МиГ-35. А в Индию-то зачем?

Недавно в рубрике «Новости» на «ВО» появилось короткое сообщение, смысл которого великолепно отражало его же название: «Россия готова передать Индии технологии производства истребителей МиГ-35». Если чуть более развернуто: И. Тарасенко, занимающий пост вице-президента ОАК по военно-техническому сотрудничеству, заявил, что в случае, если РФ выиграет тендер на 110 самолетов, объявленный Индией, то российская сторона готова будет передать технологии и документацию для производства истребителя МиГ-35 на индийской территории.

Новость эта была воспринята уважаемыми читателями ВО весьма неоднозначно: стоит ли ради круглой суммы денег (а стоимость контракта с победителем вполне может достигнуть 17-18 млрд. долл.) передавать индусам технологии производства новейшего истребителя поколения 4++? Вопрос, конечно, интересный, и в предлагаемой статье мы попытаемся ответить на него.


Но для начала давайте вспомним историю индийского тендера на 100 с лишним легких истребителей: разумеется, очень коротко, потому что от детального ее описания заскучают, пожалуй, даже отъявленные ценители мексиканских телесериалов.

Итак, давным-давно, когда дискеты были большими, а мониторы – маленькими, а молодой и полный сил Владимир Владимирович Путин только разбирался еще с многочисленными обязанностями Президента Российской Федерации… В общем, в 2000 году в Индии родилась идея безо всякого тендера купить 126 французских истребителей «Мираж 2000».



Почему именно «Миражи»? Дело в том, что на тот момент это были самые современные и к тому же многофункциональные истребители индийских ВВС, которые годом ранее отлично зарекомендовали себя в ходе конфликта с Пакистаном (Каргил). Су-30МКИ тогда у индийцев еще не было, первые машины этого типа поступили к ним только в 2002 г., зато в большом количестве имелись устаревшие, в общем, «Ягуары», МиГ-21 и МиГ-27, которые требовали замены. В общем, приобретение большой партии «Миражей 2000» позволяло обновить парк ВВС превосходными на тот момент машинами, и выглядело вполне разумно.

Но законодательство Индии не допускало закупки без тендера, и в 2002 г. индусы все-таки поставили дело обновления своих ВВС на конкурсную основу. Впрочем, на тот момент это вроде бы не грозило ничем кошмарным, потому что условия тендера были прописаны строго под «Мираж 2000». Увы, далее началась политика: сперва вмешались американцы, с которыми на тот момент Индия пыталась как-то подружиться. США попытались продвинуть F/A-18EF «Супер Хорнет», так что условия тендера были переписаны так, чтобы в нем могли принять участие также и двухдвигательные самолеты. И, конечно же, сразу от желающих не стало отбоя, потому что свои машины предложили тут же «Тайфуны» и МиГ-29, а затем подключились и «Грипены» с F-16.

В принципе, все это было не так уж плохо, и никак не могло помешать своевременному обновлению парка ВВС «Страны слонов, коров и храмов», но тут пытливый индийский ум родил еще одно интересное условие: теперь, согласно условиям тендера, победитель должен был поставить только 18 самолетов, а остальные 108 должны быть по лицензии произведены в Индии. Затем в дело вступила индийская бюрократия, которая, как известно, вполне может победить в мировой номинации «самая неторопливая бюрократия в мире». Запрос на предоставление коммерческих предложений был разослан только в 2007 г., а юмор ситуации заключался в том, что именно в этом году самолет, с которого, собственно, началась эта история, тихо почил в бозе. Как раз в 2007 г. французы прекратили производство «Мираж 2000» и даже демонтировали его производственную линию, так что приобрести его стало решительно невозможно.

Однако же индусы совершенно не расстраивались. Дело в том, что, как известно, Индия всячески стремится к развитию собственной научной и промышленной базы, и лицензионное производство – один из очень хороших способов достичь прогресса в обоих направлениях. В ноябре 2004 г. ВВС Индии получили 2 первых Су-30МКИ, собранные на индийском предприятии HAL, причем проект лицензионного производства реализовывался поэтапно, доля производящихся в Индии комплектующих постепенно росла. То есть индусы на своем личном опыте видели, что с русскими это возможно, а если так, то с чего бы им делать послабления каким-то другим нациям? Они и не делали, но такое, в общем, необычное требование, конечно, затягивало конкурс сверх всякой меры. Так, индусы долгое время «присматривались» к американскому «Супер Хорнету» — в принципе, их интерес вполне понятен, потому что машина хорошая, но американцы совершенно не готовы были налаживать лицензионное производство своих «суперов» в Индии.



Что же до отечественных машин, то, к сожалению, России нечего было предложить индусам. Дело в том, что из всех отечественных самолетов, условиям индийского тендера, (по крайней мере – теоретически) соответствовал только МиГ-35. Однако на тот момент он существовал только в виде «концептуально-экспериментального прототипа опытной модели», а индусам вовсе не хотелось ждать, пока мы сможем довести его до ума. В общем, налицо была классическая особенность любой бюрократии мира – она сама с принятием решения может тянуть до бесконечности, но от исполнителей ожидает моментального исполнения всех своих требований. Впрочем, трудно было упрекнуть индусов в том, что они хотят получить самолет, который уже находится «на крыле» и избавлен от всех детских болезней.

В итоге в финал конкурса тендера MMRCA попали французский «Рафаль» и европейский «Тайфун», и в 2012 г., наконец-то определился победитель: им стал «Рафаль». Казалось, вот теперь-то все будет хорошо, но…

В сущности, океанский лайнер под названием «Индийский «Рафаль» разбился вдребезги и пошел ко дну в результате столкновения с двумя скалами. Первая скала – это индийская культура производства. Когда утонченные французские инженеры осмотрели условия, в которых планировалось создавать их замечательные (кроме шуток!) истребители, то они (инженеры, а не истребители) пришли в изумленное состояние и ответственно заявили, что в подобных условиях гарантировать французское качество решительно невозможно. Индийцы же вовсе не собирались брать подобные риски на себя – они-то как раз и хотели, чтобы иностранные специалисты помогли им выйти на соответствующий уровень. Французы же браться за такую сверхзадачу решительно не хотели, и настойчиво предлагали либо купить у них готовые изделия, либо же пусть Индия строит «Рафали» лицензионно, но исключительно на свой страх и риск. Естественно, индусов такой подход не устроил.




Вторая «скала» — это стоимость контракта. Безусловно, «Рафаль» — превосходный самолет и грозный воздушный боец, но… в общем, традиционное французское качество стоило баснословно дорого. В начале 2000-х индусы опасались, что стоимость контракта может дорасти до 4,5 млрд. долл., к моменту заключения договора на «Рафали» в 2012 г. она составляла 10,5 млрд. долл., но это совершенно не устраивало французскую сторону, которая после консультаций и уточнения индийских требований выкатили баснословные 20 млрд. долл. Это сразу же сделало тендер MMRCA «матерью всех тендеров»: правда, есть стойкое ощущение, что индийцы при этом про себя поминали другую маму.

А темпы роста индийской экономики в это время, как назло, стали замедляться, да еще и вмешался внутриполитический фактор. В Индии в начале 2013 г началась кампания по переизбранию парламента, а там крупные «забугорные» контракты обычно используются для того, чтобы обвинить заключившую их строну в продажности и коррупции. Сделать это было бы тем более легко, что лицензионные Су-30МКИ обходились индийцам много дешевле – так, уже позднее, в 2016 г., компания HAL предлагала построить 40 «сушек» дополнительно и просила за это 2,5 млрд. долл.- то есть за 20 млрд., вместо 126 «Рафалей» можно было получить по меньшей мере 200 Су-30МКИ, которые демонстрировали великолепные результаты и очень нравились индийским ВВС.

В результате дела индийского тендера опять оказались в руках известных институтов «НИИ Шатко НИИ Валко» до самого конца 2015 г, когда закончились выборы в индийский парламент, причем за это время к какому-то консенсусу, устраивающими обе стороны, индийцам с французами прийти не удалось. Но и затем прошло еще сколько-то времени, прежде чем сторонам пришлось признать очевидный крах контракта. Тогда индийцам и французам не оставалось ничего другого, как вежливо разойтись – индийцы заключили контракт на поставку 36 «Рафалей» французского производства, что позволило сохранить лицо всем участвующим сторонам, а индийским ВВС – сравнительно быстро получить две эскадрильи первоклассных боевых самолетов.

Но что делать дальше? В составе индийских военно-воздушных сил, наряду с 250 вполне современными Су-30МКИ, 60 пожилыми, но бодрыми МиГ-29 и полусотней весьма неплохих «Миражей 2000», все еще находятся 370 таких раритетов как МиГ-21 и 27, а также «Ягуар». Есть еще сотня исконно индийских «Теджасов», но, говоря откровенно, это не усиление индийских ВВС, а поддержка индийского производителя. Кроме того, к 2020 году закончится программа лицензионного производства Су-30МКИ у компании HAL, а на производство «Рафалей» сел слон (или как там у индийцев звучит эвфемизм «накрылся медным тазом»?). И что же теперь, устраивать конверсию, перейдя на выпуск сковородок?

В общем, очевидно, что Индии очень, ну просто очень нужен партнер, который возьмется налаживать лицензионное авиапроизводство на индийских мощностях, взамен завершившейся программы Су-30МКИ. А где его взять? С США и Европой Индия на эту тему флиртовала аж с 2007 г, не добившись при этом никакого результата.

И тут на сцену вновь выходит Россия. Снова представляется МиГ-35, но теперь это уже не «экспериментальный прототип», а вполне себе реальная машина, которую (какие мы молодцы!) уже закупают наши родные ВКС.



Почему это выгодно для Индии?

Потому что им нужен легкий истребитель. Правда, положа руку на сердце, МиГ-35 никакой не легкий, скорее, это некая промежуточная модель между легким и тяжелым многофункциональными истребителями. Но дело в том, что под словом «легкий» обычно понимается не нормальный или там максимальный взлетный вес машины, а ее стоимость. И вот тут-то МиГ-35 действительно «легкий» истребитель, потому что его продажная цена совершенно не поражает воображения. Тем более, что этот самолет открытой архитектуры, и позволяет «воткнуть» в него самое разное оборудование, в результате чего возможно строительство как весьма бюджетных модификаций, так и более дорогих, но и технически продвинутых боевых самолетов.

А какой «легкий» истребитель нужен Индии? Не будем забывать, что индийцы пока вовсе не пытаются противопоставлять себя США и НАТО: их основными противниками выступают Пакистан и Китай.

Чем располагают ВВС Пакистана? Некоторым количеством «Миражей» и F-16, сейчас анонсируется массовое строительство Ченду FC-1 «Сяолун», плод совместных усилий китайских и пакистанских авиаинженеров. Страшшшный самолет, чей нормальный взлетный вес составляет аж 9 тонн... Будем откровенным – эта поделка не дотягивает даже до 4-го поколения, и, очевидно, не может составить никакой конкуренции МиГ-35 даже самой бюджетной модификации.



Что же до Китая, то его ВВС, конечно, значительно интереснее уже хотя бы тем, что этот наш неугомонный сосед имеет почти 400 тяжелых истребителей, по большей части, конечно, «не совсем лицензионных» копий Су-27. Но все же, во-первых, по-настоящему современных самолетов у них не так уж и много – 14 Су-35 и около сотни Су-30 различных модификаций. А во-вторых, все-таки это головная боль индийских воинов, пилотирующих Су-30МКИ, в то время как более легкие индийские истребители должны задумываться о противостоянии совершенно иному противнику – 323 машинам Ченду J-10 А/В/S.



Это значительно более грозный самолет, чем пакистанский «Сяолун». В создании J-10 участвовали российские консультанты из ЦАГИ и МиГ, на них используются двигатели компании НПО «Сатурн» российского и китайского производства. Кроме того, китайцы воспользовались наработками Израиля, выкупив материалы по истребителю «Лави».

J-10 представляет собой многофункциональный истребитель, максимальной взлетной массой 19 277 кг, способный развивать скорость 2М. В качестве двигателя используется отечественный АЛ-31ФН или его китайский аналог. Конечно, самолет отличается не слишком высокой тяговооруженностью: при нормальной взлетной массе в 18 т двигатель на форсаже развивает 12 700 кгс, в то время как МиГ-35 с его 18,5 т – 18 000 кгс, но все же по отдельным характеристикам J-10 сопоставим с МиГ-29М. А кое в чем, возможно, даже и превосходит его – так, например, на J-10 в модификации В устанавливается бортовая РЛС с АФАР. Количество самолетов также внушает уважение, тем более что нет никаких данных о том, что Поднебесная прекратила выпуск J-10 для собственных ВВС.

В общем, китайцы при некоторой помощи иностранных специалистов смогли создать весьма неплохой самолет. Тем не менее, и вне всяких сомнений, МиГ-35 вполне способен пересчитать лонжероны этому китайскому Ченду, так что оснащение ими ВВС Индии выглядит адекватным ответом на китайские авиапрограммы.

Соответственно, можно констатировать, что по совокупности боевых качеств, а также с учетом стоимости и реалистичности лицензионного производства, МиГ-35 полностью соответствует пожеланиям индийцев и оставляет далеко позади своих американских и европейских конкурентов. Повторюсь еще раз – речь идет не о том, что МиГ-35 «всемогущий и не имеющий аналогов в мире» самолет, а именно о соотношении «цена/качество» с поправкой на готовность российской стороны налаживать его производство в Индии.

Почему это выгодно для нас?

Дело в том, что, конкуренция – превосходный двигатель прогресса. При Иосифе Виссарионовиче Сталине, да и позднее в СССР это превосходно понимали, а потому за право обеспечивать родные ВВС истребителями конкурировали минимум 3 ОКБ – в годы позднего СССР это были Су, МиГ и Як.

Так вот, в период победившего капитализма все «плюшки» достались «Сухому». Не будем спорить, правильно это было, или нет, но факт есть факт – ОКБ Яковлева как создатель истребителей просто умерло, а МиГ оказалось буквально в двух шагах от гибели. В сущности, ОКБ МиГ вытащил «с того света» индийский заказ на палубные истребители.

Но гибели этого ОКБ мы допустить никак не можем, потомки нам этого не простят. И дело тут не в том, что МиГ делали какие-то особо хорошие самолеты, а в том, что, оставшись в одиночестве, ОКБ «Сухого» быстро нагуляет жирок и перестанет делать по-настоящему конкурентоспособную авиатехнику, собственно, первые «намеки» на это уже есть. И, скажем прямо, включение ОКБ «МиГ» и «Сухого» в одну корпорацию только усугубляло проблему: ну кто же позволит всерьез конкурировать двум ОКБ в рамках одной структуры?! Автор настоящей статьи предполагал, что события будут развиваться по худшему сценарию: «Сухой» заберет себе самые интересные заказы, оставив МиГ с какими-нибудь БПЛА… и в итоге от легендарного некогда ОКБ в итоге останется одна только вывеска на головном офисе.

Так вот – индийский контракт на лицензионное производство МиГ-35 позволят РСК «МиГ» продержаться еще как минимум десятилетие, а скорее и больше, сохраняя способности и умения проектировать современные многофункциональные истребители. И сохранит для России потенциального конкурента ОКБ «Сухого» в столь важной для страны области. Понятно, что сегодняшнее руководство не сможет воспользоваться этим ресурсом, но все равно: ценность сохранения РСК «МиГ» как создателя многофункциональных истребителей… невозможно выразить ни словами, ни миллиардами долларов.



Хорошо, наша выгода понятна, но что мы теряем, передавая технологии производства МиГ-35 Индии? Как ни странно, это может прозвучать – ничего. То есть – ну вот абсолютно ничего!

Давайте зададим себе вопрос – что потеряла РФ, организовав лицензионное производство Су-30МКИ в Индии? Напомню, первые самолеты компании HAL вошли в строй в 2004 г. На тот момент – новейшие самолеты, обладающие такими не имеющими аналогов в мире агрегатами, как, например, двигатели с всеракурсным вектором тяги. Напомню, что на знаменитом F-22 вектор тяги был управляемым, но отнюдь не всеракурсным. И что?

Да ничего. В отличие от китайцев, индусы проявили себя как партнеры, заслуживающие всяческого доверия, и никуда из Индии наши двигатели не ушли. Индусов можно упрекать во многом: это и своеобразная манера торговаться, и медлительность в принятии решений, и много чего еще – но вот в том, что они допустили утечку наших секретов, упрекнуть их решительно невозможно. Быть может, в том числе и потому, что они отлично понимают: если вздумают разбазаривать чужие секреты, то кто же тогда станет делиться ими? Но нам-то что до мотивов Индии, нам важен результат. А он заключается в том, что мы уже третье десятилетие осуществляем поставки новейшей техники в Индию, и до сих пор ее секреты не всплыли ни в каких иных странах, а сами индийцы так и не скопировали сложные системы поставляемых нами вооружений с тем, чтобы выпускать их под своей маркой.

Кроме того, не нужно забывать – при всех своих плюсах, МиГ-35 – это всего лишь поколение 4++, в основе которого все-таки лежат технологии вчерашнего дня. Конечно, и в этом самолете есть много чего интересного, но все-таки он уже не находится на острие научно-технического прогресса.

Так вот, резюмируя вышесказанное: если все же мы выиграем этот тендер, то это будет одной из лучших новостей за последнюю пятилетку, которой однозначно стоит порадоваться от души.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

110 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти