Территориальная оборона по-украински: миф или реальность?

Несмотря на то, что военный конфликт на Донбассе длится уже не первый год, «наращивать мышцы» Украина начинает только сейчас. Речь идет о создании подразделений территориальной обороны (ТРО).

Территориальная оборона по-украински: миф или реальность?



Нужна ли государству территориальная оборона, в какой форме данная модель действует в европейских государствах и по каким причинам украинские мужчины, в частности, участники антитеррористической операции, не спешат подписать контракты на прохождение воинской службы? Все эти вопросы требуют ответов.

В первую очередь следует отметить, что не далее как месяц назад на рассмотрении украинского парламента находился законопроект о реорганизации украинских военкоматов и переименовании их в «территориальные центры комплектования и социальной поддержки». Но данный законопроект не набрал необходимого количества голосов. Ситуацию даже не смогли исправить многочисленные консультации в ходе незапланированного перерыва. И, как отмечают эксперты, непринятие этого закона вполне может привести к невозможности усовершенствования модели территориальной обороны, завязанной на комиссариатах напрямую.

Начало 2019 года было отмечено принятием определенных организационных решений, направленных на переход к бригадной структуре модели территориальной обороны. Командование Сухопутных войск Украины, таким образом, провело ряд организационных мероприятий, которые предусматривают организацию в каждой административно-территориальной единице украинского государства подразделений территориальной обороны (бригад) как структурных составляющих украинской армии.

Как отмечает представитель командования Сухопутных войск украинской армии и теробороны Андрей Бевзюк, именно за счет организации подразделений территориальной обороны, привлечения и подготовки патриотически мотивированных людей можно надеяться на организацию в Украине безопасности и гарантии мирной жизни, а кроме того, существенно повысить обороноспособность страны.

Предполагается, что в состав бригад будут призываться резервисты второй очереди. С целью своевременного развертывания подразделений территориальной обороны предусматривается организация кадровых отделов управления таких воинских частей, которые будут подчиняться военным комиссариатам районов или областей, в которых они находятся.

Следует отметить, что в Украине до этого времени уже существовали общественные структуры, которые объединяли людей, готовых в случае необходимости взяться за оружие и защищать страну. Одной из таких организаций является «Украинский легион». Создана она была в 2014 году несколькими бывшими офицерами. Активную поддержку организации оказывала Ассоциация владельцев оружия. После того как были проведены первые пробные занятия, началось формирование программы подготовки и определение основных целей организации: проведение военного обучения для всех желающих и оказание содействия структуре территориальной обороны государства.

Начальный месячный курс в «Украинском легионе» могут пройти все желающие, не указывая при этом даже своего подлинного имени. Занятия по теории проводятся дважды в неделю, а в выходные – одно занятие по практике. Такие занятия сродни школьному курсу начальной военной подготовки: поскольку даются общие сведения об украинских вооруженных силах и их функционировании, о применении уставов и т.д.

На протяжении этого курса людей учат всему тому, с чем они могут столкнуться в условиях армии. Это стандартная тактика действий в составе небольших групп, простейшие навыки оказания медицинской помощи в условиях боя, обращение с оружием. По словам главы «Украинского легиона» Алексея Санникова, на данном этапе не имеет никакого смысла обучать каким-то серьезным практикам, взятым в американских военных уставных документах или израильском ЦАХАЛе.

По окончании вводного курса все те, кто хочет продолжить подготовку, могут стать членом организации. Однако на этом этапе требования к кандидатам уже гораздо более жесткие. Ни о какой анонимности не может быть и речи. Кандидатов тщательно проверяют, информация о них ищется в интернете и социальных сетях. Если кандидатура после проверки не вызывает никаких сомнений, человек становится членом «Украинского легиона» и получает возможность приступить к более серьезному обучению: знакомится с некоторыми из основных задач территориальной обороны – обучается работать на блокпостах и изучает тактики ведения боя в условиях города.

Сам глава организации эту подготовку прошел еще в 2014 году, хотя до того времени даже представить себе не мог, что когда-нибудь в жизни ему придется иметь отношение к военному делу. За плечами у Санникова была лишь военная кафедра университета, по окончании которой он получил и звание офицера. Оно пригодилось ему в организации. Пройдя вводный курс, Санников был назначен командиром учебного подразделения, позже он стал заместителем главы «Легиона», а затем и руководителем.

За весь период, пока существует организация, подготовку в ней прошли порядка четырех тысяч человек. Основу «Легиона» составляют 300-400 человек, которые живут в Харькове, Львове и Киеве, где у организации имеются свои филиалы.

С момента основания организации ее руководство отдавало себе отчет в том, что необходима координированная работа с армией для максимально эффективного содействия территориальной обороне. Поэтому был установлен контакт с украинскими военными и было предложено в сотрудничестве ориентироваться на Эстонию, где действует добровольческое подразделение обороны «Кайтселийт».


Несмотря на то, что данное подразделение является структурной частью эстонских вооруженных сил, это все же общественная организация, курсанты которой проходят обучение под руководством армейских инструкторов, получают стрелковое вооружение и снаряжение (в том числе бронежилеты, внедорожники, каски), а государство обеспечивает необходимое финансирование. Таким образом, подразделение способно быстро и эффективно реагировать на угрозы в течение нескольких часов, поскольку каждый боец имеет все необходимое. И единственное, что нужно, – это объединиться в группы и приступить к активным действиям. Основное задание таких подразделений заключается в том, чтобы выиграть определенное время, необходимое для мобилизации регулярной армии.

Впрочем, в украинском случае эффективного сотрудничества не вышло. Военные не получили прямых указаний сверху. Когда в 2014-2015 годах был опубликован указ президента о создании ТРО, пытались привлекать население в подразделения территориальной обороны, сотрудничая с военными комиссариатами, однако, как оказалось, нормативная база и все документы в военкоматах писались для мирного времени, несмотря на фактический военный конфликт. По этим документам военные чиновники и работали.

В 2014 году те «легионеры», кто не отправился в зону проведения военных действий, решили войти в состав подразделений территориальной обороны при военных комиссариатах, которые предполагалось формировать по советским стандартам. В том случае, если бы в стране было объявлено военное положение, на эти подразделения возлагалось выполнение второстепенных задач, «облегчающих жизнь» Национальной гвардии и регулярной армии: обеспечение охраны объектов и ведение патрулирования. После получения документов и попыток связаться с теми, кто был в списках военного резерва, оказалось, что территориальная оборона, организованная через военные комиссариаты, была бумажной, и живых людей в ней почти не было.

Все дело в том, что большинство резервистов когда-то стояли на учете в военных комиссариатах, однако многие переехали, мигрировали или просто умерли. Поэтому определить актуальность базы оказалось просто невозможным. И, как оказалось, подобное положение вещей может привести к очень печальным последствиям. Примером тому может служить Мариуполь. Когда летом 2014 года в надежде на формирование отрядов теробороны было доставлено оружие, оказалось, что набирать некого, поскольку после того как обзвонили всех резервистов, ответило 40 человек, на пункт сбора прибыло полтора десятка, а оружие в руки взяли всего трое. Именно так, по словам Санникова, выглядит территориальная оборона, организованная на бумаге.

В конечном итоге большинство «легионеров» разочаровалось, столкнувшись с бюрократической системой.

На сегодняшний день в мире действует несколько действенных структур теробороны. В процессе разработки своей структуры Украина в качестве ориентира взяла балтийские страны и Швейцарию, где каждый человек — это резервист, по первому сигналу готовый пополнить воинские подразделения.

Ту систему территориальной обороны, которую начали формировать на Украине, можно проанализировать на примере столицы. Уже почти год в Киеве существует бригадное подразделение территориальной обороны, в состав которой входит 6 батальонов. Комплектация подразделения возложена на военные комиссариаты. В составе бригады, согласно списку, – четыре тысячи человек. Если верить документам, бригада укомплектована полностью, однако ее руководство понимает, что в действительности ситуация значительно хуже. По этой причине на данный момент главная задача сводится к тому, чтобы убедиться в том, что все люди из списка реально существуют, понимают суть теробороны и могут по первому звонку прибыть в пункты прохождения подготовки (один раз в год, одна-две недели).

С теми, кто представлен в списках, в идеале должен быть заключен контракт на резервную службу на 3 года. Тогда человеку начисляются выплаты, а в штабе появляется подлинная информация о наличии людей в подразделениях. Такая модель в сложившихся условиях наиболее оптимальна, поскольку многие, кто ранее был готов к территориальной обороне, позже передумал. А подписание контракта автоматически будет означать, что на человека можно рассчитывать.

В настоящее время подписано всего около 5 процентов всех контрактов. Предполагается, что к концу года этот показатель увеличится до 30 процентов, а в 2020 году должны быть закрыты все 100 процентов. С одной стороны, работа в данном направлении началась совсем недавно, поэтому ничего удивительного в низких показателях, на первый взгляд, вроде и нет. Однако основная причина кроется совершенно в другом – люди потеряли доверие к военному руководству. Только в Киеве живет около 27 тысяч участников АТО, обладающих нужными навыками и достаточным боевым опытом. Логично было бы предположить, что именно эти люди должны составить основу территориальной обороны и без особых усилий закрыть все 100% в списке. Однако на практике большая часть их имеет больших сомнений в эффективности предлагаемой структуры территориальной обороны и в том, что такими подразделениями не начнут закрывать «дырки» в зоне проведения боевых действий.

И для таких сомнений имеются вполне оправданные причины. Дело в том, что в 2014 году киевское подразделение теробороны практически сразу после образования было отправлено в зону проведения АТО, хотя это шло вразрез с самой сутью модели.

Поэтому сегодня основная задача, как отмечают украинские спикеры сводится к необходимости убедить украинцев, что тероборона – это почетно, а не страшно, что это реальная необходимость в условиях постоянной угрозы эскалации конфликта. Но подобные уговоры, скорее всего, не очень убедительны. Так, например, осенью прошлого года, по словам полковника Сергея Клявлина, военного комиссара Киева, на срочную военную службу было всего призвано около 50% призывников от плана. А явка лиц приписного состава и призывников на призывные участки была очень низкая и составляла всего 8%. По мнению украинского военного чиновника, основная причина низкой явки — это общее довольно негативное отношение к службе в украинской армии и снижение патриотических настроений.

Проблема заключается еще и в отсутствии у кадровых военных необходимых навыков для эффективной работы с гражданским населением, поэтому они и не справляются с задачей убеждения людей вступать в подразделения теробороны. Да и у самих военных проблем более чем достаточно. Техника и вооружение нуждается в постоянном обновлении, а финансирования нет. Поэтому выделение денежных средств на создание системы территориальной обороны не принято считать первостепенной задачей.

Большие трудности возникают и с работодателями, которые, боясь потерять сотрудников на длительное время, всячески препятствуют желанию людей записаться в подразделения теробороны.

По словам Сергея Клявлина, проблема решится, если работодатели будут привлекаться к административной ответственности за создание препятствий подобного рода. В любом случае до тех пор, пока в Украине не будет соответствующего официального закона о теробороне, и речи быть не может ни о какой системной работе.

Один из важнейших вопросов, который нужно решить в документе о ТРО, — это оружие. В большинстве стран, где существуют эффективные модели теробороны, бойцы получают на руки все необходимое боевое снаряжение, в том числе и стрелковое оружие. Но украинское военное и политическое руководство сомневается в том, что подобное целесообразно в условиях украинской действительности, поскольку опасается роста преступности...

Однако даже руководство «Украинского легиона» убеждено в том, что это – всего лишь отговорки, поскольку преступлений, совершаемых с использованием легального огнестрельного оружия, совершается сравнительно немного. По мнению Санникова, руководство страны просто опасается вооружать население, поскольку имеет сомнения относительно его лояльного отношения.

По словам военных чиновников, они полностью готовы к диалогу, предлагая всем общественным структурам, заинтересованным в создании территориальной обороны, принять участие в разработке законопроекта, который дал бы возможность сформировать наиболее действенную систему ТРО.

Использованы материалы:
https://focus.ua/opinions/419746-neboevoe-razvertyvanie-pochemu-ukraine-srochno-nuzhna-effektivnaya-territorialnaya-oborona.html
https://focus.ua/ukraine/419737-voenkomaty-v-ukraine-reformirovat-poka-ne-budut.html
http://argumentua.com/stati/territorialnaya-oborona-ukrainy-skoree-mif-chem-shchit
https://www.rbc.ua/rus/news/minoborony-rasskazali-formirovanii-brigad-1545401416.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти