«Формальные» Курилы. Острова восходящего солнца

Как известно, отсутствие результата – тоже результат. Сообщение о том, что лидеры двух стран дали указания по ведению хозяйственной деятельности на Курилах, считать за что-либо серьёзное довольно трудно. В случае с переговорами российского президента Владимира Путина с японским премьером Синдзо Абэ многие готовы принять в качестве результата уже тот факт, что оба лидера не отрицают поступательного движения к долгожданному заключению мирного договора. Его между Россией и Страной восходящего солнца нет уже более 70 лет. Впрочем, развитию связей двух стран, как политических и экономических, так и культурных, это не мешает.

О проблеме Курильских островов в СССР и России знали всегда, и кажется, все, и никогда и никому не приходило в голову даже поставить вопрос об их принадлежности. Не стоит обвинять в «постановке вопроса» и нашего нынешнего лидера. В. Путин предпочитает говорить лишь о перспективах совместного освоения Шикотана, Хабомаи, Кунашира и Итурупа, продолжая рассматривать их как единое целое.


«Формальные» Курилы. Острова восходящего солнца

Курилы. Спорная часть

Отметим, что японская сторона уже не в первый раз пытается использовать личные отношения очередного премьера страны с очередным советским или российским лидером. Они подбивали клинья даже под Л. Брежнева, после того, как у Советского Союза случился конфликт с Китаем, обернувшийся бойней на острове Даманском. Тогда у будущего лауреата Нобелевской премии мира Эйсаку Сато не получилось ровным счётом ничего. Если, конечно, не считать развития культурных связей и съёмки таких замечательных совместных фильмов, как «Москва, любовь моя» с Комаки Курихарой и «Маленький беглец» с Юрием Никулиным.

Потом были забавные встречи без галстуков, на которые Рютаро Хасимото заманил Бориса Ельцина, но и у первого президента России выторговать что-либо конкретное, кроме туманных обещаний, не удалось. На переговорах с Владимиром Путиным японские премьеры поднимают тему тоже не впервые. В последние годы они нарочито выпячивают упоминание везде, где только можно и где нельзя, своих «северных территорий», «оккупированных» Россией, и продолжают настаивать на их возвращении. В Токио убеждены, что их просто обязывает к этому положение, в котором оказалась страна-оппонент после присоединения Крыма. Его в Японии, разумеется, тоже называют «оккупацией».

Если же смотреть на ситуацию с более прагматичных позиций, то Япония регулярно даёт понять русским, что готова активно помогать России в освоении Курил, с чем та явно не справляется. Стратегические интересы России, которая благодаря владению Курилами привыкла считать своим «внутренним» Охотское море, в Токио предпочитают не то что игнорировать, а вообще о них не вспоминать. Не вспоминают в Токио и о том, что даже допустить саму возможность торга по Курилам – это уже потеря лица для любого российского политика.

Наверняка в Японии известно о том, что власти России не прилагали практически никаких усилий к организации в Москве и ряде других городов достаточно массовых протестных акций против передачи восточному соседу части Курил. Несмотря на то, что из Москвы раз за разом напоминают, что никем и ничего по Курилам ещё не решено, японские СМИ, с упорством, достойным иного применения, твердят, что вопрос передачи Россией островов находится уже на последнем этапе обсуждения.

Между прочим, отнюдь не ответственные политики, а пресса утверждала, что об условиях передачи территорий может быть сказано уже 22 января. И именно в прессе была озвучена оригинальная японская идея провести на Курилах референдум с вопросом о присоединении к Стране восходящего солнца. С обязательным отсылом к крымскому опыту, который кто-то из журналистов даже не постеснялся в данном контексте назвать «удачным и успешным».

Западные наблюдатели, а вслед за ними и японские СМИ уже отмечали, что президент России очень не любит, когда его японские собеседники вспоминают о совместной советско-японской декларации 1956 года, которая прекращала состояние войны между двумя странами. Именно в ней СССР обещал, что вернет два из четырёх островов, но после того, как будет подписан мирный договор. Сейчас же из Токио в Москву премьер Абэ фактически привёз план, ставящий телегу впереди лошади. Ведь условием заключения мирного договора стала, пусть и «формальная», но передача Шикотана и Хабомаи в распоряжение Японии.



Определение «формальная» по поводу столь желанной для японских политиков «передачи» — это вообще-то определённая новация, поскольку ничего подобного в схожих ситуациях нигде не делалось. Бывают временно оккупированные территории, бывают непризнанные, но, чтобы возвращённые «формально» — это, согласитесь, нечто трудно перевариваемое. Очевидно, понимая это, японская пресса развернула мощную кампанию с обвинениями в адрес Кремля, который якобы затягивает ситуацию вокруг островов.

Первым делом СМИ стали пенять Москве за попытки оперативно освоить «северные территории», переселяя туда сотни человек по программе «дальневосточный гектар», занимаясь строительством, в том числе спортивного комплекса, а также армейских бараков.

Не совсем понятно, почему японские журналисты не вспоминают, что прошлой осенью Владимир Путин предложил Синдзо Абэ наконец подписать мирный договор, который откладывался с 1945-го года. Для Токио это могло бы обозначить официальное признание результатов Второй мировой войны с неизбежным признанием также и потери пресловутых "северных территорий". Но при этом, тоже скорее официально, чем «формально», у Японии сохранились бы шансы на продолжение диалога в отношениии Шикотана и Хабомаи, упомянутых в той самой Декларации 1956 года.

При этом Япония, готовясь к переговорам на высшем уровне, не стала скрывать, что согласна на передачу островов на тех самых "формальных условиях". В понимании официального Токио это означает, что Россия пока сохранит контроль над территориями и сможет вести на двух островах хозяйственную деятельность, а российское население продолжит там жить. Однако сложности, которые так или иначе связаны с подобным статусом, могут быть столь большими, что в проигрыше останутся все, и прежде всего немногочисленные жители Курил. Россияне пока ещё.


Из досье «Военного обозрения»: остров Шикотан и гряда Хабомаи — самые ненаселенные из Курильских островов, на Шикотане живут 2820 человек, на Хабомаи находятся только пограничники, гражданского населения там нет.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

54 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти