Макрон и Меркель включили первую скорость

В прошлый вторник канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон подписали в северном немецком городе Ахене новое соглашение «О германо-французском сотрудничестве и интеграции». Стороны позиционируют принятый документ как дополнение к Елисейскому договору, подписанному в 1963 году лидерами двух стран Конрадом Аденауэром и Шарлем де Голлем.




«Хромые утки» пришли к новому соглашению о сотрудничестве

Тот договор полувековой давности положил конец многовековой вражде между французами и немцами. По сути, состоялось примирение, превратившее бывших «заклятых врагов» в добрых, надежных партнеров. С тех пор развитие немецко-французских связей стало образцом для Европы, постепенно объединявшейся вокруг общих политических, экономических и культурных целей.

В 2013 году Германия и Франция торжественно отметили 50-летний юбилей Елисейского договора. Тогда же заговорили о дальнейшем расширении сотрудничества двух стран, более тесной координации в вопросах внешней и оборонной политики, экономического взаимодействия.

Осенью 2017 года президент Франции Эммануэль Макрон вернулся к этой теме. Выступая перед студентами Сорбонны, он высказался за заключение нового соглашения с Германией, которое бы стало неким драйвером стабильности в неспокойную эпоху кризисов. В Сорбонне Макрон заявил о своих планах выйти на более глубокое интеграционное объединение с Германией.

Он, в частности, решил создать общие промышленные кластеры и сопряжённую систему здравоохранения в приграничных районах, когда, например, «неотложки» привозили бы пациентов в ближайшую медицинскую клинику, независимо от её государственной принадлежности.

Однако главным в новом соглашении французскому лидеру виделась синхронизация действий двух стран в области внешней политики, обороны и безопасности, экономики. Макрон предлагал подписать соглашение 22 января 2018 года, в день 55-летия Елисейского договора.

Не получилось. В это время Ангела Меркель на месяцы завязла в формировании нового правительства. В самой Франции накалилась социальная обстановка. Против германо-французской интеграции выступили в странах ЕС. Восточные европейцы увидели в ней реализацию идеи «Европы двух скоростей», крайне непопулярной среди молодых членов Европейского Союза.

Тем не менее, пусть и с опозданием на год, новое соглашение состоялось, хотя внешний фон для него стал ещё более неблагоприятным. Теперь канцлер Меркель теряет своё влияние в стране. В декабре она даже вынуждена была оставить пост лидера христианских демократов.

Горячие дни сейчас и у президента Макрона. К его отставке призывают активисты движения «Жёлтых жилетов». Вот уже два месяца во всех крупных городах Франции они проводят акции протеста, сопровождающиеся стычками с полицией и другими силами правопорядка. Манифестанты обвиняют французские власти в неэффективном управлении страной, отсутствии необходимых мер по борьбе с бедностью, росте цен и налогов.

26 января состоялась уже одиннадцатая волна протестов. Согласно подсчетам МВД Франции, проведённым в Париже, Бордо, Тулузе, Марселе, Монпелье, Дижоне и других городах республики, в субботних манифестациях приняли участие 69 тысяч человек. «Жёлтые жилеты», меж тем, дают другую статистику – более 400 тыс. манифестантов и настаивают на том, что протестное движение во Франции сохраняет свою силу.

На этом негативном фоне эксперты заговорили о лидерах ФРГ и Франции, как о «хромых утках», завершающих свою политическую карьеру. Ахенское соглашение якобы они заключили для того, чтобы оставить о себе историческую память. Против соглашения активно выступили французские и немецкие евроскептики, но в деловых кругах двух стран иное настроение. Они с пониманием отнеслись к решению своих лидеров, и вот почему.

Германия начала «тормозить»


Раздрай в европейском сообществе, протекционистская политика Соединённых Штатов, режим всевозможных санкций и участившиеся торговые войны привели к замедлению темпов роста экономики Старого Света. Разговоры об этом идут с ранней осени. Теперь они получили официальное подтверждение.

В пятницу, 25 января, все ведущие немецкие СМИ облетела фраза президента мюнхенского Института экономических исследований, профессора Клеменса Фюста «Экономика Германии находится в состоянии спада». Так профессор Фюст прокомментировал индекс деловых настроений, ежемесячно подсчитываемый его институтом после опроса 9000 топ-менеджеров немецких предприятий.

Этот индекс признаётся наиболее точным барометром экономической конъюнктуры Германии. Он снижается уже пять месяцев подряд. В январе по сравнению с декабрём индекс потерял ещё 1,9 пункта и упал до 99,1 пункта. В связи с этим мюнхенский институт пересмотрел свой прогноз роста экономики ФРГ на 2019-й год и снизил его с 1,9 до 1,1 процента.

Как пишет Deutsche Welle, «то же самое намерено сделать и правительство ФРГ. Согласно появившимся 25 января сообщениям, оно собирается в конце месяца объявить, что теперь ожидает роста ВВП в этом году всего лишь на 1,0 процента». Как видим, речь идёт не о спаде в экономике, а только о её резком торможении. Но Клеменс Фюст увидел в этом существенные риски.

По его оценкам, ориентированная на экспорт экономика Германии уже страдает от обилия международных политико-экономических проблем. В ближайшие месяцы к ним, скорее всего, добавится жёсткий Brexit. А прекращение свободной и беспошлинной торговли с Великобританией принесёт ощутимый урон немецкому бизнесу.

Похожая ситуация складывается во всей еврозоне. В четверг глава Европейского центрального банка Марио Драги на пресс-конференции во Франкфурте-на-Майне заявил о коррекции оценок ЕЦБ. Если раньше руководство банка рассматривало шансы и риски еврозоны как примерно равные, то теперь в оценках преобладают риски. Как следствие, аналитики снизили ожидания роста ВВП в еврозоне на 2019-й год с 1,8 процента до 1,5 процента.

В свете этих новостей вполне понятно желание руководителей двух крупнейших экономик еврозоны объединить свои силы на новом уровне сотрудничества и минимизировать возникающие риски. Впрочем, надо понимать, что лидерами Германии и Франции двигали не только сиюминутные резоны.

Дорогой Карла Великого?

Это видно по символике, заложенной в Ахенское соглашение. Обратим внимание на выбор места, где Меркель и Макрон заключили пакт «О германо-французском сотрудничестве и интеграции». Это город Ахен – сегодня небольшой и «заштатный», а в раннем Средневековье – столица империи Карла Великого.

Французы и немцы хорошо помнят историю этого правителя Франкского государства. Карлу Великому удалось объединить под своей властью практически все народы нынешней Старой Европы, или, как сейчас говорят, «ядерных» стран ЕС. В могущественное королевство Карла Великого вошли земли современных Германии, Франции, Северной Италии, стран Бенилюкса.

Карл Великий был коронован в Риме папой Львом III как Император Запада. Позднее его империя стала основой Первого германского рейха (Священной Римской империи германской нации). Скрепляя своими подписями в Ахене, где покоится прах Карла Великого, новое соглашение о сотрудничестве двух стран, Меркель и Макрон безусловно дали сигнал Старой Европе о том, что пришло время для интеграции стран ЕС, отнесённых к «первой европейской скорости».

Что же до Восточной Европы, то она в определённой мере уже проявила свой изоляционизм, вначале объединившись в Вышеградскую четвёрку, а позже – в польский проект «Междуморья» (или – «Троеморья»). Попытка поднять свой политический вес в ЕС межгосударственными договорами теперь аукнется ей в полной мере.

Сложно сказать, насколько жизнеспособной станет Ахенская конструкция (некоторые эксперты сравнивают её с союзным государством России и Белоруссии), но очевидно, что в краткосрочной перспективе она окажет заметное влияние на будущее Европы, окончательно поделив её на страны разных скоростей развития.
Автор:
Геннадий Грановский
Использованы фотографии:
Berthold Werner, commons.wikimedia.org
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти