Белая стратегическая конница. Рейд Мамонтова и борьба с ним. Ч. 2

Видя неустойчивость вновь сформированных частей, разбегающихся при появлении лишь разъездов противника, а также стремительное продвижение корпуса Мамонтова вглубь фронта, командующий Особой группой приказывает начать переброску в район Сампур - Обловка 56-й стрелковой дивизии - которой следовало наступать с линии железной дороги в северо-западном направлении. Собранной в районе д. Протасьево (и оправившейся после поражения) кавалерийской бригаде 36-й стрелковой дивизии было приказано 16-го августа ударить от Протасьево - в тыл противника.

Для более успешной борьбы с конницей Мамонтова, главнокомандующий вызвал с Восточного фронта 21-ю стрелковую дивизию.


Угроза не только Тамбову, но и Козлову - месту пребывания штаба Южного фронта - вызвала экстренные меры для обороны этого города, так как фактически он был до сего времени беззащитным: в городе оставалось только 1,5 роты караульного батальона.

Опасность для штаба Южного фронта быть захваченную противником, вынудила принять меры к передислокации. 17-го августа часть штаба была уже свернута и погружена в вагоны. На случай необходимости драться в самом городе, предполагалось наиболее важные документы уничтожить, а ответственным сотрудникам драться до последнего патрона. Угрожаемые районы спешно укреплялись. В Тамбове был сформирован особый отряд в 1000 штыков.

Однако плохая организация и пассивность некоторых созданных на местах революционных комитетов (ревкомов), малая боеспособность наспех сколоченных частей, отсутствие в распоряжении командования опытного и стойкого командного и политического состава - все это имело своими последствиями неудачу мер, предпринимаемых для остановки прорвавшегося противника.

Белая стратегическая конница. Рейд Мамонтова и борьба с ним. Ч. 2


С другой стороны, меры, принятые самим Мамонтовым, обеспечивали ему, правда, весьма кратковременный и непрочный, но - все же успех. В числе этих мер наибольшее сочувствие населения вызывала раздача советского, общественного и частного имущества и расправа с отрицательно себя зарекомендовавшими советскими функционерами.

Все время освежая свой конский состав, Мамонтов мог продвигаться со скоростью 60 - 80 км в сутки и появляться неожиданно в тех местах, где его не ожидали - и настигнуть и остановить рейд с помощью пехоты и измотанной кавалерийской бригады было невозможно.

17-го августа главные силы корпуса находились в районе Пановы-Кусты - Грязнуха в 65 - 80 км к югу от Тамбова.

С утра 18-го части Мамонтова появились к юго-западу от Тамбова, прорвали фронт укрепрайона у д. Руднева, захватили у д. Арапово батарею красных. В 8 часов утра казаки вошли в Тамбов - не встретив сопротивления со стороны достаточно сильного гарнизона. Последний, при приближении белых, частично в панике разбежался, а частично сдался в плен.

Бежавшие остатки Тамбовского гарнизона начали собираться к г. Кирсанов, тогда как сдавшаяся в плен часть гарнизона была казаками разоружена и распущена по домам (винтовки были розданы местным крестьянам).

При взятии Тамбова со стороны белых действовала тяжелая батарея и броневик.

Станции Сабурово и Селезни были также заняты казаками - причем на ст. Сабурово они пленили эшелон красных в 500 человек. Казаки были замечены у сел. Шахманка - в 35 км южнее Козлова.

В Тамбове в период 18 – 21 августа казаки взорвали железнодорожный мост и станционные сооружения, разгромили склады (военный завод и советские учреждения); были уничтожены и частично розданы населению запасы и имущество.


Первый период рейда завершился.

Его итоги сводятся к следующему:

1) Наступление осуществлялось как бы по коридору между текущими параллельно в меридиональном направлении р.р. Елань и Савала – что серьезно обеспечило операцию с флангов во время первоначального, самого критического, периода.

2) За 8 дней, с 10 по 18 августа, главные силы казаков прошли по прямой примерно 180 км – или в среднем около 23 км в день.

Столь незначительная для конного корпуса средняя величина перехода объясняется частично тем, что корпус был скован медлительностью своей пехоты, а частично тем, что наступление велось как бы скачками - с продолжительными остановками на одном месте (2 суток в районе с. Костин-Отделец и примерно столько же в районе севернее ст. Жердевка).

Тогда фактическая средняя скорость движения главных сил корпуса - около 40 - 50 км день, что весьма значительною для конного корпуса, совершающего рейд в полосе в 25 км шириной.

Скорость движения отдельных разъездов и небольших отрядов была значительно выше и достигала 60 и даже до 80 км в день (появление разъездов после боев за переправу у с. Костин-Отделец 11 августа и ст. Сампур 15 августа после остановки в районе ст. Жердевка).

3) Для красного командования прорыв фронта Мамонтовым, если и был неожиданным, то все же не внес в его деятельность растерянности. Но боевой материал, которым располагало командование, особенно командование группой и фронтом, для противодействия прорыву и рейду, по своей численности, составу (недостаток конницы), боеспособности и недостаточной подготовке командного состава как войсковых, так и местных частей и учреждений, стоял далеко не на высоте предъявленных к нему в тот момент требований. Поэтому попытки захватить прорывавшихся казаков и заткнуть горловину прорыва были не только безуспешны, но и вредны - некоторые войсковые части без давления противника и вопреки приказам командования, отходом назад еще более расширяли прорыв.

5) Для главного командования красных и для командования Южным фронтом, естественно, напрашивался вывод: одними войсками, находящимися в распоряжении фронта, рейд Мамонтова ликвидировать не удастся - и необходимо призвать на помощь местные ресурсы.

Пребывание Мамонтова в Тамбове и беспрепятственное продвижение корпуса обеспокоили и центральную власть – ведь процесс мог принять затяжной характер при возможной дезорганизации тыла. Предреввоенсовета Республики 18-го августа выпускает воззвание к населению «На облаву», в котором Л. Д. Троцкий, сравнивая прорыв белогвардейской конницы в тыл красных армий с налетом хищных волков, призывал рабочих и крестьян Тамбовской губернии выйти на облаву прорвавшихся казаков - с оружием и дубьем. Он требовал окружить деникинскую конницу - и «уверенной рукой затянуть аркан». Крестьянам предписывалось при приближении казаков угонять лошадей, скот, а продовольственные запасы, что нельзя увезти - уничтожать. Руководство действиями крестьян Троцкий возлагал на коммунистические организации, которые должны стремиться путем организации разведки и партизанских действий облегчить задачу регулярных войск, высланных на борьбу с казаками. Троцкий угрожал жестокой расправой тем, кто не будет противодействовать или даже способствовать «деникинским бандам».

На этом он не успокоился. На следующий день Троцкий в новом воззвании «Храбрость от отчаяния» характеризует конный рейд как шаг, вызванный безвыходностью создавшегося положения - вследствие несоразмерности имевшихся у А. И. Деникина сил в связи с походом на Москву последнего. Мамонтовский рейд Троцкий сравнивает со ставкой азартного игрока – пытающегося одним ударом сорвать игру, опрокинув посредством удара по тылу, мощь красных полков. Карту Деникина он считает битой – «так как Южный фронт устоял, лишь чуть дрогнув тем местом, куда его ужалила оса», и Мамонтову грозит окружение и бесславная гибель.



Продолжение следует...
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти