Первый российский иностранный заём ушёл на войну

До Екатерины II российское государство при подготовке и ведении войны рассчитывало только на внутренние финансовые ресурсы. Императрица стала первым правителем России, кто занял на войну денег за границей, если не считать провального эпизода 1618 года с неудавшимся займом Михаила Романова у британской короны.

Первый российский иностранный заём ушёл на войну



Экономика России работала на грани перенапряжения, а деньги на войну с турками требовались немалые. Возможности и ресурсы были практически исчерпаны. Так, именно для финансирования войны Екатерина ввела в российский оборот ассигнации (бумажные деньги) вместо золотой и серебряной монеты. «Бумажная» эмиссия практически ничего не стоила казне, а позволяла поддерживать экономическую активность государства и делать закупки внутри страны в интересах войска. Ассигнации имели хождение только внутри российских границ, а нужны были монеты в драгметаллах для снабжения экспедиционного корпуса провизией и боеприпасами. Были увеличены налоги на 20%. Ещё повышать налоги было небезопасно с точки зрения политических и экономических рисков.

Кроме того, был задуман невиданный ранее манёвр — для удара по туркам с тыла военное командование хотело перекинуть флот с Балтийского в Средиземное море, пять эскадр. Без золотой монеты флот было не обеспечить всем необходимым. Если делать это на свои, такой отток золота и серебра за рубеж пошатнёт всю российскую экономику.

Распродавать сокровища короны было немыслимо с точки зрения престижа, да и вряд ли бы удалось выручить требуемые суммы, зато позора не оберёшься.

Решено было занять монету за рубежом. Выбрали Голландию. Золотой голландский гульден был универсальным средством платежа, ему были рады на всех широтах и меридианах. Голландия являлась богатейшей державой того времени, при этом держала нейтралитет, что тоже было важно. Швейцария как мировой финансовый центр тогда ещё не существовала.



Впрочем, дебаты и дискуссии по теме были весьма горячие, пока Екатерина Вторая не приняла окончательное решение.

И вот 2 апреля 1769 года выходит императорский указ о внешнем заимствовании у голландских банкиров. Переговоры о займе доверили голландским же финансистам, братьям де Смет. Наградой была комиссия в 8% и титул баронов. Куратором от Российской империи выступал посол граф Алексей Мусин-Пушкин.

Заём размещали в виде облигационного займа, номинал облигации — 500 тыс. гульденов. Каждая облигация содержала личную подпись президента Военной коллегии графа Захара Чернышева, вице-канцлера князя Александра Голицына и генерального прокурора князя Александра Вяземского.

В качестве залога под обеспечение облигационных выплат Российская империя предоставила таможенные сборы с ряда городов Прибалтики. Объём займа запланирован немалый — 7,5 млн гульденов на десять лет под 5%. Физически это было больше 2,5 тонн золота.

Голландцы осторожничали, изначально удалось продать ценных бумаг всего на 4 млн гульденов. Победы русского оружия при Кагуле и Чесме подогрели позитивные ожидания инвесторов и облигаций купили ещё на 6 миллионов гульденов.

По мирному договору 1774 года турки выплачивали немалую контрибуцию, к России отходили Крым и Кубань. Первый транш в 1 миллион рублей, выплаченный турками, прямиком из Стамбула отправился в Антверпен, так повелела матушка – императрица. По итогам двух русско-турецких войн (1768-1774 и 1787-1792 годов) османы уплатили 4,5 млн рублей контрибуции. Россия приросла ещё и Азовом, Кабардой, землями между южным Бугом и Днепром.




Обязательства по голландским облигациям Россия выполнила со всей тщательностью, что создало положительную кредитную историю внешних займов, чем страна неоднократно затем пользовалась. Последние иностранные займы Россия получила перед Первой мировой войной. От обязательств по ним и отказались большевики, придя к власти в 1917 году.

Ситуация урегулировалась только во второй половине девяностых, при президенте Ельцине. Российская Федерация объявила себя правопреемницей не только СССР, но и Российской империи, к ней отошли долги и обязательства императорского правительства, как и зарубежные дореволюционные активы. Французским держателям российских императорских облигаций выплатили $400 млн, что было признано окончательным расчётом. Правда, пару лет назад некие французы попытались было потребовать с России всё по тем же облигациям еще 1,5 млрд евро, но суды, опираясь на заключённое соглашение между российским и французским государствами, отказали в иске.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти