Европа выбрала Японию

Первого февраля вступило в силу соглашение о создании зоны свободной торговли между Европейским союзом и Японией. Его заключили ещё в прошлом июле. Тогда же европейцы на все лады расхвалили новую сделку, убеждая себя и других, что теперь появилась крупнейшая зона свободной торговли объёмом в треть мирового ВВП.




Чего испугался Сорос?

В последнюю декаду января европейские СМИ вновь вернулись к соглашению с Японией, причём в весьма специфической риторике, носящей явный антикитайский контекст. Началось всё на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Выступивший на нём американский миллиардер, трейдер и биржевой спекулянт Джордж Сорос назвал китайского лидера Си Цзиньпина «самым опасным противником демократических обществ».

Свой вывод Сорос увязал с прогрессом китайских учёных в создании искусственного интеллекта. «Инструменты контроля, разработанные искусственным интеллектом, – говорил он с трибуны всемирного форума, – дают неотъемлемое преимущество тоталитарным режимам над открытыми обществами».

Обычно доклады в Давосе не выходят дальше границ швейцарского курорта. На этот раз европейские СМИ уцепились за слова Сороса об опасности Китая и его лидера для открытого общества. Начали развивать этот тезис вширь и вглубь. Заговорили о стремлении Китая «стать экономическим, технологическим, политическим и военным центром мира». О том, что торговый конфликт между США и КНР – не просто войны тарифов, а противостояние систем.

Активный участник этой дискуссии немецкий праволиберальный еженедельник Focus, суммируя угрозы нависшей над миром китайской опасности, изобразил на обложке нашу планету, зажатую между двумя китайскими палочками для еды. Для большей достоверности своё художество еженедельник поместил на красном фоне, символизирующем флаг КНР.

Любопытно, что ещё два года назад та же Европа аплодировала в Давосе Си Цзиньпину, проигнорировавшему ныне известный форум. Тогда китайский лидер выступил с речью против протекционизма в торговле, за развитие открытого и свободного рынка. Это понравилось лидерам ведущих стран мира, экономика которых так ориентирована на экспорт.

Похожей позиции китайские руководители придерживаются и сегодня. Только они уже не поддерживаются западным сообществом, несмотря на то, что с приходом в Белый дом президента США Дональда Трампа протекционизм во внешней торговле приобрёл самые широкие, порой уродливые, формы. Что же случилось за прошедшие два года?

Надо признать, ратуя за сводную торговлю, Пекин сам активно защищает от мира свой рынок и национальный бизнес. Западные инвесторы уже свыклись с систематической дискриминацией в Китае, нарушением их авторских прав, «заимствованием» технологий, вольным обращением с таможенными тарифами и т.д.

Эту печальную картину венчает игра с курсом юаня. Его периодическое понижение стимулирует китайский экспорт, но приносит ощутимые убытки иностранному бизнесу, вложившемуся в китайскую валюту. Не исключено, что многолетнее недовольство западных инвесторов «китайскими правилами» достигло критической точки и теперь выплеснулось в осуждение действий Китая на мировом экономическом поле.

Стабильность Китая угрожает Западу

Однако есть и другое объяснение нынешним антикитайским демаршам. В начале января Федеральное объединение немецкой промышленности (BDI) представило своё понимание специфики китайской экономики и увидело в ней системное отличие от экономик западных.

Программный документ BDI определил китайскую экономику (в отличие от западной – либеральной и рыночной), как коммунистический государственный капитализм. «Долгое время казалось, что Китай в ходе интеграции в мировую экономику при формировании своей экономической системы будет постепенно развиваться в сторону либеральных, открытых рыночных экономик западного образца», – делится своим открытием с немецкими промышленниками BDI. Но этого не произошло.


В свете такого признания речь теперь идёт не о конкуренции отдельных стран или экономических блоков, а о борьбе за мировое лидерство двух принципиально разных моделей общественного управления. В марте прошлого года китайцы свою систему еще подкорректировали. Они внесли изменения в Конституцию КНР, открывающие Си Цзиньпину путь к практически пожизненному правлению.

По мнению китайцев, такое решение обеспечит стране стабильность на многие годы. С этой оценкой согласились и западные эксперты, например, директор института Lau China Королевского колледжа в Лондоне Керри Браун. В то же время в стабильности общественного управления они увидели преимущество Пекина над политически нестабильным Западом, в котором усилилась конкуренция те только между странами, но и внутри их элит.

Эта угроза заставила европейских политиков пересмотреть своё отношение к Китаю. Если раньше они приветствовали китайские инвестиции в свои экономики, то теперь создают дополнительные барьеры на пути бизнеса из Поднебесной. Ярким примером этого стали недавние нападки Запада на китайский телекоммуникационный концерн Huawei.

Началось всё с того, что Соединённые Штаты обвинили Huawei в хищении коммерческих тайн и промышленном шпионаже. По этой причине власти США запретили использовать изготовленное концерном оборудование в создании сети высокоскоростной мобильной связи пятого поколения (5G).

Американцев поддержали Австралия, Новая Зеландия, Япония. Они приняли аналогичные решения. Обструкция Huawei перекинулась в Европу. Здесь отличились британцы. Концерн BT Group объявил об отказе от комплектующих китайской фирмы при переходе на 5G, а потом и вовсе пообещал изъять китайскую технику даже из существующих сетей 3G и 4G.

Не осталась в стороне от темы и Еврокомиссия. Её вице-президент по единому цифровому рынку Андрус Ансип предостерёг европейцев от сотрудничества с Huawei. Он подозревает, что власти Пекина заставляют китайские IT-фирмы сотрудничать со спецслужбами Китая и помогать им.

Предупреждение еврочиновника расшифровал директор независимого берлинского исследовательского института Global Public Policy Institute Торстен Беннер. Этот прямо заявил: «Партийное государство может обязать Huawei участвовать в шпионских операциях или актах саботажа в европейских компьютерных сетях». Так Беннер в очередной раз поднял популярную сейчас тему о системных различиях между Китаем и Западом.

Китай, меж тем, продолжает расти и развиваться. Европе уже непросто конкурировать с ним. Теперь она будет делать это в связке с Японией, третьей экономикой мира. В Еврокомиссии нашли преимущества такой беспошлинной торговли. Уже подсчитали выгоды европейских аграриев и японских автомобильных концернов.

Цифры привели внушительные. Например, только от поставок в Японию продовольствия экспортная выручка аграриев увеличится за год на 10 млрд. евро. Но полного счастья это не принесёт. Уже упоминаемое здесь германское объединение (BDI) призвало власти Евросоюза сделать такую же зону свободной торговли с Сингапуром и Вьетнамом.

Компания и вправду получится солидная. Однако она не сможет оставить на обочине мировой экономики другие страны. В особенности Китай, который так разонравился Западу. Ведь он уже примеряет на себя статус первой экономики мира.
Автор:
Геннадий Грановский
Использованы фотографии:
Jason Goh
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти