Проект 941 «Акула». Гордость отечественного подводного кораблестроения? Да!

Тяжелый ракетный подводный крейсер стратегического назначения (трпк СН) проекта 941 стал самой крупной подводной лодкой в истории. Оценки этого проекта противоположны: от гордости за созданное до «победы техники над здравым смыслом». При этом попыток объективного анализа проекта с учетом всех условий его создания и применения не было, при том, что в публикациях и литературе по нашему кораблестроению и развитию морских стратегических ядерных сил (МСЯС) имеют широкое хождение необоснованные и несправедливые оценки этого проека.


Трпк СН проекта 941. Фото: https://vpk-news.ru


«Претензии к проекту»

1. «Большие вес и размерность» баллистических ракет» трпк СН проекта 941.

Да, именно значительные массогабаритные характеристики баллистических ракет подводной лодки (БРПЛ) комплекса ракетного оружия (КРО) определили и облик всего проекта 941. Однако на момент начала работ по системе «Тайфун» с трпк СН проекта 941 и БРПЛ Р-39 комплекса Д-19 (индекс 3М65, код по договору СНВ «РСМ-52», по классификации НАТО — SS-N-20 Sturgeon) возможность создания жидкотопливной БРПЛ с характеристиками РСМ-54 (с наивысшим энергомассовым совершенством) ясна не была, это случилось уже гораздо позже, когда создание системы «Тайфун» уже шло полным ходом. Перед глазами был «американский пример» с его твердотопливными БРПЛ ПЛАРБ, обеспечивавшими серьезные эксплуатационные и боевые преимущества. Выбор в пользу твердого топлива для Д-19 был подкреплен в 1973г. аварией КРО на боевой службе рпк СН К-219 (погибшей из-за новой аварии КРО в 1986 г.).

Кроме того, вопрос применения твердого топлива для БРПЛ системы «Тайфун» ставился на самом высоком уровне директивно, была
«большая уверенность руководства ВПК, прежде всего в лице секретаря ЦК КПСС по оборонным вопросам Д. Ф. Устинова и председателя комиссии по военно-промышленным вопросам (ВПК) Л. В. Смирнова, что сможем создать твердотопливные ракеты не хуже американских»,

— писал заместитель главкома ВМФ по кораблестроению и вооружению адмирал Новоселов.

Как выяснилось в ходе разработки, эти надежды были «излишне оптимистичными», и проблема отставания нашего твердого топлива от американского (в первую очередь по важнейшей характеристике – удельному импульсу) так и не была решена до развала СССР. Соответственно, большая масса всех наших ракет на твердом топливе (существенно больше, чем у западных аналогов).

2. «Огромное водоизмещение» и большой запас плавучести трпк 941 проекта.

Проект 941 «Акула». Гордость отечественного подводного кораблестроения? Да!

РПК СН проекта 941 и 667Б. Фото: https://ansokolov39.livejournal.com

С учетом исходных данных и высоких требований к проекту (в первую очередь по шумности и количеству БРПЛ и боеголовок), принятое уникальное конструктивное решение по проекту 941 – «катамаран» из прочных корпусов, с отдельными отсеками торпедного комплекса, управления и приводов рулей, и размещения БРПЛ в 20 шахтах между прочными корпусами, оказалось единственно возможным и верным.


Строительство трпк СН проекта 941. Фото: http://forums.airbase.ru

Более того, объем прочных корпусов (надводное водоизмещение) ненамного превышал таковое у американского конкурента (ПЛАРБ «Огайо»), Широко распространенные «сведения» о якобы 48000 т полного подводного водоизмещения проекта 941 ложны, и реальное полное подводное водоизмещение «Акул» много меньше этих 48000 тонн. При этом значительный запас плавучести обеспечивал возможность взлома толстого льда.


Кроме того, при сравнении водоизмещения, приходящегося на одну боеголовку средней мощности, 941-й проект, имевший 20 БРПЛ с 10 боеголовками (разумеется, с учетом фактического полного водоизмещения, а не «мифических» 48.000 тонн) оказывается даже более экономичным, чем проект 667БДРМ (имевший 16 БРПЛ с 4 боеголовками).

В дальнейшем на первоначальных проработках рпк СН проекта 955 с КРО «Барк» (с близкой размерностью и массой к БРПЛ комплекса Д-19) вернулись к «классической схеме» ПЛАРБ, с размещение шахт в одном прочном корпусе, однако, с учетом построечных ограничений (в т.ч. по глубине канала в Северодвинске), это оказалось возможно только при сокращении числа БРПЛ до 12.



РПК СН проекта 955 с 12 БРПЛ «Барк» КРО Д-19УТТХ. Фото: http://forums.airbase.ru

С учетом имевшихся объективных исходных данных и условий, стоявших перед разработчиками (в первую очередь генеральным конструктором рпк СН Ковалевым С.Н.) принятые конструктивные решения по 941 проекту были единственно возможными.


Ковалев Сергей Никитич, генеральный конструктор стратегических подводных лодок, главный конструктор трпк СН проекта 941

При этом в ЦМКБ «Рубин» смогли обеспечить хорошую управляемость новой подлодки очень большого водоизмещения.

3. Якобы «плохая управляемость» проекта 941.

Ряд высказываний о якобы «плохой управляемости» проекта 941 не имеют ничего общего с реальностью. Интересно, что на начальном этапе разработки действительно существовали серьезные сомнения и опасения на этот счет. Однако все они были успешно и красиво решены, в т.ч. за счет упреждающего к созданию корабля отработки вопросов его управляемости на крупномасштабной модели «Лоцман» (практически сверхмалой ПЛ – тяжелым автономным НПА с цифровой системой управления). Разработка эта для тех лет была просто уникальной, и смогли ее успешно осуществить только специалисты и преподаватели Ленинградского кораблестроительного института

4. Якобы «крайне высокая стоимость» проекта.

Безусловно, стоимость трпк СН проекта 941 была значительной. Однако она вполне соответствовала аналогам, и ничего «эксклюзивного» или «очень дорогого» для 941 проекта по этой части не было. На жесткое ограничение стоимости трпк СН работала и очень высокая унификация по оборудованию с другими подлодками 3-го поколения, а КРО – значительная унификация по первой ступени с МБР для железнодорожных комплексов РВСН (БЖРК).

При этом, получив более эффективное решение (по критерию «эффективность — стоимость») в виде модернизированных рпк СН проекта 667БДРМ с БРПЛ РСМ-54, серия 941 была ограничена 6 кораблями
«по настоятельной просьбе руководства Минсудпрома в начале 1980-х гг. министр обороны Д. Ф. Устинов принял решение о строительстве седьмого корабля, хотя главком ВМФ и Генеральный штаб не считали необходимым увеличение серии, в начале 1985 г. строительство этого седьмого корабля было прекращено».


5. Якобы «высокая шумность» проекта.

Реальный же уровень шумности 941 был много ниже не только всех наших рпк СН (до 955 проекта), последние корпуса проекта 941 стали фактически сами малошумными атомоходами 3 поколения (при движении на малошумных ходах). Здесь уместно процитировать (с форума РПФ) офицеров-гидроакустиков 941 проекта:

«Малошумность «Акул» — это не легенды. И это не попытка защитить «честь мундира», а опыт работы. «Акула» до «СиВульфа» или «Огайо», естественно, не дотягивает. До «Лос-Анжелеса» дотягивает, почти, если бы не некоторые дискретные составляющие. При замерах шумности на спектре у некоторых корпусов наблюдались 1-2 дискреты. На последнем моем «пароходе» дискреты наблюдались один раз. Из-за сорванного лючка легкого корпуса. Устранили. Спектр без дискретных оставляющих. Приведенная шумность выше, чем у «Огайо», ниже, чем у «Лос-Анжелеса».
В середине 90-х в Белом море РТМ Аликова уцепился за нас. В процессе его слежения начали выяснять: каким образом ему удаётся следить за нами?! Выяснилось: электрики забыли заменить щётки системы съема потенциала с линии вала. Держатель щетки щелкал по линии вала. После установки щеток РТМ потерял с нами контакт».


Что имеем в итоге? Большинство претензий по этому проекту просто несостоятельны. Да с «точки зрения военной экономики» лучше, если бы вместо 941 проекта «сразу начали делать» 667БДРМ с БРПЛ «Синева». С одним, но принципиальным уточнением: на момент начала работ по 941 проекту и генеральный конструктор КРО Макеев В.П., и генеральный конструктор рпк СН Ковалев С.Н. еще сами не знали, что значительное повышение ТТХ 667 проекта возможно, и в 80-х годах получится создать такой комплекс, как «Синева».

Т.е. некоторые «современные заявления» о том, что «лучше БДРМ вместо 941» основаны на «послезнании». Увы, но «машина времени не существует», и ответственные должностные лица (как в руководстве страны, так и организация ОПК и ВМФ), стоявшие у истоков проекта 941, принимали вполне обоснованные решения именно с учетом информации, имевшейся у них на тот момент:

• вставшей крайне остро проблеме малошумности;
• пример ВМС США с твердотопливными БРПЛ с высокими ТТХ;
• необходимость обеспечения подледного применения рпк СН;

То, что в результате огромной работы удастся значительно снизить шумность рпк СН проекта 667, еще никто не предполагал, и те данные, которыми располагали руководители, однозначно требовали для реализации новых (современных) требований по малошумности нового проекта.

Кроме того, даже в глубоко модернизированном виде проект 667БДРМ значительно уступал по скрытности ПЛА «вероятного противника». Столкновение 20.03.1993 г. рпк СН К-407 и следившей за ним ПЛА «Грейлинг»: новейший рпк СН ВМФ отслеживался ПЛА ВМС США постройки 1968 г. (с учетом последующих модернизаций, с значительным снижением шумности, новой акустики и оружия, в ВМФ СССР этот тип имел «полуофициальное» название «Стерджен-М»).


Схема столкновения К-407 и ПЛА ВМС США «Грейлинг». Источник: https://www.liveinternet.ru/users/3422645/post376110905/

Вывод: с учетом всех исходных непростых условий проект 941 получился, и он является, безусловно, гордостью отечественного кораблестроения

Здесь не стоит забывать еще и о «статусном факторе» — соперничества двух сверхдержав, и соперничество это было крайне острым не только в масштабе государств, но и должностных лиц в США и СССР разного масштаба.

На активный пиар новых ПЛАРБ «Огайо» был публичный и соответствующий ответ с трибуны XXVI съезда КПСС от Генерального секретаря Брежнева Л.И.:
«Американцами создана новая подводная лодка «Огайо» с ракетами «Трайдент». Аналогичная система, «Тайфун», имеется и у нас».


Азарт жесткого соревнования был не только у руководителей, но и непосредственных исполнителей, вплоть до того, что молодежь на строительстве головной «Акулы» в Северодвинске «втихаря» слушала «Голос Америки» (не в плане «диссидентства», а того, что соревнование шедших практически параллельно «команд» создателей головных корпусов «Акулы» и «Огайо» там активно обсуждалось).

Проблемные вопросы руководством решались быстро и решительно:

«Скандал был грандиозным. Удар на себя принял Р.П. Тихомиров как полномочный представитель руководства «Гидроприбора». Выйдя из кабинета после совещания, которое проводил министр судпрома, он позвонил в Ленинград генеральному директору НПО:
— Радий Васильевич! Тут требуют вас лично, но вы не приезжайте. Здесь можно войти в кабинет директором, а выйти самым младшим научным сотрудником.
— Может, нам следует потребовать, чтобы …? Я дал команду…
— Уже ничего этого не нужно. Нам дали один месяц, …приказано доработать. Я сказал, что это нереально. Ну, а мне дали ясно понять, что, если при нынешнем руководстве это нереально, придется его сменить.
Итак, 26-го июня 1981-го года Исаков собрал у себя в кабинете специалистов, которые, по его мнению, способны решить поставленную министром задачу…
И ведь сделали [новую систему ввода данных в торпеды]! Не за месяц, конечно, за два. Может, чуть больше».

(Р.А. Гусев «Такова торпедная жизнь».)

Да, не все получилось, как хотели…

Наиболее серьезный «провал» произошел по торпедам и средствам противодействия (противоторпедной защиты). Положенных по атомоходам проекту торпед «Тапир» наше 3 поколение так и не получило, а торпеды УСТ-А (УСЭТ-80) имели целый ряд критических проблем, были не только ограниченно боеспособны, а самих торпед до второй половины 80-х годов практически не было.

«Акулы» пошли на флот с устаревшими и крайне малоэффективными средствами гидроакустического противодействия (СГПД) типа МГ-34М и ГИП-1…

Однако в этом не было вины разработчика – ЦКБ «Рубин». Более того, им закладывались в проекты применение самых перспективных комплексов защиты, не утративших актуальности и сегодня.

К некоторым «забытым в 80-х годах» разработкам есть очень большой смысл вернуться и сегодня — для оснащения ПЛАРБ «Борей» (и других ПЛ ВМФ).

Поступление на флот и служба 941

Головной трпк СН К-208 вступил в состав ВМФ 29.12.1981 г., и сразу же начал интенсивно эксплуатироваться, по фактически исследовательской программе (с выполнением в т.ч. и боевых служб), изучения возможностей нового проекта и разработки способов его эффективного применения.

Второй корпус, К-202, вступил в строй 28.12.1983, третий, ТК-12, — 26.12.1984, четвертый, ТК-13, — 26.12.1985. Пятый и шестой заказы проекта 941 строились по модернизированному проекту, в т.ч. с установкой нового цифрового ГАК «Скат-3» и вступили в строй ТК-17 15.12.1987, а последний корпус ТК-20, — 19.12.1989 г.


ТРПК СН проекта 941 в базе (губа Нерпичья). Фото: http://forums.airbase.ru

В процессе строительства всей серии внедрялись мероприятия по снижению шумности.

Особым направлением применения трпк СН проекта 941 было несение боевых служб подо льдами Арктики и Белого моря. В 1986 г. такую длительную боевую службу нес ТК-12 (причем с сменой в середине срока экипажей с ледокола). При этом обеспечивалась практически абсолютная неуязвимость нашего трпк СН («сверху» он был закрыт ледовым покровом, а прорыв ПЛА ВМС США в Белое море крайне затруднен малыми глубинами горла Белого моря).

Специфика применения КРО из-подо льда в Арктике хорошо описана в воспоминаниях командира рпк СН К-465 (проекта 667Б) капитана 1 ранга В.М. Батаева:
«Пуск ракет из-подо льда невозможен по определению. При плавании подо льдами приказ на пуск в срок выполнен быть не может, т.к. не всегда существует объективная возможность для пуска ракет — над РПКСН может не быть полыньи или слабого льда. Пуск можно производить только из надводного положения в полынье или взломав лед корпусом корабля, предварительно перед стартом очистив от него ракетную палубу. … перемножить длину ракетной палубы на ее ширину, принять толщину льда в 1,5 – 2,0 м, умножить на плотность льда хотя бы 0.8 — 0.9 и получить вес обломков льда на ракетной палубе. …тянет на 1000-1200 тонн… Усилием гидравлических приводов открытия крышек шахт лед не сдвинешь, обломаешь тяги приводов. Не позавидуешь никакому экипажу, если осколки льда попадут в открытую шахту».


В процессе освоения арктического театра были разработаны способы, обеспечивавшие резкое уменьшение остаточного количества льда на ракетной палубе, однако полностью эта проблема так решена и не была.


ТК-202 а Арктике, фото: https://vk.com/@submarineru-tk-202-vtoroi-korpus-akul-eksperimentalnyi-pohod-pervyi-i-po

В мае 1998 г. состоялся экспериментальный поход трпк СН К-202 по исследованию возможностей применения проекта 941 в тяжелых ледовых условиях. Вспоминает один из членов экипажа:
«…будем давить арктический лёд на максимально возможную толщину для этого проекта корабля. Начинали проламывать лед с 1 метра и так продвигались все ближе к полюсу. Находили подходящий лед, делали замеры и всплывали, проламывая лед корпусом. Всплывали, пополняли запас ВВД и шли дальше. Легко ломали лёд 2 метра, сплывали во льдах толщиной 2,5. Тем толще лёд, тем тратили больше запас ВВД, тем больше времени уходило на его пополнение. Лёд в Арктике очень прочный. Однажды всплывали долго, когда продували ЦГБ (цистерны главного балласта), лодка тряслась как в лихорадке, прочный корпус скрипел и трещал. Но всплыли. Некоторые выдвижные устройства не выдвигались из-за того, что повело конструкцию рубки. Много вмятин на корпусе лодки, замяло крышки ракетных шахт. Все пластиковые обтекатели были разбиты. После этого похода ТК-202 больше в море не ходил».



Повреждения корпуса ТК-202, фото: https://defence.ru

На переломе

Мы губим ядерный Отчизны меч
умрут «Тайфуны» скоро у причала,
не расстрелять нас, головы отсечь,
хоть этого наверно будет мало…


(Вице-адмирал Моцак, 1997 г.)

[media=https://www.youtube.com/watch?v=J9Ho7P_C9bY||Адмирал Моцак выступление после уничтожения ракет Р-39 отстрелом, 1997 г.]

С принятием на вооружение КРО Д-19 сразу же была начата работа по его дальнейшему совершенствованию, КРО Д-19УТТХ.

Адмирал Новоселов:
«В процессе формирования облика этого комплекса была определена дальнейшая перспектива развития морских БР. Головной разработчик, КБ Машиностроения и Институт вооружения ВМФ, предложили создание к концу ХХ в. двух твердотопливных ракет, одна из которых оснащалась РГЧИН (шифр «Ост»), вторая — моноблочной, управляемой в полете головной частью (шифр «Вест»). Эти намерения нашли отражения в проекте Программы вооружения (ПВ) флота на 1991-2000 гг., в которой предусматривалось также проектирование и строительство новых ракетоносцев проекта 955… во второй половине 1980-х гг. было прекращено производство РСМ-52, т. к. ракетоносцы подлежали переоборудованию».


С учетом последовавших потрясений и развала страны прекращение производства БРПЛ имело фатальные последствия для 941 проекта. Надеялись на новый КРО Д-19УТТХ и перевооружение на него кораблей…

Капитан 1 ранга В.В. Заборский:
«…ставилась задача превзойти ракету США «Трайдент-2» по боевым свойствам. При необходимости сохранения габаритов ракеты и ракетной шахты, а также уровня стартового веса многократный рост боевой эффективности обеспечивался за счёт перехода на боевые блоки среднего класса мощности, повышения точности стрельбы в четыре раза, увеличения стойкости блока к поражающим факторам в 3–4 раза, а также оснащения средствами противодействия противоракетной обороне и реализации стрельбы по маневрирующим траекториям (настильным, навесным, со случайными уводами в произвольной плоскости и т.д.) с разведением боевых блоков в произвольной и увеличенной зоне… В 1992 г. завершены отработка маршевых и вспомогательных двигателей ракеты. Выполнена наземная экспериментальная отработка системы управления. До начала лётных испытаний с наземного стенда проведены: лётно-конструкторские испытания «бросковых» ракет с плавстенда, 7 пусков; отработка системы отделения амортизационной ракетной системы в 4 пусках на полномасштабных макетах; отработка процессов разделения ступеней; отработка боевых блоков среднего класса мощности 19 пусками носителя К65М-Р. Совместные лётные испытания пусками ракет с наземного стенда были начаты в 1993 г., в ноябре 1993, декабре 1994 и в ноябре 1997 гг. проведены три пуска, которые стали неуспешными… Техническая готовность комплекса на конец 1997 г. составляла 73%, готовность переоборудования ракетоносца по проекту 941У – 83,7%. Однако в сентябре 1998 г. на государственном уровне было принято предложение Министерств экономики и обороны о прекращении разработки комплекса Д-19УТТХ с ракетой Р-39УТТХ».


Сейчас очевидно, что это решение было ошибкой, формальным «основанием» для которого были:
• «неустранимая проблема размерности»;
• «унификация морской ракеты с сухопутными комплексами» («межвидовая межконтинентальная баллистическая ракета).

Тезис об «унификации» новый БРПЛ «Булава» с «Тополем» до сих пор встречается в наших СМИ, хотя он не только не имеет никаких технических оснований, но и просто не имел тогда смысла (по действовавшему договору СНВ мы могли иметь новые ракеты с разделяющимися головными частями только на морских носителях).

Проблемы «размерности» так же не существовало: старт Р-39 обеспечивался даже с модернизированной ДЭПЛ проекта 629 (на которой проводились бросковые испытания), первый вариант проекта 955 обеспечивал размещение 12 новых БРПЛ комплекса Д-19УТТХ. При этом для оценки различных вариантов правильно и объективно было сравнивать не количество ракет, а боеголовок (суммарный забрасываемый вес).

В результате решения 1998 г. разработка практически готового КРО Д-19УТТХ была прекращена, и начала разработка нового – «Булава», которая крайне затянулась.

В этой ситуации корабли 941 остались без боезапаса, сроки службы которого подходили к концу. Кроме того, возможности продления сроков имевшихся ракет Р-39 были использованы не в полной мере, что стало в 2004 г. предметом беспрецедентного конфликта:

Командующий Северным флотом адмирал Сучков Г.А.:
«Россия может лишиться целого класса ракетных подводных лодок стратегического назначения — проекта 941».


Главком ВМФ Куроедов В.И.:
«…совершенным вымыслом являются высказывания адмирала относительно боеготовности и перспектив соединений трпк СН Северного флота класса «Акула».


Последние годы (до полной ликвидации в 2012 г.) ракет Р-39 последние трпк СН проекта 941 несли с далеко не полным ракетным боезапасом последних оставшихся ракет.

И здесь возникает вопрос: а что мы вследствие этой ошибки потеряли?

Первое – это большие средства и время, на создание нового КРО.

Очевидно, что в случае продолжения работ по комплексу Р-19УТТХ он уже к концу 2000-х был бы в строю и принят на вооружение (на модернизированных трпк СН проекта 941 и далее на «Бореях»).

Второе – модернизация 941 проекта автоматически тянула за собой модернизацию всего 3 поколения атомоходов (ввиду очень высокой унификации по оборудованию), а экономия средств на «Булаве» обеспечивала начало такой модернизации еще в середине-конце 2000-х годов. Очевидно, что в этом случае сейчас мы бы имели в строю ВМФ не менее десятка прошедших средний ремонт и глубокую модернизацию атомоходов 3 поколения (проектов 949А, 971, 945(А)). Особо необходимо подчеркнуть, что «некоторые заявления» по огромной стоимости такой модернизации не имеют под собой оснований. По ГЭУ и общекорабельным системам 941 проект близок к 949А проекту (имея более мощный ракетный комплекс и более слабый торпедный).

Большое водоизмещение и запасы на модернизацию проекта 941 делали весьма эффективными варианты различных подлодок специального назначения на ее базе.

Увы, сегодня группировка трпк СН проекта 941 потеряна. Последний корабль в строю (он же первый по постройке), ТК-208 «Дмитрий Донской», сегодня не имеет боевого значения и применяется только для обеспечения испытаний новых подлодок. В 2017 г. «Дмитрий Донской» принял участие в Главном военно-морском параде.

Подводя итог

Создание кораблей проекта 941 не в коей мере не было «ошибкой» (как заявляется в ряде работ), это был достойный проект, созданный в жестких рамках объективных условий и возможностей своего времени (и сроков!). Жизнь кораблей этого проекта была короткой не из-за мнимых «недостатков», а тех потрясений, которые перенесла страна в эти годы.


Тяжелые крейсеры «Петр Великий» и «Дмитрий Донской» следуют на ГВМП-2017. Фото: https://dambiev.livejournal.com

И последнее. Сейчас в строю остался последний корабль – ТК-208 «Дмитрий Донской», и было бы справедливо и правильно после вывода его из состава ВМФ осуществить его буксировку в Кронштадт для размещения в составе парка «Патриот». При этом, с учетом нормальной радиационной обстановки на корабле, никакой необходимости в вырезке реакторных отсеков нет, вполне достаточно будет извлечения активных зон реакторов. «Дмитрий Донской» может и должен стать достойным памятником великой стране и своим создателям, а проект 941 по праву является предметом гордости отечественного кораблестроения.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

136 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти