Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. Часть 1

Фон Книпроде стал великим магистром в сентябре 1351 года. И более тридцати лет он находился во главе Тевтонского ордена, который за это время достиг своего максимального могущества. Причем не только военного, но и культурного. Винрих стал правителем, который не только сплотил орден, но и сделал многое для появления прусского государства. В его честь названы улицы в Берлине и Вильгельмсхафене, а имя великого магистра носит начальная католическая церковь в Монхайме-на Рейне. А памятник фон Книпроде установлен возле Мариенбургского замка — главной резиденции правителя ордена. Сейчас эта цитадель тевтонцев принадлежит Польше.

«Помогать — защищать — исцелять»


Прежде чем начать рассказ об одном из самых выдающихся магистров, думаю, стоит вкратце напомнить историю всего германского духовно-рыцарского ордена.

Итак, история Тевтонского ордена началась в самом конце двенадцатого века, а точнее, в 1190 году. Причем не в германских землях, а очень далеко оттуда – в Палестине. Возникновению ордена способствовал Третий крестовый поход. Тогда неподалеку от сирийской крепости Акры капеллан Конрад и канонин Вурхард вместе с паломниками возвели госпиталь. Причем лечиться в нем могли только больные и раненые немцы. Это первая версия. Вторая гласит, что все тот же госпиталь возвели купцы из Бремена и Любека, чтобы оказывать необходимую помощь нуждающимся в этом соотечественникам. Так появилось еще одно братство. Надо сказать, что практика с учреждением братств стала вполне обычной еще со времен Первого крестового похода. А подняться ему на ноги и окрепнуть помог герцог Фридрих Швабский (один из сыновей легендарного Фридриха Барбароссы). И хотя герцог прожил короткую жизнь, умерев под стенами Акры двадцатого января 1191 года, он успел, что называется, выбить для братства папскую грамоту – буллу, которая и учредила «Германское братство Святой Марии в Иерусалиме» (шестое февраля 1191 года). Таким образом, именно Фридриха Швабского принято считать основателем Тевтонского ордена. Но до получения официального статуса было еще несколько лет. Дело в том, что поначалу немецкое братство официально относилось к структуре ордена Госпитальеров, а его лидер носил звание «магистра больницы». Но немцев, естественно, такое положение вещей не устраивало. Они хотели независимости от мультикультурных госпитальеров, предпочитая держаться особняком от представителей других европейских стран. И спустя некоторое время немецкий госпиталь перешел к церкви Святой Марии в Иерусалиме. Следующий шаг был предпринят уже в начале марта 1196 года, был официально создан орден, во главе которого встал капеллан Конрад. Добиться нужного и важного статуса немцы смогли благодаря своим заслугам на Святой земле. Церемония преобразования организации состоялась в торжественной обстановке в храме Акры. Среди почетных гостей были магистры тамплиеров и госпитальеров, а также влиятельные духовные служители из Иерусалима.



Окончательно немецкий монашеский рыцарский орден оформился в феврале 1199 года, когда Папа Римский Иннокентий III наделил его автономией и собственным уставом. А разместился он в Акко – городе в западной Галилее (область на севере Израиля). Соответственно, у ордена появился и перечень обязательств. А именно: борьба с врагами католической церкви, оказание помощи больным и раненым, а также защита немецких рыцарей. Подчинялись тевтоны непосредственно императору Священной Римской империи и Папе Римскому. А девиз звучал просто, но сильно: «Помогать — Защищать — Исцелять».

Уже в начале тринадцатого века орден обосновался в городе Эшенбах. Разрешение на переезд у церкви выхлопотал граф Боппо фон Вертхайм. Затем на протяжении нескольких лет орден наращивал силы и вскоре стал заметным для тогдашних ведущих держав. Монархи быстро поняли, что благодаря тевтонцам можно вполне законно подчинить себе те или иные раздробленные феодальные группы, прикрывшись «борьбой с язычниками». Главную роль в быстром возвышении тевтонцев сыграл великий магистр Герман фон Зальца (он вместе с фон Книпроде считается самым влиятельным и могущественным лидером ордена за все время его существования). Фон Зальц, являвшийся великолепным дипломатом, стал идеальным посредником между императором Священной Римской империи и Папой Римским.

Стараясь ради общего блага, он, однако, не забывал и про свой орден. Поэтому сумел добиться для тевтонцев тех же привилегий, которыми обладали более старые и весомые ордена тамплиеров и госпитальеров. Таже фон Зальца организовал Ливонской орден в 1237 году из разромленных язычниками -жемайтами ордена Меченосцев, как подразделение (ландмейстерство) Тевтонского. Соответственно, влияние магистра распространилось и на Ливонию. А еще получил в качестве подарка Пруссию. Интересно вот что: после смерти Германа в 1239 году между папой Григорием IX и императором Фридрихом II вспыхнули сильные разногласия. И уже не нашлось такого человека, который смог бы помочь им найти общий язык.

Тевтонцы принимали самое активное участие в военной жизни Европы. Так, например, в 1211 году венгерский король Андраш II обратился к рыцарям за помощью в противостоянии с половцами. Немцы не отказали. Они быстро организовали лагерь в Бурценланде (юго-восточная граница Трансильвании) и получили автономию. Этой привилегией они воспользовались в полной мере и возвели на полученной территории пять замков: Мариенбург, Шварценбург, Розенау, Кройцбург и Кронштадт (кстати, затем точно такие же названия получат крепости, построенные уже на территории Пруссии). Это была уже настоящая сила, которую рыцари и пустили в ход против половцев.

Военные успехи не заставили себя долго ждать. При этом тевтонцы вели себя максимально обособленно и никому не подчинялись. Так они просто проигнорировали требования и местного епископа, и местной знати поделиться с ними, захваченной добычей. Особенно сильно оскорбилась знать, которая ранее претендовала на занятые тевтонцами земли. В их идеальном мире немцы должны были отдать пусть не все присоединенные половецкие степи, но хотя бы большую часть. Но этого, естественно, не произошло. Ситуация стала накаляться. И тогда вмешался Папа Гонорий. Он поступил просто, но эффективно – объявил Бурценланд феодом Святого престола. Получилось, что эти земли в одно мгновенье стали независимыми от правителя Венгрии. Это, конечно, взбесило монарха. И в 1225 году он потребовал тевтонцев удалиться. Рыцари не стали спорить (они к тому моменту уже захватили достаточно добычи) и покинули занимаемую территорию. Ну а венгры… венгры оказались слишком слабыми, чтобы развить (или хотя бы закрепить) успех немецких рыцарей. Этим и воспользовались половцы, которые быстро отошли и восстановили свои силы.

Параллельно с «приключениями» в Венгрии, тевтонцы приняли участие в военном походе против прусских язычников, который в 1217 году объявил Папа Гонорий III. Мера эта была вынужденной, поскольку «дикари» внезапно заняли земли, принадлежавшие польскому князю Конраду I Мазовецкому. Взамен за оказанную помощь князь пообещал тевтонцам отдать города Добрынь и Кульм, а также не претендовать на те земли, которые те сумеют отвоевать у пруссов. Официальной эта «операция» стала в 1226 году благодаря золотой булле Фридриха II.

Активные действия тевтонцы начали в 1231 году. Они обосновались на правом берегу Вислы и возвели крепость (затем она превратится в город Торн). А на территории, принадлежавшей городу Добрынь появился свой, скажем так, персональный орден – Добринский. Причем главным инициатором его рождения стал лично Конрад I Мазовецкий. По официальной версии он был нужен для защиты от пруссов. Но, по сути, Конрад понял, что пустил к себе в дом чуму в виде тевтонцев, поэтому попытался создать орден им в противовес. Но эта затея быстро провалилась. Дело в том, что Добринский орден состоял из немцев. И их численность была слишком незначительной. Поэтом спустя несколько лет рыцари влились в состав тевтонцев.

Немецкие рыцари плотно взялись за прусские земли. Сначала они возвели крепость Бальга, а в 1255 году появился и замок Кенигсберг. Прусские союзы былм не в состоянии (на тот момент) оказать тевтонцам достойного сопротивления. Их подвела разобщенность. Этим и в полной мере пользовались немцы. Они разбивали их поодиночке, а затем вынуждали побежденных выступать в новой битве уже в качестве своих союзников. И эта тактика превосходно работала на протяжении многих лет. Не смогли пруссы изменить ситуацию и восстаниями, когда к ним на помощь пришли правители Гданьского Поморья, а также литовцы.




Обычно к практике насильственного обращение в католичество тевтонцы прибегали нечасто. Эти меры были крайними и только для каких-то «особых» случаев. Чаще прусские язычники сами меняли веру, не в силах устоять перед мощной пропагандой ордена. Как уже было сказано, немцы активно привлекали в свои ряды солдат с захваченных территорий и в обязательном порядке знать с их дружинами. Соответственно, когда к новой религии обращались «верхи», за ними постепенно подтягивались и «низы», в лице остальных членов племени или племенного союза. Примерно также протекал и процесс германизации прусских земель. Тевтонцы не ставили во главу угла тотальное искоренение языка, распространенного на захваченной территории. Поэтому даже спустя много лет (например, в четырнадцатом веке) ордену требовались квалифицированные знатоки прусского языка, поскольку очень много людей на нем разговаривало. Хотя при этом немецкий язык являлся официальным. Но постепенно германизация сделала свое дело. И сведения о прусском языке исчезают в шестнадцатом веке.

Несмотря на активную, скажем так, «жизненную позицию» в Европе, не забывал орден и про Святую землю. При этом, что интересно, официальная резиденция великого магистра по-прежнему оставалась там. Если быть точнее – в Леванте (общее название Сирии, Палестины и Ливана). И в 1220 году орден сумел выкупить земли, расположенные в Верхней Галилее. Здесь вскоре появился тевтонский замок Монфор. Сюда великий магистр решил перевезти архив, а также казну ордена. Правда, музыка, что называется, играла недолго. Уже в 1271 году лидер мамлюков Бейбарс сумел захватить немецкую цитадель. Поэтому великому магистру пришлось в экстренном порядке обживать новое место в Венеции.

А теперь вернемся в Европу. Постепенно политика Тевтонского ордена стала более жесткой и губительной по отношению к противникам. Это хорошо иллюстрирует поход на Гданьск в 1308 году. Рыцари, прикрываясь лозунгом «Иисус Христос Спаситель Мира», вырезали порядка десяти тысяч поляков, являвшихся, к слову, христианами. Ну а свободные земли оперативно принялись осваивать немецкие колонисты. Кстати, к тому времени уже все Восточное Поморье принадлежало ордену. По факту, борьба с язычниками превратилась в повод для расширении сферы влияния тевтонцев. И этим великие магистры ловко пользовались, превратив орден в полноценное государство. Еще до этого пытались они закрепиться на землях Русских княжеств. Правда, здесь главную роль играл филиал Тевтонского ордена – Ливонский. Но поражение в ледовом побоище в 1242 году остудило пыл немцев. Интересно вот что: в роковой для рыцарей битве участие не принимал ландмейстер Тевтонского ордена в Ливонии Андреас фон Вельвен. Он предпочел держаться на безопасном расстоянии, поэтому не только выжил, но и не попал в плен. Такая вот дальновидность.

Было и еще несколько эпизодов в истории, когда Тевтонский орден оказывался не на высоте. Например, в 1268 году он потерпел сокрушительное поражение от объединенного русского войска в битве при Раковоре. Но, тем не менее, его рыцари продолжали котироваться как одни из лучших.

Еще одно знаковое событие произошло в 1309 году, когда столицей ордена стал город Мариенбург.

Карьерная лестница

Вторая половина четырнадцатого столетия складывалась для ордена относительно благополучно. Рыцари с завидным постоянством совершали походы на Литовские земли, а литовцы платили немцам той же монетой. И в 1351 году двадцать вторым великим магистром ордена стал Винрих фон Книпроде.

Точно неизвестно когда Винрих появился на свет. Принято считать, что приблизительно в 1310 году в селении, находившемся в окрестностях Монхайма-на Рейне. Не сохранилось никаких сведений и о том, как долго Винрих жил на берегах Рейна и каким образом попал в орден.

Впервые он упоминается в начале тридцатых годов четырнадцатого столетия. Тогда (в 1334 году) будущий великий магистр был молод и, соответственно, занимал весьма скромную должность – он являлся помощником (компаном) прокурора (судьи) в Прейсиш-Холланде. Но уже спустя четыре года фон Книпроде становится комтуром города Данцига (современный город Гданьск на севере Польши). Карьера Винриха развивалась стремительно. В 1341 году он был вынужден покинуть Данциг. Он перебраться в Бальге – мощную крепость, возведенную на землях пруссов, став уже ее комтуром. Параллельно фон Книпроде получил должность фогта (наместника императора) Натангии. Стоит уделить немного внимания этому прусскому племени, которое героически сопротивлялось тевтонцам.


Памятник Винриху фон Книпроде в Мариенбурге


Первая встреча рыцарей и натангов произошла ориентировочно в тридцатых годах тринадцатого столетия. В то время это племя, численностью порядка пятнадцати тысяч человек, проживало на территории между реками Преголя и Лава (современная Калининградская область). Натанги соседствовали на севере с прусским племенем самбов (сембов) и вармами на юге. В письменном источнике народ Натангии был упомянут в мирном договоре 1238 года, который был заключен между немцами князем Гданьской Померани Свентопелком II. Затем племя фигурировало в Дзежгоньском договоре 1249 года. То соглашение официально гарантировало свободу всем язычникам, которые бы приняли католическую веру. Распространялся тот документ и на натангов. Но эта уловка немцев не сработала.

Племя болезненно восприняло появление рыцарей на своей земле и не собиралось им подчиняться. Поэтому в том же 1249 году состоялось сражение под Крюкеном между язычниками и тевтонцами. Победу тогда одержали натанги, убив более пятидесяти рыцарей. Племя охватила преждевременная эйфория. Они тогда еще не подозревали, с какой мощной силой их свела судьба. Орден не мог простить унижения, поэтому довольно быстро восстановил силы и продолжил свои крестовые походы против язычников. И в 1255 году немцы возвели Кенигсберг – будущую главную резиденцию великого магистра. Крепость появилась в стратегически важном месте – в устье реки Преголи на границе натангов и самбов.

Надо отдать должное прусским племенам, они всеми силами старались прогнать чужаков со своей земли. Большой прусский мятеж, продолжавшийся с 1260 по 1274 год, поначалу для натангов складывался весьма успешно. И когда тевтонцы потерпели поражение в битве при Дурбе в 1260 году от жемайтов и куршей, восстание прусских племен возглавил Геркус Мантас, вождь племени натангов. Он, к слову, получил образование в Магдебурге, поскольку на протяжении многих лет находился в заложниках у немцев.

В январе 1261 года произошло сражение немецких крестоносцев с прусскими силами при Покармине. Победа была на стороне язычников. Затем Мантас сумел нанести поражение тевтонцам в сражении при Любаве. Причем рыцарями командовал ландмейстер ордена Хельмрих фон Вюрцбург. Той битвы фон Вюрцбург не пережил. Пруссы, окрыленные успехами, решили, что пришла пора забрать тевтонские замки себе. Но вот здесь их ждала неудача. Потерпев ряд болезненных поражений, пруссы утратили боевой дух. А окончательно их сломила гибель вождя. В 1273 году его выдал тевтонцам свой же слуга. Рыцари не стали церемонится с лидером мятежников и казнили его. После этого им не составило большого труда погасить угасающие очаги сопротивления язычников. Верхушка натангов подчинилась тевтонцам и приняла католичество, тем самым прекратив сопротивление. Правда, в 1295 году они еще раз восстали. На сей раз язычников повели за собой вожди Сабинас и Станта. Но с этим мятежом тевтонцы расправились с присущей им методичностью. Так что, когда в эти земли прибыл фон Книпроде о былой гордости прусского племени уже мало что напоминало. Хотя народ и сохранил свой язык и обычаи, а том, чтобы попытаться избавиться от тевтонского хомута уже и не помышлял. В должности фогта Винрих пробыл всего два года, после чего стал маршалом Тевтонского ордена. А в 1346 году удостоился звания великого комтура, то есть, он добрался по карьерной лестнице почти до самой вершины, заняв место заместителя великого магистра. До заветной цели оставалось всего пять лет.

За это время Винрих успел принять участие в битве на Стреве с армией Великого княжества Литовского. Это сражение произошло второго февраля 1348 года. Войско тевтонцев возглавил сам фон Книпроде, а противостояли ему князья Ольгерд и Кейстут. В качестве союзников на стороне немцев выступили французские и английские рыцари. Княжество Литовское тоже было не одно, ему помощь оказали полки из Владимира-Волынского, Берестья, Витебска и Смоленска. Есть версия, что литовских князей поддержали войско из Полоцка, но достоверность этого факта подлежит сомнению.

Прежде чем сойтись, так сказать, в чистом поле, тевтонцы на протяжении нескольких дней, словно хищные звери рыскали по литовскому Понеманью. Они жестоко подавляли любое сопротивление, сжигая деревни и убивая жителей. В это же время войска князей Ольгерда и Кейстута пытались найти армию противника, чтобы сразиться с ней.


Памятник Геркусу Мантасу в Клайпеде


И вот, второго февраля они встретились. Победу в битве одержал фон Книпроде, нанеся Великому княжеству тяжелое поражение. В сохранившихся немецких документах говорится: «Однако не забудем, что во имя Господне полегло 1000 и из 20 000 спаслись немногие, взято 800 или около того». А вот некий Иоанн Витодуран, являвшийся современником того сражения, в своей летописи указал, что тевтонцы смогли убить порядка сорока тысяч литовцев. Так же в некоторых хрониках говорится о двадцати двух тысячах погибших воинов Великого княжества. Но сколько на самом деле погибло человек с той и другой стороны – доподлинно неизвестно. Понятно, что княжество получило сокрушительный удар, но тевтонцы по непонятным причинам не стали развивать свой успех. Они в честь победы возвели церковь Девы Марии в Кенигсберге и на этом успокоились. По официальной версии, дальнейшему продвижению ордена помешала вспышка эпидемии чумы, которая довольно сильно проредила состав боеспособных немецких рыцарей. Пользуясь моментом затишья, Винрих приказал возвести замок Георгенбург (территория современного поселка Маевка в Калининградской области).

В середине четырнадцатого столетия Тевтонский орден обрел нового сильного врага в лице Великого княжества Литовского. Борьба с прусскими язычниками, конечно, продолжалась, но она нужна была скорее для выполнения формальных обязательств. Ведь орден должен был защищать немцев от язычников, а кроме несчастных пруссов больше никто на эту роль не подходил. А так, все формальности были соблюдены. Но если война с пруссами за исключением нескольких неприятных эпизодов сложилась для ордена удачно, то с литовцами было не все так однозначно. Великое княжество мало в чем уступало тевтонцам, поэтому в противостоянии чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону.

Именно в этот важный момент для всего Тевтонского ордена его великим магистром и стал Винрих фон Книпроде. Генеральный капитул избрал его шестнадцатого сентября 1351 года. Так началась новая эпоха ордена.

Во главе ордена

Но начало правления фон Книпроде выдалось не столь радужным, как этого хотели тевтонские «верхи». Агрессивная внешняя политика на восточном направлении принесла свои печальные плоды. Ресурсы ордена были довольно скупы, однако политическая обстановка требовала от рыцарей активных действий. Поэтому сначала был организован военный поход в Жемантию – страной, расположившейся между низовьями рек Немана и Виндавой. Жемайты попили много немецкой крови и представляли собой серьезную проблему, которую требовалось все-таки решить. Еще в середине тринадцатого столетия они сумели свергнуть правление Ливонского ордена, а в 1320 году нанесли болезненное поражение тевтонцам и их союзникам в битве под Медниками (в то время являлось столицей племени). Язычниками были убиты двадцать девять рыцарей, сам маршал ордена Генрих Плоцке и порядка двухсот простых солдат. Вообще, в той битве выжить сумел лишь один, скажем так, полноценный рыцарь – фогт Самбии Герхард Руде, да и тот оказался в плену. В честь победы над немцами жемайты привязали тевтонца к его же собственному коню и вместе с ним сожгли.

С тех пор тевтонцы часто наведывались в «гости» к жемайтам, правда, с переменным успехом. И вот в начале пятидесятых годов четырнадцатого столетия туда отправились и рыцари великого магистра фон Книпроде. Вот только удача была на стороне язычников. Немцев ждал полный разгром. Поэтому у магистра не было иного выхода, как садиться за стол переговоров.

В 1358 году благодаря дипломатическим навыкам фон Книпроде сумел заключить временный союз в Великим княжеством Литовским. Причем объединились тевтонцы и литовцы против Польши. Вот только уже в 1360 году князь Ольгерд пришел к выводу, что союз с Польшей для его государства более выгоден, нежели с немцами. Поэтому разорвал союзнические договоренности с тевтонцами и оперативно отдал свою Кенну замуж запомеранского князя Казимира IV, являвшегося внуком Казимира III. Орден, конечно, не мог просто сидеть и смотреть на объединение сил двух его главных противников. Поэтому в том же году фон Книпроде в очередной раз объявил войну Великому княжеству и направил туда своих рыцарей.

Тевтонцы сумели добраться до среднего течения Немана и подошли к стенам Ковно (современный Каунас). После непродолжительной осады город был захвачен и разрушен. После этого рыцари двинулись дальше. Они сражались с литовцами под станами Гродно, Трокам и Вильне. В одном из боев тевтонцам удалось захватить в плен князя Кейстута – брата и соправителя Ольгерда. Правда, долго в заложниках он не пробыл, поскольку его выменяли плененных рыцарей. Правда, вскоре Кейстут вновь угодил в плен. Во время боя его сбили с коня тевтонцы, но убивать столь высокопоставленного противника не стали. Вместо этого князя отправили в Мариенбург и посадили в тюрьму. По легенде Кейстуту помог сбежать один из рыцарей, который являлся литовцем по происхождению. И вместе они сумели скрыться от тевтонцев в Мазовии.



Пока шло противостояние с Великим княжеством Литовским, великий магистр принял участие и в военном конфликте Датского королевства с Ганзейским союзом. В том противостоянии тевтонцы встали на сторону Ганзы, хотя формально придерживались нейтралитета. Вообще, по одной из версий, именно Винрих стал разжигателем того конфликта. Он же и организовал съезд ганзейских городов в 1367 году, чтобы создать мощную коалицию против Вальдемара IV, короля Дании. И в 1370 году Вальдемар был вынужден признать свое поражение и заключить невыгодный для Дании Штральзундский мир. Произошло подписание договора при непосредственном участии великого магистра.

Постепенно подходила к концу и война тевтонцев с литовцами. В 1369 году они сумели захватить и разрушить несколько замков в Каунасе. Приближался час главной битвы. И в середине февраля 1370 года произошло сражение при замке Рудау (Рудаву). Здесь войска Ольгерда и Ягайло соединились с армией Кейстута и Витовта. Литовцы планировали атаковать главную цитадель тевтонцев – Кенигсберг и направились к цели. Вот только их авангард наткнулся на разведывательный отряд тевтонцев во главе маршала Хиннинга Шиндекопфа. Немцы вышли победителями. А от захваченных в плен литовцев они сумели узнать планы Ольгерда и Кейстута. Войска же Великого княжества еще ничего не знали, поэтому потратили много сил на захват Рудау.

Вскоре к замку подошли и тевтонцы во главе которых стоял сам Винрих фон Книпроде.

Битва длилась долго, но тевтонцы сумели разбить противника. Сначала поле боя в панике покинули солдаты Кейстута, а затем начали отступать и воины Ольгерда. Они попытались укрыться в лесу, но рыцари их нагнали и окончательно разгромили.



По оценкам историков и исследователей в той битве погибло свыше пяти тысяч солдат литовского войска. А орден, что называется, одержал пиррову победу. Погибло много рыцарей, несколько комтуров и маршал Шиндекопф. Но последствия этой победы скажутся позже. Тогда же орден праздновал. И казалось, что эпоха могущества и величия будет длиться вечно.
Автор:
Павел Жуков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

50 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти