Антиторпеды. Мы пока впереди, но нас уже обгоняют

Антиторпеды оказались не только новым видом морского подводного оружия, но и крайне сложными в создании. Комплекс проблемных вопросов их применения не позволял «просто решить их техникой» (ресурсами, и т.д.). Для определения и проверки комплексных решений, реально обеспечивающих эффективность антиторпед, требовались талант, смелость руководителей их разработки.

В тяжёлых 90-х гг. у нас такие руководители нашлись, и мы смогли это сделать.


До сих пор наша М15 – лучшая антиторпеда в мире.

Однако с конца 2000-х гг. мы практически стоим на месте, и конкуренты нас уже догоняют.

С учетом специфики темы вопросы развития антиторпед рассмотрены фрагментарно, без глубокого комплексного анализа (что возможно только в «закрытом» документе), однако на уровне, достаточном для общего представления о тематике.

Немцы. SeaSpider

4 апреля 2019 г. фирма Atlas Elektronik GmbH выпустила пресс-релиз о проведении в 2018 г. «успешных морских испытании» «третьего варианта» антиторпеды SeaSpider (против торпед DM2A3 и Mk37).



Можно поздравить с этим успехом разработчиков фирмы Atlas Elektronik GmbH: они наконец-то повторили наш результат 1998 г.!

Однако еще больше нужно поздравить Шахиджанова Е.С. (бывшего главного конструктора и гендиректора ГНПП «Регион»), коллектив разработчиков наших антиторпед в «Регионе», и бывшего начальника Управления противолодочного вооружения ВМФ контр-адмирала Панферова В.Н., ибо то, что было сделано ими летом 1998 г. у нас (на феодосийском полигоне ВМФ), Atlas Elektronik GmbH смогла повторить только сейчас.



Фото:http://allmines.net


Здесь, правда, возникает вопрос: а точно ли повторила?

В 1998 г. целями для макетных образцов наших антиторпед были малогабаритные и скоростные авиационные противолодочные ракеты АПР-2.




В 2018 г. немецкий разработчик, имея у себя малогабаритные торпеды Mk46 и скоростные (более 50 уз) 53-см торпеды DM2A4, «почему-то» предпочел работать «практически готовыми» антиторпедами по гораздо более простым целям: торпедам DM2A3 и Mk37.

Складывается впечатление, что при проведении этих испытаний были заведомо исключены «проблемные» и «рискованные» элементы, в отличие от ГНПП «Регион», начавшего морские испытания в 1998 г. как раз с них! Это наводит на мысли о том, что данные пресс-релиза Atlas Elektronik GmbH являются не столько «отчетом для СМИ по обычным военным НИОКР», а скорее «выдержкой из годового отчета за 2018 г. для инвестора».

Разработка SeaSpider велась фирмой Atlas Elektronik GmbH с конца 90-х годов прошлого века. Комплексы активной противоторпедной защиты (в вариантах для надводных кораблей и подводных лодок) с антиторпедой SeaSpider задумывались Atlas Elektronik GmbH очень амбициозными по характеристикам.

Антиторпеды. Мы пока впереди, но нас уже обгоняют

Самая первая публикация в СМИ по SeaSpider, 2003 г. Автор — тогдашний руководитель ее разработки





Проектные варианты комплексов с антиторпедой SeaSpider (по состоянию на середину 2000-х гг.)


По состоянию на 2011 г., по «бодрым заявлениям» для СМИ, было «все успешно» и «все почти готово». На МВМС-2011 руководитель делегации Atlas Elektronik GmbH г. Хельмут Дамке заявлял:

Мы будем захватывать рынок антиторпед! Готовьтесь, в 2013 г. мы привезем работающий SeaSpider на МВМС-2013!


Не привезли… Ибо когда в 2011 г. дошло до морских испытаний, фирма получила «нокаут». Да такой, что пришлось полностью переделывать «уже готовое» изделие. Ввиду малой мощности боевой части и недостаточных маневренных и скоростных характеристик антиторпеды разработчику пришлось пойти на введение в состав топливной композиции значительного количества взрывчатого вещества (с обеспечением детонации его остатков при подрыве основной боевой части).



Очевидно, что при проведении начальных этапов разработки фирмой Atlas Elektronik GmbH были допущены серьезные ошибки, исправить которые на завершающих стадиях разработки оказалось крайне сложно. С учетом исчерпания бюджета проекта и неудачных результатов испытаний в 2013 г. (максимальная скорость SeaSpider оказалась 40 уз, в связи с чем ими стреляли по торпедам, шедшим на скоростях до 25 уз), работы по проекту SeaSpider в 2014 г. были приостановлены.

В 2016 году работы по SeaSpider были возобновлены, но уже с канадским (фирма Magellan Aerospace) финансированием и соучастием в этом проекте.


Изменение кооперации разработчиков антиторпеды SeaSpider в 2016 г. Боевая часть и двигатель — канадские (фирма Magellan Aerospace)


В статье в «НВО» «Европейское фиаско с «Морским пауком» автор писал:
Ошибкой Atlas Elektronik стал перенос проведения ключевых испытаний, прямо влияющих на облик комплекса и изделия, на завершающие этапы разработки… Можно предположить, что комплекс с АТ типа SeaSpider все-таки будет доведен до относительно рабочего состояния, но полное решение его проблем (в первую очередь малой дальности и рубежа поражения атакующих торпед, а также недостаточной вероятности решения задачи) технически невозможно.


После публикации пресс-релиза Atlas Elektronik GmbH (по испытаниям 2018 г.) автор подтверждает высказанное мнение. Прогресс есть, положительные результаты есть, но мы опять видим у Atlas «боязнь сложных целей»… Полученный результат много ниже «требований боя» и просто несравним с уже реализованным в нашей антиторпеде М15Э.

Вместе с тем нельзя не отметить большой объем НИОКР, проведенных Atlas Elektronik GmbH по тематике антиторпед, их высокий технический уровень. Это при разумной постановке задачи позволяет в сравнительно короткие сроки выйти на создание эффективной антиторпеды. И здесь немцы еще могут всех удивить.

Турки. TORK

Гораздо интереснее немецких мучений со SeaSpider другая тема, практически незамеченная в наших СМИ, – разработка турецкой антиторпеды TORK (и ее первые морские испытания, проведенные в конце 2018 г.).



Подробные ТТХ антиторпеды не раскрываются, ряд своих выводов (с учетом «открытого» характера статьи) я не считаю целесообразным для публикации, однако замечу, что антиторпеда TORK имеет в сравнении с SeaSpider гораздо более интересный и перспективный облик, а информация по испытаниям говорит об прагматичности и хорошем чувстве реальности турецких разработчиков.

Можно предположить, что антиторпеда TORK не только будет создана в заданные сроки, но может оказаться и первым образцом антиторпед, пошедшим на экспорт. Сегодня турецкие разработчики уже начинают вытеснять европейские фирмы с рынка средств противоторпедной защиты (ПТЗ), а экспорт российской антиторпеды М15Э практически сорван.


График разработки новых образцов морского подводного оружия ВМС Турции (в т.ч. антиторпеды TORK)


Исторически у нас сложилось довольно скептическое отношение к турецким разработчикам. Однако это очень серьезный «игрок» на рынке современного морского подводного оружия, что демонстрируют не только их новые разработки, но и факт того, что ВМС Турции оказались первыми в мире (с 2005-2006 гг.) эксплуатантами новейшего поколения торпед (с сверхширокополосными системами самонаведения, ССН) — немецкой DM2A4. Интересно что сами ВМС ФРГ получили DM2A4 в существенно «урезанном» виде (переделка старых DM2A3 с сохранением прежней узкополосной антенны), а ВМС США первую торпеду с сверхширокополосной ССН приняли в боекомплект в декабре 2006 г.

Значимой особенностью турецких НИОКР по ПТЗ является интеграция новых антиторпед в существующие комплексы ПТЗ (с средствами гидроакустического противодействия, СГПД), т.е. «интегральное», комплексное применение СГПД и антиторпед.

Отсутствие сегодня СГПД в составе отечественного комплекса «Пакет» является его серьезным недостатком. Более того, у нас оказались «забыты» даже такие простые и компактные средства ПТЗ, как малогабаритные коротколинейные гибкие буксируемые антенны (ГПБА) для предупреждения о торпедной атаке. В результате даже «стратегические» носители «Калибров» («Буян-М», «Каракурт») у нас абсолютно «слепы» под водой (штатная ГАС «Анапа» здесь не поможет, т.к. работает только на стопе и по диверсантам), и беззащитны от торпедных атак подлодок.


Коротколинейная ГПБА обнаружения торпед комплекса ПТЗ Hizir



Буксируемый прибор ПТЗ с ГПБА МГ-104ЭМ-Б (ЦНИИ «Морфизприбор»)


США. Mk46 mod.7 АТТ Tripwire

Работы США по тематике активных средств противоторпедной защиты можно условно разделить на 3 этапа:

• поисковые исследования 60-70-х гг., весьма интересные по результатам, но существенно уступавшим по эффективности СГПД (и потому не вышедшие из стадии исследований и испытаний моделей);

• попытка начала 90-х гг. «быстрого» создания антиторпеды на базе серийной малогабаритной торпеды Mk46 (испытания завершились неудачно, тема была закрыта);

• разработка антиторпеды АТТ/Tripwire, закончившаяся грандиозным скандалом в Комитете Конгресса осенью 2018 г. и решением о снятии уже установленных комплексов с кораблей ВМС США.


Антиторпеда АТТ/Tripwire


Жесткие требования по глубине и скорости Tripwire привели к неоптимальному соотношению длины и диаметра корпуса и значительному ограничению ее маневренности (фактически это размен «маневренности на глубину»). Это и стало главным фактором проблем АТТ/Tripwire с поражением торпед в приповерхностном слое воды, фактически срывом разработки.

Однако американскими разработчиками был создан очень серьезный научный и технический задел. И задача создания в короткие сроки эффективных антиторпед с ним вполне реальна (при условии адекватного руководства и постановки задач).

Италия, Франция. MU90HK

Антиторпеда MU90HK разрабатывалась консорциумом ЕUROTORP как модификация торпеды MU90. Скорость была повышена до «более 55 уз» (обычная для MU90 — 50 уз), а угловая скорость разворота до «более 70⁰/c».



Однако объективных данных завершения этой разработки нет. Несмотря на всю перспективность, это, вероятно, связано с общими проблемами проектов ЕUROTORP: оценки рынка торпед и серии MU90 оказались завышенными, средств не хватало, и под сокращение пошли не только модификации и перспективные варианты, но и просто объем испытаний. Характерно, что значительная часть выстрелов MU90 выполнялась изделиями с рымом на носу, т.е. торпедоболванками!


Выстрелы торпедой MU90 и ее торпедоболванкой


Даже по торпеде MU90,завершить разработку и доработать торпеду ЕUROTORP смог только после скандала с «австралийским тендером» (и массовыми проблемами с испытаниями торпед в его начале). В этой ситуации работы по MU90HK оказались «отложены до лучших времен» (на что наложился еще и разрыв между французскими и итальянскими разработчиками).

Вместе с тем высокие ТТХ торпеды MU90 и ее ССН позволяют в короткие сроки создать эффективную антиторпеду, а вместительные корабельные арсеналы малогабаритных торпед на кораблях ВМС западных стран — обеспечить их большой боекомплект на борту.

КНР. Режим антиторпеды предположительно имеет новая 32-см торпеда Yu-11

Официальная информация по созданию антиторпед в КНР отсутствует. Однако анализ публикаций в специальной литературе КНР показывает в целом ряде случаев не просто высокий их уровень, а явное знакомство их авторов с проблематикой антиторпед, причем как минимум уровня «личного анализа результатов испытаний».


Одна из публикаций в КНР по тематике антиторпед


С учетом сроков этих публикаций и известных работ по созданию торпед ВМС КНР имеются основания предполагать наличие модификации антиторпеды (или режима применения как антиторпеды) у новой (2015 г.) китайской малогабаритной торпеды Yu-11 (вероятная ее экспортная модификация — ЕТ60).


Трехтрубные торпеды аппараты (на фрегате проекта 054) и макет малогабаритной торпеды ЕТ60 (форум «Армия-2018»)


Мы. М15

Мы были первыми. Изначально для уничтожения торпед использовались реактивные бомбометные установки (РБУ), однако для их эффективного применения необходимо было очень точное целеуказание от гидроакустической станции (ГАС): не только по пеленгу, но и дистанции (для выработки точки встречи средства поражения и атакующей торпеды). Причем, как это ни парадоксально, с малошумными торпедами работать проще, т.к. высокая шумность старых (или очень скоростных) торпед для ГАС целеуказания играет роль источника помех, на фоне которых терялись эхо-сигналы от торпеды. Более того, у нас сегодня есть «специалисты» (и их начальники), заявляющие, что создание ГАС ЦУ по атакующей торпеде с высокой шумностью якобы «невозможно» и «нецелесообразно».

Для того чтобы расставить точки над i, приведу выдержку из воспоминаний матроса-гидроакустика с БПК «Адмирал Виноградов», по учениям с отражением массовых торпедных атак ПЛ. Подчеркну, это были не «специально срежиссированные стрельбы», а элемент реальной боевой подготовки ВМФ СССР (причем в сложных условиях) со штатной матчастью (ГАС), которую применял штатный личный состав (в т.ч. срочной службы):

Пущенная торпеда — очень шумное явление, обнаруживаемое и классифицируемое сразу и однозначно. Акустики должны были «поймать» торпеды и выдать на них целеуказание (ЦУ) для РБУ. И вот пуск. Идущая торпеда издает звук, похожий на работу электродрели, и, если пеленг на торпеду сильно не меняется, значит она идет на тебя. Сразу доклад: «Шум торпеды по пеленгу такому-то». Первые два пуска с левого борта почти на траверзе были. По первой торпеде Саня отработал нормально. Пару раз ее потерял, когда переключался между шкалами (наличие шкал — главный недостаток торпедного тракта, «промышленность» была в курсе и обещала исправить). ЦУ выдавал исправно, и вот в корме загремело, будто кто-то долбил огромным молотом — это отработала РБУ. Кэп с ходового: «Акустики молодцы! Но не расслабляйтесь!» Какое там расслабиться… На кнопках теперь сидел я, и руки у меня слегка дрожали. Это вам не тренажер. И вот опять пуск. Одна торпеда, и через секунды три — вторая. Мне с «Полинома» дают пеленг, а я работаю на максимальной дистанции обнаружения торпедного тракта, стараясь поймать торпеду как можно раньше. Но работать стало сложнее, под водой – «шумовой бардак», все включили станции, и часть гармоник засвечивает мне экран. Первую торпеду обнаружил. Пока ждал вторую, она ушла в ближнюю шкалу. Черт, переключаюсь туда. Первой нет. Начинаю лихорадочно переключать шкалы. Все в помехах. С ходового: «ЦУ выдаете?» — «Нет. Пеленг такой-то». Толку от того пеленга! Под всеобщее молчание продолжаю просматривать диапазоны дистанций, переходя на все более ближние. И тут, где-то на полутора километров, ловлю торпеду. Выдаю ЦУ. С ходового: «Вторую торпеду видите?» — «Нет». Через несколько секунд загремела РБУ. Вторую торпеду обнаруживал еще пару раз, но ЦУ выдать не смог. Шум от торпеды переместился на правый борт. Все, утопили нас ((.
Молча меняемся с Пустынником. И все повторяется. По двум торпедам сразу выдать ЦУ у нас не получается. Нас не ругают и не хвалят.


Источник: http://vif2ne.org/nvk/forum/0/archive/1084/1084717.htm.

Короткий вывод из текста: «большой комплекс» («Полином») обеспечивал обнаружение торпеды в режиме шумопеленгования и выдавал предварительное ЦУ противоторпедному тракту (ГАС «Полином-АТ»), который обеспечивал обнаружение торпеды в режиме гидролокации и выдачу точных данных ЦУ для эффективного применения РБУ. Описанные моменты потери контакта с торпедами — это издержки не столько техники (разработки начала 80-х годов прошлого века!) , сколько средства поражения (РБУ) требовавшего длительного «удержания цели», для того чтобы поразить ее (уже в «ближней зоне»).


З. А. Еремина. Главный конструктор ГАС ПТЗ «Полином-АТ», впервые в мире обеспечившей выработку точного ЦУ по атакующим торпедам (в т.ч. торпедам с высокой шумностью)


Еще раз подчеркну: технически обнаружение даже такой сложной и шумной цели, как торпеда 53-65К (стреляли именно ими), на ГАС «Полином-АТ» в режиме гидролокации было обеспечено на дальности более 1,5 км (причем в сложных гидрологических и помеховых условиях). Почему с этим испытывают «ряд проблем» «некоторые» «выдающиеся образцы гидроакустики XXI века»? Вопросы нужно задавать их создателям. Причем жесткие вопросы…

При наличии (в описанном случае) на борту БПК антиторпед, даже с ручным вводом данных в них перед выстрелом (т.е. без штатной системы управления комплекса «Пакет»), БПК имел реальную возможность перестрелять практически все выпущенные по нему торпеды: «обнаружение» – «цель в зоне» — «пуск» — «наведение» — «поражение».

А теперь — суть проблемы создания самих антиторпед.

Главная сложность заключается в том, что, в отличие от ЗРК, где скорости цели и средства поражения в 300000-100000 раз меньше скорости зондирующего импульса (РЛС), для антиторпед это соотношение составляет всего около 50 раз. Т.е. даже при «нулевых ошибках» «измерительной системы» (ССН) все равно неизбежны значительные ошибки наведения, обусловленные просто задержкой прихода сигнала (из-за ограниченной его скорости в среде). Этот фактор ставит крайне высокие требования к контуру управления антиторпеды и ее маневренности.

Увеличение же скорости антиторпеды имеет жёсткие ограничения по возникновению «отрывных явлений» на антенне ССН (и, соответственно, потери ССН возможности обнаруживать цели). Особенно остро эта проблема стоит для малогабаритных антиторпед.

«Классическое» для ЗРК требование — «скорость средства поражения должна существенно превышать скорость цели» в воде в большинстве случаев не работает — скорости антиторпед, как правило, меньше чем максимальные скорости торпед-целей.

Кроме того, особенно сложной проблемой является «приповерхностный слой», часто из-за плохой гидрологии в нем и множественных ложных отражений от поверхности.

Работы по созданию антиторпед были начаты в СССР во второй половине 80-х годов (в ГНПП «Регион», тема «Ласта»). Первый вариант антиторпеды, был реализован еще на серийной элементной базе СССР и был вполне функционален (с рядом ограничений), и вполне обеспечивал поражение целей типа Mk48.

Несмотря на тяжелые условия 90-х гг. разработка шла успешно. Впервые в мире в 1998 г. мы провели серию успешных испытаний макетных образцов антиторпед.

Примечание: формально в США стрелять антиторпедами начали раньше, в начале 90-х, однако их серия испытаний (переделанных торпед Mk46mod.7) оказалась неуспешной, и программу закрыли.

Один из результатов работы по «Ласте» — серийная антиторпеда М15Э комплекса «Пакет».


Ранний вариант антиторпеды М15Э (ССН с «каннелюрами»)



«Поздний» вариант антиторпеды М15Э с «обтекаемой» ССН (без «каннелюр»)


Однако ситуация далека от благостной.

Да, сегодня по антиторпедам мы, безусловно, впереди всех. Да, наша антиторпеда М15Э имеет очень высокую вероятность уничтожения атакующей торпеды.

Однако мы затянули завершение работ по антиторпедам настолько, что в 2013 г. вообще стоял вопрос закрытия работ по тематике, и из реальных результатов можно было предъявить только 1998 г. После этого стрельб антиторпедами просто не делали! Не могли? Могли! Просто «так работали».

Попытки «задушить» «Пакет» и «Ласту» прекратились только после блестящей серии испытаний 2013 г. (при наличии реальных технических возможностей провести их много раньше).



Мы практически «завалили» оснащение носителей антиторпедами (кроме кораблей проектов 20380 и 22350), ничего не сделали для экспорта.

Можно заслуженно гордиться тем, что сделали Шахиджанов и Панферов в 90-х гг., но очень неприятным фактом является то, что их преемникам, по-хорошему, должно быть сегодня стыдно за результаты своей работы.

Фактически мы до сих пор «сидим на результате» 1998 г. (в то время как зарубежные разработчики активно работают).

Предложения по созданию перспективных отечественных комплексов (с многократно увеличенной от «Пакета» эффективностью) положены под сукно.

Высказанное мнение не является голословным. Автор является непосредственным разработчиком предложений по «перспективному пакету» для Научно-технического совета ВПК при правительстве РФ в 2013 г. Причем эти предложения были результатом коллективной работы, и не только специалистов ГНПП «Регион», ряд интересных и перспективных идей были высказаны (и учтены в этих предложениях) ведущими специалистами КМПО «Гидроприбор».

Сегодня мы рискуем потерять полученный задел и «антиторпедный» приоритет. Остаётся одно: общественная реакция. Практика показывает, что это порой срабатывает.

Здесь же серьезная проблема экспорта. Имея не просто эффективный, а уникальный экспортный продукт, не имеющий аналогов у конкурентов, нужно было умудриться полностью «завалить» его экспорт.

На МВМС-2017 заместитель гендиректора ГНПП «Регион» по экспорту г. Суслов заявил автору:
Ничего этого не нужно, на фирме сейчас столько денег (по ГОЗ), сколько никогда не было.


Не нужно? Много денег? Это сейчас, а что будет завтра? Особенно когда мы уже теряем потенциальных заказчиков (тех же наших ПЛ), а что будет, когда за границей появятся альтернативные нашей М15Э предложения?

Новости СМИ об отказе Малайзии и Таиланда от наших экспортных подлодок. С учетом ряда проблем по ним ситуация понятная. Только вот простой вопрос: а кто-нибудь предлагал у нас экспортные подлодки с экспортными антиторпедами? Повторюсь, технически никаких проблем нет, обнаружение торпед обеспечено, так же, как обеспечено и надежное наведение на них антиторпед и их уничтожение.

А какова «позиция» по этому вопросу нынешнего главного конструктора проекта 636 Молчанова И.Б.?

«Пожалуйста, не беспокойте»? Почему сегодня его корабли (проекта 636.3) строятся для ВМФ с серьезными недостатками? Где антиторпеды в их боекомплекте? Где ГПБА?

А куда смотрят и о чем думают начальник кораблестроения ВМФ Тряпичников и главком ВМФ Королев?

Подведём итог.

Да, пока мы по антиторпедам впереди. Ещё впереди.

Но если мы будет «работать» так же, как сейчас, уже в ближайшие годы (начало 2020-х годов) рискуем оказаться аутсайдерами. Наши зарубежные конкуренты, в последние годы проведшие очень большой объем исследований и испытаний, имеют все возможности для рывка вперед и обгона нас.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

127 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти