О потерях в Великой Отечественной. Ещё раз и с ненавистью

Вообще, я отношу себя к тем, кто считает, что вся эта шумиха с огромными потерями СССР во Второй мировой войне – это часть хорошо разработанного плана. Мне сложно сказать, кто стоял за этим планом, но придумано, осуществлено было просто бесподобно. И теперь во всем мире люди, проявляющие интерес к теме, получают «жувачку» на тему «трупами завалили» и так далее.

Да что греха таить, теперь и у нас так думают. Благодаря «правдолюбам» и «правдословам» типа Резуна, Солженицына, Алексеевой и прочих. Ибо им не только имя легион, суть тоже легионная. И не совсем чистая.


А давайте попробуем в логику?

Логика – это если думать просто головой, а не за гранты.



И вот тогда начинаем. И начинаем мы с развенчания постулата, что немцы воевать умели, а мы нет. Потому на 1 убитого немца у нас было 10 красноармейцев.

Да, дальше по идее должны следовать резуносказочки о том, что немцы поголовно были вооружены автоматическим оружием, современнейшими танками и самолетами. Этот бред мы опускаем, поскольку наша аудитория достаточно подкована и информирована, а кто не знает, того и не спасти уже.

Отступлю немного и скажу еще вот о чем. Соглашусь, это совершенно справедливо, что общие потери нашего народа превысили общие потери немецкого. Это факт, с которым будет спорить только больной.

Но здесь ответ лежит на поверхности. У нас не было плана по уничтожению германского народа в 1945 году. А вот у немцев он был. В 1941-м.

Тут некоторые «правдолюбцы» и «правдолюбки» снимают нечто этакое пасквильное про «несчастных немок», которых там якобы городами насиловали обозленные советские солдаты. Такие фильмы рыдательные, слов нет.

Вот только ни один и ни одна из этих любителей правды почему-то не может ответить на простой вопрос: а сколько немецких деревень со всем населением сожгли наши?

Нет, это мужья бедных немок сжигали целые деревни в запертых амбарах заживо, морили людей голодом в концлагерях, превращали его в рабочий скот.



У меня вообще дежавю этакие возникают порой. Как будто это мы напали на Германию, мы уничтожали немцев, отправляли их на смерть в Сибирь и так далее.


Черта вам, господа! Все было совершенно наоборот.

О потерях в Великой Отечественной. Ещё раз и с ненавистью


Мы очень часто вспоминаем эшелоны и корабли с продовольствием, которые шли из СССР в Германию в июне 1941 года. А почему вдруг мы так позабыли про такие же эшелоны, которые шли в Германию в 1945-м? Для того, чтобы оставшееся в живых население не передохло за пару месяцев?

А стоит помнить, этот хлеб, выращенный нашими женщинами и стариками и у себя пригодился бы. Ан, нет, кормили немцев.



Поэтому-то немцы и потеряли 2,7 миллиона гражданских лиц, в то время как наши потери составили 15,25 миллиона мирных жителей. Потому что нас убивали просто так, а этих…

Ладно, пусть живут. Вернемся на передовые. В тот самый, 1941 год.

1941-й… Да, это был очень сложный год. Особенно лето и осень. Но: кто сказал, что у немцев потери на поле боя (особо подчеркиваю) были меньше? Они наступали. Мы оборонялись. Плюс даже тот кровавый бардак 1941-го года донес до наших времен сотни подвигов наших солдат и офицеров.



Если бы немцы осенью 1941 года реально теряли по 10-15% личного состава в пехотных ротах, то почему в рапортах и мемуарах повально говорится о том, что после битвы за Москву в ротах на Восточном фронте оставалось по 40-50 человек?

Более того, есть более серьезная цифра в докладах Браухичу (который, напомню, именно после Москвы слетел с должности командующего): 25-30 тысяч человек в декаду. То есть убыль личного состава Вермахта составляла на тот момент до 90 000 человек в месяц.

Поборники «трупамизавалили» скажут, что это все так… Но позвольте, а как быть с немецкими захоронениями в стране?

Если немцы теряли так мало, то почему количество официальных немецких военных захоронений на территории СССР в начале 90-х годов значительно превышало 2 миллиона могил? Официальных, подчеркиваю. А сколько было таких, неофициальных, безымянных и неизвестных? Покидали в подвал разрушенного дома, забили дверь. Или вырыли яму на окраине села, покидали, закопали, и все дела.



Таких, говорят, более 4 миллионов. Неучтенных и неофициальных. Но справедливых.



Есть такое понятие – летальная потеря. Это когда солдат получил пулю в голову в атаке и умер от нее. Так считают свои потери почти все, кому надо статистику приукрасить. Так считали во все времена американцы, британцы, да и немцам оно не чуждо, чувство это.

То есть делалось четкое разграничение между тем, погиб боец в бою или умер потом, на пути в медсанбат. В РККА было без разницы, потому что суть одна: бойца нет. И не важно, сразу он погиб, или кровью истек на поле, или не донесли до медсанбата. Он не водкой отравился, он в бою погиб.

А вот любителям статистики это очень важно. Это потери уменьшает боевые и дает возможность щеки понадувать, вот мы какие, умелые!

Если же сравнивать вот так, то выяснится, что у РККА летальные потери были значительно меньше, чем у Вермахта. Летальные потери у нас за всю войну составили 6,8 миллиона солдат и офицеров. А вот у немцев цифра иная. Немцы потеряли 8,6 миллиона.

Да, скажут некоторые, была Африка, была Италия, была Франция и немцев убивали не только мы. Согласен. Но согласно немецким же данным, 83% убитых немцев были убиты на Восточном фронте. Применяем калькулятор – 7, 138 млн. немецких военнослужащих.



Сопоставимо? Сопоставимо.

Понятно, что у нас было хуже в начале, а у немцев в конце. Но вот – что есть, то есть.

Идем дальше. Не буду вдаваться в медицинскую статистику, там настолько по-разному считали наши и немцы, что очень сложно понять, где было больше. Просто не возьмусь.

Зато возьмусь за потери после того, как бой закончился вот в каком плане. В Советском Союзе были лагеря военнопленных. Да, житье там было не санаторное, но ведь и попавших туда никто не звал, так?

Более того, стоило только пошевелиться ради ускорения конца войны и поработать на противника, то тут же получались более приличные условия проживания. Даже не содержания, проживания.

Я вам историческое фото покажу одно. Взгляните.



Это человек после ТРЕХ (!) лет пребывания в советском плену. Вы видите следы побоев, голода, болезней?

Узнаете? Нет? Бывший фельдмаршал фон Паулюс! Да вот же он в день пленения, сравните!



Не сильно изменился, правда? Не сравнить с теми, кто оказался в «свободной и правильной» Германии.



Не стану обсуждать тему «несчастных немчиков» в наших лагерях, эту тему есть кому без меня прорыдать. А вот тему того, как в Германии убивали наших людей, тут я готов обсуждать до бесконечности. Чтобы помнили. Причем не столько немцы (они как раз помнят), сколько наши доморощенные коленьки из Уренгоя.

И еще одна вещь. Начав писать тему о «другом ленд-лизе», я открыл такую интересную вещь: по всем нашим фронтам катались господа союзники из военных миссий. И наблюдали за тем, как воюет Красная Армия, какие несет потери и как умирает Вермахт.

И в зависимости от этого шли нам караваны и конвои.

Если бы вся РККА рядами ложилась под пулеметами немцев, если бы танки горели, едва успев стронуться с места, если бы летчики… Короче, не было бы никакого ленд-лиза. Ничего личного, но тут не для развлечения поставляли всю технику нам. А для того, чтобы помочь (раз) и сэкономить жизни своих солдат (два). Все просто, как доллар.

Так вот, миссии союзников тоже считали и докладывали. И не в пользу немцев.

Июль – сентябрь 1941 года.
Летальные потери Вермахта: 1 169 080 человек.
Летальные потери РККА: 430 758 человек.

Октябрь – декабрь 1941 года.
Летальные потери Вермахта: 568 140 человек.
Летальные потери РККА: 371 613 человек.

Итого: до конца 1941 года Вермахт потерял безвозвратно 1 737 220 человек, РККА – 802 191 человека.



Что вполне нормально выглядит, так как немцы наступали, а мы оборонялись. Сразу кто-то скажет: почему тогда немцев до Москвы допустили?

А все просто. Я не привел еще одну поистине жуткую цифру. Пленных. Которые тоже являются потерей, и вот тут будет несколько печально все.

РККА потеряла пленными 2 335 482 человека.
Вермахт – 385 730 человек.

Становится понятен кошмар лета 1941-го, когда действительно из-за просчетов командования мы потеряли столько людей. Почти два с половиной миллиона.



С немцами понятно, они в основном наступали, а все, кто в 1941 году попал в плен, в основном решили погреться под Москвой.

Тем не менее, 75% этих пленных немцев выжили. Чего не сказать о наших.

Кстати, если смотреть дальше, то и дальше будет ничуть не лучше для немцев. Их опять убивали больше!

Наступивший 1942 год ничем ситуацию не изменил.

Январь-март: немцы теряют убитыми 586 580 человек, РККА — 493 660 человек.

Апрель – июнь: Вермахт хоронит 449 160 своих, потери РККА – 314 443 человека.

Да, по пленным снова перекос, Харьковское поражение лишило нас еще 240 000 бойцов, а всего в плен попало в этот временной отрезок почти 800 000 человек.

Июль – сентябрь. Вермахт теряет 418 327 человек. РККА – 486 039 человек.

Это период максимальных успехов немцев. Пик формы, так сказать. И – минимальные цифры потерь. Да, в это время немцы нанесли нам сразу несколько очень ощутимых ударов в Крыму, на Кубани, были огромные потери и убитыми, и ранеными, и более миллиона пленных.

Но немцы-то умирали не 10 к 1, как это пытаются нам доказать.

Между прочим, нам пришлось убивать не только немцев. Почему-то многие «эксперты» об этом забывают, но наши деды и прадеды убивали финнов, итальянцев, венгров, румын, испанцев, французов, хорватов, датчан и прочих союзников Германии.

Между прочим, ни один западный специалист не считает потери так, как мы. Мы считаем всех своих солдат, погибших на фронтах Великой Отечественной. Нам не важно, чья пуля была причиной гибели, чьей рукой.

Да, конечно, французы воевали с немцами, например. И 20 тысяч погибло в партизанских атаках во Франции и воюя в Африке. Но не стоит забывать, что мы прибили на Восточном фронте 50 тысяч французов. И около 23 тысяч взяли в плен.

Но немцы союзников за людей не считают почему-то. А за ними и западные, и наши «эксперты» потянулись. Дескать, союзники союзниками, а вот убивали русских только немцы. И так будем считать. Потому один «правильный» немец в среднем убил 10 русских, и точка.

Да умирали эти немцы ничуть не лучше венгров, румын, австрийцев и прочих. Да, конечно, немецкий солдат – это был до 1944 года хороший солдат. Потом, правда, напрочь закончился нашими же усилиями.

Но статистику надо держать? Чтобы всем стало ясно, эти «унтерменьши» могут только массами затоптать и черенками от лопат забить, не более того. И только потому доблестный вермахт проиграл, что русских было больше.

Ученики-выкормыши господина Геббельса последние лет 50-60 усиленно работают над обелением этого «доблестного» вермахта и очернением наших солдат. Оно понятно. Пусть стараются, это их дело. Их работа.

Понятно, что вопрос не в том, как кто воевал, а кто как считать будет. К сожалению, это все так. Но наше дело – плевать на эти подлые сказки от «учителей», которым сегодня ставят памятники. Которые готовы на геббельсовских цифрах учить нас правильному мировоззрению.

Наше дело – уметь правильно воззреть на мир. Как учат. Четко совмещая целик и мушку. Пусть даже и в плане истории. Хотя в плане истории – особо надо четко работать.

Кто хочет — пусть считает и высчитывает. Манипулирует цифрами до потери совести и сознания. Его право. Просто пока мы помним, вот это не стереть и не вытравить никакими цифрами:

Автор:
Роман Скоморохов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

402 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти