Золото выходит из тени доллара

В пятницу, 29 марта, произошло знаковое для мира событие: в полном объёме вступило в действие международное соглашение, зафиксированное в официальном документе Базельского комитета по банковскому надзору как Базель III. Теперь золото из второразрядного актива переводится в денежный актив первой категории, равный наличным или безналичным банковским позициям.




Активы из суррогатов

Само золото в своё счастье (возвращение в общественном сознании его былой цены и ценности) не поверило и на биржевых торгах скатилось со стоимости $1320 аж до $1290, пробив психологически важную для рынка отметку в $1300. Такое поведение драгметалла свидетельствует о неуверенности биржевых спекулянтов в быстрое восстановление позиций золота, порушенных президентом Соединённых Штатов Ричардом Никсоном в далёком теперь 1971 году.

Как помним, именно Никсон объявил 15 августа 1971 года о том, что казначейство США отныне прекращает обмен долларов на золото. Так драгоценный металл выпал из системы международных денег, куда он был внесён в 1944 году на Бреттон-Вудской конференции, когда Объединённые нации в американском Бреттон-Вудсе договорились о мировых валютно-финансовых отношениях после войны.

Тогда были учреждены Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, согласованы принципы формирования валютных обменных курсов. Базой дня них стал так называемый золотой стандарт, когда доллар наряду с золотом объявили международным средством расчёта, взаимно обмениваемым по зафиксированному курсу.

Объявленную Ричардом Никсоном демонетизацию золота юридически закрепили только спустя пять лет, на Ямайской валютной конференции. Там доллар объявили единственной мировой валютой, а золото отправили в разряд биржевых товаров вроде кофе, нефти, пшеницы и пр.

Эта новация вызвала неоднозначную реакцию в банковском сообществе. По сути, система лишилась базового инструмента оценки своих активов. На всякий случай, банки сохранили запасы золота. Однако теперь их активы заиграли всеми красками денежных и платёжных суррогатов – от государственных казначейских обязательств до долговых расписок за биржевые товары.

В 1988 году неформальный центр управления мировым банковским сообществом и международными расчётами – Комитет по банковскому надзору со штаб-квартирой в швейцарском Базеле – попытался навести порядок в пошатнувшейся системе. После долгих консультаций мир увидел рекомендации Комитета, получившие название Базель-I.

В Базельском документе установили требования к нормативам достаточности банковского капитала. При этом сам капитал поделили на две категории – первого и второго уровня. В одном – «живые» деньги, в другом – различные активы, расписанные в пять групп по степени риска. Позднее (Базель –II) установили три уровня капитала. Второй из них был специально выделен для высоколиквидных государственных облигаций развитых стран, прежде всего, для казначейских обязательств США.

В обеих этих конструкциях золото было едва ли не на последних ролях. Поскольку по настоянию американцев стоимость драгметалла зачитывалась в активы банка с 50-процентой скидкой от биржевой цены. Такая дискриминация золота давала доллару США дополнительную фору, но ненадолго.

Всё изменилось в кризис 2008-2009 годов. На фоне рухнувших финансовых активов золото резко рвануло вверх. Периодами его цена поднималась до $1900 – практически втрое от прежних биржевых котировок. Мир понял, что и в новом веке золото по-прежнему будет играть базовую роль в банковском капитале.

Учёл это и Базельский комитет по банковскому надзору. В своих новых рекомендациях, оформленных в 2011 году в документ Базель-III, комитет реабилитировал золото, приравняв его (по полной биржевой стоимости) к денежным активам первой группы. Говорят, новацию «продавил» известный Дом Ротшильдов.

Трудная дорога золота «к новому счастью»


Этот банковский клан веками управляет рынком золота. Считают, что в отличие от американских банкиров Дом Ротшильдов заинтересован в снижении значения суррогатных финансовых активов в пользу реального драгметалла. Рекомендация по золоту далась Базельскому комитету не просто. Не случайно её реализацию отложили на долгие восемь лет – до 29 марта 2019 года.

Противники Ротшильдов время зря не теряли. Понимая, что век денежных суррогатов уходит, они стали разрабатывать новые инструменты, позволяющие делать финансовый оборот вне товарных активов. Проще говоря, работать по формуле «деньги рождают деньги» вместо классической – «деньги-товар-деньги».

Практически одномоментно с рекомендациями Базельского комитета в мир пришли новые средства глобальных расчётов в виде разного рода криптовалют – Bitcoin, Ethereum, Ripple, IOTA, Litecoin и других, давно превысивших своей массой число конвертируемых валют. Цифровые валюты у всех на слуху, хотя реальное их участие в мировой экономике сильно отстаёт от рекламных обещаний.

Тем не менее, биржевые спекулянты и банкиры охотно осваивают новые платёжные инструменты. Кто-то (вроде Германа Грефа, руководителя нашего Сбербанка) уже увидел в них зачатки будущей мировой финансовой системы. Другие воспринимают виртуальную валюту, как модную замену существующим платёжным суррогатам.

Наверное, этой двойственностью можно объяснить биржевое давление на золото в преддверии важного для него события – уравнивания с реальными деньгами. Меж тем, Центробанки стран мира в большинстве своём придерживаются консервативной политики формирования активов. В последнее время они прикупают золото.

В прошлом году, например, золотые запасы Центробанков мира выросли на 651,5 тонны. Всемирный золотой Совет, зафиксировав эту цифру в ежегодном отчёте Gold Demand Trends («Динамика спроса на золото»), уточнил: показатель 2018 года – крупнейший со времени отмены золотого стандарта в 1971 году. Даже годом ранее результат золотых закупок был сильно скромнее – 374,8 тонны.

По счастью, в обоих случаях лидирующие позиции занимает российский Центробанк. По данным Золотого Совета, Россия в 2017 году запасла 223 тонны золота, в 2018 – 275 тонн. На 1 марта 2019 года Центробанк РФ располагает золотым запасом в 2149,3 тонны. Это больше, чем резервы Японии, Индии, Великобритании, Саудовской Аравии и Швеции вместе взятые.

В целом Россия занимает пятую строчку в рейтинге стран-обладателей золотых запасов, уступая только США (8133,5т), Германии (3369,7т), Италии (2451,8т) и Франции (2436т). Следует отметить, за время действия антироссийских санкций Запада (с марта 2014 года) Центробанк РФ нарастил свой золотой запас больше чем на 1100 тонн. Справедливо полагая, что не Bitcoin и Ethereum, а монетарное золото обеспечит устойчивость национальной валюты в кризисное для страны время.

В экспертном сообществе по-разному отреагировали на восстановление золота в правах базовой единицы банковского капитала. Одни настаивают на рекомендательном характере документа Базель –III и обещают американскому доллару светлое беспроблемное будущее. Другие оценили нынешнее падение цены на золото, как рукотворный шанс для системных банков пополнить драгоценным металлом свои активы.

Однако многие согласны с тем, что золото пока только выходит из тени доллара. Вернуть своё былое значение в мире капитала оно сможет лишь в результате нового кризиса – очередной встряски мировой экономики, которую сейчас предвещают именитые учёные.

Так это или нет, со временем убедимся сами. Очевидно одно: в глазах общества золото было и остается непреходящей ценностью. К пониманию этого возвращаются теперь и банкиры.
Автор:
Геннадий Грановский
Использованы фотографии:
Steve Bidmead
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти