В восемнадцать лет — в криминальную хронику

Виолетте исполнилось лишь восемнадцать лет, когда она попала на скамью подсудимых. Против девушки выдвигались серьезные обвинения: ее обвиняли в убийстве отца, а также в попытке отправить на тот свет мать. Дело быстро стало резонансным во всей Франции. Народ пристально следил за развитием ситуации. И сначала суд вынес жесткий приговор — смертная казнь. Но потом это наказание заменили на пожизненное заключение. А спустя девять лет Виолетту неожиданно помиловали и отпустил на свободу. Затем произошел случай, ставший уникальным в истории французского правосудия — Нозьер была официально реабилитирована.




Все сложно

Виолетта Нозьер родилась в январе 1915 года в местечке Неви-сюр-Луар, что во Франции. Ее семья хотя и не отличалась каким-то серьезным достатком, но вела вполне достойный образ жизни. Отец – Батист Нозьер – трудился машинистом. Причем в своей профессии он достиг такого уровня профессионализма, что ему доверяли «руль» поезда, в котором передвигался президент страны. Мать – Жермен Жозефина – работала на заводе. Поскольку шла Первая Мировая война рабочих рук естественно не хватало, и тяжелую работу приходилось выполнять женщинам. Среди них оказалась и Жермен. Родители Виолетты познакомились за год до начала войны, а стали мужем и женой в августе 1914-го. На тот момент Жермен уже находилась на четвертом месяце беременности.

Семья Нозьеров смогла перенести все тяготы кровопролитного противостояния с Германией. И когда война завершилась, они перебрались в Париж. Здесь Батист и Жермен смогли приобрести небольшую квартирку в весьма неплохом двенадцатом округе. В глазах друзей, знакомых и соседей семейство Нозьеров являлось чуть ли не идеальной ячейкой общества. Батист и Жермен хорошо работали и вели достойный образ жизни, но их дочь Виолетта с ранних лет начала показывать свой упрямый и свободолюбивый характер. Из-за проблем с поведением она сменила несколько школ. Сначала учителя жаловались на ее выходки и плохую успеваемость, потом – на разгульный образ жизни. Виолетта начала крутить романы с парнями старше себя и поэтому, можно сказать, бросила учебу. Надо сказать, что девушка являлась типичным представителем прослойки французской молодежи, которых называли «гарсонне». Парни и девушки, чье детство пришлось на тяжелые послевоенные годы, старались жить максимально ярко и красиво. Все их мысли были заняты только развлечениями, поэтому Виолетта гораздо чаще была в увеселительных заведениях, нежели в школе. Родители, конечно, знали о поведении своей дочери, но исправить ситуацию не могли (или не хотели?). Они считали, что Виолетта, если можно так выразиться, «перебесится» и на ее выходки смотрели сквозь пальцы. Но проблема оказалась куда серьезнее, чем Батист и Жермен могли себе представить.



После окончания школы Виолетта и не думала продолжить образование или пойти на работу. Она окончательно повисла на шее родителей, но при этом всячески демонстрировала свою независимость. Виолетта жила за их счет и их же этим попрекала. Но Батист с Жермен в этот раз не стали предпринимать никаких решительных действий. Они просто слишком сильно любили свою дочь…

Виолетте нужны были деньги на многочисленные развлечения. И она «зарабатывала» как могла, не брезгуя и уличной проституцией. И хотя Виолетта не являлась, скажем так, полноценной проституткой, эпизодические связи с левыми мужчинами подвели девушку в вполне ожидаемому финалу – она заразилась сифилисом. Произошло это в апреле 1932 года. Конечно, Виолетта сильно испугалась и не призналась родителям. Вместо этого она начала лечиться тайно. Но одолеть заразу было не просто. И спустя год, поскольку состояние здоровья девушки начало ухудшаться, она решила рассказать о болезни родителям. Правда, без хитрости Нозьер не обошлась. Подкупив врача из больницы Ксавье-Бишат по имени Анри Дерон, Виолетта получила поддельную справку. В ней было сказано, что она – девственница, а заболевание пришло по «наследству». Мол родители, сами того не ведая, являлись носителями сифилиса.

И все равно разразился скандал. Родители, несмотря на всеобъемлющую любовь, никак не могли поверить тому, что было написано в справке. Затем Батист и Жермен узнали о том, что Виолетта – воровка. Случился еще один скандал. После этого девушка решила покончить с собой, утопившись в Сене, но не вышло. Ее вовремя заметили жандармы и спасли. С этого момента в семье перестали изображать видимость благополучия. Родители и дочь не скрывали серьезный конфликт. Виолетта вела себя агрессивно, чем только ухудшала и без того сложную обстановку. В конце концов, она опять решила оборвать жизнь самоубийством, правда, теперь уже девушка захотела прихватить с собой на тот свет и родителей. Двадцать третьего марта 1933 года Виолетта приобрела упаковку некого лекарства, сказав родителям, что оно от сифилиса, а затем сообщила о необходимости принять его им всем. Батист и Жермен поверили. Родители вместе с дочерью употребили сильнодействующий препарат, но Виолетта все же ошиблась в дозировке. Отец и мать не умерли, а просто уснули. Тогда она подожгла занавеску и с криком «Пожар!» выскочила на улицу. Соседи среагировали оперативно и огонь быстро потушили. Прибывшие медики, констатировали у Батиста и Жермен отравление дымом. Врачи не стали тратить время на выяснение точной причины их плохого состояния.

И хотя попытка провалилась, Виолетта не оставила мыслей об убийстве родителей. Но на какие-то время она все же вернулась к прежнему образу жизни. Меняя ухажеров с завидной регулярностью, Виолетта, в конце концов, по уши влюбилась в некого студента по имени Жан Дабен. Естественно, парнем он был, что называется, мутным и скользким. Пользуясь чувствами Виолетты, он переложил свое финансовое благополучие на ее плечи. Ему было не стыдно не просто просить у нее деньги, Жан их требовал. Причем, что интересно, выплаты должны были происходить еженедельно. Виолетта, находила оправдания для своего парня, поэтому платила. Но денег катастрофически не хватало. И это толкнуло ее на, скажем так, подработку. Точнее, девушка стала воровать ценные вещи у своих родителей, а потом продавала их, отдавая весь доход Жану. Но этот источник финансирования быстро иссяк. Тогда Виолетта стала таскать ценные вещи из магазинов, позировала обнаженной для мужских журналов и иногда, когда денег не было от слова «совсем» занималась проституцией. А что Жан? А он все знал и поощрял рвения своей глупой пассии, придумывая все новые и новые поводы для получения денег.

И вскоре случилось несчастье, которое девушка решила обратить себе на пользу. Во время одной из поездок Батист получил производственную травму. Он выжил благодаря стараниям врачей и после курса лечения был отправлен домой. Ему необходимо было пройти двухнедельный курс восстановления. Из-за того, что отец временно стал нетрудоспособным, у семьи Нозьер начались финансовые трудности. И Виолетта уже не могла содержать Жана. И тогда парочка решила покончить с родственниками Виолетты, чтобы получить наследство. Мыслей о суициде у Виолетты уже не было. И двадцать первого августа 1933 года девушка начала действовать. Она приобрела несколько упаковок все того же сильнодействующего препарата (в прошлый раз Нозьер решила, что будет достаточно лишь одной), измельчила таблетки в порошок и разделила их на два пакетика. Себе же для отвода подозрений девушка тоже приготовила пакетик, только в нем находилось плацебо. И в этот же злосчастный день Виолетта дала родителям яд. Поскольку здоровье Батиста было сильно подорвано, организм не справился, и он умер. А вот Жермен выжила. Ее спасла случайность. Дело в том, что ее что-то отвлекло и женщина употребила лишь половину содержимого пакетика.

Подозрительная смерть Батиста заинтересовала полицию. Началось расследование. И двадцать четвертого августа 1933 года Виолетта была арестована по подозрению в предумышленном убийстве. А пятого января 1934 года уголовное дело было передано прокурору. Судебный процесс же начался только десятого октября 1934 года.



Вот что писал об этом Фредерик Поттешер в книге «Знаменитые судебные процессы» в главе под названием «Виолетта Нозьер»: «…Как признаться родителям, уверенным в невинности дочери? Виолетта уговаривает лечащего врача доктора Дерона выдать ей справку о том, что она девственница. А значит, ее болезнь носит наследственный характер. Родители верят ей. Они всегда верят Виолетте.


Как-то о мартовский Beчep 1933 года Виолетта приносит, якобы «от врача», лекарство, которое они должны принять, чтобы избежать заражения. Супруги Нозьер без тени сомнения глотают громадные дозы веронала, сильнейшего барбитурата, который удалось раздобыть их дочери. Дозы огромны, но недостаточны… Первая попытка отравления неудачна. Наверное, на этом все бы и кончилось, если бы в 1 июне 1933 года Виолетта пи встретилась со студентом факультета права двадцатилетним Жаном Дабеном, который подрабатывает продажей газеты «Аксьон Франсэз» на бульваре Сен-Мишель. Пришла настоящая любовь. Как только выдается свободная минутка, молодые люди запираются в одном из номеров отеля на улице Виктор-Кузен.

У Дабена денег мало. У Виолетты они есть. Она содержит своего любовника, втайне от него занимаясь проституцией. 17 августа Жан Дабен отправляется на отдых в Бретань. Виолетта должна приехать к нему. Они хотят жить вместе. Но для этого надо освободиться от опеки родителей; ей надоело хитрить по каждому поводу. Ей также нужны их сбережения — сто восемьдесят тысяч франков. 2! августа она принимает окончательное решение. И в тот же вечер приносит родителям пакетики с белым порошком».

Судебный процесс

Разузнали полицейские и о связи Виолетты с Дабеном. И по делу он проходил в качестве свидетеля. Правда, к тому времени Жан успел, что называется, «переобуться». Поскольку денег он больше не получал, ему приходилось зарабатывать на жизнь собственными силами. И из-за этого возникли проблемы в университете. И чтобы не быть отчисленным Дабен решил уйти добровольцем в армию. На заседание он явился в военной форме, сказав, что ждет отправки в Тунис. Поскольку всем присутствующим было известно о «высоких отношениях» парня и девушки, его появление народ (в том числе и судья) восприняли с нескрываемым негативом. Жану высказали то, что именно он стал виновником преступления, которое совершила Виолетта. Но парень был совершенно невозмутим и смотрел на судей с усмешкой.

Этот эпизод очень хорошо описал Поттешер: «…После треволнений, вызванных встречей Виолетты с матерью, сообщение психиатров выслушано с недоумением. Но останавливаться на этом не стоит — для дачи свидетельских показаний вызван Жан Дабен. Любовник Виолетты не вызывает никаких симпатии у публики. Известно, что он злоупотреблял щедростью девушки, что касается прессы, то она представила его чуть не сутенером, хотя он им и не был. Оказавшись под угрозой исключения из университета, Дабен предпочел пойти добровольцем в армию и вскоре должен отправиться к месту службы в Южный Тунис. На нем кавалерийская форма цвета хаки. Высокий стройный молодой человек не лишен известной привлекательности. Но неприкрытое презрение, с которым он относится к окружающим, еще больше настраивает против него и так не расположенных к нему магистратов. Не глядя на Виолетту, он рассказывает о связи с пей и заканчивает следующими словами:

— Несмотря на все случившееся, я сохраняю о мадемуазель Нозьер самые лучшие воспоминания. Ее поступок представляется мне необъяснимым.

— Вы не чувствуете себя в какой-то мере ответственным за него? — спрашивает председатель суда.

— Конечно! — отвечает Дабен. Но его тон противоречит словам.

— На что она тратила деньги? — задает вопрос Пейр.

— Она оплачивала номер в отеле и давала мне ежедневно пятьдесят — сто франков.

— И вы считали это нормальным?

Дабен небрежно, пожалуй, слишком небрежно, отвечает:

— Она говорила, что у нее богатые родители.

— Жан Дабен, — буквально рычит Пейр, — я не имею права судить вас, но вы проявили исключительную беспечность и аморальность! Вы поступили теперь на военную службу. Желаю, чтобы новая жизнь помогла вам обрести уважение хотя бы в собственных глазах.

Жан Дабен снисходительно улыбается, чем вызывает гнев прокурора Годеля:

— Пора изменить манеру поведения, Дабен. Разве вы не чувствуете, что думают о вас люди, сидящие в этом зале?

Дабен пожимает плечами, всем своим видом показывая, что мнение публики для него ничего не значит. На этот раз Годель теряет самообладание:

— Вы обесчестили свою семью! — кричит он. — Вы жили за счет несчастной девушки, которую я должен обвинять. Весьма жаль, что вы не предстали перед судом. Но вы заслужили всеобщее презрение, знайте это!

Все это время Виолетта сидит не шелохнувшись; она очень бледна, и чувствуется, что ее нервы натянуты до предела и что она бесконечно устала. Пустым взглядом провожает она уходящего под свист публики молодого военного, которого больше никогда не увидит. Она любила его, любила по-настоящему. Теперь она понимает, что Жан Дабен всего лишь забавлялся с ней, и забавлялся не без пользы для своего кармана».

Естественно, Виолетту освидетельствовали на вменяемость психиатры-эксперты. И признали ее абсолютно здоровой. В отчете было сказано, что у нее нет каких-либо психических заболеваний, которые мог повлечь за собой сифилис. Правда, адвокат Нозьер усомнился в достоверности заключения. Он заявил, что того времени, которое эксперты уделили Виолетте, явно недостаточно для проведения полноценного освидетельствования. Но суд решил оставить все как есть.

В восемнадцать лет — в криминальную хронику


По факту, шансов на благополучный исход процесса для Виолетты не было. И тогда она решила пойти на уловку (знал ли об этом адвокат де Везин-Ларю или нет – неизвестно). Вдруг девушка заявила, что убила отца из-за того, что он на протяжении нескольких лет ее насиловал. Это неожиданное признание повергло в шок всех присутствующих. Но мать не поверила дочери. Она сказала, что Виолетта знала о ста восьмидесяти тысячах франков – семейных сбережениях. И поэтому решила избавиться от родителей, чтобы получить наследство. Эта версия и стала основной. Кроме этого, Жермен была уверена, что Виолетта стала жертвой обмана – марионеткой, которой управлял, естественно, Жан Дабен. Мол, это он продумал и провернул преступление, а всю вину свалил на Виолетту. Но суд был иного мнения, как, собственно, и обвинение. Полицейские не нашли ни одной зацепки, которая могла связать убийство Батиста Нозьера и Дабена. Кроме того, у него было алиби – удалось установить, что в день покушения он находился не в Париже, а где-то в Бретани.

И двенадцатого октября 1934 года суд вынес вердикт: за убийство отца Виолетта была приговорена к смертной казни через гильотинирование. Адвокат попытался оспорить решение. Но в декабре кассация была отменена. Судья заявил, что нет ни единого основания для отмены приговора. Но шанс на спасение Виолетты все же был – президент. И Альбер Лебрен смилостивился. Он велел заменить гильотину на пожизненное заключение. Адвокат был вне себя от счастья. Получилось, что ему удалось вытащить практически безнадежное дело. И он указал Виолетте на нюанс в законе. Так девушка узнала, что через девять лет она может подать прошение о помиловании. И если за все это время к ней не будет претензий, то, скорее всего, пожизненное заключение заменят на десять лет лишения свободы (те девять лет шли в зачет).

Четырнадцатого января 1935 года Виолетта оказалась в тюрьме города Агио (Эльзас). Несмотря на суровые условия жизни, Нозьер не жаловалась и старалась проявлять себя только с лучшей стороны.

Кстати, в конце октября 1937 года не стало Дабена. Нет, он не погиб от вражеской пули. Все было куда более прозаично – Жан умер от тропической болезни, которую подцепил в Тунисе.

Вот что писал Поттешер: «Перед Рождеством в 1934 году президент Альбер Лебрен смягчает ей наказание: ее переводят в эльзасскую тюрьму Агио. Мать часто навещает ее, они переписываются. В 1937 году Виолетта в письме к матери публично отказывается от обвинений в кровосмесительстве, которые выдвигала против отца.

С этого дня Жермен Нозьер всячески помогает метру де Везин-Ларю, который надеется добиться освобождения Виолетты. В дело вмешивается орден доминиканцев — Виолетта заявила, что, выйдя из тюрьмы, пострижется в монахини.

Шестого августа 1942 года маршал Петен заменяет пожизненное заключение лишением свободы на двенадцать лет, и 28 августа 1945 года, ровно через двенадцать лет после своего ареста, Виолетта Нозьер выходит на свободу. Рядом с ней улыбающийся молодой человек галантно несет ее чемоданчик. Это ее жених. Жених! Виолетта Нозьер не перестает удивлять. Доминиканцы не скрывают своего разочарования. Несмотря на данные обещания, раскаявшаяся отцеубийца ускользнула от них. Наконец-то она свободна. Она свободна жить где угодно, поскольку генерал де Голль отменил и сопутствующее наказание в виде двадцатилетней ссылки. Она обрела свободу жить и любить. В декабре 1946 года Виолетта выходит замуж за того самого молодого человека, который встречал ее у выхода из тюрьмы. Она забирает к себе мать. Отныне две женщины не расстаются. Виолетта умирает первой в 1966 году от рака костей. Она похоронена в одной могиле с отцом на кладбище деревни Неви-сюр-Луар, где родилась. Но та, которая покоится рядом с убитым ею человеком, уже не преступница. Ее образцовая жизнь и упорство адвоката де Везин-Ларю, который не переставал бороться за дело своего первого клиента, привели к совершенно невероятному результату.

В марте 1963 года Виолетта Нозьер, отравительница и отцеубийца, была реабилитирована судом города Ренн и полностью восстановлена в правах; более того, с нее полностью была снята судимость — совершенно уникальная мера в истории французской юстиции по отношению к приговоренной к смерти преступнице.

Почему суд города Ренн и министерство юстиции вынесли такое беспрецедентное решение в пользу Виолетты Нозьер? Вразумительного публичного разъяснения не последовало. Однако, как предполагают, было сочтено, что девушка стала жертвой приставаний подвыпившего отца, хотя мать и не подозревала об этом. Мотив необходимой обороны не был упомянут, но пришли к заключению — таково по крайней мере всеобщее мнение, — что безупречное поведение осужденной и ее стремление к социальной реабилитации послужили мотивами для реабилитации юридической.

Известно, что, обретя свободу, выйдя замуж и став примерной и преданной матерью семейства, Виолетта Нозьер превосходно воспитала своих детей и до самой своей смерти окружала горячей заботой мужа. Сегодня, когда ее уже нет в живых, дети хранят о пей воспоминание как о нежной доброй матери».



К слову, о человеке, который стал мужем Виолетты. Его звали Пьер Гарнье. Они познакомились в тюрьме в начале января 1945 года, где его отец работал в бухгалтерии.

***

Лебрен, Петен и де Голль. Три правителя поучаствовали в деле Виолетты Нозьер. Такого никогда не было в истории Франции, как и пути от смертной казни до полной реабилитации. И поэтому этот процесс является уникальным для страны.
Автор:
Павел Жуков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти