Как Национальный архив Латвии испортил Рождество тысячам соотечественников

20 декабря, в день, который в Советской Латвии был праздником чекиста, Национальный архив Латвии нынешней выставил в открытом доступе на своём сайте 10612 личных учётных карточек бывших агентов КГБ, а также телефонный справочник КГБ Латвийской ССР.




Ответ достанется потомкам

Это было ожидаемое событие. Решение опубликовать списки сотрудников и агентов местного управления КГБ в Риге приняли ещё в октябре. Архиву потребовалось время для оцифровки имеющихся материалов, систематизации их по алфавиту, разделении персон на тех, кто сотрудничал с КГБ, тех, кого пока только вербовали, и собирающихся выехать за границу.

Как бы то ни было, с четверга вместо рождественского шопинга Латвия засела за компьютеры. В сеть зашли кто «стучал», на кого «стучали» и просто любопытные. В первый день сайт архива посетили более 50 000 человек. Такой темп посещений сохранился вплоть до праздника.

Как пишут местные СМИ, на рождественской мессе в Риге побывало меньше католиков, чем обычно. Кто-то усмотрел в этом связь с непрекращающимся оттоком населения. Кто-то – с публикацией архивов КГБ, вызвавшей в стране настоящий шок. Оттого не все фигуранты учётных карточек и их близкие смогли с лёгкой душой выйти в общество.

Напрасно руководитель Национального архива Мара Спруджа, предваряя публикацию карточек, оговаривалась, что не гарантирует стопроцентной достоверности информации. По её мнению, российские спецслужбы могли специально подчистить свои латвийские архивы или даже вбросить заведомую дезинформацию. Спруджу мало кто послушал.

Тому есть простое объяснение. Скорее всего, в горячие перестроечные дни в управлениях КГБ не было возможности заниматься такой кропотливой работой, как «зачистка» учётных карточек. Самое большее, что чекисты смогли сделать, вывезти свои архивы в Москву. Лучше всего с этим справился КГБ Эстонской ССР. В Таллинне почти не осталось документов, по которым можно теперь идентифицировать агентов советской спецслужбы. Потому тема сотрудничества с КГБ не стала актуальной для эстонских политиков.

Иное дело Рига и Вильнюс. В Литве, например, архивы сохранились достаточно полно. К ним иногда обращались имеющие соответствующий доступ влиятельные персоны, чтобы сбить с дороги политических конкурентов. Когда президентом страны стала Даля Грибаускайте, тему тихо прикрыли. Почему?

Достоверно известно, что родитель Дали служил в НКВД. Её саму подозревают в тесных связях с КГБ. Видимо, поэтому в Вильнюсе нашли достаточно хитрый ход. Литовские власти призвали бывших агентов КГБ добровольно признать факт сотрудничества с советской спецслужбой.

«Добровольцев» набралось порядка полутора тысяч человек. После такого массового «каминг-аута» информацию об этих людях государство засекретило на 75 лет. Списки агентов КГБ, не пожелавших раскрыть себя (1600 человек), потом опубликовали на специальном сайте. Но это уже не имело серьёзного общественного резонанса. Людей больше занимал другой вопрос: в каких кабинетах власти расселись 1500 «добровольцев»? Ответ на него теперь получат только потомки любопытствующих литовцев.

Как с этим жить?

В Риге пошли напролом. Здесь почему-то были уверены, что связи с КГБ – прерогатива «пятой колонны» русскоязычных латвийцев. Публикация списков должна была окончательно выбить их из политического поля. Русские имена и вправду нашлись на сайте архива. За них сразу зацепились активисты из местных социальных сетей, выбирая самые звучные фамилии.

Больше других досталось священнику Русской православной церкви Ивану Миролюбову. Его личную карточку с позывным «Анатолий» перепостили квартирующие в Риге беглые оппозиционные политики из России. Только вот неувязочка вышла. Священник Миролюбов уже давно доказал в латвийском суде свою непричастность к сотрудничеству с КГБ.


В этом он не одинок. За постсоветское время более 350 человек, заподозренных властями в связях с КГБ, смогли доказать в судах, что они не сотрудничали с этой спецслужбой. Одним из них был Ивар Годманис – человек с богатой биографией. Он дважды возглавлял правительство Латвии, был министром внутренних дел, министром финансов.

Теперь личная карточка агента КГБ Годманиса с позывным «Пугулис» висит на сайте архива. Это кажется странным, ведь именно Годманис в годы своего первого премьерства (1990-1993), куда он шагнул из лидеров Народного фронта Латвии, поделил людей на граждан и неграждан, запустил приватизацию бывшей социалистической собственности без участия русских. При Годманисе началась жесткая реституция, которой не видела вся постсоциалистическая Европа. В Риге владельцы довоенной недвижимости просто выбрасывали из домов на улицу прежних жильцов.

Как-то не вяжется это с нашим представлением о КГБ и его нештатных сотрудниках. Впрочем, надо бы отложить в сторону попкорн созерцателя и немножко задуматься. Вот на сайте архива личные карточки агентов КГБ Яниса Шипкевицса, Эдвинса Инкенса и Ояра Рубениса. Эта несвятая троица в конце 1980-х вела суперпопулярную в Латвии политическую программу Labvakar.

Программа появилась на латвийском телевидении после посещения Риги «архитектором перестройки», секретарём ЦК КПСС, членом Политбюро ЦК КПСС Александром Яковлевым. С первых своих выпусков Labvakar включилась в борьбу за независимость Латвии и как-то не очень «осаживалась» из Москвы. В конце концов, эта программа республиканского телевидения стала рупором Народного фронта, выпестовала первое постсоветское правительство Латвии и её новую элиту.

Кстати, об элите. Громкие русские имена (митрополита Рижского и всея Латвии Александра, депутата Сейма от русскоязычной партии «Согласие» Ивана Пименова и других) тонут в массе фамилий титульной нации. По оценке экспертов, практически вся латышская элита, которая была дееспособна в момент обретения независимости Латвией, сегодня красуется на сайте Национального архива.

Есть здесь чиновники, политики, учёные, деятели искусств и науки. Можно обратить внимание, например, на профессора истории Латвийского университета Антония Зунду. Он примечателен тем, что в прошлом был советником президента Латвии по вопросам истории и национальных меньшинств. Зунду назвали «совестью нации», и он старался.

Профессор Зунда консультировал комиссию Сейма по подсчету материального ущерба от «советской оккупации» Латвии. В 2013 году он выступил с инициативой устроить международный трибунал над Советским Союзом и коммунистической идеологией – «второй Нюрнберг». Сегодня в личной карточке агента КГБ Антония Зунды (позывной «ЗАЛ») мы находим лаконичную запись – «член КПСС». Надо полагать, в партию он вступил не по принуждению. Этот статус ранее открывал хорошие карьерные перспективы, равно как и работа на спецслужбу. О чём напомнила личная карточка агента «ЗАЛа».

Ящик Пандоры, который откупорили в Риге, сулит ещё немало открытий. По оценкам историков, в Латвии с КГБ было связано порядка 27 тысяч человек. Это информаторы, нештатные агенты, резиденты, держатели конспиративных квартир и т.д. К удивлению латвийцев, на сайте они обнаружили личные карточки не только политиков, чиновников и богемы, но и простых людей – коллег по работе, знакомых, соседей.

В Сети мелькнуло возмущение одного из пользователей, обнаружившего в списке агентов КГБ своего лечащего врача – известного в Латвии гастроэнтеролога. Бдительный юзер теперь в сомнении – можно ли дальше доверять пособнику советских спецслужб собственные кишки. Этот пример показывает, как далеко может зайти совсем не рождественская история с разоблачением агентов КГБ.

Вменяемые латыши уже осудили декабрьскую акцию властей. (К маю следующего года они планируют оцифровать и представить публике ещё одну порцию документов архива КГБ). Возмутилась, например, экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга. В бытность свою президентом страны она трижды блокировала решения парламента опубликовать архивы КГБ.

«Я предупреждала ранее, чем может обернуться желание раскрыть так называемые «мешки КГБ», – приводит Sputnik/Latvija слова Вике-Фрейберги. – Я обращала внимание на аспекты, из-за которых необходима аккуратная работа, дополнительная информация, а не просто список имен. Я не могу предвидеть, что случится в Латвии после открытия «мешков»… В любом случае это не подарок Латвии и не подарок к столетию независимости».

Однако дело сделано. Оно приведёт в Латвии если не к переоценке ценностей, то к новому отношению к известным в стране персонам – политическим и интеллектуальным авторитетам. С этим теперь жить, а как? Станет ясно уже в обозримой перспективе.
Автор:
Геннадий Грановский
Использованы фотографии:
Hans Rohmann
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти