Ответ москитного флота КНР на бесчинства США близ спорных островов. JARI-USV — не игрушка

На фоне громогласного заявления экс-командующего Сухопутными войсками США в Европе, генерал-лейтенанта Бена Ходжеса об огромной вероятности возникновения масштабного военного конфликта между США и Поднебесной в ближайшее десятилетие, а также непрекращающихся провокационных действий 7-го оперативного флота ВМС США в исключительной экономической зоне КНР, заключающихся в нарушении эсминцами УРО класса «Arleigh Burke» 12-мильной границы территориальных вод Китая вокруг спорных Парасельских островов и архипелага Спратли, любые новости о выработке командованием НОАК новых концепций противодействия противнику в Южно-Китайском уже давно не преподносятся ведущими СМИ как из ряда вон выходящие события.




И в этом нет абсолютно ничего удивительного, ведь хорошо известная в Юго-Восточной Азии и всём Индо-Азиатско-Тихоокеанском регионе «9-пунктирная линия» (включая дальние подступы: юго-восточную часть Бенгальского залива, море Сулавеси и Филиппинское море) с первой половины второго десятилетия XXI века оказалась в радиусе действия десятков уникальных противокорабельных баллистических ракет DF-21D, способных при массированном применении прорвать «противоракетный зонтик», сформированный даже несколькими АУГ Военно-морских сил США.

Жирную точку в этом вопросе поставили такие шаги Пекина, как: дополнительное развёртывание на спорных островах береговых противокорабельных комплексов, оснащённых дозвуковыми ПКР YJ-62C с дальностью более 400 км и сверхзвуковыми 3—3,5-маховыми ПКР YJ-12 с радиусом действия от 150 до 250 км (в зависимости от профиля полёта), придание начальной боевой готовности малозаметным сверхзвуковым ПКР YJ-18A (поступили на вооружение ЭМ Type 052D) c дальностью в 530 км, а также переброска на спорные архипелаги зенитно-ракетных комплексов дальнего радиуса действия HQ-9B, сформировавших в воздушном пространстве над большей частью исключительной экономической зоны Китая в «Бьен Донге» мощный противовоздушный рубеж «A2/AD», способный в одночасье перекрыть кислород всем разведывательным миссиям противолодочных самолётов P-8A «Poseidon». Между тем необходимо понимать, что на сегодняшний день оперативное развёртывание вышеуказанных средств является лишь превентивной мерой в ответ на расширение присутствия в Южно-Китайском море ВМС США. Следовательно, их полноценное боевое применение может быть осуществлено лишь в случае эскалации высокоинтенсивного конфликта между КНР и США.

Нас же заинтересовал не менее интересный «козырь» китайского оборонно-промышленного комплекса — многофункциональный беспилотный боевой катер «JARI USV Multipurpose Unmanned Combat Boat». Основываясь на информации, предоставленной представителями 716-го НИИ при компании-разработчике «Shipbuilding and Offshore Internetional Company», можно сделать вывод, что в спектр выполняемых катером JARI USV миссий войдут:

— пресечение проникновения в территориальные воды КНР перспективных беспилотных надводных и подводных разведывательных и/или разведывательно-диверсионных аппаратов, состоящих на вооружении ВМС США;

— оказание отрезвляющего эффекта на экипажи американских эсминцев класса «Arleigh Burke» при попытке реализации последними провокационных действий близ территориальных вод Поднебесной;

— прикрытие надводных кораблей и катеров береговой охраны Китая от возможных ударов различными средствами воздушного нападения ВМС США в случае возникновения непредвиденных ситуаций, спровоцированных ростом военно-политической напряжённости в регионе.

Несмотря на тот факт, что во время интервью, взятого корреспондентом китайского телеканала CCTV+ у представителя 716-го НИИ в ходе 12-го Международного аэрокосмического салона «Airshow China 2018», обозревателям так и не была предоставлена точная информация относительно размещённого на борту 20-тонного JARI USV радиоэлектронного оборудования и вооружения, мы всё же смогли прояснить картину, ознакомившись с видеодемонстрацией и макетом передового концепта, предоставленными на всеобщее обозрение компанией «Shipbuilding and Offshore Internetional Company».



В частности, в качестве основного средства для нанесения ударов по поверхностным (береговым или надводным) целям применяются 8 компактных многоцелевых / противотанковых ракет семейства HJ-10, размещённых в 8 встроенных транспортно-пусковых контейнерах, распределённых между 2 универсальными вертикальными ПУ (по 4 ТПК в каждом) в носовом «оружейном банкете» катера. Таким образом, повторяется концепция американского малогабаритного тактического ракетного комплекса модульного типа SSMM Increment 1, оснащённого аналогичными ракетами AGM-114L-8 «Hellfire» (данный комплекс установлен на американском литоральном боевом корабле LCS-7 USS «Detroit»). Между тем китайские ракеты HJ-10, обладая заострёнными оптикопрозрачными обтекателями ТВ-/ИК-/ и полуактивной лазерной ГСН с меньшим аэродинамическим сопротивлением, по-видимому, обладают заметно более высокой (нежели у AGM-114L-8) скоростью полёта в 1,8—2М, что наделяет китайский вариант комплекса гораздо лучшими способностями по прорыву ПВО противника.

Очевидно, что 2 носовые ниши, изначально предназначенные для размещения УВПУ с ракетами HJ-10, могут быть легко адаптированы к интеграции ТПК с зенитными управляемыми ракетами KP-SAM «Shin-Gung», способными перехватывать большинство типов теплоконтрастных целей, включая ПКР «Гарпун», противокорабельную модификацию «Томагавка» — MST («Maritime Strike Tomahawk») и даже перспективную малозаметную ПКР AGM-158C LRASM. Располагает 15-метровый беспилотный катер JARI USV и «инструментом» для поражения приближающихся высокоманевренных и скоростных целей (катеров класса «Mk V» и SOC-R). Речь идёт о носовом ракетно-пулемётном боевом модуле, представленном спаренной ПУ с высокоскоростными ПТУРС, — аналогами российских 9М123 (с полуавтоматическим лазерным управлением), а также 12,7-мм пулемётом. Что касается ликвидации подводных угроз, то здесь речь идёт о 2 электрических 324-мм торпедах Yu-7, способных поражать подводные лодки противника на глубинах до 400 м и на удалении в 14 км: очень даже неплохой вариант для охоты за «Лос-Анджелесами» и ударными модификациями (SSGN) атомных субмарин класса «Огайо», тем более что прогнозируемая скорость катеров семейства JARI USV может достигнуть 42 узлов.

Управление всеми вышеуказанными средствами будет осуществляться либо в автономном режиме, либо посредством операторского терминала, синхронизированного с БИУС катера за счёт нескольких высокозащищённых радиоканалов обмена тактической информацией, телеметрией и видеоканала, предназначенного для получения видеоизображения от многодиапазонного оптико-электронного прицельного комплекса, размещённого на главной многогранной надстройке катера. Многофункциональная 4-сторонняя РЛС сантиметрового диапазона с активной ФАР, повторяющая архитектуру нашего радара «Полимент» (установлен на фрегатах пр. 22350), впервые в истории позволит малоразмерному беспилотному ракетному катеру выполнять функцию предоставления информации о воздушной обстановке на удалении более 100 км.

Источники информации:
http://nevskii-bastion.ru/missiles-yj-18-china/

https://flot.com/publications/books/shelf/reddragon/31/
https://army-news.ru/2018/01/aviaciya-protiv-tankov-chast-19/
http://nevskii-bastion.ru/ch-4-rainbow/
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=22137
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти