Почтовый ракетоплан Фреда У. Кесслера (США)

В начале тридцатых годов изобретатели сразу из нескольких стран занялись тематикой т.н. ракетной почты – специальных ракет, способных перевозить корреспонденцию или легкие грузы. С определенного времени в гонку включились американские энтузиасты. В кратчайшие сроки появились и были продемонстрированы несколько вариантов почтовой ракеты с теми или иными особенностями. Первый в США вариант такой системы был представлен изобретателем Фредом У. Кесслером – ему удалось опередить конкурентов на несколько месяцев.

В начале тридцатых годов Ф.У. Кесслер был хозяином небольшой филателистической лавки в Нью-Йорке. Вероятно, именно этот факт привел к тому, что он смог достаточно быстро узнать об успешных зарубежных опытах в сфере доставки писем ракетами. Подобно многим другим энтузиастам, Кесслер заинтересовался новой идеей и принялся за ее реализацию. При этом, в отличие от конкурентов, он решил не использовать ракету традиционного вида. Наилучшие результаты, по мнению изобретателя, мог бы показать беспилотный самолет с ракетным двигателем.



Открытка 1936 г., посвященная опытам Ф.У. Кесслера. Фото Hipstamp.com


Достаточно быстро Фреду Кесслеру удалось найти единомышленников, которые могли бы помочь ему с реализацией нового проекта. Идея ракетной почты заинтересовала Дж.Г. Шлейха - младшего – чиновника из небольшого населенного пункта Гринвуд Лейк (шт. Нью-Йоре). Тот тоже вращался в филателистических кругах и не мог пройти мимо многообещающей идеи. Еще одним участником проекта стал авиационный инженер Вилли Лей. Незадолго до этого он переехал из Германии в США, опасаясь новых властей в Берлине, и находился в поиске новой работы по специальности. Кроме того, к работам по проекту привлекались некоторые другие специалисты и даже коммерческие компании.

Следует отметить, что в создании первой американской ракетной почты участвовало немало людей, бравших на себя те или иные обязанности. Однако этот проект в итоге получил известность только по имени энтузиаста, выступившего с базовым предложением, – Фреда У. Кесслера. Другие участники проекта, к большому сожалению, не удостоились такой чести.

Первые успешные почтовые ракеты представляли собой простые изделия с пороховыми двигателями и могли летать только по баллистической траектории. Ф. Кесслер и его коллеги решили, что такой вариант средства доставки почты не отличается большим потенциалом. В связи с этим они предложили загружать письма и открытки в специальный самолет-ракетоплан. Кроме того, для повышения реальных характеристик было решено отказаться от твердотопливных двигателей, не способных создавать тягу в течение длительного времени.


Почтовый ракетоплан Gloria I на пусковой установке, 23 февраля 1936 г. Кадр из кинохроники


Перед конструкторами-энтузиастами стояли достаточно сложные задачи. Тем не менее, среди них был профессиональный авиастроитель, имевший опыт в создании реальной техники, а кроме того, имелась возможность привлечь к работам другие организации. Благодаря этому к концу 1935 года удалось завершить проектирование нового ракетоплана, двигателя для него и пусковых средств разного типа.

Почтовый ракетоплан Кесслера-Шлейха-Лея в значительной мере напоминал самолеты своего времени, но имел ряд характерных отличий. Прежде всего, они заключались в конструкции изделия, составе агрегатов и предназначении. Так, было предложено строить самолет нормальной аэродинамической схемы с прямым высокорасположенным крылом и оперением стандартной конструкции. Внутри фюзеляжа находились грузовой отсек и баки для жидкого топлива. Двигатель собственной разработки разместили в хвосте.

В связи с необходимостью получения высокой весовой отдачи, а также из-за наличия на борту горючих веществ, почтовый ракетоплан решили изготавливать с широчайшим применением металла. В составе каркаса и обшивки использовались сталь и сплав меди с никелем. Была построена сравнительно простая ферма фюзеляжа с постоянным прямоугольным поперечным сечением и обтекаемым профилем. На бортах на ней закреплялись каркасы плоскостей. Весь каркас оснащался тонкой металлической обшивкой.


Головная часть летательного аппарата вмещала полезную нагрузку. Кадр из кинохроники


Ф. Кесслер и его коллеги разработали собственный ракетный двигатель. Поскольку ракетоплан должен был показывать высокую дальность полета, его решили оснастить двигателем на жидком топливе. Собственно двигатель, выполненный в виде трубки большого удлинения, находился в хвосте самолета. В конструкции двигателя не предусматривались собственные средства зажигания. Для запуска горения планировалось применять обычный факел.

Внутри фюзеляжа – под крылом, возле центра тяжести – находились цилиндрические баки для топлива и окислителя. Горючим являлась смесь бензина, этилового и метилового спирта и воды. В качестве окислителя планировалось использовать жидкий кислород. Для вытеснения жидкостей в двигатель использовался сжатый азот из отдельного баллона.


В ходе подготовки к строительству будущих почтовых ракетопланов Ф. Кесслер и его коллеги собрали и испытали несколько опытных двигателей своей конструкции. Проверки трех завершились с неоднозначными результатами. Изделия давали нужную тягу, но нередко взрывались после некоторого времени работы. Конструктор посчитал, что причиной аварий были не просчеты технического характера, но чье-то сознательное вредительство.

Почтовый ракетоплан Фреда У. Кесслера (США)
Подготовка к полету: проверка топливных баков. Фото Popular Mechanics Magazine


Технологии середины тридцатых годов не позволяли оснастить почтовый ракетоплан какими-либо системами управления. Тем не менее, изобретатели неоднократно упоминали, что дальнейшие версии такого изделия обязательно получат средства управления полетом. Более того, желаемые летно-технические характеристики можно было получить только за счет управления по радиоканалу при помощи соответствующей аппаратуры.

Ракетоплан в сборе имел длину около 2 м при схожем размахе крыла. Масса определялась на уровне 100 фунтов – 45,4 кг. Предполагалось, что он будет развивать скорость в несколько сотен километров в час. Дальность пока должна была достигать нескольких миль. По мере развития двигателя и топливной системы не исключалась возможность резкого повышения летных характеристик. Полезная нагрузка изделия должна была состоять из нескольких килограммов корреспонденции, помещенных в головном отсеке.

Предполагалось, что дальнейшее развитие проекта позволит получить весьма впечатляющие результаты. Скорость усовершенствованного ракетоплана могла достигать 500 миль в час. Дальность – сотни или тысячи миль. Однако для этого требовались более мощные двигатели и соответствующая конструкция планера.


Конструкторы работают с двигателем. Фото Popular Mechanics Magazine


Проект Кесслера и его коллег предусматривал использование двух способов старта. В первом случае ракетоплан должен был взлетать при помощи отдельной пусковой установки, для разработки и сборки которой к проекту привлекли компанию Marin Brothers из Гринвуд Лейк. Во второй версии применялось простейшее лыжное шасси, призванное обеспечить самостоятельный разгон самолета и взлет с ровной поверхности.

Пусковая установка для почтового ракетоплана представляла собой ферму из множества металлических профилей, на которой располагались два наклонных рельса. По ним должна была перемещаться тележка с запускаемым самолетом. Установка имела собственные средства дополнительного разгона изделия. К тележке присоединили трос, переброшенный через шкив в передней части установки. На нем подвешивался груз. При раскрытии замка груз уходил к земле, протягивая за собой тележку с ракетопланом.

В 1935 году, уже во время подготовки технического проекта, разработчики ракетоплана предложили свое изобретение почтовому ведомству США. Интерес к проекту был ограниченным. К примеру, Чарльз Феллерс, начальник управления авиапочты, уделил проекту внимание, но не был сильно впечатлен. Во всей видимости, его интересовали более реалистичные проекты, использующие только доступные и развитые технологии.


Последние приготовления перед запуском "Глории-1". Кадр из кинохроники


Впрочем, и без поддержки официальных структур команда энтузиастов смогла завершить проектирование и подготовить несколько почтовых ракет к будущим испытаниям и демонстрационным пускам. Кроме того, Ф.У. Кесслер, Дж.Г. Шлейх и В. Лейк подготовили специальные конверты и марки, которые можно было поместить на борт ракетоплана. За счет сбора писем для ракетной пересылки планировалось покрыть, как минимум, часть расходов на проект.

Конверты для будущего запуска имели особый рисунок. В левом верхнем углу был изображен летящий самолет с ракетным двигателем. Рядом с рисунком имелась надпись «Via first american rocket airplane flight» – «Отправлено в полете первого американского ракетоплана». На конвертах имелись марки. На них красной краской изображался летящий самолет; на рамке присутствовала соответствующая подпись.

В самом начале 1936 года энтузиасты ракетной почты начали сбор корреспонденции, которой вскоре предстояло стать полезной нагрузкой ракетоплана. Объявление об этом привлекло внимание общественности, и команда изобретателей без труда собрала несколько тысяч писем, которые можно было бы отправить двумя «рейсами» ракеты. Сбор был завершен в начале февраля – за несколько дней до предполагаемой даты пуска.


Вилли Лей запускает двигатель. Кадр из кинохроники


В качестве площадки для тестовых запусков было выбрано озеро Гринвуд, на берегу которого стоял одноименный город. Озеро было покрыто полуметровым слоем льда, что делало его удобнейшей площадкой для испытаний. Два запуска ракетопланов в разной конфигурации наметили на 9 февраля; местом пуска назначили участок на берегу озера. Накануне туда доставили часть необходимых систем и агрегатов.

Однако планы пришлось скорректировать. Едва ли не в ночь перед стартами на городок обрушилась снежная буря, в результате чего стартовая площадка и дороги к ней оказались занесены. Дж. Шлейху пришлось нанимать рабочих со специальным оборудованием, чтобы те расчистили подъезды и площадку. На подготовку к новому пуску ушло несколько дней, но и на этот раз не обошлись без сюрпризов. 22 февраля опять пошел снег, хотя на новую уборку не ушло много времени.

В день новой попытки стартов, 23 февраля 1936 года, на берегах озера Гринвуд собралось больше тысячи человек. Большую часть зрителей составляли местные жители. Кроме того, на «полигон» прибыло несколько автобусов с туристами из других городов. Полеты должны были проходить над замерзшим озером, а люди находились на берегу – предполагалось, что это позволит обойтись без каких-либо неприятностей. Чуть ли не в последний момент перед запуском первого ракетоплана организаторы мероприятия уведомили полицию. Офицеры посчитали, что демонстрация новой техники не будет опасной для людей.


Второй запуск ракетоплана: изделие пролетело несколько метров, село на днище и поехало по льду. Кадр из кинохроники


Первый запуск почтового самолета-ракетоплана планировалось выполнить с применением пусковой установки. Этот ракетоплан получил собственное имя Gloria I – в часть дочери Дж. Шлейха. Изделие заправили и загрузили почтой – в его головной отсек поместили несколько мешков с 6127 письмами. Далее его установили на разгонной тележке. Пусковая установка была направлена в сторону озера. Непосредственно перед стартом все удалились от ракеты на безопасное расстояние. Рядом с ней остался только Вилли Лей в защитном костюме. Он должен был поднести факел к двигателю и произвести зажигание.

Топливная смесь успешно воспламенилась и выдала солидных размеров факел. Однако затем шлейф огня уменьшился. В этот момент произошло раскрытие замка груза, и тележка с ракетопланом поехала вперед. Пока тележка разгоняла изделие, двигатель попросту выключился. Пусковая установка смогла выбросить вперед ракетоплан, однако к этому моменту он превратился в планер. Летательный аппарат пролетел всего несколько метров и упал на снег. К счастью, изделие и его нагрузка не пострадали.

«Глорию-1» вернули на стартовую позицию, заправили и подготовили к новому полету. На этот раз двигатель запустился штатно и даже смог отправить самолет в полет. Однако слишком большой угол возвышения пусковой установки привел к тому, что ракетоплан быстро набрал высоту в несколько метров и после этого потерял скорость. Впрочем, сваливания в штопор не произошло. Ракетоплан спарашютировал на лед, упал на днище и даже проехал на нем небольшое расстояние, прежде чем его поймали и остановили.


Специальный конверт для писем на борту ракетопланов Кесслера-Шлейха-Лея. Фото Hipstamp.com


Сразу после двух неудач к полету стали готовить ракетоплан Gloria II. От первого он отличался наличием простейшего лыжного шасси: он должен был осуществить горизонтальный взлет. После зажигания изделие начало разбег и даже успешно поднялось в воздух. Однако при наборе высоты у самолета «сложилась» левая плоскость. Целое правое полукрыло ввело его в крен, и через несколько секунд летательный аппарат упал, получив существенные повреждения. Изучение обломков показало, что причиной аварии была недостаточная прочность конструкции крыла. Легкий, но непрочный каркас левого крыла не выдержал давления воздуха и сломался.

Полезная нагрузка первого ракетоплана при падении не пострадала. Конечно, мешки с корреспонденцией изрядно помялись, но их содержимое было в удовлетворительном состоянии. Сразу после тестовых запусков письма доставили в ближайшее отделение, откуда они отправились к своим адресатам. Конверты с «первого американского ракетоплана» достаточно быстро приобрели коллекционную ценность и вошли в филателистический оборот. Этому даже не помешал тот факт, что марки на конвертах не были официальными.

К сожалению, два запуска 23 февраля 1936 года стали не только первыми, но и последними в истории проекта Кесслера, Шлейха и Лея. Ракетопланы Gloria I и Gloria II, несомненно, показали возможности необычной техники для перевозки почтовых отправлений, но одновременно продемонстрировали все ее проблемы, связанные с недостаточным развитием технологий. Для эффективного решения своих задач почтовый ракетоплан нуждался в более мощном и надежном двигателе, увеличенном запасе топлива, системах управления и т.д. Было очевидно, что в середине тридцатых годов никто не мог сделать грузовой ракетоплан с желаемыми характеристиками и возможностями.

Насколько известно, все участники смелого проекта в будущем проявляли интерес к транспортным ракетным системам и даже внесли определенный вклад в развитие техники. Тем не менее, они уже не возвращались именно к идее ракетной почты. Дальнейшие работы в этом направлении в США теперь велись иными энтузиастами. Примечательно, что немало инициативных изобретателей начали разработку своих проектов, вдохновившись работами Ф.У. Кесслера. Уже в 1936 году начались полеты новых почтовых ракет, созданных другими конструкторами. Первый старт нового изделия подобного рода состоялся всего через несколько месяцев после неудачных испытаний двух «Глорий».

По материалам:
http://blog.modernmechanix.com/
http://localarchives.org/
http://collectspace.com/
https://hipstamp.com/
http://epizodsspace.airbase.ru/
The First Rocket Air Mail Flight // Popular Mechanics Magazine, 1936. №5.
First U.S. Rocket Mail Flight Was Staged Ad Greenwood Lake // The Record, 1961. February 20.
Подготовка и первый запуск:


Хроника с демонстрацией второго и третьего полетов ракетопланов:
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти