Трагическая бомбардировка Новороссийска 1914 года. Часть 1

16 октября (29 октября) 1914 года германо-турецкие корабли начали варварский обстрел фактически беззащитного города-порта Новороссийска. Два боевых корабля «Берк-и Сатвет» и «Бреслау» («Мидилли») открыли в тот день ураганный огонь по нефтеналивным цистернам, портовой инфраструктуре и мирным кварталам. Дым от ужасного пожарища по воспоминаниям офицеров неприятеля, ввергнувших рабочий южный город в огненный ад, был ещё долго виден, когда с горизонта пропала даже сама береговая линия.

Главное же, эта трагедия стала следствием ряда ошибок, допущенных как командованием Черноморского флота, так и высшим начальством в Санкт-Петербурге. Одной и, верно, самой обидной ошибкой, которую не исправили вплоть до Великой Отечественной войны, было халатное и невнимательное отношение к укреплению обороны города, который ни в период Кавказских войн, ни в период Крымской войны, когда пришлось оставить всю береговую линию ввиду её небоеспособности против морских сил, не брался в расчет начальством. Даже саму возможность ведения боевых действий неприятелем против приморского города с моря почему-то обходили стороной. И это, несмотря на тот факт, что город активно развивался, через него шла перевалка нефти, пшеницы и прочих стратегических товаров и сырья.


Трагическая бомбардировка Новороссийска 1914 года. Часть 1

"Бреслау" ("Мидилли") под турецким флагом

28 июля 1914-го года разразилась Первая мировая война. В самом начале Турция официально поддерживала нейтралитет, хотя неофициально взаимодействовала с Германской империей по всем направлениям, включая военно-промышленную сферу. Так, уже в августе немецкие боевые корабли начали патрулирование Дарданелл вместе с турецкими военно-морскими силами. Кроме того, заранее была оговорена военная помощь для турок. 16 августа немецкий лёгкий крейсер типа «Магдебург» «Бреслау» встал на якорь напротив Константинополя и в тот же день поднял… турецкий флаг. Официально было объявлено, что корабль продан Османской империи. В реальности же его просто передали, да ещё с сохранением значительной части немецкого экипажа.

«Бреслау» был переименован в «Мидилли». Но опять же, стоит повторить, что это была чистая формальность, т.к. офицерский состав крейсера был практически полностью укомплектован немцами. Для фиктивной приёмки корабля на него, конечно, загнали с десяток турецких моряков, но даже командующим обновлённых турецких ВМС был назначен никто иной как германский адмирал Вильгельм Антон Сушон. Более того сам Сушон неоднократно заявлял, что не считает себя связанным решениями Османских властей.


Адмирал Сушон

Окончательно любые колебания со стороны османов рухнули после того, как в Константинополь прибыла часть германского золота. Вскоре был разработан план начала боевых действий на Чёрном море против Российской империи. Адмирал Сушон, следуя засекреченному приказу Энвера-паши (военный диктатор, идеолог пантюркизма, панисламизма и геноцида армян и всех христиан, попадавших под влияние Османской империи), хотя по факту это было просто «согласие» с планами немцев, решил атаковать все русские порты на Чёрном море.

Всё это время из Германии через нейтральные страны в Константинополь доставлялись команды немецких морских офицеров, боеприпасы и различные материалы, требуемые для ремонта и обслуживания боевых кораблей. К тому же, чтобы хоть как-то оправдать неприкрытую агрессию, которую легко истолковать как военное преступление, против мирной страны, в Константинополе начали распространять слухи о том, что якобы русские корабли были замечены у Босфора во время минных постановок. Эта ложь была запущена с одобрения адмирала Сушона, и, как ни странно, она вращается в информационном поле по сей день.



Энвер-паша втречается с западными "друзьями"

В середине октября турецкие ВМС вышли в море, заранее осознавая свою цель – война против Российской империи. В составе эскадры находились и лёгкий крейсер «Бреслау», идущий в кильватерном строю под турецким флагом и именем «Мидилли», и минный крейсер (также его относят к классу торпедных канонерских лодок) «Берк-и Сатвет».

Крейсер «Бреслау», входивший в Средиземноморскую дивизию Императорских ВМС Германии, был спущен на воду в 1911-м году на верфи Stettiner Maschinenbau AG Vulca. Водоизмещение крейсера с полной боевой нагрузкой составляло 5040 тонн. Длина корабля – 138,7 метра, ширина – 13,5 метра, а осадка не превышала 4,4 метра.

Корпус состоял из 16-ти водонепроницаемых отсеков и был опоясан бронёй. Броневой пояс был сделан из 60-мм никелевой брони, правда, местами толщина менялась, начиная от 20 мм и более. Боевая рубка имела толщину стенок до 100 мм и стальную 20-мм крышу из никелевой брони. Орудия главного калибра прикрывались щитами толщиной 50 мм. Дальномер прикрывался 30-мм бронёй.


Энергетическая установка представляла собой две паровые турбины при 16 паровых котлах Шульца-Торникрофта, обеспечивающих скорость хода в 28 (по другим данным 27) узлов. Дальность плавания составляла 5820 миль экономичным ходом. Общая численность экипажа доходила до 354 человек, включая 18 офицеров. Что примечательно, с 1914 по 1915-й годы на «Мидилли» проходил службу будущий гроза глубин – Карл Дёниц. Когда же корабль формально продали Османской империи, командованию пришлось менять не только флаг и принять в экипаж пару десятков турок. Так, чтобы гладковыбритые «турецкие» блондины не так сильно бросались в глаза, их переодели в турецкую форму, а на голову водрузили османские фески – по обычаю флота Порты.


"Бреслау" на турецкой открытке

Артиллерийское вооружение крейсера состояло из 12-ти 105-мм корабельными орудиями SK L/40. Два из них были помещены бок о бок на баке, восемь расположены в средней части судна по четыре с каждого борта, и два бок о бок в кормовой части. Дальность стрельбы этих орудий доходила до 12700 метров. Также имелось и торпедное вооружение в виде двух однотрубных 500-мм торпедных аппаратов с боекомплектом в 5 торпед. Корабль к тому же имел возможность принять на борт до 120 якорных мин.

Командование кораблём на тот момент было возложено на фрегаттен-капитана Пауля Кеттнера.

Корабль «Берк-и Сатвет» был, по сути, одним из отголосков уже прошедшей ко времени его спуска на воду моды на минные (торпедные) крейсера. Эти корабли надежд не оправдали, поэтому остались далеко за бортом истории, а само их имя трактуется по-разному – торпедные канонерские лодки, просто канонерки, минные или торпедные крейсера.

«Берк-и Сатвет» был заложен на верфи Germaniawerft в немецком городе Киль в 1906-м году. Корабль строился по заказу Османской империи, а в 1907 году он вступил в строй в составе военно-морских сил Порты.

Крейсер обладал следующими характеристиками: длина -80 метров, ширина – 8,4 метра, осадка – 2,5 метра. Энергетическая установка позволяла развить скорость в 18 узлов при дальности плавания 3730 миль. Водоизмещение полное – 787 тонн. Экипаж, учитывая офицеров, насчитывал 105 человек.


"Берк-и Сатвет"

Основным вооружением крейсера, как ясно из названия, были три 450-мм торпедных аппарата. Артиллерийское вооружение включало в себя два 105-мм орудия, шесть 57-мм орудий и два 37-мм орудия. У крейсера «Берк-и Сатвет» был и систершип с весьма синонимичным названием «Пейк-и Шевкет», их порой путают, т.к. не только названия этой парной серии похожи, но и судьбы. Обоих ждёт сдача на металл в 1944-м году.

Но вернёмся в 1914 год. «Османская» эскадра под управлением немецкого адмирала стремительно приближается к нашим берегам. По задумке Сушона, они должны были выставить несколько минных заграждений и нанести стремительный удар по русским портам. К тому моменту каждый корабль эскадры имел свою цель. Судьба стать первой мишенью выпала Одессе.

16 октября 1914 года в час ночи «турецкие» эсминцы «Гайрет» и «Муавенет» (собратья по типу S-165) увидели огни Одессы. Из-за скверно организованной охранной службы на рейде порта эсминцы со включёнными ходовыми огнями умудрились пройти в гавань – их приняли за русские корабли. Вскоре командующий «турецким» соединением корветтен-капитан Рудольф Мадлунг совершил торпедную атаку канонерской лодки «Донец», а, после поражения последней, открыл артиллерийский огонь по кораблям в порту и портовой и городской инфраструктуре. В итоге набег был скоротечным, и, как только был открыт ответный огонь, эсминцы ретировались.


"Муавенет"

По телеграфу понеслось сообщение о начале войны с Османской империей. Через считанные часы после обстрела Одессы аналогичному нападению подверглись Севастополь и Феодосия. При этом в Феодосии портовые власти в лице начальника порта Михаэлиса окажутся полностью не готовы к нападению, так как телеграмма о начале войны, отправленная ещё в 6 часов утра уже из Севастополя прибудет только в 9:30…

Несмотря на крупные разрушения и пожары в Феодосии, паники и связанных с нею жертв удалось избежать благодаря действиям начальника государственного ополчения генерал-лейтенанта Николая Константиновича Крушевского. Именно по его приказу на экстренном поезде было вывезено на станцию Владиславовка местное отделение Государственного банка. Именно он подготовил эвакуацию грузов из порта и провиантских магазинов и приказал полицмейстеру задержать всех подданных Порты и организовать патрулирование улиц во избежание грабежей.

А тем временем «Бреслау», он же «Мидилли», и «Берк-и Сатвет» уже нацелились на Новороссийск. Позже в своём дневнике один из немецких матросов некий W. Wath, в котором уже в 1914-м году проснётся маленький фюрер, напишет:

«Небо проясняется, солнечные лучи играют над городом, мирно покоящимся перед нашими глазами. Невольно подымается чувство сожаления при мысли о том ужасе, который ожидает город через несколько часов. Но это только минутная слабость! Итак: око за око, зуб за зуб! Теперь для нас, немцев, наступил час расплаты, и поэтому долой всякие сожаления!»


Беззащитный портовый город удил рыбку на молах, докеры разгружали железнодорожные составы, а через элеватор шло зерно. Очень скоро город утонет в чёрном дыму пожарищ…

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти