Гастелло, таран

Гастелло, таран


Без сомнения, все в школе проходили историю об огненном таране вражеской танковой колонны, о единогласном решении героического экипажа направить горящий самолет на вражескую колонну. Именем Гастелло назывались колхозы и пионерские дружины, заводы и корабли. Для СССР - это легендарное имя.

Герой


Отец Николая Гастелло Франц Гастыло перебрался в Москву в начале прошлого века из Белоруссии. Устроился на работу на литейном заводе Московско-Казанской железной дороги. Чтобы придать вид благородству происхождения, сменил незвучную фамилию Гастыло на более выразительное - Гастелло. 26 апреля (6 мая) 1907 года родился мальчик, назвали его Николай. С 1914 по 1918 год учился в Сокольническом городском мужском училище. Из-за голода семья в 1918 году переехала в Башкирию, но в 1919 году возвращаются в Москву, где на следующий год он закончил 5 классов. Трудовую жизнь начал в 1923 году. Работал учеником столяра в Москве, затем слесарем на Муромском паровозоремонтном заводе. В 1928 году был принят в члены ВКП(б). В 1930 году семья Гастелло возвращается в Москву и Николай поступает на работу в Первый государственный механический завод строительных машин имени 1-го мая. В 1932 году по специальному набору Московский комитет партии направляет Николая Гастелло в 11-ое Луганское летное училище. Через полтора года он – летчик самолета ТБ-3. В 1939 году становится командиром отряда тяжелых бомбардировщиков. Боевое крещение получил в боях под Халкин-Голом, участник советско-финской войны. Осенью 1940 года авиационная часть перебазируется к западным границам, в город Великие Луки, а затем – в авиагородок Боровское под Смоленском.

Гастелло, таранМиф

События первых дней войны в советской прессе освещали под звуки фанфар быстрой победы над супостатами. И лишним подтверждением этой быстроты должны были стать подвиги героев, в число которых попал и экипаж капитана Гастелло. Началом компании прославления "советских камикадзе" послужила статья корреспондентов П. Павленко и П. Крылова в газете "Правда":

"На рассвете 6 июля на разных участках фронта летчики собрались у репродукторов. Говорила Московская радиостанция, диктор по голосу был старым знакомым — сразу повеяло домом, Москвой. Передавалась сводка Информбюро. Диктор прочел краткое сообщение о героическом подвиге капитана Гастелло. Сотни людей — на разных участках фронта — повторили это имя...

Еще задолго до войны, когда он вместе с отцом работал на одном из московских заводов, о нем говорили: «Куда ни поставь, всюду — пример». Это был человек, упорно воспитывающий себя на трудностях, человек, копивший силы на большое дело. Чувствовалось, Николай Гастелло стоящий человек.

Когда он стал военным летчиком, это сразу же подтвердилось. Он не был знаменит, но быстро шел к известности. В 1939 году он бомбил белофинские военные заводы, мосты и доты, в Бесарабии выбрасывал наши парашютные десанты, чтобы удержать румынских бояр от грабежа страны. С первого же дня Великой Отечественной войны капитан Гастелло во главе своей эскадрильи громил фашистские танковые колонны, разносил в пух и прах военные объекты, в щепу ломал мосты.

О капитане Гастелло уже шла слава в летных частях. Люди воздуха быстро узнают друг друга. Последний подвиг капитана Гастелло не забудется никогда. 26 июня во главе своей эскадрильи капитан Гастелло сражался в воздухе. Далеко внизу, на земле, тоже шел бой. Моторизованные части противника прорывались на советскую землю. Огонь нашей артиллерии и авиация сдерживали и останавливали их движение. Ведя свой бой, Гастелло не упускал из виду и бой наземный. Черные пятна танковых скоплений, сгрудившиеся бензиновые цистерны говорили о заминке в боевых действиях врага. И бесстрашный Гастелло продолжал свое дело в воздухе. Но вот снаряд вражеской зенитки разбивает бензиновый бак его самолета. Машина в огне. Выхода нет.

Что же, так и закончить на этом свой путь? Скользнуть, пока не поздно, на парашюте и, оказавшись на территории, занятой врагом, сдаться в постыдный плен? Нет, это не выход. И капитан Гастелло не отстегивает наплечных ремней, не оставляет пылающей машины. Вниз, к земле, к сгрудившимся цистернам противника мчит он огненный комок своего самолета. Огонь уже возле летчика. Но земля близка. Глаза Гастелло, мучимые огнем, еще видят, опаленные руки тверды. Умирающий самолет еще слушается руки умирающего пилота. Так вот закончится сейчас жизнь — не аварией, не пленом — подвигом! Машина Гастелло врезается в «толпу» цистерн и машин — и оглушительный взрыв долгими раскатами сотрясает воздух сражения: взрываются вражеские цистерны.

Мы помним имя героя — капитан Николай Францевич Гастелло. Его семья потеряла сына и мужа, Родина приобрела героя. В памяти навсегда останется подвиг человека, рассчитавшего свою смерть как бесстрашный удар по врагу."
«Правда», 10 июля 1941 года

Гастелло, таранВ таком же патриотическом духе вещала и другая официальная пресса:

"В первые дни Великой Отечественной войны командир эскадрильи дальних бомбардировщиков капитан Гастелло стал выполнять боевые задания.

Самолеты эскадрильи совершали по нескольку боевых вылетов в день. 25 июня фашистский бомбардировщик неожиданно на бреющем полете появился над нашим аэродромом и обстрелял его из пулемета. В это время у своего самолета находился Гастелло. Он быстро вскочил в машину на место стрелка и метким огнем сбил врага. Экипаж сбитого бомбардировщика был взят в плен.

26 июня 1941 г. в 4 часа утра эскадрилья 207-го дальнебомбардировочного авиаполка 42-й авиадивизии Западного фронта под командованием капитана Н. Ф. Гастелло наносила бомбовые удары по механизированной колонне врага на дороге Молодечно - Радошковичи. Сбросив бомбовый груз на скопившиеся для заправки горючим вражеские танки, самолет Гастелло возвращался обратно. В пути его самолет был подбит снарядом зенитки. Загорелся бензобак. Объятая пламенем машина не смогла бы дотянуть до своего аэродрома. Капитан Гастелло направил горящий самолет в скопление бензоцистерн и автомашин противника. Самолет взорвался, но врагу был нанесен большой урон. Н. Ф. Гастелло и его экипаж погибли. Подвиг коммуниста Гастелло в тяжелый начальный период войны стал символом мужества и героизма."

Так или приблизительно так нас учили в школе. И мы не задумываясь принимали все на веру. Ведь учителя не могут врать. А ведь врали, сами того не зная…

Сначала о мелких неточностях (если так можно сказать). Почему практически во всех источниках говориться - "капитан Гастелло и его экипаж". Давайте уж говорить конкретно: капитан Н. Ф. Гастелло, лейтенант А.А. Бурденюк, лейтенант Г. Н. Скоробогатый, старший сержант А. А. Калинин. В учебниках истории, да и в печатных изданиях очень часто указывались разные нумерации авиационного полка: то 27 авиаполк, то 20 полк, хотя на самом деле - 207 дальнебомбардировочный полк. Вы скажите - досадная мелочь? На мелочах очень часто прокалываются. Путают тип самолета: вместо ДБ-3 (дальний бомбардировщик) указывают ТБ-3 (тяжелый бомбардировщик). И по внешнему виду и по конструкции это два совершенно разных самолета. ДБ-3Ф, в последствии переименованный в Ил-4, выпускался с 1938г. до середины 1944г. Полная серия - 5256 машин. Но вернемся к дате 26 июня 1941 года.

Подвиг

Человека, который на самом деле совершил этот подвиг,если это можно назвать подвигом, звали Александр Маслов. На том месте, где сейчас стоит 70-пудовый гастелловский бюст, некогда покоились останки Маслова и его экипажа.

А сам Гастелло, позабытый всеми, покоится в совсем другой могиле - с надписью «неизвестным летчикам». Останки еще двух, бывших тогда с ним, до сих пор не найденные, тлеют в белорусской земле.

...Это был пятый день войны. Через день падет Минск, армии прорываются из окружения, вывести их надо любой ценой. Задание 207-му дальнебомбардировочному полку - бомбить живую силу и технику противника.

Конечно, они заранее были обречены. «ДБ-3ф», на которых они летали, - тяжелые машины, для бомбардировки городов и заводов в глубоком тылу. А их бросают на колонны с танками, без прикрытия истребителей. Гибло по 15 экипажей в день. Через две недели от полка не осталось ничего.

Утром вылетело звено под командованием капитана Маслова. Над целью командира подбила зенитка, самолет загорелся. Маслов дал команду «парашют» и развернул горящую машину на колонну, хотел таранить. Не попал - горящий самолет упал в поле.

Спастись никому из экипажа не удалось - высота была мала. Местные жители достали летчиков из обломков, похоронили наскоро.

Через несколько часов бомбить вылетело звено Гастелло. Командирская машина с задания не вернулась. А вскоре появляется доклад ведомых Гастелло - Воробьева и Рыбаса. Они якобы видели, как пылающий самолет командира врезался в гущу немецких танков. То, что Воробьев прибыл в полк только 10 июля, уже никого не смущало. У страны было трудное время. Стране нужен был подвиг. Стране нужны были образцы для подражания. А Маслова сочли пропавшим без вести.

В 1951 году, в ознаменование героической даты уже практически обожествленного Гастелло, Советом министров БССР останки героев решено было перезахоронить, а обломки разбившегося самолета выставить в музее. Выехали на место подвига (то, что самолет упал «на фашистскую колонну» в 200 метрах от дороги, никого не смутило). Вскрыли могилу. И застыли, словно громом пораженные.

В могиле народного героя Гастелло «нахально» лежали Маслов и его экипаж. И героем, судя по всему, выходил он, а не Гастелло.

Но менять что-либо в истории было уже поздно. Останки Маслова из могилы в сквере вынули и еще раз перезахоронили - на общем кладбище. А там, где он раньше лежал, поставили огромный гастелловский бюст. На месте неудавшегося московского тарана поставили еще один монумент, тоже Гастелло. Обломки самолета Маслова увезли в Минск, в Белорусский государственный музей истории войны и стали там экспонировать как самолет Гастелло.

Родственникам Маслова велели помалкивать. А дело Маслова в архиве уничтожили.

А все то время, пока о нем пели песни пионеры, сам Николай Гастелло лежал в никому не известной могиле с надписью «неизвестным летчикам». Через три часа после тарана Маслова его подбили над деревней Мацки, что в 20 километрах от места падения масловского самолета. На пылающей машине Гастелло ходил еще и еще раз над дорогой, шерстя немцев из пулеметов. Это на тяжелом дальнем бомбардировщике! Бомб уже не было.

Эпилог

Финал этой истории все-таки довольно оптимистичный. В 1996 году власть наконец-то Маслова признала. Указом президента № 636 «За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками» весь экипаж посмертно был награжден званием Героя России. Опять общие формулировки, о таране - ни слова... Получили награды и члены гастелловского экипажа. Здесь решили почему-то обойтись орденом Отечественной войны.

Но до сих пор на месте подвига Маслова стоит памятник Гастелло. И до сих пор Николай Гастелло, совершивший к досаде историков не тот подвиг, который был нужен, лежит в скромной безымянной могиле.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня