Информация вместо пуль (часть 1)

«Язык их — убийственная стрела, говорит коварно; устами своими говорят с ближним своим дружелюбно, а в сердце своем строят ему ковы».
(Иеремия 9:8)


Во все времена люди хотели подчинять себе других людей и таким образом извлекать для себя выгоду. Поскольку общество представляет собой пирамиду, в свою очередь, состоящую из бесчисленного количества других, более мелких пирамид, то очевидно, что самая древняя (и добавим: прочная!) — это «пирамида физической силы». Против человека с пудовыми кулаками не больно-то пойдёшь, не так ли?! Но время шло и люди поняли: в единстве сила (то есть можно навалиться на него скопом!), а кроме того, на любую силу есть еще и хитрость. Самого сильного можно отравить, опоить, соблазнить женщинами (в Библии немало примеров и того, и другого), и лишить его таким образом силы.


Но физическое воздействие хорошо лишь на первых порах и в зонах локальных конфликтов. Там, где людей очень много, куда эффективнее управлять ими при помощи единомыслия, а его можно ведь создать!

И долгое время вся работа по созданию единого общественного мнения велась на уровне чистой интуиции. Люди понимали, что информация, поданная определенным образом (то есть пропаганда), страшнее вражеских солдат и картечи. Понимали это и Петр I, и Наполеон, и многие, многие другие, но лишь в силу собственной одаренности. Ну, а затем развитие науки привело к тому, что нашелся человек, разработавший по-настоящему хорошую теорию пропаганды, а ведь как известно нет ничего лучше, чем хорошая теория. И вот таким человеком стал Гарольд Дуайт Лассуэлл (1902-1978) – известный американский политолог и специалист в области теории информации, почетный профессор права Йельского университета, один из директоров Центра политических наук Нью-Йорка, глава Американской ассоциации политических наук.

Информация вместо пуль (часть 1)


Лассуэлл был сторонником бихевиоризма – «поведенческой теории» человеческого существования, да и фрейдизм был ему совсем не чужд, так что его теория впитала в себя и то и другое. Но это не был простой синтез фрейдизма и бихевиоризма, отнюдь. Позднее теорий информационного воздействия появилось много, но теория Лассуэла стала классической. Очень важно, что одним из ее инструментов стал контент-анализ, то есть анализ текстов. Он же определил пропаганду как «менеджмент коллективных мнений с помощью манипуляций значимыми символами». То есть мы имеем важные для того или иного социума символы, мы их отбираем, группируем и выдаем в социум. И то, что раньше лишь только смутно ощущалось этими людьми или они воспринимали «это» на уровне узнавания, становится для них очень важным. То есть в основе лассуэловского подхода к информированию общественности лежит тезис о единой реакции человека на пропагандистские воздействия и очень важный тезис о том, что сознания среднего человека очень уязвимо для такого воздействия. По его мнению, такие критические для среднего человека явления, как экономический кризис или политический конфликт, чреватый войной, вызывают у людей этой социальной группы массовый психоз. Критичность их сознания уменьшается (именно поэтому перед каждым общественным мероприятием людям – его участникам или гостям, обязательно следует давать по 100 граммов шампанского или 50 граммов водки или коньяка!), после чего они делаются уязвимыми. Даже самые грубые и примитивные формы пропаганды становятся для них приемлемы. Для среднестатистического человека именно пропаганда является «лекарством» для самоуспокоения и способом справиться с любой угрозой. Именно поэтому Лассуэлл рекомендовал научной технократии (англ. «scientific technocracy») взять отбор информации для СМИ на себя. В 1927 году он написал самую свою известную работу «Техника пропаганды в Первой мировой войне» (сначала в форме докторской диссертации, а затем выпустил ее в виде монографии), а к 1948 году на основе опыта пропаганды в армии во время Второй мировой войны разработал и свою собственную (ставшую знаменитой!) модель коммуникации. Причем модель эта очень проста, а суть любого коммуникативного действия она раскрывает путем следующих, последовательно задаваемых вопросов: кто сообщает? сообщает что? по какому каналу идет сообщение? кому сообщение адресовано? с каким эффектом это сообщение было передано?

Ну, а контент-анализ в данном случае позволяет анализировать самые разные виды текстов. Это могут быть сообщения, переданные СМИ, выступления политических деятелей, партийные программы, правовые акты, исторические документы и источники, и даже произведения литературы, не говоря уже о собственно рекламных и пропагандистских материалах.

Очевидно даже для неспециалиста, что задача пропаганды – обеспечение консолидации народных масс ради поставленной перед ними единой цели. Но Лассуэллл сделал важное уточнение: для каждой социальной группы эта цель все-таки немного своя. Своя для президента, генерала, шофера, грузчика и… бомжа! То есть рассчитывать воздействие надо на каждый особый слой общества. То есть грубо говоря – «одной кашей всех и с одной ложки кормить нельзя»!

Ну, а сама пропаганда, как способ управления общественным мнением значимыми символами, предполагает, по мнению Г. Лассуэлла, в первую очередь распространение политических мифов и определенных желательных для общества стереотипов. Что такое политический миф? Ответ простой — нечто, что большинство людей не подвергает сомнению, из-за чего ему не нужно доказательств. Лассуэлл полагал, что политические мифы реализуются в идеологии и предлагаемых обществу доктринах. При этом какая-то информация действует на разум, а какая-то воздействует на чувства реципиентов, то есть ее получателей. Чтобы различать эти направления, он ввел такие понятия, как «креденда» и «миранда».

Креденда (доверие) – является сферой рационального сознания. Ее информационные блоки – это тексты конституций, договоров и прочих институциональных документов, которые воздействуют на разум и вызывают доверие к властям на когнитивном уровне.

Миранда (мираж, сверхъестественное) – нечто иное, как ритуал и символ, что, кстати хорошо понимал еще великий Конфуций. Это лозунги, флаги, гимны, в обязательном порядке харизматичный герой (лидер) движения. Здесь все рассчитано на эмоциональное восприятие и возбуждение чувств. «Все люди братья!», «Мир хижинам, война дворцам!», «Кто был ничем, тот станет всем!», «Мы рождены, чтобы сказку сделать былью!» – вот хорошо известные примеры таких вот эмоциональных лозунгов.

В любом случае, считал Лассуэлл, у «языка власти» всегда цели рациональные, а вот эффекты напротив – эмоциональные. Они доступнее и действуют на большее количество людей! Причем Лассуэлл утверждал, что власть, разумная власть, должна заранее готовить людей к принятию тех или иных идей и поступков. Вспомним, для примера, неправильные решения в этой области. Реформу 1861 года, свалившуюся на головы крестьян, словно снег в мае, события 1991 года, когда люди точно также оказались неподготовленными к произошедшему. Причем пропагандистская кампания должна была бы быть длительной и основанной на детально проработанной стратегии. Подчеркнем – стратегии! Поэтому тех же крестьян еще до реформы нужно было обучать портновскому, скорняцкому и плотницкому делу, учить на землемеров, пивоваров, с тем, чтобы «получив свободу», они сразу бы оказались при деле. То же самое было и в СССР. Ведь уже было известно, что инерция общественного сознания велика, что не все люди меняются быстро. Вот и нужно было выдвинуть лозунг: «В коммунизм со второй и третьей профессией!», «За себя и за того парня!», «Всесторонне развитым честь и место!» и учить на бухгалтеров (Лозунг: «А ты овладел искусством считать?»), тех же пивоваров, сыроделов, агрономов, токарей-пекарей. Да мало было ли нужных в обществе профессий? Следовало заблаговременно культивировать новые образы и новые идеи, создавать их символы и также заранее развивать в людях ассоциации между конкретными положительными эмоциями и этими узнаваемыми ими символами.

Надо сказать, что Лассуэлл прекрасно понимал, что демократия, в условиях которой осуществляется информационное воздействие на людей, отнюдь не идеальна и по сути представляет «диктатуру болтовни», а вот та техника, которая позволяет диктатору править и называется… да-да – пропагандой.

Поэтому-то он и предлагал контроль над СМИ передать новой элите или научной технократии, которая свои знания будет использовать обществу во благо и сможет обеспечить обществу… стабильность. Ну, а сами приемы, то есть непосредственно технологии управления общественным мнением очень просты:

1. Следует ограничить распространение нежелательной информации и все то, что людей отвлекает от главного.
2. Информация должна быть массовой, чтобы объект влияния находил ее везде. Причем на выборах портреты кандидатов могут печататься даже на туалетной бумаге!
3. Сообщения должны быть информационно емкими, краткими и запоминающимися, словно… Каинова печать!
4. В тексте, рассказах диктора и изображениях объект должен находить себя. Точнее что-то общее с самим собой, тогда воздействие будет более результативным.
5. Нужно периодически давать информацию о чем-то шокирующем или пугающем. Страх – одна из самых сильных мотиваций и иллюзий человека.
6. Перед воздействием следует определить шкалу ценностей человека. И после этого использовать эти сведения в своем информационном блоке.
7. Следует обязательно отслеживать ответную реакцию. И в первую очередь те места, где у объекта воздействия возникли противоречия с изложенными сведениями. Вместе с продолжением воздействия по теме, следует дать дополнительную информацию, разрушающую возникшие противоречия.
8. Нужно обязательно позаботиться, чтобы окружающие начали обсуждать предложенную информацию. Спорить, искать аргументы, факты. Таким образом эффект воздействия усиливается в разы.
9. Нужно использовать неопровержимые доказательства. Тогда, часть людей, противящихся вашим сведениям (а они будут неизбежно, потому что у них другой жизненный опыт и убеждения), не смогут парировать ваше воздействие. При этом нужно добиваться, чтобы людям было интересно. Чтобы они захотели вжиться в ваше сообщение и непременно стать его частью!

Главным трудом Лассуэлла стала монография «Техника пропаганды в мировой войне», в которой он произвел разбор целей, задач и стратегий пропагандисткой деятельности в эпоху Первой мировой войны. Он сделал вывод, что такая критическая ситуация, как война, освобождает все самые примитивные, первобытные инстинкты, и вот на их-то мобилизацию и должна быть направлена военная пропаганда. Чем выше уровень социальной напряженности, возникшей в обществе, чем сильнее, считал Лассуэлл, в нем действуют примитивные инстинкты, и тем эффективнее при этом будет действовать пропаганда. Нужно возбуждать ненависть к противнику, поддерживать хорошие отношения с союзниками, восстанавливать против врага нейтральные государства, разлагать противника изнутри и подрывать его волю к победе. По мнению Лассуэлла, во время войны власть над управлением мнением народным должна была находиться в официальных руках. Свобода мнений вещь хорошая, но в мирное время, и вред от отказа от нее в военную пору меньше, чем польза от контролируемого официальными органами распространения информацией. Правда, тут тоже нужен профессионализм. Например, в цикле статей «Отравленное перо» приводился пример статьи в газете «Правда», называвшейся «Брехня Гитлера». Она вроде бы разоблачала ложь гитлеровской прессы о потерях советских войск. Давались цифры во много раз меньше тех, что были у немцев, но… тут же зачем-то сообщалось, что немцы пишут, что в плен к ним попало 3,5 млн. наших солдат, тогда как всего пленных 500 тысяч. Но почему-то никто не сообразил, что на фоне предвоенной пропаганды про войну «одним ударом», «малой кровью» и на «чужой территории» даже эта цифра выглядит просто чудовищной! Не надо было вообще об этом писать! Все и так знали, что немецкая пропаганда лжет и чего же с враньем-то спорить?! После победы разберемся… То есть даже цензура партийных и советских органов не была гарантией того, что в печать не пролезет такая вот явная глупость…



Лассуэлл писал, что, как и всякий инструмент, пропаганда не бывает плохой или хорошей. Для общества пагубна не сама пропаганда (пропагандировать можно и здоровый образ жизни, и отказ от курения), а насаждение с ее помощью неблагоприятных для людей идей. Но в любом случае пропаганда выступает как вид «оружия», причем оно куда более «экономное», чем все прочие, так как она значительно экономит материальные затраты. Даже самая дорогостоящая информационная кампания дешевле, чем авианосец и его содержание… По его мнению, информация играет в обществе роль своего рода «магической пули», от которой у среднестатистического человека защиты нет и быть не может!



Продолжение следует…
Автор:
Вячеслав Шпаковский, Аркадий Гайдар
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

85 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти