Радиоэлектронная борьба. Хроники двух войн

Радиоразведка немецких войск в ПМВ достаточно успешно перехватывала радиопереговоры русских штабных армейских и корпусных радиостанций 1-й и 2-й армии, которые наступали в августе 1914 года в Восточной Пруссии. К сожалению, это стало следствием открытого пренебрежения правилом скрытности русскими войсками: нередко оперативные приказы командующих армий шли в эфир открытым текстом. Во многом такая ситуация сложилась из-за слабой обеспеченности шифрами. Генерал Гинденбург и его 8-я армия были неплохо осведомлены о намерениях и движении русских войск. Итогом этого стала катастрофа Восточно-Прусской наступательной операции.

Немцы оставили заслон 1-й армии Павла Карловича Реннекампфа, а 2-ю армию генерала Александра Васильевича Самсонова окружили и разгромили. В этой связи немецкий генерал Гофман писал:
«Русская радиостанция передала приказ в незашифрованном виде, и мы перехватили его. Это был первый из ряда бесчисленные приказов, передававшихся у русских в первое время с невероятным легкомыслием. Такое легкомыслие очень облегчило нам ведение войны на Востоке, иногда лишь благодаря ему и вообще возможно было вести операции».



Справедливости ради стоит упомянуть, что и немцы вели себя ранее сходным образом: транслировали текст в радиоэфир без всякой подготовки, чем помогли французам в сражении на Марне в сентябре 1914 года.

В Первую мировую войну сложилась немного парадоксальная ситуация: спецслужбы предпочитали не глушить радиостанции противника, а перехватывать сообщения с последующей дешифровкой. Тем более что ни одна из воюющих сторон не располагала серьезными механизмами шифрования сообщений. Во флотах Англии и США активно внедрялись методики пеленгования радиопередач немецких субмарин, что позволяло наводить ударные корабли в районы их дислокации. На Западном фронте британцы и французы с 1915 года взяли на вооружение радиогониометрические системы, позволяющие определять местоположения радиостанций штабов противника. Позднее подобная техника пришла во все страны, вовлеченные в мировой конфликт. К примеру, русская армия на середину 1915 года располагала 24 радиопеленгаторными станциями, которые были в подчинении штабов армий. Служба радиоразведки Балтийского флота под руководством адмирала Адриана Ивановича Непенина была одним из самых эффективных подразделений в своей области.


Magdeburg вышел в море


Magdeburg сел на мель

Во многом успешность работы службы была обеспечена крушением на Балтике 26 августа 1914 года по старому стилю легкого крейсера Magdeburg. Дело в его сигнальных книгах и документах по шифрованию, которые удалось поднять со дна морского русским водолазам. Кроме того, неоценимую помощью оказала агентурная работа разведки коалиции. Русский флот в 1914-1915 годах располагал целым набором новейших корабельных и береговых радиопеленгаторных станций. Непосредственно на Балтике работало сразу восемь подобных постов.


Крейсер Breslau

Среди немногочисленных эпизодов применения радиопомех наибольшую известность получила работа немецких крейсеров Goeben и Breslau по «забиванию» радиосигналов английских кораблей в ходе прорыва немцев через Средиземное море в Турцию в августе 1914 года. На стороне германского флота были мощные и современные для своего времени радиостанции Telefunken, сигнал которых подавлял устаревшую технику британцев.

Имеются сведения о применении западными союзниками помех и ложных радиосигналов наведения в отношении радиостанций германских дирижаблей-«цеппелинов», совершавших налеты на Великобританию. Так, во время крупного рейда 11 «цеппелинов» на Англию 19-20 октября 1917 года передача ложных радиосигналов мощными радиопередатчиком с Эйфелевой башни в Париже, ретранслируемых другой радиостанцией, привела к дезориентации радистов «цеппелина», использовавших для ночной навигации сигналы германских радиостанций. Тактика оказалась очень эффективной – два дирижабля, L50 и L55, были дезориентированы настолько, что в условиях плохой погоды и видимости потерпели крушение. Истребители Франции и Великобритании также неплохо справились с оборонительной задачей и сбили ещё три «цеппелина».




L50 и L55 — дирижабли, погибшие во время налета на британские острова. Они стали одними из первых жертв радиоэлектронной борьбы


Во Второй мировой войне радиоэлектронная борьба окончательно оформилась как важное направление развития военной мысли и технологии. Первостепенной задачей, которая ставилась перед РЭБ, оказалось противодействие новинки тех лет – радиолокационной станции. Еще перед войной Германия и Великобритания приступили к развертыванию сети РЛС для обнаружения и отслеживания авиации противника. Ставили на вооружение и корабельные радиолокаторы, занимающиеся обнаружением надводных, воздушных целей, а также участвующие в управлении огнем. Система радиолокаторов Chain Home вдоль Ла-Манша и восточного побережья в Великобритании была создана еще в 1937-1938 годах и состояла из 20 РЛС AMES (Air Ministry Experimental Station) Type I, работавших в диапазоне 10-15 метров. Позднее, в 1939 году, радиолокационный щит Британских остовов дополнили низковысотными обнаружителями Chain Home Low или AMES Type II с уменьшенной длиной волны. AMES Type V стал самой совершенной генерацией РЛС, у которой длина радиоволны составлял всего 1,5 метра, а дальность обнаружения воздушных целей превышала 350 км. С такой угрозой теперь приходилось считаться, и инженеры в военных ведомствах приступили к разработке систем как обнаружения радиолокаторов, так и их подавления. Лидерами предвоенного времени в этом направлении стали Великобритания и Германия.


Строится будущий радиоэлектронный разведчик LZ 130 Graf Zeppelin

Немцы в 1939 году (31 мая и 2-4 августа) решили провести мониторинг новой английской системы Chain Home и снарядили для этого дирижабль LZ 130 Graf Zeppelin. Летающий шпион был с аппаратурой радиотехнической разведки и должен был определить местоположение всех британских РЛС. Но ПВО Англии заблаговременно выключили все локаторы и дирижабль ушел домой не солоно хлебавши. До сих пор историки не в состоянии пояснить – англичане выключили технику только при виде дирижабля, раскусив его миссию, или же заранее знали о задачах «цеппелина» из агентурных источников. Примечательно, что немцы еще испытывали дополнительные трудности от собственной береговой навигационной системы Knickbein, которая работала в сантиметровом диапазоне и создавала помехи разведывательной аппаратуре LZ 130 Graf Zeppelin.

Именно Knickbein стала для английских специалистов РЭБ приоритетной целью с самого начала войны – немецкие бомбардировщики пользовались этой радионавигационной во время налетов на острова. Основные данные о параметрах Knickebein британцы получили из разведывательных источников в 1940 году и сразу же приступили к отработке мер её подавления. Самолеты Avro Anson оборудовали набором американских радиоприемников Halicrafters S-27, работающих в диапазоне 30-33 МГц, что позволяло определять расположение немецких передатчиков системы Knickebein. Как только карта расположения немецкой радионавигационной аппаратуры была установлена, на британском побережье появилась сеть слабых излучателей, которые создавали помехи в диапазоне работы Knickebein. Итогом стала частичная и даже полная дезориентация немецкой бомбардировочной авиации. В литературе даже описываются случаи, когда немцы ошибочно сажали свои самолеты на британские аэродромы. Естественно, после ночного бомбометания.

Радиоэлектронная борьба. Хроники двух войн

Карта с расположением передатчиков системы Knickebein. Пример двухлучевого наведения бомбардировочной авиации на британский Дерби


Антенна-излучатель Knickebein

Руководство люфтваффе отдавало себе отчет в том, что Knickebein несовершенен и отличается низкой помехозащищенность. Еще в предвоенное время группа немецкого инженера Йозефа Пендля разработала радионавигационную систему X-Gerate (Wotan I). Принцип работы новинки основывался на узколучевой радиоподсветке (диапазон 60-70 МГц) со специальных наземных станций.


Схема, иллюстрирующая методику "слепой" посадки самолета на аэродром. Разработана берлинской конторой C. Lorenz AG в начале 30-х годов. Подобным образом британцы сажали заблудившиеся ночью немецкие бомбардировщики на свои аэродромы

Первым успешным применением стала работа радионавигации во время знаменитого налета немецкой авиации на Ковентри в ноябре 1940 года. Британцы в начале работы X-Gerate немного запаниковали, так как из-за неверного определения частоты модуляции не смогли поставить эффективные помехи. И только сбитый 6 ноября 1940 года бомбардировщик Heinckel He 111 с приемной аппаратурой на борту позволил наконец-то разобраться с премудростями немецкой навигации. И уже 19 ноября британцы успешно ставили помехи X-Gerate во время налета бомбардировщиков люфтваффе на Бирмингем. Англичане даже выстроили станции ложной узколучевой радиоподсветки, которые должны были вводить в заблуждение штурманов немецких бомбардировщиков. Но эффективность таких мер нередко была низкой из-за того, что включение английских дублеров приходилось синхронизировать с X-Gerate, а это было затруднительно.

Продолжение следует…

По материалам:
Н. А. Колесов, И. Г. Носенков. Радиоэлектронная борьба. От экспериментов прошлого до решающего фронта будущего. М.: Центр анализа стратегий и технологий, 2015.
Автор:
Евгений Федоров
Использованы фотографии:
germanpostalhistory.com, deviantart.com, en.wikipedia.org
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

2 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти