И чем мы местами лучше этих, из Украины?

В какое-то странное время мы живем. Время, когда черное и белое легко меняются местами. Когда люди, ещё вчера бывшие друзьями, становятся ярыми врагами, а враги, наоборот, признают вашу правоту.

Сегодня не найдешь человека, который бы открыто сказал: «Да, я за фашистов, да, я против СССР, да, если бы я воевал в то время, то место моё было бы в рядах немецкой армии». Стоит оговориться: быстро не найдешь. А так у нас подобных организмов хватает. Но к этому мы скоро вернемся.


Зато сразу можно сказать, что такие разговоры есть на Украине. И это такой же факт, как и наличие поклонников нацизма и фашизма в России.

Но, что замечательно, случается и наоборот.

Подтолкнул нас к этим размышлениям не наш, российский патриот, а именно украинский патриот, который сохранил уважение к своим предкам, к своей истории, к своей стране. Есть такой совсем небольшой блог Алексея Куракина.

На братских могилах не ставят крестов.

Небольшой, но просто показывающий нам совершенно нормального человека на Украине.

Один простой пример того, как на Украине относятся к советским героям сегодня. Автор рассказывает о могиле 20-летнего Героя Советского Союза, летчика-истребителя, командира звена 908-го истребительного полка, младшего лейтенанта Валентина Ивановича Елькина.

В июне 1944 года в небе над городом Проскуровом (прежнее название Хмельницкого) он сбил немецкого разведчика, а в схватке с истребителями прикрытия одного "Мессера" сбил огнем оружия, а второго, после того как закончились боеприпасы, тараном...

К сожалению, это был последний таран Героя. И последний его бой. 20-летний летчик отдал свою жизнь за мирное небо Украины, за мир во всем мире, за освобождение своей страны от фашистов.

Много лет на могиле Героя горел Вечный огонь. Более того, могила стала последним пристанищем для других героев, не пожалевших своей жизни.

Для большинства граждан СССР такие могилы были и остаются могилами их дедов и прадедов. К сожалению, очень много людей из бывшего СССР просто не знают, где находится могила их предка. Такова солдатская судьба.

И вот — новая Украина. Звезда вырвана, огонь погашен. Могила превратилась в мусорную свалку, которая никому из власть имущих не нужна. Люди, деды и прадеды которых сложили головы на полях сражений Великой Отечественной, просто о них забыли. Отреклись от собственных предков...

И чем мы местами лучше этих, из Украины?






Ладно, клиника «Украина» с её властью – это предмет отдельного разговора, хотя, по большому счету, говорить там особо не о чем. Уже все сказано.

Но вот вам фотографии, которые… впрочем, сами судите.







Это не Украина. Это Россия. Найдите, как говорится, пять… да ладно, хотя бы три отличия.



Звезда цела, да. И венки старые стоят. В остальном – все то же самое. Снимки сделаны 26.12.2018, снегопад закончился дня три назад. Уборщиков, как видите, не было, ну а о Вечном огне даже слов лишних говорить не станем.

Огонь зажигают здесь 2 (ДВА) раза в год. На 16 января и 9 Мая. Умышленно пропускаем слово «вечный», ибо ну какой он вечный?

И это не Украина.

Да, это Россия, это все тот же город Россошь Воронежской области, где власти еще лет 20 назад плотно задружили с потомками итальянских фашистов, убивавших и грабивших на нашей земле. Но об этом еще будет не один материал в следующем году.

Значит, "великие укры" – иваны, родства не помнящие? А кто тогда россошанские? Кумовья или братья?

Знаете, потомков древних украинцев еще можно понять. Да, там четко отвергают все советское. Но у нас-то, у нас!

16 января в Россоши будут торжественно отмечать День освобождения города. Мы точно будем на этом празднике и своими глазами увидим, а потом покажем всем, какие красивые слова будут говорить на митинге «отцы» города и района, у которых нет денег ни на газ для Вечного огня, ни на найм пары человек для расчистки территории памятника.

Зато есть деньги на найм борзописцев и видеографов, которые несколько лет воюют с патриотами города, поставившими своей целью снос памятника итальянским фашистам.

В то же время на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке, в тех местах, куда Великая Отечественная не дошла и выразилась только в тысячах не вернувшихся домой мужчин и женщин, в напряженной работе, в голодном рационе детей и женщин, за памятниками и могилами солдат люди почему-то ухаживают.

В Омске есть совсем маленький, но очень важный памятник. Памятник детям блокадного Ленинграда. Тем девчонкам и мальчишкам, которым было по 3-10 лет и которые прибыли в город в самый разгар блокады. 15 000 детей-блокадников.

Маленькие дети с испуганными глазами среди непонятного сибирского города. Они так и стоят сегодня. Как тогда. Стоят без снеговых "шляп" на головах. Чистые, ухоженные и... с цветами у ног. Всегда.



Это просто как пример отношения. Не украинского и не россошанского.

И ладно бы город был действительно далеко от линии фронта. Так нет, город, именем которого названа одна из славных операций, Острогожско-Россошанская, где в январе 1943 года приговорили и 2-ю венгерскую, и 8-ю итальянскую армии.

Хорошо, Украина, клиника, все такое. Но почему у нас равнение на Украину? Почему у нас такое отношение?

Мы порицаем, скажем больше, мы презираем борцов с памятниками на Украине и в Польше, которые воюют с нашими мертвыми. Только законченная нелюдь может бросаться с кувалдой на памятник павшим солдатам. Но во всей цивилизованной Европе только две таких нации, украинцы да поляки. Да и то среди обеих есть вполне себе люди. Это и украинцы, всякий раз отмывающие памятники от краски, и поляки под предводительством Ежи Тыца, восстанавливающие памятники нашим солдатам и офицерам.

Но возникает один-единственный вопрос: кем надо быть в России, чтобы памятники нашим воинам выглядели так, как они выглядят на Украине?

Господа из Россоши, мы зададим вам этот вопрос 16 января…
Автор:
Александр Ставер, Роман Скоморохов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

208 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти