Проект «ЗЗ». Россия в осаде

Россия ощущает себя осаждённой крепостью. Об этом можно прочитать не только в «Вашингтон пост». О том же пишет и польская пресса, где говорится, что русские постоянно опасаются вторжения. Тем временем господин Пушков призывает готовиться к битве за Арктику. Не потому ли нужно готовиться, что Россия, как полагает один флотский эксперт, небоеспособна как раз в Арктике?




Владимир Кара-Мурза (Vladimir Kara-Murza) в рубрике «Мнение» газеты «Вашингтон пост» рассказал о «паранойе», которая проявляется, по мысли автора, в управлении российским государством. Эта «паранойя», тревожащая автора, якобы исходит от реформ, проводимых при правлении Путина. «В путинской России противодействие правительству приравнивается к предательству страны», — отмечает Кара-Мурза, рассказывая о деле отставника, военно-морского офицера Александра Никитина.

Затрагивает Кара-Мурза и тему «пятой колонны». В марте генерал Валерий Герасимов заявил, напоминает автор статьи, что Пентагон запустил новую стратегию под кодовым названием «Троянский конь», которая опирается на «использование потенциала протеста». По словам Герасимова, «пятая колонна» используется для дестабилизации страны изнутри. Герасимов добавил, что Соединённые Штаты используют «цветные революции» и «мягкую силу» для свержения неугодных правительств.

Как уточняет Кара-Мурза, генерал лишь повторил за своим главнокомандующим. В речи, произнесённой на ежегодном заседании коллегии ФСБ, В. Путин отметил, что иностранные спецслужбы наращивают активность «на российском фронте»: только в минувшем году его бывшие коллеги разоблачили почти шесть сотен иностранных шпионов и их агентов, действующих внутри страны. Хозяин Кремля призвал спецслужбы увеличить активность, в том числе путём «повышения безопасности национальных информационных ресурсов». В этой связи Кара-Мурза напоминает о новом российском законе, вступившем в силу в конце марта, который налагает «значительные штрафы и сроки административного заключения» на всех, кто выражает неуважение к правительству. Эту меру автор статьи в «Вашингтон пост» находит соответствующей «худшим традициям», напоминая о цензуре времён Николая I и о запрете «антисоветской агитации и пропаганды».

Выходит, заметим, что государственные мужи, спецслужбы и военные ведут не покладая рук сообща борьбу с «троянскими конями», противостоя таким образом «мягкой силе» (soft power) Запада, «пятой колонне» и не желая пожара «цветной революции» на просторах России. Но некоторым сторонникам демократии такая борьба представляется «паранойей» и следованием «худшим традициям».

Подобную «одержимость» российской власти взялись объяснить на страницах польской прессы.



По мнению молодого публициста Шахзады Рахима, чьи интересы простираются от истории до геополитики, Россия всегда опасалась и теперь опасается вторжения врагов. И это опасение — движущая сила политики, которая зациклена на географическом положении страны, что чревато «невротическим расстройством». Отсюда и «неуверенность» в политике и воинственность в отношении Европы, полагает автор, чья статья вышла в англоязычном польском журнале «New Eastern Europe», NEE. Издание выпускается в Кракове.

На протяжении всей истории Россия боялась собственной равнинной географии. И лишь суровый климат смягчал этот страх. Русский морозец испытали и Наполеон, и Гитлер.

Однако Россия всегда находилась перед угрозой вторжения. Западные её границы, где отсутствуют горы, всегда оставались уязвимыми, поскольку не имели «естественной защиты», указывает автор. Кроме того, в отличие от европейских соседей, Россия не имеет морских торговых путей, что превращает географически большую территорию в «огромное бремя».

Географическое положение России — это вопрос существования страны, разделенной между европейскими и азиатскими территориями. В этом «экзистенциальном тупике», пишет Рахим, власть в Кремле считает, что каждая новая эпоха всякий раз порождает и новую «экзистенциальную угрозу для России». Какой бы ни была сия угроза, «явной или тайной, политической или стратегической, обычной или нетрадиционной», Россия должна защищаться.

Именно потому, полагает аналитик, Россия стремится к правлению по типу самодержавного и к централизации политической системы. Это происходит «из-за одержимости Россией своей внутренней и внешней безопасностью».

Подобная «навязчивая идея», развивает свою мысль автор, оформилась в эпоху «холодной войны», когда появились подозрения «по поводу окружения» России Соединёнными Штатами. Окружение это создавалось путём расширения НАТО в Европе. Тем не менее, Сталин скептически относился к планам Запада по географической изоляции России. И всё же Россия снова угодила в «географическую ловушку». Новый страх доминировал как во внутренней, так и во внешней политике России на протяжении всей «холодной войны», допускает Рахим.


По окончании же «холодной войны» Россия «вступила в новую фазу географического заблуждения, когда потеряла большую часть своей территории», продолжает публицист, имея в виду бывшие советские республики, которые Москва прежде контролировала. Вдобавок «новорожденная» Российская Федерация «страдала от кризиса руководства, внутриполитического хаоса и сепаратизма» (в основном в Чечне).

Пришла эпоха Путина. Когда Путин пришел к власти в России в 2000 году, напоминает Рахим, он, в соответствии с советскими традициями, «подавил внутренние восстания, централизовав политическую структуру России».

Его «военные авантюры в Грузии, Молдове и на Украине», продолжает Рахим, продемонстрировали его мировоззрение по поводу внешней политики: мол, Россия не допустит угроз своим территориям.

Автор пишет далее о попытке «восстановить российское влияние» на ключевые элементы былой «советской империи» — с тем, чтобы разрушить «географическую ловушку». Геополитическая стратегия направлена на защиту страны «от будущих наполеонов и гитлеров», которое в Кремле считают отчего-то «неизбежным», хоть это и «смехотворно», замечает автор. (Почему «смехотворно», он не уточняет.)

Короче говоря, резюмирует автор польского журнала, «вечный страх вторжения» и порождает «российскую внешнюю политику», а «одержимость России собственной географией является своего рода невротическим расстройством, которое создаёт в России чувство незащищенности». Это-то и определяет «политику России в отношении Европы», которую Рахим находит «агрессивной».

По-видимому, заметим, указанная «агрессивность» проявляется сегодня в Арктике: ведь сенатор Пушков призвал Россию через «Твиттер» готовиться к «битве за Арктику»!

Неужели русские идут?

Ан нет. Оказывается, идут, но не они.

«С учётом активности НАТО в Балтийском и Чёрном морях, а также заявлений Вашингтона и Лондона насчёт намерений противостоять нам в Арктическом регионе велик риск, что идея его мирного совместного освоения окажется утопией», — цитирует сенаторский Twitter РИА «Новости».

Дело в том, что ранее, в январе, пресса сообщила об американских планах по укреплению позиций США в Арктике и ответе на «чрезмерные притязания» России и Китая. В феврале командующий американскими ВМС в Европе и Африке адмирал Фогго заявил, что США не позволят Москве и Пекину господствовать в Арктике. Кроме того, пару месяцев назад Гэвин Уильямсон, министр обороны Великобритании, проинформировал широкую общественность о том, что Лондон намерен увеличить своё присутствие в регионе для защиты от «российской угрозы» северного фланга НАТО.

Что касается упомянутой «угрозы», то иные эксперты, имевшие отношение к российскому флоту, отмечают с печалью, что российский военно-морской флот «не имеет ни одного выстрела торпедами с включёнными системами самонаведения в ледовых условиях». ВМС США и Великобритании в 2018 году провели в Арктике очередные «ледовые» учения ICEX. Вопрос о проведении аналогичных учений не раз ставился инициативными офицерами российского флота, но воз и ныне там. «В результате мы получили ситуацию, когда сегодня подводные силы ВМФ РФ в подледных условиях фактически небоеспособны», — констатирует М. Климов, капитан 3 ранга запаса, автор материала в «Независимом военном обозрении». И недаром, по-видимому, его статья называется «ICEX – арктическая угроза для России». Кто кому угрожает, предельно ясно.

Таким образом, заметим в завершение обзора, внешняя и внутренняя политика России поборниками демократии внутри и снаружи признаётся параноидальной и именуется «невротическим расстройством». Аналитики принимают во внимание российскую историю, аналитики признают, что России не раз пришлось отражать внешнюю угрозу, аналитики признают и расширение НАТО. Однако новых наполеонов и гитлеров на горизонте не видят.

Эти эксперты не находят ничего странного в том, что западные государства, в первую очередь США с их громадным военным бюджетом, на фоне антироссийских экономических санкций развернули и новую гонку вооружений, тягаться с которой нынешняя Россия не в состоянии.

Мистер Обама не видел никакой новой «холодной войны» в последние месяцы своего правления, но мистер Трамп, большой друг Пентагона и особенно военных промышленников, а также поклонник Рейгана, показал себя настоящим ястребом.
Автор:
Олег Чувакин
Использованы фотографии:
kremlin.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

223 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти