Вооружённые силы России перед войной 1812 года. Часть 2

Вооружённые силы России перед войной 1812 года. Часть 2 В начале XIX века русская полевая армия была разделена на 14 инспекций – Петербургскую, Финляндскую, Московскую, Лифляндскую, Смоленскую, Литовскую, Брестскую, Киевскую, Украинскую, Днестровскую, Крымскую, Кавказскую, Оренбургскую и Сибирскую. Каждая инспекция представляла собой территориальный округ. В случае войны из войск, которые входили в инспекции, формировали корпус разного состава, численностью в 10-50 тыс. человек. По окончанию войны корпуса (армии) расформировывались, будучи временными соединениями. Низшей тактической единицей был батальон, а высшей - полк.

Поражение под Аустерлицем заставило не только реорганизовать рода войск, но подняло вопрос о высшей тактической единице. Уже в мае 1806 года был осуществлён переход к дивизионной системе. В каждой дивизии было 6-7 пехотных и 3-4 кавалерийских полка, 1 артиллерийская бригада. Общая численность бойцов в дивизии составляла 18-20 тыс. человек. Предполагали, что такая численность и включение в состав дивизии всех трёх родов войск позволит ей вести самостоятельный бой. Однако опыт Русско-французской войны 1806-1807 гг., Русско-шведской войны 1808-1809 гг., и Русско-турецкой войны 1806-1812 гг. показал, что этого недостаточно. Требовалось перейти к дивизиям, составленным из одного рода войск, которые сведены в корпуса. В 1812 году был осуществлён переход к дивизиям трёхбригадного состава и корпусам, состоявшим из двух дивизий. Обычный состав армейского корпуса предусматривал: 2 пехотные дивизии (12 батальонов), 1 лёгкий кавалерийский полк (8 эскадронов), 3 пеших артиллерийских роты (36 орудий) и 1 конную артиллерийскую роту (12 орудий). В состав кавалерийского корпуса входили: 2 кавалерийские дивизии, включавшие 4 драгунских полка (16 эскадронов), 1 лёгкий полк (8 эскадронов) и 1 конную артиллерийскую роту.

В 1812 году же был сделан шаг в направлении создания высших соединений стратегического порядка – создана армейская организация. К началу военной кампании 1812 года в России было создано 4 армии. Первая армия состояла из 6 пехотных корпусов (один считался резервным – был составлен из гвардейских частей и 1-й пехотный корпус Витгенштейна был отдельным, прикрывая петербургское направление), 3 кавалерийских корпусов и 1 казачьего корпуса. Вторая армия имела 2 пехотных корпуса и 1 кавалерийский корпус. Третья армия (вспомогательная) имела в своём составе 3 пехотных корпуса, 1 кавкорпус и казачий отряд. Дунайская армия имела 4 пехотных корпуса, 2 резервных отряда и приданные пионерные (саперные) части. Вне этих армий также оставались отдельные дивизии в Финляндии, в Крыму и на Кавказе. Кроме того, предполагали сформировать 3 резервных армии, но успели создать только 2 резервных корпуса – Меллер-Закомельского и Эртеля. Созданная в 1812 году армейская организация в целом себя оправдала.


Комплектование армии, резервы

Реорганизация армии поставила вопрос о резервах и их подготовке. Войны приводили к огромному «расходу» людей, армия лишалась обученного состава, и строевые части приходилось пополнять молодыми рекрутами, которых ещё не успели толком обучить. Естественно, что это снижало боевые качества армии. Это хорошо понимало командование. Правительство предприняло несколько попыток решить эту сложную задачу. Прямым и главным пополнением полевой армии были гарнизонные войска. К началу 19 столетия численность этих сил была довольно велика: в 1800 году в их составе было 83 гарнизонных батальона, 25 лёгких батальонов и 21 инвалидная команда. Инвалидами в то время называли военнослужащих, которые оказались неспособными к службе вследствие полученных ран, увечий, болезней или дряхлости. Воинская комиссия 1801 года принимает решение увеличить число гарнизонных сил на 20 батальонов и 42 инвалидных роты. Но сформировали только 7 новых батальонов. В 1803 году было решено иметь 90 гарнизонных батальонов: 63 на полевом содержании, 27 на внутреннем. Число инвалидных рот увеличивали до 27. Всего в гарнизонных войсках по штату 1803 года было 72,7 тыс. солдат, 1,7 тыс. офицеров, в инвалидных командах было 7,2 тыс. солдат и 1 тыс. офицеров.

Гарнизонные войска выполняли две основные функции. Во-первых, они обеспечивали «тишину и спокойствие» в стране, выполняя задачи внутренних войск. Во-вторых, гарнизонные войска служили источником обученных резервов для полевой армии. В 1808 году было принято решение учредить особые рекрутские школы в виде рекрутских депо. Всего было создано 24 депо. Каждое было приписано к конкретной дивизии. К весне 1811 года было уже 30 армейских и 4 артиллерийских депо. Однако эта система долго не удержалась. Чрезвычайная угроза заставила срочно прибегнуть к формированию новых строевых частей. На их формирование направили гарнизонные батальоны на полевом содержании, рекрутов из депо и рекрутов чрезвычайного набора. Из этих соединений сформировали 10 резервных дивизий, сведённых в два корпуса. Резервные эскадроны свели в 8 кавалерийских дивизий. Резервные артиллерийские депо образовали 4 артиллерийские бригады (17 пеших и 7 конных рот).

Таким образом, увеличение числа полевых войск было достигнуто ценой ликвидации рекрутских депо, которые были должны играть роль источника обученных резервов. Первоначально военное министерство попыталось заменить рекрутские депо системой запасных батальонов и эскадронов. Каждый полк должен был оставить на месте своего базирования резервное подразделение: пехотный полк – батальон, драгунский – эскадрон, гусарский – два эскадрона. Они было должны принимать и обучать пополнения. Но вскоре от этой идеи отказались – все запасные соединения шли на формирование новых частей. Решили создать новую систему подготовленных резервов в специальных депо, их создавали при гарнизонных батальонах. Гарнизонные войска перешли в ведение военного министерства – они составили 8 округов и стали называться войсками внутренней стражи. В идеале войска внутренней стражи должны были при необходимости стать второй армией, которая могла заменить первую. Задачу по формированию новых войск возложили на Дмитрия Ивановича Лобанова-Ростовского, Андрея Андреевича Клейнмихеля, Алексея Семёновича Кологривова, Михаила Андреевича Милорадовича.

Вооружённые силы России перед войной 1812 года. Часть 2


Причиной того, что правительству пришлось провести сразу несколько мероприятий, направленных на создание обученных резервов, была рекрутская система. Эта система уже не отвечала вызовам того времени. Военное министерство не могло получить достаточного числа рекрутов, полевая армия постоянно испытывала значительный недобор солдат. Россия в это время вела непрерывные войны, это вынуждало в некоторые годы проводить по два набора рекрутов и повышать норму поставки новобранцев. Так, в 1802 году в армии был выявлен некомплект в 51 тыс. человек и ввели двойную норму – взяли двух рекрутов с 500 душ населения (а не одного). Правда, набрали 46 тыс. человек, а не 52 тыс., как планировали. В 1803 году также провели набор с двойной нормой (74-й набор). Но вместо предполагаемых 60 тыс. человек набрали 54 тыс. рекрутов. В 1804 году набор был обычным – 1 рекрут с 500 душ. В 1805 году норму резко увеличили – взяв 4 человека с 500 душ. В 1806 году провели два набора: в сентябре - из расчёта 4 человека на 500 душ, и в ноябре – обычный. Кроме того, из-за угрозы затяжной войны с Францией было решено прибегнуть к экстренной мере и созвать народное ополчение («земское войско»). В него первоначально хотели собрать 612 тыс. ратников. Но затем сократили эту цифру до 252 тыс. человек. Фактически собрали около 200 тыс. ратников, но пока собирали ополчение, война с Францией закончилась Тильзитским миром. Из этого ополчения в армии оставили 168 тыс. человек, ещё 9 тыс. направили на флот, остальные были распущены по домам. В 1808 году набор сделали ещё более высоким – 5 человек с 500 душ. Хотели собрать 60 тыс. рекрутов для армии и 58 тыс. человек для запасных рекрутских депо. Но удалось собрать только 38 тыс. рекрутов, дворяне предъявили зачётные квитанции (полученные во время сбора ополчения) и сорвали набор. В 1809 году набор (79-й) проводился также из расчёта 5 рекрутов на 500 человек. В 1810 году призыв шёл из расчёта 3 человека на 500 душ, в 1811 году – 4 рекрута на 500 человек. Во время набора 1811 года было набрано 120 тыс. человек.

Угроза близкой войны с Французской империей заставила провести 82-й набор в самом начале 1812 года. Его объявили из расчёта 2 рекрута с 500 душ. Начавшаяся война с Францией заставила провести в 1812 году 83-й набор из расчёта 8 человек на 500 душ. Однако и этого набора оказалось недостаточно – в ноябре объявили 84-й набор (также из расчёта 8 человек на 500 душ). В результате, за 11 лет – с 1802 по 1812 год, страна дала армии почти миллион рекрутов. Но эти наборы не восполняли ежегодной потребности армии. Рекрутская система не позволяла одновременно увеличивать армию и создавать значительные обученные резервы. Предлагались различные способы решить эту проблему: повысить призывной возраст, сократить срок службы до 15 лет и т. д. Но эти меры не решали проблему коренным образом. В это же время правительство продолжало освобождать от обязательной службы отдельные категории населения: в 1807 году указом императора были освобождены от военной службы купцы и члены их семей. Разрешалось вносить вместо рекрутов деньги – в 100-верстной приграничной полосе 1 тыс. рублей и 2 тыс. в Сибири. Разрешали сдавать вместо рекрутов лошадей. Были освобождены от рекрутской повинности целые регионы империи, к примеру, Грузия и Украина. Украина вместо рекрутов выставляла иррегулярные войска – казаков. Получали освобождение рабочие военных предприятий. В результате Россия могла поставить под ружьё 2-3% мужского населения, а Франция до 8%.

Во время войны только призыв народного ополчения позволил усилить полевую армию. Но и в этих экстренных условиях численность русской полевой армии была не выше 572 тыс. человек. Рекрутская система отжила свой век и стала малопригодной в условиях войн 19 столетия.

Вооружённые силы России перед войной 1812 года. Часть 2


Боевая подготовка войск

Подготовка офицеров. В начале XIX века существовали I и II кадетские корпуса, Гродненский корпус и дворянское отделение Военно-сиротского дама. Они уже не справлялись с потребностями армии. В 1801 году шеф I кадетского корпуса П. А. Зубов представил проект создания 17 военных училищ в губернских городах. Они были должны обучать 3 тыс. человек, в придачу к 2 тыс., которые готовили уже существующие заведения. Император утвердил этот проект.

При министерстве просвещения была учреждена комиссия, которая стала изучать опыт подготовки офицерских кадров в Европе. Проект этой комиссии предусматривал создание военных училищ в Москве, Петербурге, Смоленске, Киеве, Воронеже, Твери, Ярославле, Нижнем Новгороде, Казани и Тобольске. В 1805 году проект утвердили как «План военного воспитания». Кадетские корпуса пока решили сохранить до начала работы военных училищ. Пока этот проект разрабатывали, были открыты военные школы в Тамбове, Туле, Оренбурге (в соответствии с указом 1801 года). В 1807 году при II кадетском корпусе открыли Волонтёрный корпус (в 1808 году его переименовали в Дворянский полк). В первый же год в него зачислили 600 человек, в 1812 году было уже 1200 учащихся (во время войны 1812 года Дворянский полк дал армии 1139 офицеров). В 1811 году при нём был учреждён Дворянский кавалерийский эскадрон.

В 1804 году была создана специальная инженерная школа на 25 человек. В 1810 году её переименовали в Главное инженерное училище. В 1812 году в Финляндии открыли топографический корпус. Основы военных наук также изучались в созданном по инициативе Муравьёва «Обществе математиков» в Москве. Аналогичная школа была и в Петербурге, она была организована Волконским. Кадры для гвардии готовил Пажеский корпус, а затем Царскосельский лицей.

Все эти школы дали армии с 1801 по 1812 год более 10 тыс. офицеров.

Вооружённые силы России перед войной 1812 года. Часть 2


Подготовка унтер-офицеров. Чёткой системы подготовки унтер-офицерских кадров не существовало. В унтер-офицеры производили старослужащих солдат, или готовили солдатских детей через военно-сиротские отделения Воспитательного дома. Военный министр С. К. Вязмитинов предложил проект создания в столице главного училища и частных училищ в гарнизонах. Но этот проект отклонили. Был разработан устав Военно-сиротского дома. Согласно нему, воспитанники Военно-сиротского дома, стали именоваться кантонистами. Пройдя обучение, они направлялись в артиллерийские и инженерные войска, часть назначалась на унтер-офицерские должности. В 1812 году в Военно-сиротском доме было 39 тыс. воспитанников. К этому времени в армию было направлено около 12 тыс. человек.

Был ещё один метод пополнения унтер-офицерских кадров. Молодые дворяне начинали службу с унтер-офицерских должностей и по выслуге лет их производили в обер-офицерские чины. Боевой опыт они приобретали по ходу службы.

Подготовка рядового состава. В 1808 году была выработана первая часть «Воинского устава о пехотной службе», она была направлена в войска вместе с «Примечаниями о последних переменах в учении». В них давались указания по обучению войск прицельной стрельбе и построению в колонны для атакующих действий. Также было подготовлено наставление «О егерском учении», где предусматривалось глубокое изучение действий при рассыпном строю. Это наставление также изучалось застрельщиками в гренадёрских и пехотных полках. В принципе, эти документы только закрепили те формы боевой подготовки, которые сложились в войсках в ходе многочисленных войн. Пехотные части уже довольно хорошо освоили тактику колонн и рассыпного строя.

В кавалерии дела обстояли хуже. Новый устав – «Предварительное постановление о строевой кавалерийской службе» - вышел непосредственно перед началом войны 1812 года. Кавалерийским частям пришлось осваивать тактику колонн уже в ходе самой войны.

Лучше всего боевая подготовка была поставлена в артиллерии. Значительная реорганизация артиллерии в 1803-1806 гг. потребовала разработки ряда инструкций. Артиллеристы получили «Краткое изложение всех артиллерийских командных слов, употребляться долженствующих», «Распоряжение о движении зарядных ящиков» и «Общие правила для артиллерии в полевом сражении». «Общие правила» А. И. Кутайсова излагали передовые идеи для действия артиллерии на основе тактики колонн и рассыпного строя.

Управление войсками

Центральное управление. В начале XIX века общее управление войсками осуществляла Военная коллегия. Строевое управление находилось в ведении генерал-инспекторов, которые обычно были военными губернаторами. У них в руках было и местное военное управление. Одновременно существовала Военно-походная канцелярия, через которую император передавал указы Военной коллегии и генералам. В результате существовало два органа, которые управляли военными делами.

В 1802 году было образовано Военное министерство, Военная коллегия была подчинена непосредственно военному министру. Порядок ведения дел в Военной коллегии остался прежним, как и в Военно-походной канцелярии. Первый военный министр Российской империи (1802—1808 гг.) Сергей Кузьмич Вязмитинов пытался устранить недостатки управления. Ему удалось упорядочить работу Военной коллегии. Были учреждены инженерный департамент и медицинское управление. Создали должность генерал-интенданта, ему поручили управление провиантским и комиссарским департаментами. Улучшилось управление артиллерийским департаментом, перестроены счётный и аудиторский департаменты.

Вооружённые силы России перед войной 1812 года. Часть 2

Первый военный министр Российской империи (1802—1808 гг.) Сергей Кузьмич Вязмитинов провел огромную работу по реорганизации военного управления в России и повышению боеспособности армии. По его инициативе на новых началах введена дивизионная система и создано земское ополчение.

В 1808 году пост военного министра занял Алексей Андреевич Аракчеев. При нем был учреждён специальный комитет С. С. Апраксина, который осуществлял работу по реформе центрального военного управления. Военно-походная канцелярия была подчинена военному министру. Военная коллегия получила большую самостоятельность в действиях. Улучшилось строевое управление: командиры дивизий получили специальное «Положение», которое расширяло их права и сняло с военного министерства ряд мелких забот.

1 января 1810 года был издан указ об образовании Госсовета. Военный департамент Государственного совета возглавил Аракчеев, а Военное министерство передали Барклаю де Толли. В мае 1811 года вместо комитета Апраксина была создана «Комиссия для составления военных уставов и уложений» во главе с М. Л. Магницким. Эта комиссия разработала ряд положений, к примеру, «Учреждение военного министерства». По нему министерство включало 7 департаментов: артиллерийский, инженерный, инспекторский, аудиторский, провиантский, комиссариатский, медицинский, а также канцелярию министра и его совета. Все другие органы были упразднены. Военный министр получил всю исполнительную власть и право вхождения в Госсовет с проектами изменения законов и издания новых. Кроме того, при военном министерстве учредили Военно-учёный кабинет, Военно-топографическое депо, Особую канцелярию и ряд комиссий по сбору и составлению военно-исторических материалов, ведению геодезических работ и т. д.

Полевое управление. Полевое управление войсками до 1812 года осуществлялось на основе положений «Устава воинского» 1716 года. В начале 19 столетия «Комиссия по составлению военных уставов и уложений» (её председателем был Барклай де Толли) вела работу по составлению нового полевого устава. Она изучила полевые наставления ряда стран, особое внимание уделив французским уставам и инструкциям 1791-1809 гг. Эта деятельность была плодотворной – в 1812 году был издан новый полевой устав («Учреждение для исправления большой действующей армии»). Согласно этому уставу главнокомандующий получил неограниченную власть в армии, практически равную императорской (об этом в своё время мечтали П. А. Румянцев и А. В. Суворов). Главнокомандующий управлял армией через Главный полевой штаб, который состоял из 4 отделений: Управление начальника Главного штаба, Полевого артиллерийского отделения, Полевого инженерного отделения и Интендантского отделения. Все начальники отделений подчинялись непосредственно главнокомандующему, но первостепенное значение имел начальник Главного штаба. Через начальника Главного штаба передавались распоряжения главнокомандующего. Он заменял погибшего или больного главнокомандующего. В его распоряжении были дежурный генерал и генерал-квартирмейстер. Дежурный генерал ведал тыловой, строевой, военно-санитарной, полицейской и военно-судебной частями армии. В подчинении генерал-квартирмейстера была оперативная часть. Аналогичные управления, также возглавляемые генерал-квартирмейстерами, были созданы в отдельных армиях. В штабах корпусов и дивизий предусматривалось иметь по два обер-квартирмейстера и по четыре адъютанта. Квартирмейстерские офицеры ведали размещением и перемещением войск, изучением местности для определения позиций и т. д.

Особенностью нового устава был тот факт, что корпусные и дивизионные штабы строились по тому же принципу, что и Главный штаб.

Вооружённые силы России перед войной 1812 года. Часть 2
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. borisst64 7 июня 2012 13:44
    На картинке все же надо писать "генерал от инфантерии", коль статья оперирует названиями того времени.
    borisst64
    1. Братец Сарыч 7 июня 2012 21:54
      Генерал от инфантерии - вообще-то звание, то есть полный генерал, а тут просто считают, что он относится к пехоте, тем более, что в то время на эполетах никаких знаков, определяющих звание. еще не было, появились оно много позже...
      Братец Сарыч
  2. Vadzja 7 июня 2012 18:08
    Познавательно, автору +
  3. LiRoy 7 июня 2012 21:12
    Очень интересная серия статей. Хотелось бы и других подобных статей.
    LiRoy
  4. Одесит 7 июня 2012 23:41
    Эх! Какие славные времена были! Аж завидки берут к тем кто тогда жил и служил! Все просто, четко и понятно Государь - Россия - Долг - Супостат!!
    И ни какой тебе дебильной политики!
    Одесит

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня