миропорядка по сценарию «G-Zero» будет большее число конфликтов, которые не будут согласованы крупными державами. Будет всё больше вопросов по безопасности на Ближнем Востоке. Мы видим сейчас «Большой нуль» в Сирии, и Бреммер подозревает, что на Ближнем Востоке придётся увидеть гораздо больше. Гораздо больше нулевой суммы придётся увидеть и в конфронтации между США и Китаем в АТР.

Бреммер убеждён, что Россия в мире будущего восстановит сильную прямую власть над «своей периферией».

В Латинской Америке тоже будет играть роль региональное влияние крупных стран, особенно Бразилии.

В отношении БРИКС Бреммер высказывает скепсис, хотя замечает, что возможно развитие и этой организации.

Для успешного развития в будущем Бреммер советует странам быть гибкими и приспосабливаться к переменчивой геополитической обстановке. С течением времени, считает аналитик, лидеры правительств будут более заинтересованы в том, чтобы иметь возможность «повернуть» — когда им предоставляется возможность добиться стратегической выгоды.

* * *


Таким образом, в США налицо три подхода к пониманию «нового мирового порядка»: религиозно-политический, замешенный во многом на параллелях с библейскими сюжетами, в т. ч. сомнительных, растиражированных в СМИ; «конспирологический», при котором все беды и напасти, включая несчастные случаи, приписываются всемогущему тайному мировому правительству, собирающемуся на днях объединить Америку с Россией, а Канаду с Мексикой; аналитический, построенный на анализе геополитических реалий и достаточно сдержанном прогнозе по поводу того, каким станет мир в ближайшие десятилетия. Этот последний подход характеризуется «региональным» видением игры на политической арене — таким, при котором в мире уже нет явного лидера.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти