БелАЭС. Политическая война за мирный атом

Строительство практически любого крупного промышленного или инфраструктурного объекта в современном мире автоматически оказывается внутри поля политических войн. Будь то Крымский мост или же какая-нибудь нефтедобывающая платформа у Фолклендских островов или на Ближнем Востоке, все эти объекты — заложники политических войн, которые иногда переходят в самую горячую стадию без всяких сантиментов.

Возведение БелАЭС в 18 километрах от города Островец не стало исключением. К тому же строительство АЭС стало образцом успешного сотрудничества России и Белоруссии, хотя сначала Минск даже не рассматривал возможность обращения за помощью к русским специалистам. Видимо, одиозная агитация Запада про «лапотную» России зацепила и мозги белорусского чиновничества. Поэтому минские деятели первым делом отправились осматривать возводимую французской компанией AREVA АЭС в Финляндии.


Оттуда белорусы бежали что есть мочи, несмотря на всю рекламную мощь конторы AREVA. На финской стройплощадке АЭС минские гости обнаружили румынских и польских гастарбайтеров, а всевозможное оборудование для станции закупалось французской компанией более чем у 2000 заводов мира, т.к. своих мощностей для производства компонентов столь высокотехнологичного объекта у «цивилизованной» европейской компании просто не было. Ожидаемое бегство белорусов позже было оправдано также тем фактом, что изначальная цена строящейся в Финляндии АЭС возросла в три раза, а дата начала эксплуатации станции сначала была определена на 2009 год, но в итоге станцию обещают пустить только в 2019-м году. При этом на том этапе, пока европейская AREVA фигурировала в планах Белоруссии, Литва, ставшая ныне флагманов протеста против АЭС, не только не имела ничего против, но даже хотела поучаствовать в постройке станции.

После этого белорусы посетили стройку АЭС «Тяньвань», где работали специалисты ЗАО «Атомстройэкспорт» (ныне «дочка» «Росатома»). Здесь они были приятно удивлены – не было срывов по срокам, не было сторонних подрядчиков, не было «левых» гастарбайтеров. К тому же на возводимом реакторе ВВЭР-1000 проекта 428 была установлена «ловушка расплава». Её отсутствие на Фукусимской АЭС обернулось ещё более тяжёлыми последствиями, чем можно было себе представить.


Строительство БелАЭС

Естественно, выбор пал на российские технологии и российских специалистов. К тому же для Белоруссии был предложен другой усовершенствованный проект реактора ВВЭР-1200 следующего поколения. Таким образом, само решение о строительстве и выбор компании был исключительно техническим и логически обусловленным, а не политическим. Но после этого решения политики стало в тысячу раз больше. В 2009 году выбор компании был оглашён официально, а в 2011-м начались работы по выемке грунта.

Тем временем в Литве, обиженной белорусским решением уйти от идеологически правильного пути к европейским конторам, начали «проектирование» Висагинской АЭС совместно с Польшей и Эстонией, т.к. своими средствами Литва не может построить АЭС, даже если население перевести на лебеду лет на 20. Но работы забуксовали изначально. Сначала, как на параде, друг друга сменяли инвесторы. Позже выяснилось, что из-за бараньего упрямства властей и её пещерной русофобии «европейский» выбор строительных компаний и инвесторов привёл к неутешительным результатам – один энергоблок Висагинской АЭС обойдётся Литве в два раза дороже, чем один энергоблок возводимой Балтийской АЭС.

К тому же один из главных инвесторов и подрядчиков на строительство АЭС, компания Westinghouse, ныне — банкрот. В итоге в 2016-м году Литва «приостановила» проект АЭС. Тогда официальные лица били себя в грудь, что через годик работы возобновятся, но воз и ныне там.

И «вдруг» Литва стала зеленее весенней травки. Потерпев сокрушительное фиаско на энергетическом фронте, прибалтийские политиканы принялись внушать населению, что они и стремились создать экологически чистый уголок Европы. После двух неудачных попыток строительства АЭС Литва стала такой противницей атомной энергии, что диву даёшься.



Для начала каждый инцидент на стройплощадке БелАЭС стал рассматриваться буквально под лупой – будь то временная приостановка работ ввиду погодных условий или рабочая травма какого-нибудь незадачливого строителя. А уж когда поступила информация о падении корпуса реактора с высоты 4 метров во время такелажных работ… Конечно, учитывая накал истерии, которую искусственно нагнетали ангажированные СМИ, обыватель мгновенно начал биться в падучей. Само словосочетание «падение корпуса реактора» производило на диванных экспертов и «зелёный» планктон неотразимое впечатление.

Доводы, что никакой цепной реакции в этот момент не могло быть в принципе, что это всего лишь корпус, к тому же рассчитанный на куда большие нагрузки, не действовали на псевдоэкологов, которые в реальности являлись политическими провокаторами. История, естественно, обрастала подробностями из анонимных источников. Вскоре протесты под посольством Белоруссии в Вильнюсе стали постоянными. Наиболее одиозным и идеологически верным был небезызвестный Витаутас Ландсбергис, который на склоне лет рвёт глотку буквально на каждом митинге. А так как проект БелАЭС российско-белорусский, то обойти это мероприятие своим вниманием этот патентованный русофоб просто не мог. Что же он выкрикивал?

БелАЭС. Политическая война за мирный атом

Витаутас Ландсбергис жжёт глаголом "правды"


Приведу лишь наиболее литературные его выкрики: «собачий вальс Москвы и Минска», «гибридная атомная агрессия», «гроб из Островца» и т.д. Аналогичные литовские акции проходили и в Брюсселе. И все они носят систематический регулярный характер, а основной публикой служат либо «зелёные» без какого-либо образования касательно экологии, либо проверенные временем политические русофобы. Аргументацией эти владельцы бесчисленного числа гаджетов и смартфонов, занимающие в интернете терабайты информации своими селфи «гражданской позиции», заряжающие их, видимо, от святого духа, себя не утруждают.

Даже несколько проверок под ряд проведённых специалистами из Международного агентства по атомной энергии, подтвердивших высокую степень безопасности возводимой станции, ничего изменить в сознании литовских, а также прочих уличных крикунов не в состоянии. Это невозможно в теории, потому что экологические проблемы эту публику интересуют меньше всего.


Митинг литовских "экологов" в Брюсселе

Во-первых, для Литвы с её мизерным весом в мировой политике эта ситуация с налётом «зелени» предоставляет возможность хоть как-то фигурировать на политической арене.

Во-вторых, т.к. основным экспортным товаром Вильнюса с его загнувшейся промышленностью стала русофобия, это возможность ещё раз подвизаться на этом рынке специфического товара.

В-третьих, присутствует и плоская, как забор, зависть ввиду комплекса неполноценности, выросшего из собственной энергетической, экономической и кадровой немощи Литвы.

В-четвёртых, для самих «активистов», которые чаще всего являются политическими карликами без какой-либо программы и весомой паствы, это шанс подкормиться.

В-пятых, своими акциями уличная шпана косвенно продвигает репутацию европейских и американский атомных компаний, чья деятельность выглядит чистой, как первый снег. Это отчасти подтверждается тем, что ведущие европейские СМИ, такие, как Deutsche Welle, с превеликой радостью готовы предоставлять свои информационные ресурсы для литовского экологического популизма, при этом проблемы Игналинской АЭС и «проектируемой» Висагинской АЭС полностью игнорируются.

И, в-шестых, а это главное, истеричными протестами отвлекают внимание публики от проблемы демонтажа вышеупомянутой Игналинской АЭС. Как известно, в порыве «экологичности» Литва одобрила доктрину немедленного вывода энергоблоков из эксплуатации до состояния «коричневой лужайки» с освобождением всех зданий от оборудования для возможного использования другим бизнесом. Казалось бы, что тут такого? Но суть в том, что это является чистой воды неким научным экспериментом, т.к. опыта полного освобождения зданий АЭС, оборудованных реакторами РБМК-1500, нет даже у России. Просто в природе не существует технического проекта подобного плана.

А осуществление подобных действий «методом тыка» да ещё столь «компетентными» литовцами — то же самое, что дразнить атомного быка красной тряпкой. Уже сейчас власти Литвы признали, что радиоактивные отходы оказались столь «грязными», что зарубежные контейнеры для их хранения не подходят, и это только начало. Пока выбросы радиации, зафиксированные при демонтаже, были «незначительными»… Интересует ли это уличный «зелёный» политикум? Ничуть.



Но всё это происходило только на внешнем контуре. При этом внутри Белоруссии происходили не менее интересные события. Практически традиционным маршем по Минску уже классическим маршрутом курсируют протестующие против строительства АЭС. Свой марш, как и любые популисты, они назвали бессмысленно, но пугающе: «Чернобыльский шлях». Кто же эти рыцари без страха и упрёка? Верно, все бессребреники? Как сказать…

Костяком уличных оболтусов стало белорусское политическое движение «За свободу», пропагандирующее евроинтеграцию и либеральные ценности. Проще говоря, классические засланные казачки. Основатель движения Александр Милинкевич — «закалённый» в популизме и оппозиционерстве гражданин. В марте 2006-го года именно он был одним из организаторов провальной «Васильковой революции». Более того, это патентованный оппозиционер – ему в том же 2006-м вручили премию Андрея Сахарова, комментарии излишни.


"Марш" в Минске

Следующими «экологами» в нестройных колоннах «Чернобыльского шляха» являются националисты из Белорусского народного фронта, также выступающие за евроинтеграцию, а заодно за лишение русского языка статуса второго государственного. Милые ребята. Также закалены в разжигании массовых беспорядков. В 1999 году даже организовали «Альтернативные президентские выборы». В 2016-м эти благодетели, правда, во время парламентских выборов в Белоруссии не смогли провести ни одного кандидата, но как ударная уличная сила – вполне годные шарлатаны от политики.

Ещё одними политиканствующими «экологами» являются члены Объединённой гражданской партии. Это классические европейские либералы и популисты, сотрудничавшие с нашими отечественными представителями либералов: «СПС» и «Парнасом». В 2016-м году эти «матёрые» политики смогли провести в парламент аж… одного кандидата.

Чтобы читатель сразу прочувствовал «экологическую» атмосферу, царящую на митингах этих деятелей, автор приведёт классический набор их лозунгов: «На зарплаты денег нет – на АЭС ушёл бюджет», «Переходи на сторону солнца», «Чернобыль – продолжение российского геноцида белорусского народа», «До чего дошёл прогресс: с голым задом (словечко заменено благозвучия ради. — Ред.), но с АЭС» и так далее. Особенно любопытны лозунги по поводу бюджета, т. к. 90% АЭС оплачено российской стороной, выдавшей Белоруссии приличный кредит. Кстати, Лукашенко при этом каждый раз старается продлить срок возвращения этого кредита в стандартной для себя шантажисткой манере.


А вот и братья по разуму подтянулись

Так или иначе, но, глядя на этих «экологов», у которых на лбу буквально вытатуировано «сдаётся внаём», возникает только пара вопросов. Неужели эти движения и партии, созданные на территории всего постсоветского пространства методом клонирования, ещё способны собрать паству? Или же падение уровня образования позволяет им вербовать новых сторонников? И всегда ли политика «собака лает – караван идёт» является достаточной в работе с провокаторами?
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

50 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти