Сирия: демократия или мир?

I. Объективные парни из лондонской закусочной, к которым глух Запад

25 мая в посёлке Эль-Хула в провинции Хомс было убито более ста мирных жителей. Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека, расположенный в Лондоне, не откладывая дела в долгий ящик, срочно отрапортовал о трагическом инциденте передовым демократиям. Во времена высокоскоростного Интернета доложить куда следует можно прямо из закусочной — примерно такой, в которой и расположен этот самый центр мониторинга, состоящий из двух человек: хозяина закусочной Рами Абдурахмана и его помощника, по совместительству исполняющего обязанности переводчика.


Два этих товарища, что бы мы о них ни думали, периодически сообщают мировому сообществу не только о потерях среди гражданского населения в Сирии или оппозиционеров-революционеров, но и среди военнослужащих правительственной армии. Но, как товарищ Абдурахман ни старайся, Запад умеет услышать из рапортов о соблюдении прав лишь то, что ему, Западу, надо.



В убийстве гражданских лиц, которые в большинстве своём были застрелены в упор (в висок) или умерли потому, что негодяи и мерзавцы перерезали им горло, Запад обвиняет армию Башара Асада. Предъявлять такое обвинение непросто, потому что большинство жертв страшной резни — члены семей, преданных сирийским властям. Эти люди отказались сотрудничать с вооружёнными террористами. Предварительные результаты работы комиссии по расследованию резни в Хуле недавно огласил на пресс-конференции в Дамаске глава этой комиссии генерал Джамаль Касем Ас-Сулейман. В резне, как считает генерал, участвовали члены местных бандформирований и боевики, которые прибыли из соседних районов. Расследование показало, что люди в Эль-Хуле были убиты выстрелами с близкого расстояния или холодным оружием. На телах нет следов бомбёжек, танковых или артиллерийских артобстрелов; не обнаружено ни переломов костей, ни ожогов, ни следов осколочных ранений Цель устроенной акции насилия, по заявлению главы комиссии, — вывод района из-под контроля правительства.

Вот почему непросто «перевести стрелки» на Башара Асада и его армию. Однако есть испытанное средство: кричать на весь мир о виновности Асада. Ещё можно в массовом порядке вывести послов из Сирии, что обычно делают перед военным «обострением». Можно и угрожать военной операцией, ведя разговорчики о бесполётной зоне, авиаударах, операции НАТО, санкциях на операцию от ООН и т. д. Можно и усилить давление на Россию — дабы она наконец осознала, насколько плох Асад, не желающий подчиняться плану Аннана, и что пора уже его «уйти», пока он не истребил весь собственный народ.

Можно и резолюцию принять — от лица Совета безопасности ООН, от того самого, которое своё лицо давно потеряло. Почему потеряло? Да потому что в распространённом в Совбезе ООН французско-английском проекте заявления в решительно-однозначных выражениях был осуждён «обстрел сирийской армией из тяжёлого вооружения районов с гражданским населением, повлекший подтверждённые наблюдателями ООН убийства десятков мужчин, женщин и детей, а также ранения сотен людей в сирийской деревушке Эль-Хоула в окрестностях Хомса».

Доказательства не требуются. Виноват Асад. Складывается впечатление, что на Западе и в ООН только и ждали провокации боевиков, чтобы начать очередную травлю сирийского президента — быть может, последнюю, за которой начнётся интервенция в Сирию каких-нибудь вооружённых до зубов миротворцев: из ООН, НАТО, из лояльной Америке Саудовской Аравии, из Турции, да откуда угодно. Желающих урвать свой кусок в Сирии немало. Борцы за права человека порубят в куски Сирию, поделят её на «буферные зоны», сиречь зоны влияния, а потом возьмутся за Иран, обложив его уже со всех сторон и предварительно запытав до смерти в Гуантанамо какого-нибудь «террориста», который перед смертью с предельной точностью укажет представителю ЦРУ, в какой комнате своего дворца президент Ахмадинежад спрятал под матрасом атомную бомбу и в какой кладовке он держит сейф с обогащённым до девяноста процентов ураном. И уж тогда в регионе настанет полное торжество демократии. Иракская или ливийская политика — она проверенная. Она и есть образец того, как работают разного рода демократические институты на Западе.

Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй нисколько не усомнилась, что ответственность за трагедию в Хуле лежит на сирийском правительстве. Какой-нибудь доверчивый европеец или американец послушает по телику разных комиссаров, и начинает верить даже в то, что сам Башар Асад с мясницким ножом ходит тёмными сирийскими вечерами по провинции Хомс и кромсает ненавистных ему мирных жителей. Непонятно только, чего это народ в Сирии выставляет в окнах портреты президента Асада. Наверное, вместо выбитых стёкол…

Госпожа верховный комиссар сказала по поводу резни в Хуле, что «неизбирательное и, возможно, намеренное убийство жителей может быть квалифицировано как преступления против человечности» и потребовала от сирийского правительства прекращения чрезмерного применения силы «против мирных жителей». Нави Пиллэй также заявила, что Совбез ООН должен срочно «рассмотреть вопрос о передаче сирийского досье Международному уголовному суду».

Но резолюция Совбеза всё же не была принята. В этом виноват уже не Асад, а Россия. Эта страна, продающая Асаду оружие (понятное дело, для планомерного уничтожения мирного населения), всё ещё перечит мирным устремленьям ООН и прочих «друзей Сирии». 27 мая Москва не поддержала эту грубую резолюцию Совбеза ООН, имеющую под собой провокационную основу, — по крайней мере, отвергла её до тех пор, пока глава наблюдателей ООН в Сирии не проинформирует Совбез обо всех обстоятельствах трагедии.

Раз строптивая Москва опять показала коготки, Запад решил пойти другим путём. 29 мая Австралия, Канада, Великобритания, Германия, Франция, ещё несколько стран Евросоюза и США объявили о высылке со своих территорий сирийских послов. Запахло войной. То есть походом мировой демократии против несчастной Сирии. И причина тотального недовольства Сирией была найдена: миролюбивый Запад в лице ООН, НАТО и отдельных государств не может допустить масштабной гражданской войны в Сирии. В общем, Чип и Дейл скоро придут на помощь братскому сирийскому народу, замученному диктатором Асадом.

29 мая в СМИ появилась информация о возможном вмешательстве в конфликт Америки. Глава Объединённого комитета начальников штабов армии США генерал Мартин Демпси в интервью телеканалу «CBS» сказал: «Я полагаю, что дипломатическое давление всегда должно предшествовать любым разговорам о применении военной силы. Моей задачей является выработка планов по военному вмешательству, а не решение политических вопросов. Таким образом, в случае необходимости мы представим различные сценарии военного вмешательства». А ведь вообще Демпси — человек осторожный, он семь раз отмерит, и только потом отрежет. Хотя вопрос, быть может, в том, сколько раз он уже отмерил…

Виктория Нуланд, представительница Госдепа США, подсказала России, какие выводы должна сделать Москва после расследования в Эль-Хуле. Она заявила: «Мы уверены в том, каковы будут результаты расследования». И уточнила, что Госдеп одобряет стремление Российской Федерации разобраться в ситуации. Там, в Госдепартаменте, убеждены, что в трагедии виновны нанятые режимом «головорезы». Эти нехорошие парни входили в дома и расстреливали в упор детей и родителей. Работа у них такая, у головорезов. Поэтому Нуланд надеется (до сих пор), что позиция России в сирийском вопросе изменится после получения вот этого самого вывода, услужливо сформулированного Госдепом. В общем, Америка дала России повод выйти «с честью» из сложной ситуации. Постоянное нарушение плана Аннана, а тут ещё кровавая резня. Надо только согласиться с Америкой, что тут чуточку виноват Асад — и всё, дорога к отставке сирийского президента вымощена самыми прямыми намерениями.


Надо заметить, что в США в ноябре — президентские выборы, и республиканцы-конкуренты пользуются «слабостью» Обамы в сирийском вопросе, называя его политику «позорной» и говоря об утрате Америкой статуса мирового лидера. Такой позиции придерживаются многие политические «звёзды» Штатов — например, потенциальный кандидат в президенты Митт Ромни или старший сенатор от Аризоны Джон Маккейн.

Джон Маккейн, в отличие от Барака Обамы, ничуть не верит в то, что в сирийском вопросе Штаты могут рассчитывать на Россию. Как можно на неё рассчитывать, коли она продаёт Асаду оружие? Нет, с Россией иметь дело по сирийскому вопросу — невозможно. Но Обама — зело упрямый товарищ!.. И пришлось Джону Маккейну обвинить Обаму в «беспомощной» внешней политике. Кстати, мистер Маккейн не одинок в своих резких обвинениях — запальчивого сенатора нынче многие одобряют в Республиканской партии. Старший сенатор от Аризоны, в 2008 году проигравший Обаме на выборах, теперь говорит в его адрес: «Эта администрация беспомощна во внешней политике и отказывается от управления Америкой… Это действительно отречение от всего, за что Америка выступает и во что верит».

С мистером Маккейном солидарен мистер Ромни. «Соединённые Штаты с союзниками должны организовать и вооружить сирийские оппозиционные группы, чтобы те могли защитить себя», — так считает тот, кто может сменить на посту президента США Барака Обаму.

В Европе некоторые особо агрессивные господа тоже готовы воевать с Асадом. К примеру, Франция. Правда, она пойдёт войною на Сирию лишь с санкции ООН. Мсье Олланд 1 июня заявил: «Военное вмешательство не исключено, если оно будет осуществляться под эгидой международного права, а именно через резолюции Совета безопасности».

Вторгнуться в Сирию изъявила желание и великая страна Бельгия. С оговоркой: её об этом накануне вторжения должны попросить. Глава бельгийского военного ведомства Питер де Крем сказал вот что: «Если к Бельгии обратятся и правительство сочтет это необходимым, мы можем так поступить». Господин де Крем отметил, что по своей инициативе Бельгия в атаку не пойдёт.

Знакомый читателям «Военного обозрения» мсье Бурхан Гальюн, который продолжает считаться лидером «внешней» сирийской оппозиции, временно переместился из Парижа в Доху (Катар) и оттуда в минувшую субботу заявил, что «приветствовал бы военную акцию в Сирии арабских стран». Гальюн знает, что говорит: вслед за совместной атакой арабских стран, которые и без того снабжают «повстанцев» оружием и деньгами, в Сирию войдут войска НАТО. Альянс может обойтись и без санкции ООН, как на то намекают наиболее радикальные американские чиновники вроде Сюзан Райс. Ведь НАТО должно будет спасти Сирию от полномасштабной гражданской войны. Согласитесь, задача благородная и вполне миротворческая. А гражданская война в Сирии начнётся, стоит только арабским странам осуществить «военную акцию».

На фоне таких устрашающих заявлений и резолюций Совбеза ООН, пусть и не принятых, приободрилась Свободная сирийская армия (ССА). Вот цитата из её заявления: «Мы заявляем, что до тех пор, пока Совет безопасности ООН не примет экстренных решений для защиты гражданских лиц, пускай план Аннана летит к чертям».

«Чертовское» заявление оппозиционеры-дезертиры сделали вслед за тем, как глава военного совета ССА генерал Мустафа Ахмед аш-Шейх призвал международное сообщество устроить военное вмешательство в сирийский конфликт после массового убийства граждан военными в посёлке Хула. Кроме международной атаки, которую только и ждут оппозиционеры, подкармливаемые Западом, а также западными сателлитами восточного происхождения, генерал призвал всех оппозиционеров начать полномасштабные военные действия против режима Асада.

В общем, хор слаженный получился.

Только американский президент Барак Обама словно бы остался в сторонке. В одиночестве. Чуть ли не в изоляции. А из-за чего? Наверное, такой же упрямый, как эти русские. Совсем не Джордж Буш-младший; не рвётся воевать. А ведь со всех сторон несутся призывы к войне с Сирией и свержению Асада. Не только в Европе об этом говорят, но и в Америке, прямо возле ушей Обамы.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон, после того как наблюдатели ООН подтвердили гибель в Хуле десятков мужчин, женщин и детей — будто бы в итоге обстрела с участием артиллерии и танков сирийской армии, — сказала: «Те, кто совершил это зверство, должны быть обнаружены и наказаны. США и мировое сообщество будут работать над тем, чтобы усилить давление на Башара Асада и его окружение, чьей власти, основанной на убийствах и страхе, должен прийти конец».

Клинтон и в голову не приходит, что «те, кто» и «Башар Асад и его окружение» — могут находиться по разные стороны конфронтации.

Следом за Хиллари Клинтон высказалась Эрин Пелтон — официальный представитель Совета национальной безопасности при Белом доме. Она назвала обстрел сирийского города Хулы подлостью. Ещё она сказала, что события в Хуле «служат живым подтверждением нелегитимности действующего режима».

Вот так. Убили мирных жителей, перерезали им горло и постреляли в виски — значит, режим нелегитимен. То есть люди не верят Асаду — и, чтобы выказать ему своё недоверие, вырезают и стреляют женщин и детей. Возможно, по мнению Госдепа и Белого дома, именно так реализуются на практике принципы истинной демократии. Голос народа должен быть услышан властью, мда.

Позднее, 31 мая, Хиллари Клинтон заявила, что иностранное военное вмешательство в Сирию — возможно, но при одном условии: если в мире будет достигнут широкий консенсус по этому вопросу. Она считает, что согласие на военную операцию нужно получить не только от союзников США, но и от России и Китая. Без них, видимо, консенсус будет узковат.

Всё задумано по ливийскому сценарию: в 2011 году Россия на Совбезе промолчала (всего воздержалось пять стран: Россия, Китай, Индия, Бразилия, Германия), и вторжение произошло.

Постпред США при ООН Сюзан Райс вряд ли сомневается, что план Кофи Аннана провалится. За провалом плана последует раскол в СБ ООН. А далее мировому сообществу, по её мнению, придётся действовать в обход Совета безопасности. Это «самый худший вариант», как она думает, но сейчас он «выглядит наиболее вероятным».

Райс вообще дама экспрессивная, склонная к худшим сценариям и бездоказательным обвинениям. Стоило сирийцам опубликовать предварительные данные о расследовании трагедии в Хуле, как она тут же заявила, что это — вопиющая ложь.

Министр обороны США Леон Панетта выражается куда осторожнее — примерно так же осторожно, как генерал Демпси. Он полагает, что американские ВС могут поучаствовать в военной операции в Сирии, но при наличии резолюции Совета безопасности ООН. Панетта заявил, что видит свою задачу в том, чтобы американские войска при выполнении подобных миссий за рубежом всегда пользовались поддержкой международного сообщества.

3 июня Россия осудила ещё одну резолюцию — теперь Совета ООН по правам человека (СПЧ) о массовом убийстве в посёлке Хула, двумя днями ранее принятую на внеочередной сессии. В заявлении МИД РФ говорится: «Текст резолюции выходит за рамки мандата СПЧ, идет, фактически, вразрез с заявлением СБ ООН для прессы от 27 мая. Вызывают самое серьёзное беспокойство попытки ряда стран, не дожидаясь результатов работы МООННС по событиям в Хуле, уже сейчас определить виновных и таким образом оказать давление на СБ ООН, а также использовать случившуюся трагедию в своих интересах и для срыва выполнения плана спецпосланника ООН — ЛАГ К. Аннана».

За эту резолюцию голосовали 41 из 47 членов Совета. Против выступила не одна Россия, её поддержали Китай и Куба.

Если не получилось через Совбез, попробуем через СПЧ… Но и тут не вышло. Но вода камень точит…

Чтобы сломить упрямую Россию, Хиллари Клинтон, встречаясь с русскими официальными лицами, стала часто упоминать йеменский сценарий. Может быть, для того, чтобы товарищ Лавров, с которым она как раз поговорила, забыл о сценарии ливийском: ведь он для России не очень-то приятен.

Клинтон сказала то, что говорила уже много раз: «Мой сигнал министру иностранных дел был простым и ясным. Мы все должны активизировать наши усилия с целью добиться передачи политической власти в Сирии, и Россия должна помочь в этом». По словам Клинтон, Лавров и сам «ссылался на пример Йемена». Хиллари Клинтон желает, что то, что произошло в Йемене (примирительное соглашение с оппозицией), с помощью России состоялось бы и в Сирии. А иначе там начнётся гражданская война, последствия которой нельзя предугадать.

Они на Западе уже всё придумали для России. Осталось только согласиться.

Что касается сирийского президента, то он обвинил в обостряющемся конфликте иностранные государства. Выступая перед депутатами Народного Совета, Башар Асад сказал, что «сирийскому народу брошен вызов» и против него ведётся «настоящая война на уничтожение». Говоря о резне в Эль-Хуле, Асад заявил: «Попытки очернить доблестную национальную армию являются оскорблением для сирийского народа». Президент призвал предупредил население о том, что «со стороны террористов могут последовать новые расправы и провокации».

Отсюда надо сделать простой вывод: Асад будет твёрд в своей политике. Террористы ещё хлебнут горя.

А теперь вернёмся к нашим баранам, то бишь к двоим работникам лондонской закусочной.

На прошлой неделе только за выходные дни в Сирии было убито не меньше 80 военнослужащих правительственной армии. Они погибли в столкновениях с силами оппозиции. РИА «Новости» получило эти сведения от агентства «Рейтер», сославшегося на Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека, то есть как раз на товарища Абдурахмана и его помощника-переводчика. По данным центра мониторинга, в субботу и воскресенье повстанцы совершили несколько нападений на военные КПП, а также заявили об уничтожении нескольких танков и более сотни военнослужащих сирийской армии. Врачи местных больниц, правда, подтвердили факт гибели не ста, но 80 человек.

Однако мировая демократия молчит. Будто и не было сообщения от товарищей правозащитников. Почему же не трубят в свои трубы борцы за права человека? А потому, что «повстанцы» не убивают, а борются за демократию. Вы что, разницы не ощущаете?

Шуму в западной прессе о смерти восьмидесяти военных нет и потому, что, если в убийстве мирных жителей можно обвинить кровожадного Асада, то в убийстве своих солдат и офицеров его обвинить вряд ли будет удобно. Западная биомасса, коротающая вечера у телеящиков, во многое поверит, но тут у неё из рук просто чипсы выпадут. В западных СМИ тоже меру знают.

II. Свободная сирийская армия не будет соблюдать план Аннана, а будет защищать сирийский народ

У оппозиционеров сказано — сделано. Спустя неделю после «чертовского» заявления представителей ССА план Аннана и вправду полетел к чертям. (Впрочем, заметим в скобках, планы Аннана обычно и предназначаются для чертей: все знают, что этот уважаемый миротворец ранее «планировал» в Югославии, Ираке и Ливии. Складывается устойчивое впечатление, что миролюбивый Кофи Аннан стряпает свои планы под руководством шеф-повара из Госдепа. Планы его хороши, ясны и открыты, но составляются как будто с расчётом на провокацию и нарушение той стороной, которая, по заранее заданному сценарию, должна покинуть политическую арену. В общем, как это ни печально, но Кофи Аннан — предвестник войны).

Сирия: демократия или мир?


4 июня сирийские мятежники объявили, что больше не станут следовать плану Аннана. Отныне противники президента Асада начнут защищать свой народ. То есть — воевать, можно сказать, официально. Представитель Свободной сирийской армии Сами аль-Курди заявил: «Мы решили прекратить наше соглашение (по этому плану) и, начиная с сегодняшнего дня, мы начинаем защищать наш народ».

И это ещё не всё. Воинственно настроенный представитель «повстанцев» призвал реформировать миссию ООН по наблюдению в Сирии в «миротворческую». Что это значит, объяснять, наверное, никому не нужно. Ну, а если не ООН, то тогда пусть уж международное сообщество примет «смелое решение» и образует бесполётную и буферную зоны в Сирии. Представитель ССА не оригинален: всякие там «зоны» — не его ума детище, а идеи, выношенные и опробованные разнообразными миротворцами. Так что этот «революционер» просто повторяет слова чужих дяденек. Кстати, именно с создания бесполётной зоны начался конец Ливии.

Господин Сами аль-Курди, бывший майор, также добавил, что повстанцы перестанут действовать в соответствии с планом мирного урегулирования 8 июня. Это число — крайний срок, установленный в ультиматуме оппозиции. С этого-то дня «повстанцы» и начнут «защищать своих людей», как сказал аль-Курди.

Особых подробностей в российской прессе о том, что представляет собой нынче ССА, нет. Зато кое-что господа «повстанцы» поведали западным корреспондентам. Кристофер Торчиа («Ассошиэйтед пресс», репортаж из Стамбула) в «Вашингтон Таймс» от 4 июня приводит некоторые данные о «революционерах».

Во-первых, в понедельник сирийские активисты объявили о новой коалиции повстанческих движений — с целью преодолеть глубокие разногласия внутри оппозиции в борьбе против сил президента Башара Асада. (Из этого можно сделать вывод, что оппозиция до сих пор разнородна).

Во-вторых, на пресс-конференции в Турции повстанцы объявили о формировании сирийского фронта. Выглядела эта пресс-конференция вполне презентабельно: тут вам и рекламные щиты, и синхронный перевод, и видеопрезентации. (Правда, все эти фитюльки не гарантируют мятежникам победы).

В-третьих, по словам Халеда аль-Оклы, одного из организаторов конференции, всё будет координироваться вокруг ССА на турецкой границе. Впрочем, пока участники ССА признают, что их командиры имеют ограниченный оперативный контроль над повстанческими отрядами в Сирии, но ведь вооружённые группировки находятся под сильным давлением со стороны правительственных сил — с их танками и артиллерией. (Отсюда легко понять, что армия Асада по-прежнему сильна).

Поэтому господин аль-Окла считает, что настало время заключить какие-то договоры или подписать соглашения — касательно координации «работы в Сирии». Кроме того, он заявил, что его группировка имеет в составе 12.000 бойцов.

Повстанцы считают, что Башар Асад повинен в смерти более чем 13.000 человек в Сирии. Убийства в Хуле — тоже дело рук сирийской армии.

Ещё оппозиционеры сообщили, что новый фронт повстанческой борьбы уже имеет 100 батальонов.

Вот с этими-то силами — принимать на веру эти числа я бы не стал, — оппозиционеры и собираются «защищать народ», презрев план Аннана.

Генсек ООН Пан Ги Мун, однако, с боевитыми повстанцами не согласился. По его убеждению, план Аннана — неотъемлемая часть разрешения сирийского конфликта. А ещё он подчеркнул, что в ООН не ведётся обсуждение военного вмешательства в сирийский конфликт.

Впрочем, мы уже поняли, что представители ССА больше рассчитывают не на ООН, а на «международное сообщество». (Видимо, ООН всё-таки ещё не скатилась — по меркам террористов — в пропасть радикализации). Не будь поддержки от этого самого сообщества — информационной, коммуникационной, финансовой и оружейной, — никакой ССА или там никакого СНС (Сирийского национального совета) и в природе бы не существовало. Масло в огонь льют западные демократии. Вся эта «арабская весна» имеет куда больше западных корней, нежели восточных.

После резни в Эль-Хуле Америка — устами высокопоставленных чиновников — каждодневно твердит о том, что в Сирии вот-вот начнётся полномасштабная гражданская война и что спасти народ Сирии может лишь отставка Башара Асада. А чтобы его «отставить», Белый дом в компании со своими союзниками сейчас занимается «подготовкой передачи политической власти в стране». 4 июня об этом прямо сказал официальный представитель американской администрации Джей Карни. Вот его слова: «Мы вместе с международными партнерами сконцентрированы на подготовке передачи политической власти в Сирии… Чем скорее власть будет передана, тем лучше будет сирийскому народу, тем больше шансов останется для предотвращения эскалации кровавой войны между религиозными группировками».

Журналисты спросили у мистера Карни, лгал ли Башар Асад, когда в минувшие выходные заявлял о непричастности правительственных войск к бойне в Хуле, и Карни ответил коротко: «Да».

Карни, так же как и другие американские чиновники, например, Хиллари Клинтон, полагает, что Россия должна сыграть важную роль в организации мирной передачи власти от президента Сирии оппозиционерам. Карни, как и Клинтон, похоже, верит в то, что Россия вот-вот изменит позицию по Сирии. Впрочем, эти господа и дамы давно твердят о том, что почти договорились с Россией, но ведь «почти» не считается. Что бы там ни говорили Карни и Клинтон, русский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что Россия считает необходимым принудить всех участников сирийского конфликта к мирным переговорам. Наш товарищ Лавров дюже упрямый…

III. Русские не сдаются

И Путин тоже упрямый. Вот и Ангела Меркель не стала спорить с ним по сирийскому вопросу, а только соглашалась. Всё в Сирии должно быть решено дипломатическим путём. Правда, после Германии российский президент посетил Францию, а там мсье Олланд решил взять быка за рога: «Режим Башара Асада вёл себя совершенно неприемлемым и недопустимым образом и совершил поступки, которые его дискредитировали. Отказ Башара Асада от власти — это единственный выход из сложившейся ситуации».

Владимир Путин в ответ на это сказал Олланду: «А сколько мирного населения погибло от противной стороны, от рук так называемых боевиков. вы посчитали? Там же тоже идёт счёт на сотни. Наша цель заключается в том, чтобы примирить все стороны конфликта. Мы не выбираем наших и не наших, мы хотим позаботиться о всех».

Олланд вообще с самого начала своего президентства как-то плохо вписался в сирийский вопрос. Он не учёл как минимум материальную сторону вопроса для России: ведь у Москвы есть свои интересы в Дамаске. Это не говоря о том, что в Сирии живёт 50.000 российских граждан, а ещё там работает 1.200 военных специалистов. Вместо того, чтобы шаг за шагом создавать себе авторитет на международной арене, Олланд, президент-новичок, делает всё, чтобы показать себя с худшей стороны. Даже американцы, сторонники свержения Асада, не так поспешны, как мсье Олланд.

«Интересно отметить, — пишет Любовь Люлько («Правда.ру»), — что Олланд раздражает не только Москву, но и Берлин, сообщает немецкий «Spiegel». Так, представитель комитета бундестага по международным делам Рупрехт Поленц заявил, что даже воздушная операция, как в случае с Каддафи, невозможна из-за мощи сирийской армии, непонятной ситуации, напоминающей гражданскую войну, и неоднородности оппозиции. Это говорит о том, что Олланд пока действует на эмоциях, демонстрируя профнепригодность».

Вот-вот. Профнепригодность — вместо политического авторитета.

3 и 4 июня в Санкт-Петербурге прошёл саммит Россия — ЕС. Евросоюз представляли председатель Европейского совета Xерман Ван Ромпей и глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу, а Россию — президент Владимир Путин. Многие ожидали, что на этом саммите ЕС станет оказывать давление на Россию — с тем, чтобы Владимир Путин наконец занял «жёсткую» позицию по отношению к Башару Асаду. (Одно частное мнение для примера: «Путин — преступник, виновный в геноциде в Сирии. Нужно ввести санкции против его режима». Подпись: coastwalker).



Однако выяснилось, что стороны на саммите пришли к общему мнению: плану Кофи Аннана в Сирии альтернативы нет. Соврать мне не даст самый демократический в мире источник — «Голос Америки»:

«На совместной пресс-конференции с Путиным ван Ромпей отметил, что обеим сторонам необходимо сотрудничать, чтобы добиться немедленного прекращения насилия в Сирии и начала процесса мирной передачи власти:

«Ситуация в Сирии ужасает. Сирийский режим должен немедленно прекратить все формы насилия и всецело поддержать наблюдательную миссию ООН. У Евросоюза и России могут быть разногласия, однако мы полностью солидарны в том, что план Кофи Аннана является лучшим средством положить конец насилию, предотвратить гражданскую войну и найти мирное долгосрочное решение. Мы должны объединить усилия, чтобы это произошло, и попытаться выработать общие призывы».

Кэтрин Эштон, глава дипломатии ЕС, тоже участвовавшая в саммите, вторит Ромпею: «Мы хотим тесно работать с Россией над поиском пути к прекращению насилия и по поддержке плана Кофи Аннана из шести пунктов».

Расхождения сторон на саммите были в том, что Москва отказалась поддерживать западные инициативы насчёт «ухода» Асада.

IV. Есть мнение

Мнение первое. Сирийский конфликт превратился в бизнес. Юрий Райхель считает, что сейчас в Сирии столкновения распались на множество точечных конфликтов, и здесь идёт не гражданская война, а грабежи, вымогательства, шантаж, заказные убийства, осуществляемые всевластными мелкими полевыми командирами, возглавляющими банды. Такой бандитизм стал обычным делом в районах Хомса и Идлиба и продвигается дальше на север. Деятельность банд замешена на этноконфессиональной вражде, что, по мнению Райхеля, равносильно катастрофе для гетерогенного сирийского общества, где столетиями мирно уживались представители разных религий и этносов. В итоге в Сирии началась гоббсова война всех против всех.

Впрочем, на фоне войны заметно и выживание наиболее приспособленного — а это уже не Гоббс, но Спенсер, заметим от себя. Цитата из статьи Ю. Райхеля:

«Как известно, кому война, а кому и мать родна. Кто-то стреляет, а кто-то делает на этом бизнес. Так, распространёнными в указанной части Сирии (Хомс, Идлиб. — О. Ч.) стали захват чужой недвижимости, навязывание крыши предпринимателям и торговцам, похищение людей за выкуп и даже получение денег за посредничество в поиске похищенных. В Хомсе уже несколько месяцев между враждующими суннитскими и алавитскими районами действует что-то вроде виртуального рынка людей, где осуществляется обмен похищенными алавитами и суннитами. Никогда в исламе жизнь женщины не ценилась больше жизни мужчин.

В Хомсе картина при обменах все наоборот: так как многие боятся за уязвимость женщин и честь семьи, пленную особу женского пола можно обменять на нескольких мужчин. Только бизнес, никакой религии».

Межэтнический и конфессиональный конфликт в Сирии перекинулся и в Ливан, продолжает Райхель. Вполне можно предположить, что в Ливане затеяно ослабление сторонников премьер-министра Наджиба Азми Микати, известного лояльностью Асаду. Через Ливан идёт контрабандой оружие сирийским боевикам, да и сами боевики движутся теми же тропами. Может быть, силы, стоящие за конфликтом в Ливане, планируют заменить Микати оппозиционным Саадом Харири, за которым стоят Саудовская Аравия и Запад.

Сирийский конфликт, пишет Райхель, превращается в бизнес-проект, в котором противоборствующие стороны забывают об идеологии и помнят только о выгоде. В Ливане недавно были арестованы активисты шиитской «Хезболлы», продававшие оружие сирийским повстанцам-суннитам.

Мнение второе. Интервенция в Сирию — дорога к политическому вакууму и хаосу. Ведь, реагируя на одну трагедию, нельзя способствовать другой. Так считает Генри Киссинджер.

Он пишет:

«…Доктрина гуманитарной интервенции резко отличается от традиционной концепции внешней политики, она игнорирует такие категории, как национальный интерес и баланс сил, которые отвергаются в связи с отсутствием в них морального аспекта. В её основе лежит не стремление противостоять стратегической угрозе, а желание ликвидировать условия, которые, нарушают принципы государственного управления, считающиеся всеобщими и подходящими для всех.

Если подобная форма интервенции будет принята на вооружение в качестве принципа внешней политики, возникнут серьёзные вопросы, касающиеся дальнейшей стратегии Соединённых Штатов. Должны ли США считать себя обязанными поддерживать любое народное восстание против любого режима, не являющегося демократическим, включая и те, чье существование до настоящего момента считалось очень важным для сохранения нынешнего мироустройства? Следует ли считать, скажем, Саудовскую Аравию постоянным союзником, или она остается таковым только до момента возникновения на её территории демонстраций протеста? Должна ли Америка признать и за другими странами право вмешиваться в дела соседних государств от имени своих «братьев по вере» или этнически родственных народов?»

«Что касается интервенции в Сирии, — продолжает Киссинджер, — то здесь гуманитарные цели и стратегические задачи совпадают. Расположенная в самом центре мусульманского мира, Сирия, находясь под властью Башара Асада, помогает Ирану реализовывать его стратегию в Средиземноморье. Она поддерживает движение ХАМАС, которое не признает права израильского государства на существование, и группировку «Хезболла», разрушающую целостность Ливана. У Соединённых Штатов есть причины — как стратегического, так и гуманитарного характера, — желать свержения режима Асада и ставить перед международной дипломатией такую цель. С другой стороны, стратегические интересы не всегда превращаются в повод для войны, ведь, если бы это было так, надобность в дипломатии отпала бы сама собой».

Киссинджер предупреждает американцев по поводу интервенции: «…Вспомните, мы уже один раз ошиблись в прошлом, вооружив для борьбы с советскими захватчиками талибов, которые потом стали угрозой для нашей безопасности. Не повторим ли мы снова эту ошибку?»

Для военной интервенции, стратегической или гуманитарной, по Киссинджеру, необходимы две предпосылки. Во-первых, это консенсус по поводу будущей системы правления, которую следует установить после свержения режима. Если будет только смещён правитель, интервенция создаст в стране политический вакуум, — и в итоге может разразиться гражданская война, ведь вооружённые группировки начнут бороться за власть, а соседние страны окажут поддержку разным противоборствующим сторонам. Во-вторых, политические задачи вторжения должны быть не только ясно выраженными, но и достижимыми. Генри Киссинджер сомневается, что вопрос, касающийся Сирии, пройдёт проверку на соответствие таким требованиям. Разве может Америка втягиваться в конфликт, всё больше приобретающий сектантский характер? Нет, не может. Реагируя на одну трагедию, заключает Киссинджер, нельзя способствовать возникновению другой.

Мнение третье. Не надо лезть в Сирию! Не советует туда лезть Стив Чэпмен:

«Негативная сторона победы в войне состоит в том, что она делает следующую войну более заманчивой. Разгром сербов в Косово проложил путь ко вторжению в Афганистан. На фоне первоначальных успехов там мы решили, что разобраться с Ираком будет парой пустяков. Победа 2011 года в Ливии как бы приглашает нас ввязаться в конфликт в Сирии».

Заметим, что Стив Чэпмен — член редакционного совета «Чикаго Трибюн», человек, который отнюдь не является поклонником Башара Асада. Это, кстати легко понять из следующей цитаты:

«В данном случае соблазн легко понять. Сирийский диктатор Башар Асад фактически подталкивает международное сообщество к вмешательству: недавно верные ему войска расправились более чем с сотней человек, устраивая казни целых семей».

То есть «великий соблазн», очевидно, касается отстаивания прав человека, попранных убийцей Асадом в Сирии.

Чэпмен отговаривает лезть в Сирию не потому, что ему жаль Асада, но потому, что операция в Сирии — гораздо более рискованное предприятие, нежели кампания по устранению Каддафи.

Мнение о риске принадлежит, собственно, не Чэпмену, а Роберту Пейпу, директору Чикагского проекта в области безопасности и терроризма при Университете Чикаго.

В Сирии ситуация не так благоприятна, как в Ливии. Повстанцам не хватает поддержки, а их сторонники рассеяны по всей стране. Авиаудары бесполезны там, где правительственные войска и повстанцы сражаются вплотную, и с неба нельзя отличить одних от других. Да, можно послать туда сухопутные войска, но это означает вероятность многих жертв среди американских военнослужащих.

Поэтому цена победы — важнейший вопрос для Барака Обамы.

Кроме того, такое вторжение «подозрительно походило бы на завоевание, а не на акт альтруизма. В конце концов, Сирия давно конфликтует со своим соседом Израилем, являющимся нашим близким союзником».

Сирийцы, развивает эту тему автор, будут подозревать, что силы НАТО «делают грязную работу для ненавистного сионистского образования». Уж тегеранские муллы постараются просветить их на этот счёт. Ведь в Тегеране воспримут операцию в Сирии как прелюдию к нападению на Иран — и потому будут помогать Асаду.

Поэтому Чэпмен не советует Обаме демонстрировать «лидерство» Америки путём интервенции в Сирию. Он пишет: «Критики требуют, чтобы Обама проявил «лидерство», сделав что-нибудь для помощи сирийским мирным жителям. Но иногда лидерство заключается в том, чтобы знать, чего делать не надо — и не делать этого».

Нельзя не признать эту точку зрения здравой.

Мнение четвёртое, принадлежащее российскому писателю и публицисту Леониду Млечину: «…прагматический интерес России состоит в том, чтобы отделаться от этой обузы». Млечин пишет:

«…Сирийский режим — один из самых жёстких и жестоких. Там одних только спецслужб море разливанное. Знаю по личному опыту. Наша съёмочная группа прилетела в Дамаск вместе с министром иностранных дел России, который прибыл туда с визитом. Было довольно много свободного времени, и мы решили поснимать город, чтобы не пользоваться чужой хроникой. Спросили разрешения: «Нет проблем. Дадим представителя спецслужбы, он всё организует». Как только находили точку, получали благословение от нашего сопровождающего, разворачивали аппаратуру, тут же появлялся представитель районной госбезопасности и съёмку запрещал. Ни одного кадра не увезли. А ведь это не секретные объекты были».

Подобный порядок вещей, по Млечину, надоел и сирийцам.

России же поддерживать Сирию — «по меньшей мере, неразумно». «Мы, — пишет Млечин, — поддерживали Саддама Хусейна, а теперь новые власти смотрят на нас враждебно. То же самое произошло и с Ливией. Нужно быть реалистами, видя, что там происходит. Победители нам припомнят потом эту дружбу».

Да, после Асада к власти придёт кто-то другой. Кто-то злобный. Какой-нибудь радикал-исламист. Скорее всего, пишет Млечин, так и будет. Больше-то приходить там к власти некому: «Разве при диктатуре может вызреть демократическая оппозиция? Да её же там калёным железом выжигали. Естественно, в таких условиях во главе оппозиции становятся наиболее радикальные силы. Но из этого не следует, что надо сохранять жесткие автократические режимы. Единственный путь, который приведёт Сирию в цивилизованное сообщество, лежит через демократию. И государства этого региона уже продемонстрировали, как это происходит».

Млечин говорит, что военное вмешательство — последнее дело, и констатирует: «К сожалению, нет единой позиции великих держав. Асад держал бы себя иначе, если бы не чувствовал поддержки Москвы и Пекина».

По мнению автора, «прагматический интерес России состоит в том, чтобы отделаться от этой обузы». И без того Сирия стоила России «многих миллиардов долларов. С какой стати мы забрали эти деньги у собственного народа? Подарки надо делать женщинам, а не государствам».

Мнение пятое, принадлежащее городскому среднему классу Сирии: «Речь идёт не о свободе, не о демократии. Мы находимся в центре религиозной войны». О том, что думает средний класс в нынешней Сирии, рассказал Райнер Херманн («Frankfurter Allgemeine Zeitung», Германия).

Городской средний класс в Дамаске, по его словам, «стремится жить» и не понимает кровопролития. Он хочет мира и стабильности.

Четыре года тому назад Яра купила в Айн Терма кондоминиум. Юная химичка (алавитка) в то время не могла, конечно, и предположить, что через три года начнётся восстание против режима президента Башара Асада. В Айн Терма сегодня преобладают преимущественно суннитские повстанцы. Яра вернулась в Меззе, в относительно безопасный район Дамаска, в котором расположены государственные учреждения и посольства.

И теперь она ездит каждый день из Меззе на юг — на свою работу в пищевой лаборатории. Дорога занимает полчаса. Яра рассказала немецкому журналисту об одном учителе, который преподавал в суннитском Артусе, но пришёл сюда из соседней алавитской деревни Катана. В школе учителю угрожали смертью, после чего у ворот школы его застрелили.

«Скоро вся Сирия будет как Хомс», — опасается молодая женщина.

Таких людей, как Яра, городских выходцев из образованного среднего класса, в Сирии считают сторонниками демократических реформ. Считается, что они хотят стабильной экономики и безопасного будущего. Но, похоже, со стабильностью всё кончено.

«Речь идёт не о свободе, не о демократии. Мы находимся в центре религиозной войны». Так говорит молодая женщина.

В пищевой лаборатории, в которой трудится Яра, — самая настоящая «религиозная мозаика». Тут ничего не изменилось, несмотря на проблемы во всей стране. Бок о бок работают сунниты, алавиты и христиане. «Вопрос о том, какой религии мы придерживаемся, рассматривается нами как бестактность», — говорит Марван, заведующий лабораторией. Он — христианин. Вчера вечером, по его словам, люди шли через христианский квартал Дамаска, в котором он живёт, и кричали: «Да здравствует джихад!» Его предшественник этой зимой собрал пять мешков вещей — и переехал со своей семьёй в одну из стран Евросоюза.

Суннитка Мона тоже живёт в постоянном страхе. Ей кажется, что на неё могут напасть в любой момент, когда она идёт на работу — стоить лишь ей выйти за пределы суннитского Артуса. Сейчас она, подобно Яре, собирается переехать в безопасное место в центре Дамаска.

Алавитка Сара вместе с мужем тоже вернулись в Дамаск — опасаясь за жизнь двоих детей. Больше года, следуя новой моде, они обучали своих детей в одной из самых дорогих частных школ в зелёной сельской местности. Но потом начались похищения детей богатых родителей…

Но и в Дамаске страшно.

У Сары два брата живут теперь во Франции. Она говорит, что устала от ежедневного страха — и от мысли о том, что человек может быть убит только за свою веру. Уже два месяца она хочет купить новую одежду, но уже не верит, что оживление вернётся когда-нибудь на торговые улицы Дамаска. Её семья уже не выходит на улицу прогуляться «с лёгким сердцем». Только работа придаёт хоть немного смысла жизни.

Яра, Мона, Сара и Марван могут ходить на свою работу. Другие же компании, пишет Херманн, были вынуждены закрыться — из-за боевых столкновений в стране. Но и для работников пищевой лаборатории, о которых шла речь выше, риск потерять работу всё увеличивается. Насилие всё ближе к ним. Понимание кровопролития, заканчивает статью Райнер Херманн, вряд ли можно найти в таких местах, как это.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти