Коррупция непреодолимой силы

Однажды, лет примерно двести назад, одной старухе надоело быть вольною царицей, а захотелось ей стать владычицей морскою. Чтобы жить ей, значит, в море-окияне, чтоб служила ей рыбка золотая и была у неё на посылках. Чем закончилась та история, многие, наверное, помнят…

А вот наши чиновники, похоже, забыли. А иначе как расценить очередную инициативу российского Минюста, предложившего не наказывать за коррупцию «из-за обстоятельств непреодолимой силы». То есть форс-мажор. Катастрофа. Стихийное коррупционное бедствие. Денежное наводнение, например. Или золотое цунами. Финансовая лавина или взяточный сель. Раз, и накрыло. «Простите, дорогие товарищи, но денег было так много, что отказаться не было никакой возможности. Не виноват я!»




То, что российский Минюст является организацией вредительской, я понял ещё давно, когда была проведена либерализация и декриминализация законодательства в сфере борьбы с наркотиками. С тех пор прошло много лет, а от разгула наркомании в стране и связанных с этим заболеваний (гепатит С, ВИЧ) умерли, без преувеличения, миллионы россиян.

Новая инициатива напоминает ту страшную «наркотическую либерализацию». Потому что вместо борьбы с коррупцией нам предлагают узаконить разного рода поблажки для коррупционеров. К чему это приводит, мы уже знаем, разного рода либерализаций мы видели достаточно, вспомним только современную конфискацию имущества и множество оговорок, связанных с её применением. Причем сам термин «обстоятельства непреодолимой силы» применительно к коррупции тянет на Нобелевскую премию по хитроумию и по глупости одновременно: это же надо было додуматься, с одной стороны, и кто в это поверит, с другой?

Очевидно, осознавая странность предложенных нововведений, Минюст озвучил некоторые примеры таких «обстоятельств непреодолимой силы». Итак, что же нам предлагают под соусом «невозможности соблюдения антикоррупционных запретов, ограничений, требований и исполнения обязанностей»? А вот что…

В качестве примера приводится, в частности, конфликт интересов в моногородах, закрытых АТО, удаленных районах Крайнего Севера «и других образованиях, характеризующихся отдаленностью, малочисленностью». Что же конкретно имеется в виду? Ну, например…

Скажем, глава какого-то небольшого закрытого города может оказать влияние на распределение каких-то выгодных контрактов. Но в силу некоторых объективных причин выполнить эти работы может не так уж много подрядчиков. А часто и никто, кроме небольшой фирмы, принадлежащей супруге мэра. Ну, так уж исторически сложилось, что она много лет подвизается на этом поприще и чуть-чуть монополизировала рынок. Но если раньше это могло заинтересовать прокуратуру и другие правоохранительные органы, то теперь нет: обстоятельства непреодолимой силы, только один нормальный подрядчик и т. д. В итоге супруга мэра, как обычно, получит выгодный подряд, перепоручит его реализацию паре субподрядчиков, у которых коррупционная крыша пожиже, и спокойно, ничего не делая (как обычно), поимеет свои 15% от суммы подряда.

Потом она, как полагается честному человеку, даже заплатит из этой прибыли налоги. Тем более что прибыль будет большой – подряды миллиардные, а у неё в штате только юрист да бухгалтер. Таким кушем можно и с государством поделиться, правда? Тем более что куш не первый и не последний, а доброе государство в лице Минюста позаботилось, чтобы за подобные схемы больше не сажали в тюрьму.

Вопрос о том, что было в основе проблем маленького АТО, автоматически отбрасывается как неинтересный. Хотя интересного там много: а действительно, что лежало в основе монополизации рынка – недостаток заинтересованных компаний или все-таки коррупционная компонента?

Кроме того, раньше подобным жертвам форс-мажоров нужно было хоть как-то крутиться, а потому сторонние подрядчики все-таки могли рассчитывать на прямой доступ к господрядам. Сейчас же, вероятно, им просто запретят выставлять свои заявки на подряды, которые понравились супруге мэра: неофициально, но весьма сурово. И ситуация станет совсем «прозрачной и законной» — видите, граждане проверяющие, совсем ни одного конкурента на заявку не было, опять пришлось женушке, труженице моей, подряд отдать…

В общем, «обстоятельства непреодолимой силы» станут ещё непреодолимее. Но не для коррупционера, а для тех, кто в этом городе пытается вести хоть какой-то честный бизнес. Но сажать такого чиновника мы, конечно, не будем: бедный, его горой денег завалило, еле дышит теперь, болезный…

Ещё один пример от Минюста: бывший супруг не хочет, чтобы были раскрыты доходы ребенка от первого брака.

О чем речь и почему это может быть важно? Да просто чиновники в рамках антикоррупционного законодательства обязаны предоставлять сведения об имуществе членов своей семьи. И тут, казалось бы, есть повод задуматься: действительно, иная «бывшая» будет рада специально мужику «кровь свернуть». Следовательно, мера законная? Форс-мажор?


Увы, тоже весьма сомнительно. Во-первых, какие там доходы у малолетних и несовершеннолетних? Разве что по дарственным и наследному имуществу (а там могут быть и акции, и так далее). Но получить эту информацию можно из вполне официальных источников, и нужно лишь подправить законодательство в части способов предоставления чиновниками подобной информации. Скажем, если у него нет возможности предоставить её в деталях, то достаточно просто указать ФИО, возраст и пол. Дальше уже пусть государственная машина крутанет пару шестеренок.

Что касается совершеннолетних детей, то они вполне дееспособны и могут отвечать за свои дела. В том числе и за участие в коррупционных схемах, и за незаконное предпринимательство, и за отмывание доходов и т. д. Поэтому нет никакой нужды называть все это «обстоятельствами непреодолимой силы» — все там вполне решаемо, нужно лишь немного подправить законодательство.

Но совсем странным выглядит приравнивание к обстоятельствам непреодолимой силы клановости. Да, вы не ослышались: клановости! Представляю, как ликуют сейчас на Северном Кавказе! Первый тост на любом кавказском застолье сейчас, наверное, звучит именно так: «Ну, за Минюст!»

Хотя я, признаться, до конца даже не понимаю всей глубины и революционности новшества. То есть теперь официально можно все государственные подряды и заказы родственникам раздавать? Дескать, все равно разворуют, так пусть хоть сильно при этом не переживают, все законно?

— Эй, Москва, пришли моему тейпу ещё сотню миллиардов!

— Позвольте, мы же вам месяц назад пятьсот миллиардов направляли! Куда дели?

— Да тот пришлось делить с тейпами министра транспорта и министра жилищного строительства. Крохи, а не деньги, понимаешь?

Слушайте, а ведь это же неравенство по национальному признаку, правильно? У русских, насколько я помню, нет никакой клановости. Да и некоторые другие народы от средневековья давно уже отошли. Не привлечь ли главу Минюста за разжигание межнациональной розни? А то ведь правда, как-то очень уж несправедливо получается…

Нет, я догадываюсь, что это может быть такая выдающаяся социальная новация: просто выделяешь триллион, а они там пусть сами между собой решат, кому и сколько достанется. Так, лет за десять, глядишь, там не останется бедных.

Проблема лишь в том, что, если деньги выделять правильно и контролировать их распределение, на этот триллион можно будет осчастливить в сто раз больше людей. В этом, наверное, и есть принципиальное отличие правильной социальной и экономической политики от подобной безумной коррупционной инициативы.

В общем, я опять думаю, что в Минюсте сидят враги, которые думают, как бы им посильнее пнуть Путина. Потому что других рациональных объяснений подобным инициативам найти просто не могу.

А тут ещё и Валентина Матвиенко со своей стороны масла в огонь плеснула. Она считает несправедливым, если чиновникам и членам их семей запретят лечиться за границей. И вообще, это нарушает конституцию.

Ну что тут скажешь? Нарушает, наверное. Но и ограничения на выезд за границу некоторых категорий военных тоже её нарушают. Да и вообще, любые ограничения являются ущемлением чьих-либо прав и требуют немедленной отмены.

Или все-таки нет?

Сам я сторонник того, чтобы конституцию у нас соблюдали. И запрещать чиновникам лечиться за рубежом, а тем более отправлять туда детей на лечение просто недопустимо. Но есть один нюанс…

Лечение там – весьма дорогое удовольствие. Поскольку лечить насморк туда не ездят, то в каждом случае мы имеем право говорить о стоимости от десятков и до сотен тысяч долларов. И пусть они летают, лечатся.

Но хотелось бы, чтобы источники таких доходов были понятны. И слишком заботящихся о своем здоровье чиновников иногда брали под белы рученьки и отправляли в несколько иные места. На трудотерапию…

И тогда у меня никаких вопросов к ним не будет.

Но в свете новых предложений Минюста верится в подобное все меньше. Супруги у них, как правило, отлично зарабатывают. Да и дети обычно не отстают…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

134 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти