Крым. Жаркий август 1991 года

С того жаркого августа 1991 года, проведенного в Крыму, прошло уже 27 лет, но в памяти остались настолько яркие впечатления, как будто всё было лишь позавчера.

По окончании военной кафедры Таганрогского радиотехнического института, после 4-го курса обучения, нас на месяц отправили в Севастополь курсантами. Плацкартным поездом из Таганрога до Симферополя и далее до Севастополя электричкой. Помню, как за окнами электрички закончились многочисленные фруктовые сады, минули горы и открылся вид на Севастопольскую бухту. Сразу, без переходов, показались военные корабли и подводные лодки. Мы ещё долго ехали вдоль берега, а параду из пришвартованных кораблей не было конца. Серые борта военных катеров сменяли чёрные покатые бока подлодок различных типов и в разной степени сохранности. По бухте тоже шло постоянное движение судов. Вот он, легендарный Севастополь. Не только город-герой, а стратегическая военно-морская база Советского Союза. Громадная бухта делит город на части. Между берегами курсируют морские трамвайчики. Кто ещё никогда не бывал в Севастополе, рекомендую его обязательно включить в программу осмотра достопримечательностей Крыма.


Но вернёмся к студентам ТРТИ, прибывшим в Севастополь. Здесь были радиотехники и гидроакустики, программисты и микроэлектронщики. В зависимости от специализации нас всех распределили по действующим воинским частям. Кого отправили на военные корабли, кого на подлодки, а моей специализации выпала дорога в часть береговой ракетной артиллерии. Но туда мы попали только после того, как нас приодели на одном из складов ВМФ в очень уж сильно заношенную форму с «матросского плеча» и такие же ботинки. На выданном мне выгоревшем солдатском вещмешке красовалась надпись авторучкой «Иванов Н.». Всё, теперь мы укомплектованы и двигаемся дальше. Переправляемся на северную сторону бухты в «трамвайчике», рассаживаемся по машинам и трясёмся до части в кузовах армейских грузовиков ещё 7 км в сторону Любимовки.

Для нашего размещения в части уже заботливо поставлены армейские палатки с раскладушками. Наш палаточный городок разместился за последними рядами казарм, вплотную к автопарку, за которым шел невысокий забор части. Наши отцы-командиры размещались в гостинице Севастополя, а в часть они приезжали утром на рейсовом автобусе, проводили с нами занятия до обеда и уезжали обратно. До утра следующего дня мы были предоставлены сами себе, так как офицеры части нами интересовались только в исключительных случаях. Как правило, с утра шли занятия по строевой подготовке, пока командирам не надоедало жариться под южным солнышком. Помня опыт своего старшего брата, который хорошо рисовал и в армии неплохо устроился, я сразу вызвался оформлять стенд в штабе части. Сидя под кондиционером, я аккуратно писал тушью плакатными перьями в то время, когда моих сослуживцев гоняли по плацу. В солдатской столовой кормили ужасно. Мало того что мы ели после всей части и нам не доставалось ни салатов, ни мяса, так ещё и каша с жидкой подливой была либо с запахом (заплесневела крупа), либо с мелкими червячками. Фруктов в столовой мы не видели, зато вокруг части были совхозные сады с ароматными грушами, яблоками, персиками. Сады охранялись, но мы были слишком голодными и молодыми, чтобы это нас останавливало. Через забор автопарка мы бегали в самоволки, шли дорогой мимо садов и колючих кустов дикой ежевики к морю. «Народная тропа» пролегала через заросли, мимо обнесённой «колючкой» легендарной бронебашенной батареи №30 и выходила к пляжу возле Любимовки.

Крым. Жаркий август 1991 года

Наш палаточный городок на территории части БРАВ


Мне приходилось позже бывать на пляжах всего черноморского побережья, но такого большого и широкого песчаного пляжа, как тот пляж в Любимовке, я больше не видел. Был ещё один дикий пляж, в Весёловке, с белым чистейшим песком, но после того, как там начали проводить байк-фестивали, там всё испортили приезжие. А тогда, в Любимовке, нашим взорам предстали шикарный, почти пустой пляж и чистое море с ровным песчаным дном. Через какое-то время далеко в море, на рейде Севастополя, мы увидели тяжёлый авианесущий крейсер (ТАВКР) «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». Он был огромен. При всей своей длине в 306 метров, когда он поворачивался к берегу бортом, его темный силуэт занимал чуть ли не треть видимого горизонта.


Тяжёлый авианесущий крейсер (ТАВКР) «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»


Всего через три месяца, в ноябре 1991 года, командир корабля Виктор Ярыгин, оставив на берегу часть команды и лётного состава, примет решение и возьмёт курс на Босфор. Совершив трудный переход вокруг Европы, он приведёт корабль в пункт базирования Видяево Мурманской области. Всё это случится позже, а пока мы наслаждались морем и временной свободой. В соседней Учкуевке был модный ночной дискобар, где за наши гроши можно было купить популярный крепкий коктейль Б-52 и наслаждаться жизнью отдыхающих. Напиток «бомбил» знатно, и мы в темноте брели обратно вдоль берега и по пути купались в тёплом ночном море. Некоторые бойцы успевали завязать романтическое знакомство и, возвращаясь в расположение под утро, хвастались своими «гусарскими» похождениями.

Батарея №30

В один из дней нам организовали экскурсию на недоступную ранее бронебашенную батарею №30. Там и сейчас проводят экскурсии, и, если вы приедете на море в Любимовку, то обязательно сходите на батарею. Есть на что посмотреть. Внутри горы расположен целый комплекс сооружений для автономного ведения боевых действий. Есть подземный источник воды, генераторы и много необходимого для жизнедеятельности двух артиллерийских батарей. Каждая из них представляет собой огромную корабельную башню с тремя мощными 305-мм орудиями. Через оптику с батареи хорошо просматривается берег с отдыхающими и корабли в море на рейде Севастополя.


Вид со стороны башни батареи №30. Слева виден Севастополь


Летом 1942 года 30-я бронебашенная батарея, которой командовал Григорий Александрович Александер, героически защищала Севастополь. Для подавления наших 30-й и 35-й батарей немцам пришлось привезти в Крым большое количество тяжелой артиллерии. Кроме 240-мм и 280-мм гаубиц и 305-мм мортир под Севастополь были доставлены две 600-мм самоходные мортиры «Карл» и 807-мм уникальное сверхтяжёлое железнодорожное артиллерийское орудие «Дора». По нашим батареям они били бетонобойными снарядами весом от двух («Карл») до семи тонн («Дора»), кроме того, авиация сбрасывала на позиции батареи 1000-килограммовые бомбы. Когда 30-я батарея открыла огонь прямой наводкой по танкам, то они просто исчезали с лица земли. Расстреляв весь боезапас, батарея стреляла боеприпасами для учебной стрельбы, которые насквозь пробивали танки. Попаданием одной из таких металлических «болванок» немецкому танку, обстреливающему позиции, оторвало башню. А когда немецкая пехота вплотную приблизилась к орудийным башням, защитники открыли по ним огонь холостыми выстрелами. Ударной волной и струей пороховых газов, температура которых около 3000°С, немецкую пехоту «стирало в пыль».



Так сейчас выглядит восстановленная бронебашенная батарея №30


После войны батарея была восстановлена, модернизирована и насчитывала уже не 4, а 6 орудий. Она стреляла 305-мм снарядами весом от 314 до 470 кг, а максимальная дальность стрельбы составляла почти 28 километров. Нам рассказывали, что последний раз 30-я батарея стреляла в 60-х годах, во время учений. Тогда в ближайших к ней посёлках ударной волной выбило все окна в домах. После жалоб местных жителей батарее запретили стрельбу, а позже её законсервировали.


"Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик..."


Недалеко от нашей части за холмами находился военный аэродром Бельбек, с которого взлетали «двухвостые» многоцелевые истребители Су-27, нарушая своим рёвом безмятежность летнего дня. Мы приняли присягу и смогли своими глазами увидеть подвижный ракетный комплекс «Редут» на базе противокорабельной крылатой ракеты (ПКР) П-35, которую мы изучали на военно-морской кафедре института. Саму ракету мы видели и раньше, а вот 8-ми колёсный вездеход с высокой кабиной смотрелся как сухопутный корабль среди южной растительности.


Подвижный ракетный комплекс «Редут» произвел пуск ПКР П-35


Путч

Всё шло своим чередом, и наша часть начала готовиться к учениям, на которых мы должны были увидеть пуск крылатых ракет. Наши палатки уже были сложены и погружены в грузовик, когда пришла команда «Отставить». Мы так и остались со своими раскладушками и вещмешками под открытым небом. А по телевизору в ленинской комнате уже показывали ГКЧП, и кто-то с трясущимися руками зачитывал сообщение по бумажке. В стране вводилось чрезвычайное положение. Это было так непривычно для всех и непонятно. Где президент Горбачев? Что это за военные, и почему им нужно «брать власть в свои руки»? Тогда все пребывали в полной растерянности. Самолёты, правда, тоже перестали над нами летать. Наши командиры также были в шоке и приехали к нам только под вечер. Ближе к ночи нам вернули палатки, но уже никто никуда не ехал. Все офицеры убыли в Севастополь, до рядовых им не было никакого дела, а до курсантов и подавно.


19 августа 1991 года. В стране введено чрезвычайное положение


Позже, общаясь с нашими коллегами, проходившими подготовку на боевых кораблях, мы узнали, что они отрабатывали прикрытие дачи Горбачева в Форосе с моря. Мой товарищ Борис рассказывал о тех днях: «Проснулся ночью от гула двигателя. Поднялся из каюты на палубу покурить, а мы идём в открытом море, и берегов не видно. Пока курил, слышал, что высоко в небе пролетал какой-то самолёт. Вдруг увидел, как из открывшегося в палубе люка на пусковую установку заехала зенитная ракета. Самолёт улетел, а ракета отправилась обратно в люк. Докурил по-быстрому и вниз, спать».

Потянулись тревожные своей неопределенностью дни, нами никто не занимался, и мы отправлялись в самоволку на море или в Севастополь.

Севастополь

В самом этом городе, где всё связано с историей, есть много чего интересного посмотреть. Знаменитая панорама «Оборона Севастополя 1854–1855 гг.» и диорама «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года». Ещё нам понравился Военно-исторический музей Черноморского флота и старинный Владимирский собор с усыпальницей адмиралов-флотоводцев Лазарева, Нахимова, Корнилова и Истомина, в оспинах войны от осколков и пуль.


Собор Святого Равноапостольного князя Владимира в Севастополе


Весь город расположен на холмах, и порой, чтобы попасть на параллельную улицу по кратчайшему пути, нужно преодолеть горку высотой с трёхэтажный дом. Море омывает город со всех сторон, но практически нет пляжей. Вместо них есть специальные забетонированные небольшие площадки с крутой металлической лестницей, спустившись по которой ты попадаешь сразу на глубину. К тому же море у такой городской «купальни» богато плавающим мусором. У причалов много военных кораблей, а в городе — моряков. Пока мы сидели в городском парке, подъезжали свадебные кортежи, и каждый второй жених был моряком. Путешествуя по Севастополю, мы интуитивно шли к морю и неожиданно вышли в Херсонес – разрушенный античный город-музей под открытым небом, в котором был крещён князь Владимир. Это было впечатляющее зрелище.


Херсонес – античный город-музей под открытым небом


Солнечный день и живописные обломки колон на фоне синего неба и моря. Пришлось задержаться и осмотреть все находки, несмотря на полуденный зной. Потом мы гуляли по набережной и фотографировались на фоне Константиновской батареи и Памятника затопленным кораблям. Советский Севастополь 1991 года оставил в моей памяти массу положительных эмоций. Так наши военные сборы благополучно перешли в незапланированный курортный отдых, но и он подошел к завершению. Сдав всю выданную нам форму на склад, мы возвращались в родной Таганрог, где нас ждали лейтенантские звёзды.


Противокарабельная крылатая ракета (ПКР) П-35 в музее Севастополя


24 августа 1991 года Верховный Совет Украинской ССР принял Акт провозглашения независимости Украины, которым, «исходя из смертельной опасности, нависшей было над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года», было провозглашено создание самостоятельного украинского государства. А 26 декабря 1991 года могучий Союз Советских Социалистических Республик (СССР), страна, которой мы присягали на верность, прекратила своё существование. Произошел развал страны на самостоятельные республики, а Севастополь оказался на территории соседнего государства. Но это уже другая история.
Автор:
Кантемиров Виктор
Использованы фотографии:
Из личного архива, соцсетей, сайтов bastion-opk.ru и golos.io
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

50 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти