Не готовы мы к схватке за реки

Если рассматривать состояние нашей армии, вооружения и боевой техники в контексте большой войны, то есть войны с многочисленным, хорошо вооруженным и опытным противником, то довольно скоро выясняется, что к очень многим сторонам этой гипотетической войны мы оказываемся не готовы.

Не сказал бы, что это любимая тема для читателей военной аналитики. Сужу об этом по опыту своих предыдущих статей, в которых затрагивалась подобная проблематика (например, хватит ли на патронов для стрелкового оружия или на чём лучше всего воевать в болотах и непролазной грязи). Далеко не всем нравятся рассуждения в таком роде. Однако военные вопросы — это вопросы далеко не личного вкуса. На мой взгляд, лучше быть малоприятным для читателей автором, чем потом потерпеть поражение. К тому же на эту тему стали в последнее время писать больше.


Вот еще один момент, в котором российская армия не готова к большой войне — схватки за реки. Имеются в виду не мелкие речушки, а крупные водные артерии, такие, как Днепр, Дон, Волга и так далее. Из наиболее вероятных ТВД, конечно, первое место занимают в настоящий момент Днепр и Дон, особенно первый. По поводу текущих событий я хочу подчеркнуть, что при всех возможных политических изгибах мы вправе теоретически рассматривать этот ТВД, изучать условия ведения на нем боевых действий, ставить вопросы и искать на них ответы.

Не готовы мы к схватке за реки

Днепр — вовсе не малокалиберная река. Это вид на реку в районе Днепропетровска (ныне Днепр), ширина реки в пределах города колеблется от 700 до 3500 метров

Хорошо, если не пригодится. Но лично меня длительное изучение опыта Второй мировой войны убедило в том, что надо рассматривать и самые невероятные варианты, чтобы потом не оказаться к ним совершенно не готовыми. За ошибки теоретиков потом, в случае войны, будет щедро уплачено кровью.

Итак, крупные реки. Вот наиболее распространенные задачи, связанные с реками, если судить по опыту Второй мировой войны и отчасти войны во Вьетнаме.

Форсирование (в двух вариантах: в наступлении и в отступлении), транспортная и огневая поддержка переправившихся частей, удержание и расширение плацдарма, переброска через реку крупных соединений с наведением переправ, боевые действия на фарватере (в основном прорыв вдоль реки с высадкой и поддержкой десанта), использование реки для обхода, охвата и окружения противника (главным образом для воспрещения его отхода за реку).

Сейчас российская армия в наибольшей степени готова только к переправам. Да, проводятся учения по наведению понтонных переправ. Но они в значительной степени условны и проводятся практически без учета сопротивления противника или с имитацией этого сопротивления.


Вот пример подобной имитации на учениях по наведению понтонных переправ. Вы действительно верите, что все именно так и будет?

Обзор имеющейся техники (плавающие транспортеры ПТС-2, ПТС-3 и новейший ПТС-4, самоходные паромы ПММ-2, ПММ-2М и ПДП) довольно наглядно показывает, что все они специализированы для перевозки тяжелой техники: танков, автомобилей, а также специализированы для моторизации переправ и механизации наведения временных мостов, также для переправы тяжелой техники. Для пехоты есть плавающие БТР и БМП. Раньше также был очень хороший плавающий танк ПТ-76, изрядно повоевавший и теперь все еще стоящий на вооружении ряда стран.


Самоходный паром ПММ-2М — штука очень хорошая. Но, во-первых, специализированная для перевозки техники, а не груза (например, боеприпасов) или людей; во-вторых, с низкой мореходностью

Вроде бы вполне достаточно, если иметь в виду только задачу форсирования реки в условиях довольно слабого сопротивления противника и возможно более быстрой переброски через реку войск с тяжелой техникой.

В условиях большой войны с опытным противником, прекрасно понимающим значение крупной реки как важного рубежа, вряд ли будут столь тепличные условия для переправы. Если поставить себя на место противника, то что можно противопоставить такой механизированной переправе? Во-первых, авиационные удары. Всего несколько F-35B с управляемыми бомбами и прочим высокоточным оружием вполне в состоянии сорвать такую переправу. В этой же роли неплохо выступят вертолеты и ударные беспилотники, особенно если у противника будет высокий берег с холмами. Во-вторых, можно уточнить точку, в которой самоходные паромы с танками подойдут к берегу, дождаться, пока они подплывут на 50-100 метров к берегу, и накрыть это место залпом из РСЗО. В-третьих, даже партизаны, если у них будет достаточно минометов и РПГ, вполне смогут отразить попытку переправы паромов с танками. Все это относится не только к паромам, но и к плавающим БТР и БМП.



Не стоит преувеличивать надежность понтонных мостов. Понтонный мост и без помощи противника вполне в состоянии затонуть, разорваться или уплыть по течению. Залп РСЗО по понтонному мосту, вне всякого сомнения, приведет к его разрушению. Сочетание РСЗО и разведывательных беспилотников делает понтонные переправы чрезвычайно уязвимыми

Потому, скорее всего, очень здорово выглядящая на учениях переправа в условиях настоящей и большой войны просто не получится. Ситуация с форсированием крупной реки вернется к типовой ситуации времен Великой Отечественной войны. Нужно будет сначала сравнительно небольшими пехотными отрядами переправиться, по возможности скрытно, захватить плацдарм достаточной ширины и глубины, чтобы обезопасить место переправы, и только после этого пускать самоходные паромы и наводить понтонный мост. Перед наведением переправы на плацдарме будут упорные бои, в которых нужно будет перебрасывать подкрепления, доставлять через реку боеприпасы и продовольствие, вывозить раненых. Вот для этой транспортной работы, весьма сложной и опасной, ничего подходящего в наличии нет.

БТР и БМП для транспортной роли и сами по себе не слишком подходят, к тому же использовать бронетехнику в качестве импровизированного речного судна нецелесообразно. Каждая единица бронетехники, то есть каждая пушка и пулемет, на плацдарме очень ценны, и их вывод из боя ощутимо ослабит силы, занятые удержанием и расширением плацдарма.


БМП на плаву. Отсутствие возможности перевозки людей, отсутствие мест для груза и довольно плохая мореходность; волна будет для БМП серьезным препятствием

Даже когда работают самоходные паромы и наведен понтонный мост, все равно остается большая потребность во вспомогательных транспортных средствах, поскольку пропускная способность любой временной переправы очень ограничена и весь грузопоток вместить не может. Но чем больше сил и техники сосредоточено на плацдарме, тем больший объем грузов им нужно доставить и как можно быстрее. Наконец, за переправу тоже ведется сражение, противник, несомненно, будет пытаться уничтожить понтонный мост огнем артиллерии или налетами авиации. Если ему это удалось, то вот тут без вспомогательных транспортных средств войска на плацдарме могут потерпеть поражение.

Нужен полноценный речной корабль, достаточно быстроходный, достаточно мореходный (способный плавать при высокой волне и выходить в устья рек, лиманы и действовать вдоль морского побережья), достаточно хорошо вооруженный и при этом годящийся для транспортных операций.

Среди прототипов возможного решения я бы на первое место поставил одну весьма остроумную немецко-фашистскую идею — баржу типа Зибель (Siebelfähre). Ее сконструировал авиаинженер Фриц Зибель для кампании по высадке в Британии. Это судно было сооружено из двух мостовых понтонов, соединенных стальными балками в катамаран. Поверх балок сооружалась платформа для размещения орудий или груза, а также надстройка для мостика. Баржа оснащалась четырьмя двигателями. Несмотря на свою неказистость, баржа имела хорошие характеристики: водоизмещение до 170 тонн, грузоподъемность до 100 тонн, скорость 11 узлов (20 км/час) и дальность плавания до 300 морских миль. На нее могли устанавливать четыре Flak 8.8 cm, что превращало ее в мощную плавбатарею, по огневой мощи сопоставимую с эсминцем. Баржа типа Зибель разбиралась на части и ее можно было перевезти грузовиками или по железной дороге, а потом собрать и спустить на воду.


Баржа типа Зибель с двумя 88-мм зенитными орудиями — общий вид


Баржи типа Зибель на Ладожском озере

Вторая очень неплохая идея уже отечественная: тендер ладожский. Такие тендеры были построены для судоходства по Ладоге во время блокады Ленинграда. Это была простейшая самоходная баржа длиной 10,5 метра, шириной 3,6 метра, оснащенная двигателем от ЗИС-5. Скорость хода у неё была 5 узлов (9 км/час), но после небольшой модернизации скорость повышалась до 12 узлов (22,2 км/час). Управление было румпельным, иногда устанавливали штурвал. Навигационное оборудование ограничивалось шлюпочным компасом. Тендеры иногда вооружались ручным или станковым пулеметом, но его главным преимуществом был вместительный трюм около 30 куб. метров, вмещавший 12-15 тонн грузов и до 75 человек. Он был очень прост по конструкции, собирался из секций, и был случай, когда такой тендер построили всего за три дня. Это было что-то вроде железной ладьи, которая имела тем не менее феноменальную мореходность и успешно плавала в самой штормовой и опасной части Ладоги, в том числе и в сложных ледовых условиях. Подобные корабли участвовали в Сталинградской битве и в наступлении на Крым.


Вот так выглядел тендер — железная ладья времен Второй мировой. Такие неказистые суда вывезли из Ленинграда 250 тысяч человек и доставили в город 100 тысяч тонн продовольствия и боеприпасов

В стране, имеющей огромное количество рек, просто поразительно удивительна слабость речных сил и почти полное отсутствие речных военных кораблей. Но с этим надо что-то делать. Ввиду вообще нашей слабости в том, чтобы что-нибудь произвести, я бы предложил начать с самого простого и полезного — с тендера.

Во-первых, с постройкой такой железной ладьи справится не только любой судостроительный или судоремонтный завод, но и вообще любая мастерская, в которой можно раскроить металл и сварить корпус этой самоходной баржи. В том числе мастерская импровизированная. 118 ладожских тендеров были построены именно так, в наспех созданной мастерской на необорудованном берегу Ладожского озера.

Во-вторых, для оснащения тендера можно взять двигатель помощнее. Если у оригинального образца был двигатель мощностью 73 л.с., то широко распространенный теперь дизельный двигатель КамАЗ-740.63-400 имеет мощность в 400 л.с.

В-третьих, для погрузки и выгрузки грузов целесообразно установить гидравлический манипулятор таких же типов, какие сейчас широко используются для оснащения грузовых автомобилей.

В-четвертых, вооружение тендера. Лучше всего взять крупнокалиберные пулеметы "Утес" или "Корд". Хотя тендер в целом предназначен для перевозки грузов, его можно использовать для десантных операций, в которых может потребоваться вести огонь по целям на берегу.

В целом получается сравнительно небольшой речной корабль, который может использоваться почти на любой реке и почти на любом озере (кроме самых мелких и с заболоченными берегами), где есть достаточные для него глубины и есть место для подъезда грузовика, перевозящего железную ладью по суше. Борта у тендера достаточно высокие, что обеспечивает ему хорошую мореходность и позволяет использовать его в прибрежных водах Азовского, Черного и Балтийского морей. Вообще, Черное и Балтийское моря — самая оптимальная морская акватория для кораблей такого типа. Важное преимущество тендера перед специальными речными кораблями большего водоизмещения состоит в том, что тендеру не нужно оборудованных для зимовки баз и затонов. Его достаточно вытащить лебедкой на берег и укрыть в ангаре или просто под брезентовым пологом.

Наконец, тендер может (и на мой взгляд, должен) иметь также и гражданское применение — в качестве небольшого, но вездесущего судна, пригодного для грузоперевозок по рекам, озерам, для рейдовых операций. Тендеры можно производить большими сериями (сразу с турелью для пулемета) и иметь на всех реках, чтобы в случае войны их можно было мобилизовать в армию.
Автор:
Дмитрий Верхотуров
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти