Человеческий муравейник, или Кастовое общество близкого будущего

Довольно скоро (по историческим меркам) Земля превратится в один огромный мегаполис. Вся территория земной суши будет покрыта одним бесконечным городом – прекрасным, как букет орхидей и лотосов. По верхним этажам его зданий будут ходить такие же прекрасные люди: высокие, стройные, с идеальными чертами лица, в тонких красивых переливающихся одеждах. Эти люди будут слагать стихи, изучать историю, проводить время в интеллектуальных спорах и участвовать в спортивных состязаниях.

Чуть ниже будут располагаться другие люди, основной задачей которых будет интеллектуальное обеспечение построенной системы. У них будут огромные головы, Bluetooth-роутеры в мозгу, USB-коннекторы на пальцах и зрение, синхронизированное с частотой мерцания монитора. Возможно, у них не будет ног: умение самостоятельно передвигаться не является обязательным условием обеспечения мыслительного процесса, и весьма вероятно, что от таких излишеств их освободят на генетическом уровне.


Ещё ниже будут обитать солдаты и охранники. У них будут отличные рефлексы, потрясающая выносливость, огромные кулаки и маленький мозг. Да-да, именно для того маленький, чтобы в него было труднее попасть пулей. А вы что подумали?

Дальше (то есть ниже) по нисходящей – управленцы, отпечатки пальцев которых будут содержать рисунок логотипа компании, которой они принадлежат, инженеры, рабочие, обслуга. Все они будут рождаться с определенным набором навыков и утилизироваться по мере того, как доступные им навыки устареют.



Вам уже интересно, что курил автор? Соглашусь, интерес закономерный. Но прежде чем делать выводы, почитайте новости о том, как китайский ученый создал первых генно-модифицированных человеческих близнецов.

Разумеется, ученый действовал исходя из самых лучших побуждений. Борьба с болезнями, устранение генетических аномалий, здоровые дети и счастливые родители – что может быть лучше? А лучше может быть только стремление сделать человека ещё лучше! Не просто победить болезнь, а сделать его невосприимчивым к определенным болезням! Не просто сделать его физически сильным, а превратить в настоящего богатыря! Не «среднего роста» (долой все среднее при наших-то возможностях!), а сразу чтобы в центровые баскетбольного клуба годился!

Ну а там уже недалеко и до встроенных Bluetooth-роутеров недалеко. Технологии-то позволяют…

А уж ноги-то удалить уже и сейчас, наверное, не проблема…

Все мы искренне верим, что большинство ученых — люди не только умные, но и порядочные. Но в то же время осознаем, что большинство — это не все. И при наличии отработанных технологий станет уже не так уж важно, насколько принципиальным окажется тот или иной светлоголовый гений. Увы, миром правят не ученые, а люди, гораздо более циничные и прагматичные. И их личный, шкурный интерес вполне может привести к тому, что через три-четыре столетия описанный выше «человейник» станет суровой реальностью.

Поэтому так важна моральная, этическая составляющая подобных экспериментов. Поэтому при всей колоссальной важности технического и научного прогресса мы должны ставить во главу угла все-таки именно то, что отличает нас от насекомых и делает людьми. В конце концов, человечество уже знает примеры создания вполне устойчивых кастовых обществ. Думаете, в той же Индии описанный выше вариант нашего будущего у всех вызовет отторжение? Да нет же, «всегда так жили», а тут такой замечательный способ оптимизировать систему…

Однако, помимо генетики, для успешной социальной сегрегации крайне важен такой фактор, как образование. Ведь для того, чтобы успешно манипулировать человеком, нужно быть умнее и образованнее его. Во всяком случае, это верно именно для манипуляции крупными массами людей: одним можно манипулировать с помощью денег, другого можно запугать, третьего подсадить на наркотики, но когда речь заходит о целых социальных слоях, требуется что-то более фундаментальное.

И именно образование как раз и является тем фундаментом, который может позволить не просто генетически изменить человека, но и внушить ему, что жизнь в определенных условиях является для него единственно возможной. А с образованием у нас, как показывает практика, не просто «все плохо», а как-то подозрительно плохо. Увы, некоторые образовательные инициативы властей и частных «радетелей» подозрительно напоминают стремление разделить образование для разных сословий, в зависимости от кошелька и роли, которая этому сословию отведена в нашем прекрасном (не для всех) будущем.

В последнее время было озвучено немало инициатив, связанных с реформой нашего образования. Не будучи специалистом в данном вопросе, я, казалось бы, не имею права выносить какие-то суждения по ним. И все-таки я попробую. Тем более что поговорку «война слишком серьезное дело, чтобы доверять её одним военным» никто не отменял. А образование ничуть не менее важно, чем война. Это, в некотором роде, тоже война – за наше будущее, за перспективы наших детей и внуков.


Кроме того, позволю себе усомниться в том, что компетентное мнение тех, кто «внутри процесса», всегда так уж безоговорочно правильно. Например, я ещё помню девяностые и то, как у нас нахваливали Дж. Сороса. Он и гранты дает, он и на составление учебников деньги выделяет, и учителей поддерживает, и педагогические вузы. В общем, не человек, а икона. И говорили это в том числе и прежде всего сами педагоги или те, кто по роду службы должен озвучивать их мнение.

Поэтому настаиваю: наше с вами мнение на сей счет может оказаться ничуть не менее квалифицированным, чем мнение министра образования, например. И продолжу окидывать взглядом запущенный процесс со своей колокольни.

Итак, сейчас очень носятся с идеей «цифровизации» процесса образования. Председатель правительства Дмитрий Медведев ещё в 2017 году заявил, что мы начинаем реализовывать приоритетный проект «Цифровая школа». А недавно где-то в недрах Высшей школы экономики родилась идея перевода всего образовательного процесса на онлайн-курсы. И идея эта, надо сказать, находит немалое количество сторонников именно среди тех, кто профессионально занимается образованием наших детей.

Их, наверное, где-то даже можно понять: куда ни глянь, всюду экономия, оптимизация и эффективный менеджмент. Студентов можно оставить дома, соответственно, аудитории можно перестроить и сдать под офисы. А постепенно, по мере накопления образовательного видеоматериала, можно будет избавиться и от преподавателей. А и правда, на кой нужны эти дармоеды? Нажал студент кнопку, скачал нужный курс пятилетней давности, да и учится себе потихоньку.

Поэтому «преподов» тоже разогнать. Оставить «конечного выгодоприобретателя» и несколько человек для экзаменационной (она же и приемная – оптимизируем до конца!) комиссии. Нет, ну а чего мелочиться? Тем более что в сухом остатке у нас получится именно столь любимая господином Медведевым «цифровая экономика»: бренд вуза, его логотип, несколько терабайт образовательного видео да с десяток человек в штате (как бы от них тоже избавиться — портят ведь всю картину!) некогда приличного учебного заведения (это не относится ко ВШЭ вообще никак, это абстракция для полноты образа). Красота, огромная эффективность в пересчете на одного занятого, чистой воды цифровая маниловщина… Ой, извините за досадные опечатки в слове «экономика».

Однако тут наблюдается некий интересный (и не очень приятный) эффект… Поскольку «не все ж в России дураки», некоторые серьезные люди резонно говорят: а контроль как же? При таком-то чудесном образовании где гарантия, что у нас не появится миллион «квалифицированных специалистов» по сходной цене, уровень знаний которых будет где-то на уровне плинтуса, но диплом которых будет довольно сложно оспорить?

Да и шкурный интерес многих гуру образования задет: если допустить бардак с экзаменами и получением дипломов, студенты будут платить не уважаемым профессорам, деканам да ректорам, а обычным репетиторам, которые переквалифицируются в «студента Васю» и отлично сдадут экзамен за сравнительно небольшие деньги.

Не верите в такие чудеса? Так не бывает? А как вам умное слово «прокторинг»? Это, если кто не знает, специальный мониторинг, при котором сотрудник вуза через веб-камеру наблюдает за экзаменом и следит, чтобы не было никаких нарушений. А для полного счастья планируется использовать ещё и биометрические датчики, чтобы иметь возможность убедиться, что перед экзаменатором сидит именно тот, кому потом будет выдан диплом.

То есть вопрос «удаленных экзаменов» уже сейчас не кажется нашим чиновникам чем-то невероятным. Было бы желание, как говорится, а экзамены и на дому примем. Правда, не совсем ясно, как можно решить проблему «шпаргалок» прямо на мониторе, или проблему второго (третьего, четвертого – современная техника позволяет) монитора, где будет «ин реал тайм» прокручиваться нужная картинка или документ.

Но главное: наши чиновники нашли повод в очередной раз усилить контроль. Причем на этот раз уже серьезно, с использованием биометрии и электронных «досье» на учащихся.

АСИ разработало проект отказа от бумажных дипломов и бумажных трудовых книжек. Вместо них будут вводить электронный индивидуальный профиль компетенций.
Там будет вся информация об учащемся, все его шаги, все его достижения и промахи. И ничего уже в этом портфолио нельзя будет изменить и вычеркнуть. Раньше, если у вас что-то не получилось, например, человек не поступил в институт, он делал попытку на следующий год. Теперь, если ты не отвечаешь соответствующим критериям, ты никогда не сможешь поступить в этот институт.


Была разработана система «Контингент», в которую должны были входить все данные об учащемся, включая данные из ЗАГС, ФМС, Пенсионного фонда, школ, вузов и т.д. Причем она была даже принята Думой, и только то, что законопроект не подписал президент, пока не позволяет ему вступить в силу.

А то, о чем сказано выше, это уже и есть зачатки той социальной сегрегации, о которой говорилось выше. Она начинается не тогда, когда где-то появляются элитные школы и заведения для богатых – такое было всегда, и какой-то большой беды это не несет. А вот когда перед молодым человеком на основании школьных оценок захлопываются двери высших учебных заведений — это уже как раз сегрегация. Причем сегрегация самого глупого толка – увы, ребенку может не повезти с учителями, или по собственной глупости он может запустить процесс учебы, что отнюдь не делает его менее способным, чем большинство.

Но вместо второго шанса он может получить вердикт «годен к низкооплачиваемой непрестижной работе», и перепрыгнуть через этот электронный барьер большинству окажется уже не под силу.

Подводя итог своего, вероятно, не слишком компетентного погружения в мир современных российских образовательных инициатив, я хочу сказать вот что.

Дорогие радетели за будущее нашего образования, цифровизаторы и оптимизаторы! Пожалуйста, помните, что образование сводится всего к двум вещам: педагогам и эффективному контролю за их деятельностью. Поэтому, если уж вам так неймется, подумайте о том, как повысить престиж профессии педагога, чтобы привлечь туда как можно более компетентные кадры. Ну и систему контроля, основанную на независимой оценке знаний учеников, все-таки неплохо бы продумать. ЕГЭ, к сожалению, пока такой системой не стала, и это пора уже признать.

А ещё совет чисто практического свойства. Давно пора понять, что из таких структур, как Высшая школа экономики, не исходит ничего хорошего и перспективного. А Герман Греф никогда ещё не поддерживал ничего, что действительно принесло бы пользу нашему государству. Поэтому когда вы видите их в первых рядах грядущей образовательной реформы, отключите голову и просто на рефлексах крикните – нет, только не это!

А то ведь доиграетесь, правда. Быть вам, при вашем-то невеликом уме, на самых низших этажах человеческого муравейника…
Автор:
Виктор Кузовков
Использованы фотографии:
Gerd Altmann
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

48 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти