Ксенофонт. Великий воин и первый в истории экономист

Редко какой военачальник может похвастаться, что преуспел не только на поле боя, но и как экономист. Один из немногих, родоначальник традиции – древнегреческий деятель Ксенофонт (444–356 гг. до н. э.).

Командуя фалангами


Ксенофонт. Великий воин и первый в истории экономист


Ксенофонт участвовал в Пелопонесских войнах, но основную славу снискал вдалеке от родины, возглавляя древнегреческих гоплитов – наёмников на службе царя Кира Младшего. Греческие фаланги несли победу на кончиках своих копий. Наёмникам хорошо платили. Как пишет сам Ксенофонт в «Анабасисе», войскам платили золотом: гоплиту ежемесячно полагался 1 дарик (8,4 гр.), лохаг (сотник) – 2 дарика, младший стратиг – 4 дарика.

Меньше, чем за полгода службы обыкновенный гоплит получал сумму, эквивалентную 6000 драхмам или одному серебряному таланту. Этого хватило бы на покупку загородной усадьбы или двух домов в черте города.

Для сравнения, во время войны городскому греческому ополчению платили: гоплиту – 5 оболов, матросу – 3-4 обола, всаднику – 1 драхма, лохагу полагалась драхма и три обола. Стратиг мог рассчитывать на 3 драхмы.



Драхма весила от 3,4 до 4,3 г серебра Обол в среднем — 0,65 г.

Оснащение воина стоило немало. Панцирь – 30 драхм, лук и колчан – 15 драхм; копьё, меч с ножнами и поножи для гоплита – 30 драхм, щит — 20 драхм и шлем – 40 драхм.



Ксенофонт считал, что обучать индивидуальному владению щитом и копьём не стоит – эти движения так естественны, что постигаются интуитивно. А вот слаженным действиям в фаланге уделялось огромное значение. Молодых «призывников» тренировали подчиняться приказам лохагов как единому целому, слитно маневрировать и ни при каких обстоятельствах не терять строй – последнее было жизненно важно: именно единство строя фаланги делало её практически неуязвимой. Начиналось обучение с простого — маршировать колонной по одному, следуя за командиром. Затем упражнения усложнялись. Ксенофонт упоминает, как один из командиров на обед и с обеда водил воинов фалангой – чтобы привыкали. Попутно отрабатывались различные манёвры, в том числе, необходимые при организованном отступлении, бегство с поля боя исключалось – это была верная смерть: враг догонял бегущих и безжалостно разил в открытую спину.



Был выработан единый язык приказов, что позволяло каждому воину правильно понимать команду, независимо от того, кто вокруг него в фаланге – граждане одного полиса или сборная чужеземцев (для наёмников последнее было актуально, хотя и их старались при формировании строя ставить в один ряд с земляками). Чужеземцами (метеками) считали и греков из других полисов, единое древнегреческое государство не существовало.

При атаке (обороне) существовало два положения копья: у бедра и над щитом, естественно – наконечником к противнику.




Как ни парадоксально, но великой славой Ксенофонт покрыл себя не битвами, а тем, что вывел в Грецию 10 000 гоплитов через половину тогдашней Ойкумены, сквозь враждебные земли, когда надобность в наёмниках отпала. Этой операции посвящён труд «Анабасис», где Ксенофонт описывал все тяготы и препоны, встречавшиеся на пути, включая недовольство собственных воинов.

Рацион гоплитов базировался на ячмене, из расчёта почти 50 литров на двоих на 20 дней. Ели сыр, лук, солёное мясо. Было с собой и вино, но не для увеселений и как своего рода обеззараживающее – вином разбавляли воду. Еда переносилась в заплечном мешке.

Ксенофонт упоминает, что войску как-то не хватило средств на покупку ячменя, пришлось питаться мясом, что вызвало неудовольствие гоплитов, лишённых традиционных блюд. Ячмень, как правило, носили в перемолотом заранее виде, чтобы не заниматься этим на марше или в лагере.

Войско сопровождал обоз, везший, кроме шанцевого инструмента, медикаменты, точила для оружия, запасные древки для копий, ремни и многое другое. За снаряжение гоплитов отвечали их командиры. В обозе ехали кожевенники, кузнецы, плотники. Они не ходили в бой, но обеспечивали боеспособность контингента.

Задолго до Адама Смита

Древнегреческие мыслители не жаловали будничную хозяйственную деятельность. Аристотель, называя её «хрематистикой», презирал и считал уделом низших. В идеальном государстве Платона вообще не было места торговцам и ремесленникам.

А вот Ксенофонт, будучи прагматиком, уделял этой стороне жизни должное внимание. Он и стал первым в истории цивилизации экономистом, собственно, ему принадлежит честь введения этого термина в оборот.

Труд Ксенофонта назывался «Экономика» (др.-греч. Οἰκονομικός) или «Домострой», под экономикой Ксенофонт понимал именно искусство ведения домохозяйства. Текст создан в 399 г. до н. э. Трактат представляет диалог Сократа и состоятельного жителя Афин Критобула как и положено по тогдашним правилам изложения мыслителем своей позиции.

Рабство в Древней Аттике — обыкновение и господствующая форма создания прибавочной стоимости. Соотношение свободных и рабов в Греции составляло 1: 3. У самой бедной семьи был хотя бы один раб. Крупные рабовладельцы мыслились как единое целое, выполняющее в общине/полисе роль «добровольной стражи», полагал Ксенофонт.

Его внимание к домоводству не было праздным. Жить и управлять полисом могли не просто свободные, но зажиточные греки. Пролетариев не было – их изгоняли из полиса. Диодором описано, как в 322 до н.э. 12 000 афинян, чьё имущество стоило меньше 2 тысяч драхм, выслали из Аттики. В начале V века до н.э. небольшой дом в Афинах стоит 2000 – 3000 драхм, ездовая лошадь – 1200 драхм, усадьба за городом обошлась бы в 2000 — 6000 драхм. Примерно столько ко же составляло приданое за дочерью зажиточного афинянина.

Поэтому понятно внимание, которое Ксенофонт уделяет консультациям по содержанию домовладения.



Базой экономики рабовладельческого строя Ксенофонт называет земледелие, оно же — наиболее достойное занятие. А вот ремесло больше к лицу рабу. Торговые операции приемлемы для гражданина, но почёта в них мало. Интересно, трапезитами (банкирами) в Греции были, как правило, вольноотпущенники или чужеземцы, чья социальная значимость не высока по определению.

В домохозяйство, по Ксенофонту, входят не только дом и имущество вне его, но и отрицательные блага – любовниц и врагов. И рачительный хозяин должен и врага использовать себе во благо, полагает Ксенофонт.

В «Экономике» он создаёт концепцию правильной семьи и порядочной жены. Сыновья представляли особую ценность, именно мужчинам дано поддерживать духовную связь с предками. Цель — рождение детей для приобретения себе кормильцев на старость и для продолжения рода. Принося жертвы, потомство обеспечивают предкам благополучие и бессмертие в Аиде.

Поступление материальных благ и финансов обеспечивает муж, расходами распоряжается жена. Если она действует правильно, хозяйство процветает, плохо – состояние уменьшается. Ксенофонт уверен, что большинство жён разоряет хозяйство неправильными решениями.

Ксенофонт стал первым, кто поднял тему разделения труда для увеличения эффективности. Он же первым указал на взаимосвязь между развитием разделения труда и рынком: от объёма рынка зависело разделение профессий.



Для рабовладельца и землевладельца, полагал Ксенофонт, приличным является управлением имением и эксплуатация рабов, физического труда необходимо избегать. Главное в хозяйствовании – умение распоряжаться ресурсами, ценностями, имуществом. Этому нужно учиться, тогда получишь доход, а не убыток.

Ценность производимого Ксенофонт ставил в зависимость от полезности, а цена непосредственно объяснялась движением спроса и предложения.

Отметился Ксенофонт и на ниве макроэкономических исследований. Он написал «Лакедемонскую политию» об устройстве и экономике Спарты, «Доходы города Афин».
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти