А кто нас в бой-то поведёт?

А действительно, вот если завтра война, причем без кавычек, и если завтра в поход? Нет, понятно, что дорогу к военкомату напомнят. И «колошмат» дадут. Дальше-то что?

А дальше – надо бы по-хорошему (да и по-плохому) назначить командира. Да еще и толкового.




И понеслись у нас проблемы.

Вообще, варясь в околовоенной каше, поневоле начинаешь более обостренно схватывать нюансы. А потом и делать на их основе выводы. И в итоге рисуется картина, прямо скажем, не самая роскошная.

Если для кого-то секрет, очень жаль. Но в настоящее время в российской армии просто огромный дефицит офицеров. Огромнейший, причем, не где-то там, а повсеместно, от ВКС до мотопехоты и РХБЗ.

А почему?

А потому, что учиться, собственно, негде. На днях, в кулуарах нашего Минобороны произошло, в общем-то, будничное мероприятие. Что-то там посвященное результатам уходящего года, мы всех победили и все прочее.

Так вот, на этом собрании выступал такой товарищ, как заместитель министра обороны РФ, генерал армии Николай Панков. Личность примечательная, навеки вписавшая себя в историю нашей армии.

Господин генерал с чувством глубокого удовлетворения и до конца исполненного долга прокомментировал основное достижение армейских кадровиков. А именно то, что в 2018 году впервые в России в войска прибыл полноценный выпуск молодых лейтенантов. Более 12 тысяч молодых офицеров. Перемога!

Ну в сравнении с прошлым, 2017-м годом, когда эта цифра была меньше ровно на 10 тысяч – однозначно.

А почему я так сделал акцент на господине генерале? А вот почему. Николай Панков – это единственный генерал, который пережил реформацию и переход армии от Сердюкова к Шойгу.

Именно господин Панков (по его собственному признанию), «реформировал» систему военного образования с 2008 года.

Под его чутким руководством было сокращено и закрыто 47 высших военных училищ, а профессорско-преподавательский состав был сокращён в 7 раз. Но и это еще не все, кто знает, не даст соврать, что в 2009 и 2010 годах в уцелевших училищах набор курсантов вообще не проводился.


Данный разгром в устах Панкова был преподнесен как «большая аналитическая работа».

Плюс господин Панков уволил 200 тысяч человек офицерского состава. Это обошлось казне почти в 2 триллиона рублей, что потеряла армия, каждый сам себе сможет сказать и прикинуть.

Но все просто. Минус 200 тысяч офицеров, якобы не нужных в новой армии, минус курсанты 47 училищ (о составе чуть ниже). Плюсом (если можно так сказать) 1160 курсантов в год, начиная с 2011 года.

Ну что тут сказать… Остальные заслуги Панкова, в основном, связанные с финансовыми и земельными махинациями, меркнут, как пламя свечи под прожектором. Но ордена за заслуги перед Отечеством у нас просто так не дают, если у Панкова их три – значит, есть за что.

После озвученных «серьезных научных изысканий» генерал Панков пришел к выводу, что «в 2012-м выйдем на полную проектную мощность наших вузов в условиях нового облика вооруженных сил».

Если перевести в цифры, то 7−7,5 тыс. человек.

Но пришел Шойгу…

Жаль, я не смог тогда увидеть, но уверен, что генерал армии запаса Панков, перебравшийся к тому времени в кресло статс-секретаря, горячо аплодировал новому своему начальнику и, захлебываясь от восторга, в курилке обсуждал гениальность и правильность решений Шойгу.

А решения были элементарны и просты. Всеми силами увеличить набор в военные училища. В 5, 10, 15, 20 раз! И – увеличили. Помню радость главкома ВВС Бондарева (перед самым увольнением в 2017 году), когда в академию Жуковского и Гаргарина приняли аж 2 200 курсантов на первый курс.

Шойгу небезгрешен и критикуем. Это факт. И вот в плане критики вопрос: что вообще забыл господин Панков в системе? Больше нет специалистов? Реально нет?

Плоховато господин Панков решал кадровые вопросы. А ведь с 2005 года главное управление кадров в его ведении было…

Но суть не в этом. Суть в том, что офицеров как не хватало, так и не хватает. Мы в свое время были удивлены, когда командир одного из авиаполков в ЗВО нам в прошлом году радостно похвастался, что его зам по подготовке орел, и урвал ДВУХ (!!!) молодых пилотов на выпуске.

Ну мы не оценили, честно. Просто не знали, насколько глубока пропасть тогда. И два лейтенанта в авиаполк за один раз – неслыханная удача, достойная премии.

Теперь, когда в знакомых числятся два взводных старлея и капитан, все, конечно, проще.

А что мы, собственно говоря, хотели? Просто немного статистики.

В СССР на благо подготовки общевойсковых офицеров работала одна академия и 9 командных училищ.

В России академия вошла в состав Общевойсковой академии РФ, училищ осталось три. Московское и Дальневосточное, плюс перепрофилировали Новосибирское политическое. На самый распространенный вид войск – три училища. Остальное подарили бывшим или закрыли сами (Омск, Орджоникидзе, Ленинград).

Танковые войска.

СССР: 1 академия, 6 командных и 2 инженерных училища.

Россия: 1 командное (Казань), 1 инженерное (Омск).

Академию влили все в ту же Общевойсковую академию Вооружённых Сил Российской Федерации.

И дальше можно продолжать в том же духе. Особенно печально за разгром инженерных училищ радиоэлектроники и летных училищ. Армавир, Балашов и Челябинск как факультеты Краснодарского ВВАУЛ и все той же академии Жуковского и Гагарина – это сильно.

В общем, ситуация с офицерами печальная. А тут еще про «кемелов», сиречь «верблюдов», подкинули новость.

Раньше в армии было как? Две категории, кадровые и «пиджаки». Мало, надо еще выдумать. И выдумали!

Не то чтобы «за неимением горничной сойдет и дворник», но факт: во всех военных округах появилось ЭТО: «курсы младших лейтенантов», сокращенно КМЛ.

Нет, совершенно ничего не имею против «пиджаков» в тонких сферах физики, математики и электроники. У самого есть такой знакомый, уже старшего лейтенанта получил. А от рядового Степанова до лейтенанта Степанова путь был ровно в три пьяных дня. То есть вышел на дембель, выпил и пошел надевать офицерские погоны. Так и ходит пока. Альтернативы все равно ему нет.

Но КМЛ – это нечто. Стало известно из официальных источников (начальник Главного управления кадров Министерства обороны РФ генерал-полковник Горемыкин), что на курсы принимают «исключительно хорошо зарекомендовавших контрактников с высшим образованием».

Это категория контрактников, которые безупречно прослужили не менее трех лет на солдатских и сержантских должностях, имеют опыт командования личным составом и по возрасту не старше 35 лет.

Готовят из них командиров мотострелковых, танковых взводов, зенитных и артиллерийских батарей.

Перевожу: все не просто плохо, все ужасно. Даже в такой армии, сокращенной-пересокращенной, офицеров на младших командных должностях катастрофически не хватает.

Да, большая часть училищ перешла на какую-то невнятную систему обучения в 4 года. Программу подсократили, в основном за счет практики (на месте получат типа). В общем, военные бакалавры и военные магистры.

Но и это не дает возможности насытить войска необходимым количеством младших офицеров.

И вот – КМЛ. Закономерный результат.

У нас довольно своеобразная публика, вот пусть каждый сам себе задаст вопрос (умеете в основном же) и даст ответ: насколько хорошо можно подготовить офицера за 6 месяцев из командира отделения?

Полгода, из которых треть – теория, остальное вроде как практика. И все, «полевой взводный» младший лейтенант готов!

Остается главный вопрос: насколько такой «быстроприготовленный» офицер будет способен не просто повести в бой людей (обеспечив себе обелиск со звездочкой), а обучить этих людей? Насколько за полгода (два месяца) можно обучить этого человека тактике современного общевойскового боя? В определенных условиях?

Вопросов куча, ответ один – да никак.

Все, что мы видим – это «тришкин кафтан», латание дыр всеми возможными способами.

И совершенно понятно, что все эти «Арматы», БМПТ, «Терминаторы», «Коалиции» и прочее «неимеющееаналоговвмире» — не для «полевых». Да, БМП-2, БТР-82А, Т-72Б. Может, Т-72Б3, но уже не факт. «Акации» для артиллеристов. Ну, «Мста-Б». Не более.

Уважая контрактников, наблюдая, насколько восхитительно может поставить дело крепкий сержант в отделении, понимаю, что дело дрянь.

Для начала, вообще сложно сказать, насколько командиры отделений бросятся учиться полгода на должность командиров взводов. Ответственность выше, геморрой толще. Да и не за этим они в принципе лычки получали.

И другой вопрос: а их кто заменит? Лучшие сержанты уйдут в «верблюды», станут младшими лейтенантами с перспективой…

А насколько она есть, эта перспектива? Хорошо, стал младший лейтенант лейтенантом, пошел дальше. Ротный, и? Батальон? Академия? Без высшего военного образования, сиречь, нормального училища за спиной?

И вот тут два варианта. Либо будут брать, несмотря на отсутствие высшего военного, тем самым однозначно снижая уровень подготовки офицера, либо в армии будут реально ущербные офицеры, для которых рота – потолок.

И оба пути мягко говоря, не очень прямые.

И да, еще один не совсем тактичный вопрос. А кто будет на их месте? Кем заменим сержантов, которые захотят стать офицерами?
Автор:
Роман Скоморохов
Использованы фотографии:
depositphotos.com
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

185 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти