Команданте под опекой каудильо. Острову Свободы помогали и СССР, и франкистская Испания

60-летие кубинской революции – уникальная дата не только в латиноамериканской, но и в мировой истории. В условиях почти полувековой жесточайшей блокады со стороны США, лишившись военно-политических союзников в лице СССР и большинства соцстран, Куба смогла и выживать, и развиваться. Наглядно демонстрируя всему миру жизнеспособность собственной уникальной модели социализма, лишённой, в отличие от Советского Союза, номенклатурно-бюрократических перекосов и жёсткой партийной диктатуры во всех сферах жизни.

Проамериканский режим Фульхенсио Батисты на Кубе был свергнут 1 января 1959 года. С тех пор существует кубинское социалистическое государство, пережившее развал СССР. Кубинский социализм, существующий поныне, оказался куда жизнеспособнее советского. Сохраниться новой власти в Гаване, да и в целом Кубе в свое время помогали не только Москва и Пекин, но также франкистская Испания.


Команданте под опекой каудильо. Острову Свободы помогали и СССР, и франкистская Испания


Та самая Испания, которая привела к власти генерала Франсиско Франко, отчего в СССР её называли не иначе, как «фашистской». Но и та самая, которая отказала Вашингтону в военно-политической поддержке при высадке десанта ЦРУ на юго-востоке Кубы, а также в период Карибского кризиса. При этом, в более широком контексте, именно Мадрид выдвигал в 50-х — начале 70-х масштабный проект интеграционного сообщества стран, в которых говорят на испанском и близких к нему языках, с участием Кубы.

Ещё в июле 1954-го Франко на встрече с президентом Аргентины (в 1946-55 и 1973-74 гг.) генералом Хуаном Доминго Пероном в Мадриде, выдвинул проект создания интеграционного, по сути, антиамериканского "Ибероязычного союза государств и наций". С участием в том числе Португалии и её колоний, а также Бразилии и Филиппин. Показательно, что этот проект поддержал не только генерал Перон, но и премьер Португалии Антонио Салазар, которого в СССР тоже, как и Франко, числили «фашистским» диктатором.


В Португалии Салазара считали "интеллигентным" диктатором, в в СССР сравнивали с фюрером и дуче

Что же касается самой Кубы, стоит обратить внимание на оценку режима Кастро, которую сделал Майкл Норман Мэнли (1924-1997), премьер-министр Ямайки в 1972-1980 и 1989-1992 гг. Он был основателем местной модели шведского социализма (70-е — начало 90-х), и так активно претворял её в жизнь, что едва не нарвался на такую же изоляцию, как Остров Свободы.

Так вот, Мэнли наряду со многими другими политическими деятелями и экспертами обоснованно считал, что кубинский вариант социализма — "куда менее номенклатурный, более реальный и минимально бюрократический, в отличие от советского". Он, по мнению ямайского политика, к тому же активно подпитывался "давним настроем подавляющего большинства кубинцев против неоколониализма США, всё сильнее осознававших, что выстоять против США они смогут в рамках жесткой однопартийной системы и при неизбежных лишениях в пользу укрепления обороноспособности Кубы".

Но ведь и каудильо Франко, правивший в Испании в 1939-1975 годах, считал самым актуальным вопросом восстановление великодержавности Испании. Как и вся «белая» Испания, диктатор, который сам себя произвёл в генералиссимусы, считал свою родину униженной поражением в войне с США 1898-1899 годов. После неё, как известно, испанская метрополия лишилась сразу и Кубы с Пуэрто-Рико, а также Филиппинских островов, Гуама, о-вов Палау и протектората над Гавайскими островами. В связи с этим, как ни парадоксально, Франко приветствовал революцию на Кубе и свержение там марионетки США Фульхенсио Батисты. Между прочим, он поздравил с этим новое кубинское руководство уже в январе 1959 года, едва не опередив советское руководство во главе с Никитой Хрущёвым.

По оценкам испанских финансистов, опубликованным спустя годы после кончины Франко, за 1959-1976 годы Испания предоставила Кубе льготных займов и кредитов на сумму свыше 300 млн. долларов. В основном средства переводились через офшорные территории и банки нейтральных европейских стран. Из них Мадрид списал уже в тот период свыше 35%. Испания стала одним из крупнейших торговых партнёров Кубы, в том числе третьим (после СССР и КНР) импортёром кубинского сахара-сырца.

Кроме того, Испания в середине 60-х — начале 70-х годов оплачивала поставки нефти на Кубу с экс-британского Тринидада и Тобаго. Хотя они и не превышали 15% кубинского нефтеимпорта в тот период, такие поставки примечательны уже потому, что их не возбраняла Великобритания, доминионом которой после получения независимости оставались Тринидад и Тобаго. И делалось всё это, между прочим, вопреки позиции США, не раз угрожавших ввести санкции против Мадрида.

Но известная роль Испании и её колоний в стратегических планах США не позволяли Вашингтону "наказывать" Испанию за неординарную позицию по Кубе. Кстати, в период Карибского кризиса испанские и португальские СМИ, со ссылкой на мнение Франко, отмечали "высокомерную политику США против Кубы, толкающую её в ракетные объятия Москвы. И, как следствие, националистический режим Кастро быстро трансформируется в просоветский: у него просто не будет иного выбора". Что же, генералиссимус как в воду глядел...

В этой связи примечательно почти полное совпадение с мнением каудильо высказываний Эрнесто Че Гевары в июле 1960 года, сделанных в интервью американскому журналу «Look»: "Фидель — не коммунист, и наша революция исключительно кубинская, а точнее, латиноамериканская. В политическом плане можно было бы квалифицировать Фиделя и наше движение народно-революционным или революционно-национальным".



Че Гевару ещё многие поколения будут узнавать на любом фото

Касательно взаимодействия франкистской Испании с Кубой команданте Фиделя примечательна также не столь давняя публикация аналитика П. Барерроса в "Polemicа Сubana" (Раris) от 28.09.2013 года:

"Франко отвергал альянс Кубы с Восточным блоком и национализацию собственности испанцев и испанских эмигрантов на Кубе. Но франкистская Испания никогда не разрывала дипломатических и торговых отношений с кастровской Кубой". Более того: "режим Франко даже в самый разгар "холодной войны" никогда не поддерживал блокаду Кубы, объявленную США. В связи с кончиной Франсиско Франко Куба объявила трёхдневный национальный траур".


Стоит ли тут пояснять, что никакого согласования с советским руководством Кастро для этого не потребовалось, такое ему, очевидно, даже в голову бы не пришло. Взаимоуважение Кастро и каудильо, с точки зрения П. Баррероса "может объясняться чувствами, которые питал диктатор Франко к любой американской администрации, крепко помня о победе США в не столь давней войне с Испанией. Хотя именно Франко допустил создание военных баз США в Испании ещё в первой половине 50-х, в итоге, любой принятый где бы то ни было акт «исторической мести» против американцев положительно воспринимался Франко и испанскими военными".

Весьма образно обрисованы в той же статье взаимные экономические связи Острова Свободы с Испанией: "Кубинцы до 70-х годов могли лакомиться на Рождество испанской нугой — "турронес де Хихона", благодаря своим испанским друзьям. Благодаря Франко, кубинские девочки играли в испанские куклы".

В полном соответствии с таким характером кубинско-испанских отношений, Франко отказал президенту Кеннеди в его запросе (октябрь 1962 года) насчёт использования территории Испании и её зарубежных регионов (1) в возможной войне США-НАТО с СССР.



Франко сразу призвал все стороны конфликта к мирному урегулированию кризиса, а также предложил свои посреднические услуги в налаживании диалога Гаваны с Вашингтоном. Советские СМИ, конечно же, об этом тогда ничего не сообщали. Кстати, подобное же предложение, только в форме совместного участия в переговорном процессе, каудильо сделал также тогдашнему президенту Венесуэлы Ромуло Бетанкуру, и тот сразу согласился. Но Джон Кеннеди, по понятным причинам, отверг испаноязычное посредничество...

Что же касается упомянутого проекта ибероязычной интеграции, его в 50 — 60-х годах, повторим, поддержали, наряду с Х.Д. Пероном, президенты или премьеры большинства других латиноамериканских стран. Испанское посольство на Кубе в мае 1961-го сообщало о заинтересованности и новых кубинских властей в обсуждении такого проекта с правительством Испании. Но антикастровская политика США первой половины 60-х, когда Гаване грозили не только блокадой, но и прямой интервенцией, не оставляла кубинским руководителям, в буквальном смысле, времени на соответствующие переговоры.

Нельзя не признать, что проект «ибероязычного союза» едва ли был выгоден СССР, ввиду высокой военно-политической значимости Кубы – как потенциального, а вскоре и фактического союзника Москвы и Варшавского Договора. Плюс к тому, США оказали жёсткое давление на страны Латинской Америки, поддерживающие проект. Целая серия военных переворотов, череда отставок правительств, провоцирование экономических кризисов, пограничных военных конфликтов – всё это подтверждает прямое противодействие американцев воплощению проекта в жизнь.

Умело организованный ЦРУ военный конфликт между Сальвадором и Гондурасом в 1969 году и вторжение войск США в Доминиканскую Республику в 1965-м были не в последнюю очередь связаны с растущей популярностью в этих странах идеи ибероязычной интеграции. Американский след легко просматривается и как одна из главных причин регулярного обострения споров между Гватемалой и Мексикой из-за Белиза (экс-британского Гондураса), а также периодических пограничных конфликтов между Колумбией и Венесуэлой, Аргентиной и Чили, Перу и Эквадором, Боливией и Чили.

К середине 60-х годов прошлого столетия США перешли уже к прямой поддержке антииспанских движений на зарубежных территориях Испании. В результате, в 1968 году Испания лишилась Экваториальной Гвинеи и анклава Ифни на атлантическом побережье Марокко, а в 1975-м — Западной Сахары. Параллельно оттуда всё активнее вытеснялся испанский язык. Так, по решению проамериканских властей Филиппин, в 1973 году испанский был лишен статуса второго государственного языка, а в 1987-м он перестал быть обязательным для изучения.

Между тем ассоциация испаноязычных наций ("Испанидад") всё-таки была создана в 1991 году с участием в ней наряду с Испанией Кубы и других испаноязычных стран Латинской Америки, хотя и без Филиппин, Западной Сахары, Экваториальной Гвинеи и Микронезии. Однако это структура исключительно культурно-языкового и гуманитарного профиля, как и учрежденное в 2005 году аналогичное сообщество португалоязычных стран. Надо помнить, что к тому времени Испания и Португалия (2) уже были вовлечены в НАТО и ЕС, и в итоге масштабный интеграционный ибероамериканский проект сильные мира сего сумели разделить надвое, а политически просто нивелировать.

Примечания:
1. Западная Сахара (до 1975 г.), западномарокканский анклав Ифни и Экваториальная Гвинея (до 1968 г.).
2. Испания была вне НАТО и ЕС, соответственно, до 1982 и 1986 гг.; Португалия вступила в НАТО в 1949-м, в ЕС — в 1986 г.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

69 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти