Пылающая Генуя 2001 года. Невыученные уроки Европы. Часть 1

Пока аналитики и политтехнологи ломают голову над исключительным выбросом массового протеста во Франции, другие удивлены чрезмерной реакцией полиции в «свободном мире». Даже либеральные оппозиционеры, некогда ехидно умиляющиеся победе Эммануэля Макрона над Марин Ле Пен, несколько завибрировали. Это, кстати, понятно. Конкретной позиции с Запада ещё не слышно, а говорить что-то надо. Поэтому граждане оппозиционеры в своих комментариях «налили воды» в самой обтекаемой форме, чтобы оставить пространство для манёвра. Ведь признать, что радужная Европа не столь радужна – это собственными руками снять с носа своих адептов самую жирную морковку из тех немногих, что ещё пылятся в их прозападных закромах.

Самое интересное, что такое удивление методам западных представителей правопорядка — не только плод искусственных иллюзий по поводу наших европейских «друзей», но и жертва весьма короткой памяти. Поэтому предлагаю вспомнить один из самых ярких примеров полицейской работы по-западному. Заранее подчеркну: не всегда эти методы не оправданы.


Летом 2001 года в Генуе (Италия) готовились к встрече международного форума стран «большой восьмёрки» (неформальной платформы для политических лидеров стран, входящих в этот «клуб»), который должен был пройти 21 и 22 июля. Россию в эту компанию, кстати, приняли только в 1997 году, когда «демократические» реформы достаточно обнулили наш геополитический вес. Позднее, в 2014-м, нашу державу попросили на выход, и невольно напрашивается вопрос: а что же страна выгадала из присутствия в этом междусобойчике?

Пылающая Генуя 2001 года. Невыученные уроки Европы. Часть 1

Демонстранты на улицах Генуи

Но не будем отвлекаться. Одновременно с подготовкой официальной части форума с традиционным регламентом шла подготовка другой части. И готовили её так называемые антиглобалисты. Антиглобалисты, по сути, представляют собой достаточно пестрое смешение крайне радикальных взглядов (от «правых» до «левых»), однако все они объединены вполне разумной идеей противодействия глобальным финансовым структурам, неравноправию, потребительскому отношению к экологии, разрыву в подходах к ведущим и «третьим» странам мира, а также насаждению массовой культуры (поп-культуры). Но вот их восторг по поводу потоков мигрантов уже сейчас выглядит нелепым.

Особенно пикантно эту их позицию подчёркивает 50-тысячный «марш мигрантов», который антиглобалисты провели накануне «восьмёрки». На этот раз всё было мирно, с песнями и плясками (никакой иронии). Если бы товарищи знали, какого качества люди заполонят старушку Европу.

Однако в итоге господа готовили отнюдь не радушную встречу. А так как среди представителей движения антиглобализма присутствуют граждане, открыто проповедующие в качестве методов погромы офисов финансовых компаний и дорогих магазинов, а также столкновения с полицией, то встреча обещала быть горячей. И к ней, уже со стороны силовых структур, тоже готовились.

Полиция блокировала въезд в Геную иногородних и иностранных граждан определённого возраста (молодёжь). Многие подземные коммуникации, которыми могли воспользоваться антиглобалисты, были перекрыты, а то и вовсе залиты бетоном. В итоге по некоторым данным только на обеспечение безопасности со стороны уличных протестующих было потрачено до 10 миллионов долларов, не считая ещё 30 миллионов, потраченных на размещение статусных гостей. Однако, как покажет история, либо была проявлена халатность, либо меры оказались недостаточными и бессмысленными.



За день до начала форума по традиции проходили согласования повестки дня и документов на уровне министров, а уличная Генуя уже начала бурлить. Несмотря на заслоны, в городе оказалось около 100 тысяч протестующих. И это в городе с населением не выше 600 тысяч человек. То есть уже на начальном этапе план противодействия массовым выступлениям дал течь: оставить возмущённые толпы где-то за городом не получилось. Поэтому кордоны карабинеры стали устраивать уже внутри Генуи, создавая безопасные зоны, названные «красными». Таким образом, в какой-то мере карабинеры со своей задачей справились. Кварталы города, в которых находились мировые лидеры, были полностью изолированы от всей остальной Генуи, заполненной протестующими.

Часть из них, необходимо отметить, составляли вполне мирные граждане с конкретными экономическими и политическими требованиями. Более того, среди этой сдержанной части протестующих присутствовали и представители легальных итальянских политических партий и даже члены муниципалитетов близлежащих городков, чьи политические взгляды пересекались с идеями антиглобализма. Из этого следует вполне логичный вывод, что возраст этого пласта протестующих был далеко не юношеский. И эти первые «ласточки» относительно мирного марша взяли старт ещё 17-го июля.

Но уже вечером 19-го настроения протестующих стали резко меняться. Позже вину за это возложат на карабинеров, которые на самом деле были не только не на высоте, но часто действовали бездарно и непрофессионально. К примеру, жёсткие аресты пожилых людей, порой неспособных даже кинуть небольшой камень, были не только лишними, но и отвлекали силы правоохранителей. К тому же такие аресты только раззадоривали гнев толпы.



Но полностью возлагать вину на представителей силовых структур автор спешить бы не стал. Во-первых, 20-го июля на улицах в разных районах города появились люди, даже отдалённо не напоминавшие тех романтичных потомков «детей цветов» в рваных джинсах и с пламенными лозунгами, как раньше. Теперь вид и возраст протестующих существенно изменились.


Во-вторых, за считанные часы политически подкованные, но совершенно не готовые (во всех смыслах) к физическим столкновениям с полицией граждане вдруг приобрели весьма специфические навыки ведения уличного боя. Появились боевые активисты и «тыловики», снабжающие передний край всем необходимым. Внезапно по большей части приезжая толпа стала неплохо разбираться в витиеватой застройке древнего города.

В-третьих, также внезапно протестующие, словно по мановению волшебной палочки получив опыт столкновения с полицией, начали менять своё «снаряжение». Транспаранты были отброшены в стороны, и перед лицом представителей правопорядка возникли некие «уличные рыцари». Лица этих «рыцарей» часто закрывали балаклавы, несмотря на июльское солнце. Голову защищали самыми разнообразными способами – от велосипедных и мотоциклетных шлемов до разных вариаций из доступных материалов.



Не забывали протестующие и про руки. Из пластика, жёсткой фольги и любой плотной ткани мастерили достаточно прочные нарукавники для отражения удара дубинкой. Особенно интересна и общедоступна была следующая конструкция таких «доспехов» — на руку, как бусины, надевались мотки скотча, а позже самим скотчем и скреплялись. В ходу была, конечно, и обычная велосипедная защита (наколенники, налокотники, вплоть до полной «панцирной» защиты).

Корпус «бойца» тоже не обходили вниманием. Кроме своеобразных лат из пластика и прочего материала, часто тело просто обматывали пляжными ковриками из вспененного полиэтилена – лёгкая и дешёвая защита для рёбер (за неимением иного выбора, разумеется). Но главное, что у немногих «мирных» протестующих появились вполне качественные противогазы, а не какие-то медицинские маски, лепестки или смоченные водой платки, хотя этого добра тоже прибавилось. И, пардон за столь щекотливую деталь, но самые прожжённые активисты даже применяли бандаж для паха.



В итоге протестующий нового типа вполне соответствовал облику «бойцов» майдана образца 2013-2014-го годов. Столкновения с карабинерами, успевшими подлить масла в огонь чередой порой нелепых задержаний (которые тщательно отслеживались и раскручивались своеобразной пресс-службой антиглобалистов и сочувствующих журналистов), грянули в разных районах Генуи.

Если ранее на карабинеров сыпались разве что обидные «кричалки», а шлем могли поцарапать только случайным транспарантом, то теперь артиллерийская атака булыжниками и бутылками стали обыденностью. Конечно же, по старой доброй традиции начались погромы офисов и брендовых магазинов, которые не успели занавесить витрины металлическими щитами. Превращая улицы и перекрёстки в поле боя, толпа переворачивала и поджигала машины, выкатывала мусорные контейнеры в качестве своеобразного тарана. Дорожные знаки, вырванные с корнем из асфальта, также шли в ход. И, наконец, в толпе замелькали бутылки с «коктейлем Молотова».


Горящий фургон карабинеров

Когда от бутылок с зажигательной смесью полыхнули первые атакуемые автомобили, а уличный асфальт осветился огнём, была пройдена какая-то незримая «красная черта». Вопрос о жертвах был, по сути, решён. Наконец, в лагерях по обе стороны баррикад разнеслась весть о первом сожжённом полицейском фургоне. Позже, правда, те же протестующие переложат ответственность за уничтожение фургона на самих карабинеров, обвинив их в провокации. Но в тот момент манифестанты были в восторге от такой славной победы над «душителями свободы».

Демонстрантам не хватало одного — сакральной жертвы. И она не заставила себя ждать. 20-го июля на площади Алимонда автомобиль карабинеров заглох и, по сути, оказался в десяти метрах от разбушевавшихся протестующих и без подмоги. Толпа не упустила момент и мгновенно атаковала машину. Сначала в авто булыжниками повыбивали стёкла, а после наиболее дерзкие активисты ринулись в поисках более близкого контакта.

Внутри автомобиля на заднем сиденье оказался молодой карабинер из вспомогательных сил Марио Плацаника, которому ещё не исполнилось и 21-го года, и родом он был с далёкой от Генуи Калабрии. В это же самое время к выбитому заднему стеклу полицейского авто на всех парах приближался Карло Джулиани, 23-летний уроженец Рима, убеждённый анархист и, что немаловажно, активный фанат римского клуба «Рома». В руках Карло держал огнетушитель, то ли намереваясь метнуть его внутрь авто, то ли «запенить» представителей правопорядка.


Карло Джулиани атакует авто карабинеров

Однако в оглушительном хаосе уличных погромов Марио, заблокированный в машине, физически не мог знать, какой ещё «артиллерийский снаряд» молодчик, чьё лицо скрывала балаклава, для него приготовил. Насмотревшись и наслушавшись о целой череде поджогов, молодой карабинер не пожелал рисковать быть сожжённым заживо в служебном авто, поэтому достал пистолет и открыл огонь. Карло рухнул на асфальт, так и не успев добежать до автомобиля Марио.

Забегая вперёд, сообщу, что Марио сначала назначат дьяволом во плоти, позже затаскают по судам и, наконец, превратят в символ произвола и одновременно безвольной жертвы властей. И совершенно другая судьба будет уготована Карло. Различные бунтарские музыкальные группы посвятят ему уйму песен, площадь Алимонда активисты неофициально переименуют в площадь имени Карло Джулиани (это вообще традиция, можно вспомнить площадь Буазизи в Тунисе), режиссёры снимут пару фильмов, а в Бразилии в Порту-Алегри ему даже откроют памятник.


Новый тренд рождён

Выпустят даже майки с физиономией Карло, стилизованной под знаменитое фото Эрнесто Че Гевары. И никого не интересовало, что легендарный Че был профессиональным врачом и революционером и уж точно с огнетушителем по улицам не бегал. Но кого это волнует, когда идёт планомерная «раскрутка» очередной сакральной жертвы, которых в политике принято называть «полезными идиотами».

Продолжение следует…
Автор:
Восточный ветер
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти