«Спящие» С-300 и «Бук-М2Э» — лишь видимая часть проблем ПВО Сирии. Продолжение следует?

Осуществлённый в ночь на 21 января 2019 года «долгоиграющий» и тактически выверенный массированный ракетно-авиационный удар ВВС Израиля по укрепрайонам и арсеналам элитного иранского подразделения специального назначения «Кудс» в провинции Дамаск, а также по прикрывающим их батареям зенитных ракетно-артиллерийских комплексов «Панцирь-С1» предоставил российским и зарубежным военным экспертам бесценную пищу для размышлений относительно слабых мест сирийского противовоздушного/противоракетного «зонтика», которые имеют место быть даже после анонсированных весной и осенью 2018 года поставок войскам ПВО САР 40 ЗРПК «Панцирь-С1» и 3 зенитно-ракетных дивизионов С-300ПМУ-2 «Фаворит».




Нет абсолютно никаких сомнений в том, что существенный вклад в предоставлении ЦАХАЛу тактической информации с координатами развёрнутых «Панцирей-С1» внес самолёт стратегической радиолокационной разведки E-8C «JSTARS», который (посредством АФАР-РЛС бокового обзора AN/APY-7) получил радиолокационные изображения целевых районов в южных провинциях САР ещё в начале прошедшей недели, в ходе переброски на одну из авиабаз ВВС США в Передней Азии. Уже только этот факт является неопровержимым доказательством того, что позиции средств ПВО САР под Дамаском по-прежнему не прикрываются современными наземными комплексами радиоэлектронного противодействия СНП-2/4 и «Красуха-4», работающими в сантиметровых Х- и Ku-диапазонах волн и заметно уменьшающими дальность эффективного действия РЛС AN/APY-3. А поэтому появление любых (крупных и малоразмерных) объектов сирийской армии в Дамаске и его окрестностях мгновенно фиксируется операторами РЛК самолёта JSTARS.

Что же касается средств радиоэлектронной борьбы, об эффективности действия которых в САР неоднократно заявляли российские СМИ, то прикрывают они исключительно военные объекты ВМФ и ВКС России в окрестностях ПМТО ВМФ России в Тартусе и АвБ Хмеймим, а также частично в районе города Масьяфа, где развёрнуты все три зенитно-ракетных дивизиона С-300ПМУ-2 «Фаворит».

Вследствие этого все стратегически важные объекты правительственных сил Сирии на юге республики оказываются крайне уязвимыми как перед средствами радиолокационной разведки противника, так и перед его разношерстной номенклатурой средств воздушного нападения, что было отлично продемонстрировано во время последнего МРАУ ВВС Израиля. Естественно, ни о каких претензиях к режимам боевой работы уничтоженного сирийского «Панциря», а также к действиям его расчёта (подобные можно встретить в комментариях практически ко всем сводкам о последнем ударе ЦАХАЛа и Хель Хаавир по САР) не может быть и речи, ведь, учитывая тот факт, что в отражении удара были задействованы лишь одинокие батареи этих уникальных зенитных ракетно-пушечных комплексов (без поддержки со стороны 6-канальных ЗРК «Бук-М2Э» и заблаговременного целеуказания от современных радиолокационных обнаружителей 96Л6 или «Гамма-С1», которых так и нет на наиболее ракетоопасных направления в Сирии ), перехват более чем 30 элементов высокоточного оружия противника уже можно считать своего рода достижением. Почему?

Да потому, что процесс обнаружения, «завязки трасс», а также «захвата» десятков малозаметных израильских дронов-камикадзе «SkyStriker», управляемых авиабомб и тактических ракет большой дальности «Делила» был возложен исключительно на плечи собственных радиолокационных и оптико-электронных средств «Панцирей» — радиолокационных обнаружителей 1РС1-1Е, радаров наведения 1РС2-1Е «Шлем» (способны обнаружить «СкайСтрайкеры» с ЭПР 0,005 — 0,01 кв. м на расстоянии 5—7 км и захватывать далеко не со 100%-ной вероятностью), а также оптико-электронных визиров 10ЭС1-Е, имеющих проблемы с обнаружением и захватом «холодных целей» в ИК-диапазоне, особенно в ночное время, когда скорректировать процесс наведения с помощью ТВ-канала нет возможности. Дрон «SkyStriker», представленный планером из композиционных материалов и электродвигателем с толкающим винтом, как раз и является тем малозаметным элементом ВТО со сверхмалыми радиолокационной и инфракрасной сигнатурами, обнаружить которой значительно труднее, нежели 122-мм стальной реактивный снанаряд типа 9М22У РСЗО «Град», опыт борьбы с которым у «Панциря-С1» имеется уже давно.

Куда большее количество вопросов во всей этой истории вызывает тот факт, что на протяжении всего маршрута полёта (от катапультного пускового устройства до позиций «Панцирей-С1») «СкайСтрайкеры» не только практически без затруднений получали команды управления от израильских операторов с наземных КП близ Голанских высот, но и передавали достаточно качественное видеоизображение целей по телеметрическому каналу связи в дециметровом диапазоне.

Такой расклад говорит лишь об одном: ВС Сирии по-прежнему лишены современных инструментов радиоэлектронной разведки и подавления каналов радиосвязи, а также управления БПЛА, к которым можно частично отнести комплексы «Житель», «Диабазол» и т.д. Немудрено, что в подобных условиях, когда современные компоненты ПВО и РЭБ более-менее защищают лишь северо-западную часть Сирии, ЦАХАЛ продолжит реализовывать свои агрессивные действия в отношении слабо эшелонированной ПРО южных провинций Сирии.

Источники информации:
http://www.russianarms.ru/forum/index.php?topic=8522.0
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/c300pmu2/c300pmu2.shtml
https://lenta.ru/news/2019/01/22/skystriker/
https://www.interfax.ru/world/646998
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

191 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти