Германские лампочки светят благодаря российскому углю

В пятницу, 21 декабря 2018 года, в Германии произошло историческое событие. В этот день в бывшем шахтерском городке Ботропе торжественно закрылась самая последняя в ФРГ угольная шахта Prosper-Haniel. Так закончилась почти тысячелетняя история одной из важнейших отраслей германской промышленности, которая ранее во многом обеспечивала её индустриальную и военную мощь. На шахте Prosper-Haniel в Ботропе уголь добывали 155 лет.




В спорах об экологии

Как водится в таких случаях, закрытие шахты бюргерам объяснили экологическими соображениями. Вспомнили про глобальное потепление из-за выброса парниковых газов, про смог, накрывающий города после сжигания каменного угля. Не забыли, впрочем, и про экономические резоны.

При всех современных тенденциях по защите экологии угольные шахты в Западной Европе закрывают, прежде всего, из-за их убыточности. Так было в 1992-м году в Бельгии, в 2004-м – во Франции, в 2015-м – в Великобритании. Не стала исключением и Германия. Причин тут много: от истощения угольных пластов до возросших трат на обеспечение безопасности и экологии.

Евросоюз как мог поддерживал убыточные шахты. Когда ежегодные субсидии на эти цели выросли до 1,3 млрд. евро, Еврокомиссия решила поэтапно отменить дотации горнякам. Началось это в 2008 году и повлекло за собой массовое закрытие угольных шахт. Высвободившиеся средства переориентировали на субсидирование возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

Но вот что любопытно. Шахты закрывали, а электростанции, работающие на угле, продолжали строить. После катастрофы на японской «Фукусиме» немцы объявили о закрытии своих атомных электростанций, занимавших в энергобалансе Германии почти 30 процентов. Вместо них построили 23 угольных электростанции, срок эксплуатации которых рассчитан на 40 лет.

На критику экологов тогда мало обращали внимания. Объясняли всем, что новые станции строятся с учётом передовых технологий, обеспечивающих высокую газоочистку и превращение шлаков в ценные химические продукты – серную кислоту или элементарную серу. При этом коэффициент полезного действия при сжигании угля повысили до 50 процентов, а ущерб окружающей среде стал минимальным.

Меж тем, под споры о пользе возобновляемых источников энергии доля электричества, вырабатываемого в Германии на угольных станциях, поднялась до 43,5 процента. Одновременно с этим резко вырос импорт каменного угля всех видов. В прошлом году, например, он составил 51,4 млн. тонн.

Ввозить уголь оказалось выгоднее, чем субсидировать собственных горняков. В последние годы на дотации шахтам германское правительство потратило порядка 200 млрд. евро. В конце концов решили, что нельзя так расточительно тратить деньги налогоплательщиков. Гораздо дешевле ввозить уголь из Польши или России.

Уголь нужен не только Германии

В связи с закрытием последней германской шахты местные СМИ, не отличающиеся добрым расположением к России, пустились в дискуссию о том, какие безрадостные перспективы открываются теперь перед российскими экспортёрами угля. Для начала выяснили, что Россия для Германии является важнейшим поставщиком угля.

По данным немецкого Союза импортёров угля, с 2015-го по 2017 год поставки российского угля в Германию возросли с 16,7 до 19,4 млн. тонн. Они занимают теперь 38 процентов немецкого рынка. Однако это не полная картина. Ведь электростанции работают на энергетических углях, а в этом сегменте топливного рынка российские поставки обеспечили почти половину (49 процентов) потребности Германии.

Вначале СМИ запаниковали от такой зависимости. Потом подуспокоились. Вспомнили, что летом правительство Германии создало так называемую «угольную комиссию», которой поручено разработать федеральный план «полного отказа от угля, как наиболее вредного для глобального климата ископаемого энергоносителя».


Этот план комиссия должна представить уже в феврале следующего года. Его концепция заключается в том, чтобы исключить к 2030 году уголь из энергетического оборота. Надо сделать тут важное уточнение. Правительственная комиссия ФРГ заточена на прекращение использования именно каменного угля, потому что он теперь весь импортный.

Что же до бурого угля, добываемого в Германии открытым способом, то закрывать работающие на нём электростанции никто не собирается. Наоборот, рассматриваются возможности продления жизни таких станций. Из чего нетрудно понять: германскими властями движет не столько забота об экологии, сколько стремление уйти от внешней зависимости в своём энергообеспечении.

Как это реально произойдёт, никто не берётся предсказать кроме скорых на выводы немецких СМИ. Они успокоились тем, что уже в ближайшие три года резко снизится потребность ФРГ в каменном угле. По их прогнозу, российские шахтеры потеряют германский рынок, поскольку его займут возобновляемые источники энергии и сжиженный природный газ – СПГ.

Вывод достаточно спорный. Хотя бы потому, что, например, СПГ вряд ли сможет конкурировать на равных с российским трубопроводным газом. О чём уже написано достаточно много и подробно. Не всё просто и с возобновляемыми источниками энергии. Их широкое развитие уже вызывает нарекание населения и даже экологов.

Так, жители прибрежных районов Балтийского и Северного морей начали протестовать против многочисленных ветроустановок, занявших большие площади водной поверхности и здорово изменившие морской пейзаж. Он стал непрезентабельным для туризма. К этому добавляются претензии экологов, усмотревших в энергоустановках угрозу морским экосистемам.

На суше свои проблемы. Под ветряные и солнечные энергоустановки вырубаются леса, ветрогенераторы уже теснят жилые дома. Пока в Берлине рапортуют о повышении доли возобновляемых источников энергии до 33 процентов, соседствующие с установками ВИЭ люди жалуются на то, что не учтены их интересы. Об этом не позаботились ни исполнительные власти, ни законодатели.

Словом, не всё так благостно в «зелёной» энергетике. Но главное – энергетические компании пока не готовы расстаться с угольными электростанциями, кроме старых станций, работающих по «грязным» технологиям. Оказалось, закрыть шахты и отказаться от использования каменного угля – совсем не одно и то же.

Возможно, радости в немецких СМИ по поводу потери германского рынка российскими угольщиками немного поубавится, если они увидят ситуацию с экспортом угля дальше собственных границ. Достаточно посмотреть материалы заседания комиссии по вопросам развития топливно-энергетического комплекса, которое прошло в августе в Кемерово.

В отличие от немецких СМИ, президент Владимир Путин дал более трезвую оценку перспективам российского экспорта каменного угля. «Текущая конъюнктура дает возможность расширить присутствие России на мировом угольном рынке, укрепить свои позиции и нарастить нашу долю», – отметил Путин.

На совещании в Кемерово министр энергетики Александр Новак привёл такие цифры: «В этом году экспорт угля из России, по нашим оценкам, ожидается выше 200 миллионов тонн: порядка 100 миллионов тонн в западном направлении и около 100 миллионов тонн в восточном направлении».

Как отметил Новак, устойчивый рост спроса на уголь, прежде всего на рынке Азиатско-Тихоокеанского региона, продолжится до 2025–2030 годов, а потому «есть возможность удвоения экспортных поставок к 2025 году в восточном направлении». Так что на Германии свет клином не сошёлся.

А пока лампочки в германских квартирах зажигает российский уголь. Как помним, половина угольных электростанций ФРГ работает на топливе из России, и в ближайшие годы это положение сохранится.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти