Бальса и пробковое дерево не спасут. Какие козыри есть у морской авиации ВМФ России в схватке с «Замволтами»?

26 января 2019 года после продолжительных и достаточно тяжёлых ходовых испытаний, запомнившихся средствам массовой информации и специалистам в области военно-морского вооружения выходом из строя фильтров гармоник (обеспечивают защиту критически важных элементов БРЭО от колебаний в электросети в случае нестабильной работы дизель-газотурбинной ЭУ и проблем с распределением мощности), а также повреждением лопаток одного из газотурбинных двигателей Rolls-Royce Marine Trent-30, перспективный многоцелевой эскадренный миноносец DDG-1001 USS «Michael Monsoor» всё же пополнит корабельный состав Военно-морских сил США, обеспечив продвижение во флот «линейки» из трёх систершипов нового поколения класса «Zumwalt».




И даже несмотря на тот факт, что постройка и доводка радиоэлектронной «начинки» данных эсминцев до уровня оперативной боевой готовности, а также ликвидация их «детских болезней» опустошат оборонный бюджет США почти на 23 млрд. долларов, окончательно очертив грани несоответствия «Замволтов» критерию «стоимость — эффективность», Пентагон в целом и командование ВМС США в частности сделали на данные боевые надводные корабли весьма большую ставку, сравнимую с той, которая наблюдается в отношении эсминцев управления ракетным оружием класса «Arleigh Burke» новейших модификаций — переходной «Flight IIA/TI» (DDG-127 USS «Patrick Galagher») и перспективной «Flight III» (начиная с ЭМ DGG-128 «Ted Stevens»), комплектация которых предусматривает интеграцию в радиолокационную архитектуру кораблей новейших высокоэнергетических многофункциональных АФАР-РЛС Х-диапазона AN/SPY-6 AMDR, способных обнаружить цель с ЭПР 0,01 кв. м на дистанции в 150 км.

Не секрет, что столь рьяная заинтересованность оборонных структур США в «Замволтах» продиктована традиционным желанием сохранить господствующие оперативно-стратегические позиции «в лагере» государств-операторов военной техники, обладающей малой радиолокационной заметностью; ведь такой расклад предусматривает заблаговременный выход на рубежи применения стратегических КР RGM-109E «Tomahawk Block IV» и их противокорабельной модификации MST без вскрытия собственного местоположения для бортовых РЛС самолётов морской авиации ВМФ России, а также тактической авиации ВКС и ВВС России и КНР. Более того, командование ВМС США рассматривает эсминцы класса «Zumwalt» как уникальные малозаметные платформы для скрытной переброски на наиболее активные участки театров военных действий внушительных противовоздушных/противоракетных арсеналов морского базирования, представленных 80 сверхдальнобойными ЗУР RIM-174 ERAM для поражения загоризонтных воздушных объектов противника, либо 80 противоракетами RIM-161 различных модификаций, размещённых в 20 счетверённых 711-мм универсальных ПУ «Замволтов».

Актуальность вышеуказанной концепции применения ЭМ класса «Zumwalt» резко возросла на фоне недавних удачных испытаний противоракеты новой модификации SM-3 Bock IIA, получившей возможность перехвата баллистических целей противника на удалении до 2500 км и на высоте порядка 1500. Так, опираясь на данные ветерана РВСН и доктора технических наук Петра Григорьевича Белова (присутствующие в материале «Непревзойдённые «Сатана» и «Скальпель», опубликованном на nvo.ng.ru 1ноября 2013 года), а также на некоторые данные о перспективной тяжелой МБР РС-28 «Сармат», можно сделать вывод, что уже состоящие на вооружении ВМС США противоракеты RIM-161B/C Block IA/IB практически не имеют возможности реализовать перехват МБР 15А18М «Воевода» и 15А28 «Сармат» на восходящей ветви траектории.

Дело в том, что максимальная высота поражаемых баллистических объектов посредством противоракетных «Стандартов» SM-3 Block IA/IB составляет порядка 500 км, в то время как запущенные из шахтных пусковых установок в Оренбургской области и Красноярском крае (13-я и 62-я ракетные краснознамённые дивизии) «Воеводы» и «Сарматы», выходя из воздушно-космического пространства России или других государств евразийского континента, будут находится на высоте около 600—700 км, продолжая движение к точке апогея. В данном случае у операторов корабельных БИУС «Aegis» не останется ни единого шанса на перехват наших МБР.

Принятие же на вооружение противоракет SM-3 Block IIA, оснащённых глубоко модернизированным вариантом экзоатмосферного кинетического перехватчика Mk 142 (с инфракрасной ГСН увеличенного разрешения и более продвинутым алгоритмом селекции целей на фоне применения КСП ПРО), а также более мощным маршевым двигателем в новой 533-мм второй ступени, коренным образом меняет ситуацию. Потолок перехватываемых объектов в 1500 км перекрывает не только высоту траектории таких МБР, как Р-30 «Булава-30» и «Тополь-М», но и тот самый участок восходящей ветви траектории «Воевод» и «Сарматов», который был не по зубам перехватчикам Block IA и Block IB. Естественно, для того, чтобы в радиус действия перспективных противоракет SM-3 Block IIA попадал как можно больший восходящий отрезок наших МБР шахтного базирования, требуется максимальное сближение носителя противоракет (эсминца или крейсера УРО) с территорией России.

Для основных носителей (эсминцев класса «Арлей Бёрк» и крейсеров «Тикондерога») подобное сближение является смертельно опасной военной акцией, поскольку их ЭПР находится в диапазоне от 5 до 10 тыс. кв., что превращает их в отличные радиоконтрастные объекты для пеленгования на дальности в 300 км посредством бортовых РЛС, входящих в радиоэлектронную архитектуру поисково-прицельных комплексов ППМ «Новелла-П-38» противолодочных самолётов Ил-38Н.

Другое дело — два первых систершипа класса «Zumwalt», угловатая надстройка которых собрана из радиопоглощающих элементов (бальсовой основы и панелей из пробкового дерева с 3-мм кевларовым габаритом), а корпус представлен обратными завалами бортов и форштевня с острыми наклонными рёбрами для «сброса» в пространство электромагнитных волн, излучаемых РЛС морского и воздушного базирования противника. Благодаря данным конструктивным особенностям ЭПР «Замволта» и «Майкла Монсура» составила порядка 100—150 кв. м. Вследствие этого дальность их обнаружения в сравнении с ЭМ класса «Арлей Бёрк» уменьшилась в 4—4,5 раза: для «Новеллы-П-38» — около 70 км, для бортовой РЛС Н035 «Ирбис-Э» многоцелевых истребителей Су-35С — порядка 90 — 110 км. Показатель весьма неплохой.

Тем не менее, это абсолютно не гарантирует «Замволтам» и их экипажам полноценного сокрытия от турельного оптико-электронного прицельно-поискового модуля, входящего в состав «Новеллы» и способного обнаружить малозаметные «утюги»-арсеналы ВМС США на расстоянии более 80—100 км даже по слабому кильватерному следу. Да и любой кратковременный обмен пакетами тактической информации между БИУС TSCE-I «Замволтов» и другими надводными кораблями ВМС США или патрульной авиацией по радиоканалу JTIDS мгновенно «засветится» в виде радиоизлучающего маркера с угломестными и азимутальными координатами на многофункциональных индикаторах комплексов РТР, входящих в состав систем «Новелла», являющихся основными многодиапазонными инструментами наблюдения на вооружении морской авиации Военно-морского флота России. И всё это без дополнительного учёта возможности пеленгования «Замволтов» с помощью пассивных гидроакустических станций, размещённых на российских многоцелевых атомных подводных крейсерах типов «Щука-Б» и «Ясень».

Источники информации:
http://nevskii-bastion.ru/ddg-1000-zumwalt/
http://bastion-karpenko.ru/novella-p-38/
http://nvo.ng.ru/nvo/2013-11-01/1_satana.html
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/sm3/sm3.shtml
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти