Военное обозрение

История техники огнеборцев. Пожарная сигнализация

11
Фактически обязанность поднимать тревогу при виде неконтролируемого огня впервые вменили традиционной дневной и ночной страже. Когда конкретно это произошло, никто точно не скажет. Но в Древней Греции и Римской империи меняющиеся каждые три часа стражники были обучены сигналам тревоги при обнаружении пожара. Гораздо позже в Дрездене стража за один час восемь раз обходила зону ответственности в городе, что было достаточно эффективным методом пожарного надзора. Типичным средством оповещения о пожаре в городе стал колокол, который не только поднимал тревогу, но и позволял передавать информацию о месте возгорания. Особым колокольным кодом можно было передать пожарной команде месторасположения пожара, а также его интенсивность.



Пожарный горн в венском музее

Также в команде стражников со временем появился горнист, рожком извещающий окрестности о опасности. Шли века, города становились все выше и выше, и даже наблюдения с простых возвышенностей стали неэффективны. Очередным этапом эволюции системы оповещения о пожаре стали каланчи, с которых днем место возгорания указывалось флагом, а ночью – фонарем. Городам, построенным из дерева, такие меры предупреждения были особенно актуальны. Вот, что указывал царь Алексей Михайлович в 1668 году в своей грамоте относительно порядка подачи пожарного сигнала в Москве: «Буде загорится в Кремле городе, в каком месте нибудь, и в тою пору бить во все три набата в оба края по скору. А буде загорится в Китае, в котором месте нибудь, и в тою пору оба же края полехче…»

С проблемами ориентирования пожарных бригад на горящие дома в городах впервые столкнулись в Европе – сказывались большие площади столиц. В Риге, к примеру, о пожарах оповещали одновременным колокольным звоном сразу с четырех церквей, причем, направление на пожар обозначали условным числом ударов. А венские наблюдатели использовали для точности в качестве ориентиров кресты на башнях. Кроме того, в европейских столицах стали использовать оптику для визуального контроля городской территории. Сначала это были классические подзорные трубы, позже их заменили топоскопами, которые позволяли определять пожар даже в предместьях города.


Топоскоп пожарного из венского музея пожарной охраны

Но с высокой каланчи еще надо было оперативно доставить информацию пожарной команде о характере пожара и месте его появления. Для этой цели была изобретена пневматическая почта, аналог которой можно наблюдать в сети современных супермаркетов – по ним кассиры получают наличность. Появление такого способа коммуникации датируется 70-ми годами XVIII века и с тех пор он надолго стал стандартным оборудованием пожарных частей по всему свету. В маленьких городах получили распространения особые пожарные набатные колокола, которые изготавливали из амальгамы (сплавы ртути с различными металлами).

История техники огнеборцев. Пожарная сигнализация



Русские набаты, используемые, помимо прочего, для поднятия пожарной тревоги

Сила звука такого колокола объяснялась тем, что диаметр раструба превышал высоту. Но гораздо громче оповещал все окрестности о пожаре специальный ревун, представляющий из себя железный цилиндр с поршнем, нагнетаемый воздух из которого под давлением попадал в рупор с пищалкой. Очевидцы упоминают, что слышно было такую сирену на удалении 7-8 км. Если же возгорание в городе было серьезным и требовались усилия нескольких пожарных расчетов из разных частей города, то в ход шла система условных знаков. К примеру, красный флаг днем или красный фонарь ночью обозначал сбор всех частей в определенном заранее месте, а белый флаг или зеленый фонарь требовал подкрепления.

В системе предупреждения о пожаре со временем стали появляться элементы автоматизации – при Петре I на кораблях стали использовать огнепроводящий шнур с порохом. Насколько эта методика было эффективна и не усугубляла ли она последствия пожара, история умалчивает. В Англии середины XIX века, если верить российскому изданию «Отечественные записки», в жилых домах на длинный шнур вешали металлическую гирю. Шнур протягивали через комнаты и если он от огня перегорал, то гиря падала на миниатюрное взрывное устройство. Аналогичная техника применялась и в промышленности, только в этом случае гиря падала на спусковой механизм пружинного завода набатного колокола. В русском исполнении подобной техники изобретатель Карл Дион смог достичь такой чувствительности, что система реагировала даже на горячий воздух. Такие «игрушки» стали постепенно вытесняться электрическими оповещателями, которые с 1840 года вошли в пользования в Америке и Германии. Фактически это были простейшие электрические звонки, замененные позже телеграфными аппаратами. В местах скопления людей в европейских столицах середины XIX века теперь можно было увидеть аппараты Морзе, по которым специально обученный человек информировал пожарную службу о возгорании. Еще больше упрощал процесс вызова берлинский извещатель, располагающийся на улицах столицы через каждые 100-160 метров. Любой прохожий мог в случае опасности крутануть пару раз рукоятку для подачи сигнала тревоги. В итоге, все новшества к началу XX века снизили время прибытие лучших пожарных подразделений до 10 минут. Настоящим совершенством того времени стал телеграфный аппарат «Гамавелль и Ко», выдающий во время тревоги на индикаторе место возгорания, а также фиксировал на ленте время и дату вызова. Примечательно, что система будила не только дежуривших пожарных, но и передавала тревожный звонок в квартиру брандмейстера. В России такая техника появилась только в 1905 году в Литовской части Санкт-Петербурга. Но не смотря на все усилия, многие пожары успевали за время реагирования дружин огнеборцев распространиться на значительные площади. Дело было в том, что, когда наблюдатели снаружи фиксировали пожар, он уже охватывал большую часть внутренних помещений здания. Поэтому возникала необходимость оперативного информирования пожарных даже о простом повышении температуры в помещениях. Для этой цели отлично подходило замыкание (размыкание) цепи различных электрических систем за счет изменения объема жидкости, формы пружины и тому подобного.


Вариант механической пожарной сигнализации из Англии, середина 19 века

Одним из первых стал Гельборт, который предложил в 1884 году для этого некую жидкость, кипящую при 40 градусах. Её заливали в металлическую емкость с расположенной в крышке контактной системой. Как только жидкость от огня закипала, пары давили на крышку и электрическая цепь замыкалась. А далее – или просто громкий звонок, или сразу тревога на пожарный пост. Примечательно, что изобретатель жил и работал в Санкт-Петербурге. Аналогичный принцип работы был позаимствован немецкой фирмой «Сименс-Гальске» для массы своих пожарных извещателей.


Патент на механическую пожарную сигнализацию на несколько «шлейфов». США, 1886 год

Эволюционируя, пожарная сигнализация становилась все более изощренной в техническом исполнении. Появились дифференциальные системы, реагирующие на нарастание температуры в помещении. В России на подобные конструкции уже с конца XIX века стали выдавать привилегии – в 1886 году М. Швамбаум и Г. Стыкопульковский таким образом оформили свой «Электроавтоматический аппарат для подачи сигналов о пожаре». Во многих извещателях тех времен стали широко применяться легкоплавкие вставки, которые прерывали электрические контакты, а также металлические пластины, деформирующиеся под действием тепла.


Дифференциальный извещатель фирмы "Сименс": а — общий вид; б — схема включения

Так, в 1899 году московский крестьянин Яков Казаков разработал автоматический пожарный контакт, который был изготовлен из материала, расширяющегося при нагревании. Но при всем этом в Санкт-Петербурге с середины XIX века подавляющее большинство всей пожарной сигнализации было импортного происхождения. В 1858 году у сенных весов на Калашниковской набережной установили ручную сигнализацию немецкой «Сименс». А в 1905 году победителем конкурса на установку электрических извещателей в Санкт-Петербурге стала компания «Геймвелл». И только к 1907 году пожарная сигнализация появилась в Москве и Царском селе. Первенцем отечественного производства стал клапанный лучевой сигнализатор, который стали производить на заводе имени Козицкого в 1924 году. А в 1926 году появилось АО «Спринклер» (от англ. sprinkler – разбрызгиватель или оросительная головка) — основоположник советской инженерной школы противопожарной автоматики. А в мировом масштабе следующей важной вехой истории пожарной техники стали автоматизированные системы тушения.

Продолжение следует....

По материалам издания: Абрамов В.А., Глуховенко Ю.М., Сметанин В.Ф. История пожарной охраны.
Автор:
Использованы фотографии:
tourister.ru, kak-eto-sdelano.ru
11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. Albatroz
    Albatroz 26 декабря 2018 07:56
    +3
    Оповещен - значит вооружен! Интересная и сердитая техника
  2. мыслитель
    мыслитель 26 декабря 2018 08:20
    +1
    ...а также металлические пластины, деформирующиеся под действием тепла.

    Точнее будет - биметаллические. hi
  3. Галеон
    Галеон 26 декабря 2018 09:11
    +5
    Интересная и редкая тема поднята в статье. Спасибо! Насчет амальгамы неточность - это не сплав (ртуть жидкая), а скорее раствор ртути с драгметаллами - золотом, серебром. Применялся для изготовления зеркал (с серебром) или позолоты изделий. Ртуть испарялась, драгметалл оставался. очень вредный способ, мастера не доживали и до 30-ти лет.
    Так и тянет проиллюстрировать абзац о пожарных каланчах. Рыбинск, одна из самых высоких в России, 48м, 1912 года постройки. В 1913 году с нее было обнаружено 15 пожаров (а о 27 пожарных оповестили по телефону). В здании под каланчой действующая пожарная часть.
    1. Decimam
      Decimam 26 декабря 2018 10:27
      +4
      "Насчет амальгамы неточность - это не сплав (ртуть жидкая), а скорее раствор ртути с драгметаллами - золотом, серебром. "
      Это именно сплав, притом, в зависимости от металла, в него входящего, можнт быть и твердым, и жидким. Так амальгама олова с содержанием последнего 68% при нормальных условиях - твердая.
      Область примения амальгам очень широк, вплоть до амальгамной металлургии.
      Что касается колоколов, то тут, очевидно, имело место добавление в металл ртути, потому как известен старинный рецепт бронзы - медь - 85,11%, олово - 12,76 %, ртуть - 2,13 %. Тут навскидку не разберешься, требуется время.
      1. Галеон
        Галеон 26 декабря 2018 10:30
        +3
        Вот, за что я люблю ВО - за такие уточнения и дружеские поправки. Спасибо, Виктор! В химии я любитель, но не сильный.
        1. Decimam
          Decimam 26 декабря 2018 11:33
          +2
          Вы знаете, для начала хотелось бы найти первоисточник, так как Абрамов В.А., Глуховенко Ю.М., Сметанин В.Ф. в книге "История пожарной охраны." информацию о колоколах из аммальгамы взяли из какого то другого источника. Там большой библиографический список, многие книги найти сложно.
          В той литературе по "колокольному металлу", которая доступна, о амальгаммах и ртути нет ничего.
          Возможно тут имеет место просто каая то ошибка или неправильно понятая информация, возможно вопрос уходит в глубокую теорию влияния твердых интерметалидов на акустические свойства колокольного металла.
    2. Decimam
      Decimam 26 декабря 2018 13:30
      +4
      "Так и тянет проиллюстрировать абзац о пожарных каланчах"

      Пожалуй самая известная если не в мире, то в Евопе "пожарная каланча" - южная башня венского собора Святого Стефана - 136. 44 м. Так как с 1511 года в течении нескольких веков собор был самым высоким зданием города, то начиная с 1534 года была учреждена должность Türmer (наиболее близкий перевод - башенщик). Его пост располагался на высоте 72 м.
      При возникновении пожара в городе последний должен был повернуть красный флаг днем ​​и красный фонарь ночью в направлении огня и предупредить население с помощью рупора. В то же время по трубе отправлялось письменное сообщение дежурному, который колоколом оповещал размещенную рядом пожарную часть.
      К XIX веку размеры города увеличились, наблюдать и определять место пожара даже с такой высоты стало затруднительно и в 1835 году директор Венской астрономической обсерватории Карл Людвиг фон Литтроу разработал так упоминаемый в статье топоскоп - оптический прибор, который не только позволял вести наблюдение, но и измерять горизонтальный и вертикальный угол, то есть определять координаты.
      Этот пожарный пост функционировал до 31 декабря 1955 года - ровно 421 год.
      1. Decimam
        Decimam 26 декабря 2018 13:35
        +1

        А это тот самый топоскоп, который сконструировал Карл Людвиг фон Литтроу. К сожалению, более качественное фото отсутствует.
  4. мыслитель
    мыслитель 26 декабря 2018 09:34
    +2
    Топоскоп пожарного из венского музея пожарной охраны

    Вроде бы технически подкован, но автор меня "сразил" топоскопом. Как говорят - "век живи, век учись..." Выяснил по табличке под экспонатом - Fernglas, что это бинокль, но не простой, а со сменными окулярами на разное увеличение. Редкая вещь.

    http://contragents.ru/culture/exhibits/prev_9035379
  5. Sirocco
    Sirocco 26 декабря 2018 12:54
    +2
    Интересная тема, неожиданно на ВО, ведь и с огнем война идет. )))) Страшнее стихийных бедствий, огня, воды ветра и землетрясения нет ничего. Ждемс продолжения.
    1. BAI
      BAI 28 декабря 2018 14:07
      0
      Почему неожиданная? О становлении пожарного дела в России не очень давно была серия статей. Технику обсудили в комментариях. А вот о средствах наблюдения и связи вопрос подняли впервые.