Долина смерти. История гибели 18-й стрелковой дивизии во время Советско-финской (зимней) войны

70 лет назад 30 ноября 1939 года началась Советско-финляндская (зимняя), «незнаменитая» война. 105 дней шли жестокие и упорные сражения, которые принесли много горя и советскому народу, и финнам. К большому сожалению, в России только некоторые СМИ вкратце сообщили об этой печальной дате. А со стороны нашего руководства вообще не было никакой реакции. Вероятно, указание майского совещания 1940 года при ЦК ВКП(б), на котором проходил разбор боевых действий-об этой войне вспоминать не рекомендуется, действует и по сей день. В Финляндии все наоборот. В Хельсинки траурные мероприятия прошли у памятника маршалу Карлу Маннергейму и на воинском кладбище в Хиетаниеми. Кроме того, в Кафедральном соборе финляндской столицы состоялась поминальная служба, в которой приняла участие президент страны Тарья Халонен с супругом.

Мы хотим адресовать наш материал всем, кто интересуется историей отечества, кому дороги понятия честь, доблесть, героизм русского воина. И расскажем о малоизвестном факте гибели 18-й стрелковой дивизии в печально известной «Долине смерти» близ карельского городка Питкяранта. Этим людям выпала страшная судьба.

Долина смерти.  История гибели 18-й стрелковой дивизии во время Советско-финской (зимней) войны



ЗАПАХ ВОЙНЫ

С начала ноября дивизия уже готовилась к войне. Настроение бойцов было приподнятое, и никто не сомневался в скорой победе. Дороги из Петрозаводска и Лодейного Поля были забиты войсками. Но 7-го ноября, когда все слушали по радио выступление наркома Ворошилова перед войсками, об отношениях с Финляндией не сказано ни слова. Командиры стали делать смелые выводы: дипломаты договорились, финны согласились с нашими здравыми требованиями, увидев, какая сила прет к их границам. А 12 ноября Ворошилов приказал привести войска ЛенВО в боевую готовность и к 17-му ноября быть готовыми ко всему. 20-го ноября дивизию посетили Секретарь ЦК ВКП(б), Секретарь Ленинградского обкома партии Жданов и командующий Ленинградским военным округом Мерецков. Встречали их командир Дивизии Черепанов и полковой комиссар Разумов. Гостей свозили в показательный 316-й полк, которым командовал полковник Кондрашов. Там им показали прекрасную подготовку снайперов, рассказали, что зимы не боятся и тренируются спать в шалашах без печек и обогрева. Настроение у бойцов боевое - проучить зарвавшуюся финскую моську. Гости остались довольны. Жданов объявил, что дивизия вполне боеспособна, и распорядился создать 15-суточный запас продуктов, боеприпасов и фуража. 28-го ноября вся дивизия забурлила: у Майнила из пушек обстреляли наших, есть убитые и раненые. По радио передают, что митинги идут по всей стране и советский народ заявляет, что за кровь наших товарищей белофинские авантюристы будут наказаны. Вечером из Петрозаводска по распоряжению члена Военного Совета ЛенВО Жданова прибыл секретарь обкома партии Карельской республики Куприянов и представитель штаба 8-й армии, в которую входила дивизия. Был зачитан приказ по 8-й армии о назначении Черепанова командиром 56-го корпуса, а командиром 18-й дивизии - полковник Кондрашов с присвоением ему внеочередного воинского звания комбриг.

ЗАВТРА БУДЕТ ВОЙНА

Вечером 29-го ноября в штабе дивизии состоялось совещание, на котором был зачитан приказ войскам ЛенВО.

«ПРИКАЗ ВОЙСКАМ ЛЕНИНГРАДСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА»

29 ноября 1939 г.

Терпению советского народа и Красной Армии пришел ко­нец. Пора проучить зарвавшихся и обнаглевших политиче­ских картежников, бросивших наглый вызов советскому на­роду, и в корне уничтожить очаг антисоветских провока­ций и угроз Ленинграду!

Товарищи красноармейцы, командиры, комиссары и по­литработники!

Выполняя священную волю Советского Правительства и нашего Великого Народа, приказываю:
Войскам Ленинградского Военного Округа перейти грани­цу, разгромить финские войска и раз и навсегда обеспе­чить безопасность северо-западных границ Советского Со­юза и города Ленина — колыбели пролетарской революции.

Мы идем в Финляндию не как завоеватели, а как друзья и освободители финского народа от гнета помещиков и ка­питалистов.

Мы идем не против финского народа, а против прави­тельства Каяндера—Эркно, угнетающего финский народ и спровоцировавшего войну с СССР.

Мы уважаем свободу и независимость Финляндии, полу­ченную финским народом в результате Октябрьской Револю­ции и победы Советской Власти.

За эту независимость вместе с финским народом боро­лись русские большевики во главе с Лениным и Сталиным.

За безопасность северо-западных границ СССР и славно­го города Ленина!

За нашу любимую Родину! За Великого Сталина!

Вперед, сыны советского народа, воины Красной Армии, на полное уничтожение врага.

Командующий войсками ЛенВО тов. Мерецков К.А.
Член Военного Совета тов. Жданов А.А.»


Затем была поставлена задача дивизии:

1.Занять приграничную деревню Кяснясельку. Далее, придерживаясь основной дороги, ведущей на юг на Питкяранту-Сортавала, полосой наступления до 8 километров.

2.Овладеть селами Уома, Лаваярви, Митро, Южное Леметти, Койриноя.

3.Выйти на направление Импилахти-Ляскеля-Сортавала и без промедления захватить город Сортавала.

4.На заключительном этапе выходит в тыл финских войск и соединяется с нашими войсками, ведущими бои на Карельском перешейке.

После завершения совещания пришло известие, что по радио выступал Молотов и сообщил о разрыве отношений с Финляндией. Так началась Советско-Финская война.

ВОЙНА

Война началась 30 ноября 1939 года в 8 часов утра. Сначала был артобстрел, а затем советские войска пересекли границу. Приграничная Кясняселька была занята быстро, без боя. Появились первые потери - на мине подорвался танк Т-26 и весь экипаж погиб. А дивизия устремилась дальше на запад, ведь ко дню рождения Сталина нужно было выполнить поставленную боевую задачу.

К 19-му декабря дивизия продвинулась на 40 километров на запад и овладела Южным Леметти. Были первые бои за села Уома и Лаваярви. И бойцы столкнулись с непривычной им тактикой финнов – колонна упиралась на завал, устроенный на дороге, и как только саперы приступали к расчистке- начинался обстрел снайперами(кукушками). Второй, метод был скорее психологическим. Обычно, утром, из леса, выныривала группа лыжников с двух, с трех сторон, постреляют пять- десять минут из-за деревьев и уходят обратно в лес. Метод очень действенный. Цель – запугать противника и создать панику.

Уже были потери, самострелы и дезертиры.

Дивизии в усиление была придана 34-я легкотанковая бригада под командованием комбрига Кондратьева. И вся эта армада двигалась на запад по узкой дороге, пока не уперлась…

ОКРУЖЕНИЕ

28-го декабря – день начала гибели дивизии. Финны, скрытно пройдя лесными дорогами, вышли к Лаваярви и, пользуясь внезапностью, захватили гарнизон. Бой длился почти весь день, но финнов наши не смогли сковырнуть обратно- дорога на Петрозаводск была перерезана.

Затем вторая группа финнов ударила по Уома. Телефонная связь с центром прервалась, видимо, провода перерезали, а по рации не связаться. Уома – это был тыл дивизии: склады продовольствия, снаряды, патроны, бензин, фураж для лошадей, обмундирование.

Обоз, везущий зимнее обмундирование, не смог пройти через финнов, и рядовой состав дивизии остался без полушубков, валенок, ватников, а мороз все крепчал.

Комдив Кондрашов не захотел идти на выручку тыловым гарнизонам (тогда надо было бы отказаться от наступления, будет нарушен график и приказ командования).

А в начале января финны начали окружать южное и северное Леметти. С постов стали пропадать часовые, и лишь утром обнаруживалась уходящая в лес лыжня, говорящая что ночью в гарнизоне опять побывали финские разведчики.

3 января на гарнизон с трех сторон пошли финны. Они рвались к двум штабным землянкам, видимо, уже знали, кто где сидит. Атаку дружно отбили. Финны своих убитых утащили с собой, наши остались лежать на месте. Далее финны тайно подтянули артиллерию и ежедневно стали обстреливать позиции дивизии, особенно туго пришлось танкистам, финская артиллерия методично расстреливали сгрудившиеся неподвижные танки. Телефонная связь с полками была нарушена, а затем восстановлена; видимо, восстановили финны, и теперь, вероятно, вся телефонная линия прослушивается. Активизировались снайперы, особенно их интересовали командиры, которых не трудно было вычислить по белым полушубкам. Теперь передвижение по гарнизону стало не безопасным.

Комдив Кондрашов по согласованию с танковым комбригом Кондратьевым издал приказ об организации круговой обороны Южного Леметти. Это значит, что надо распределить остатки артиллерии на предполагаемых участках наступления финнов, устройство дзотов, пулеметных гнезд, траншей и окопов. Был так же издан приказ о переходе на урезанную норму питания. Для того, чтобы бойцы не расслаблялись, устроили показательный расстрел трех человек: двух самострелов и часового, заснувшего на посту. Разведчики взяли пленных и в дивизии услышали имя финского командира, руководившего окружением Южного Леметти – майор Аарнио Матти Армас «Мотти-Матти» (мастер котлов Матти), командир 4-го егерского батальона. Финские самолеты забрасывали гарнизон листовками, в которых призывали рядовых бойцов сдаваться, а принесенное с собой оружие обменивать на деньги. Особенно лестное предложение было танкистам: за танк предлагали 10000 рублей. Бойцы конечно смеялись над этими «творениями» финнов, а на душе была тревога, сумятица и страх. Но самое страшное было еще впереди. Надвигалась новая беда – морозы, а наши были к ним не готовы.

В штаб 8-й армии полетела первая тревожная шифрограмма:

«Положение критическое. Командные пункты полков беспрерывно атакуются. В ротах осталось 30-40 человек. Тылы не прибыли. Требуется срочная эффективная помощь, иначе будет поздно».


Долина смерти.  История гибели 18-й стрелковой дивизии во время Советско-финской (зимней) войны
Карта-схема окруженного гарнизона в Южном Леметти. Составлена в штабе 39-го пехотного полка финской армии
1.Пушки гаубичного полка. 2. Землянки политотдела. 3. Штаб 18-й стрелковой дивизии. 4. Знак для сброса грузов с воздуха. 5. Позиции артиллерии, пулеметные точки. 6. Батальон связи. 7. Танки химического взвода(огнеметы). 8.Штаб 34-й танковой бригады. 9.Противотанковый артдивизион. 10.Танки, защищаемые пехотой(закопанные в снег). Жилые землянки. I / JR-39 – Первый батальон 39-го финского пехотного полка. 1.К – Первая рота. 2.К – Вторая рота. 3.К. – Третья рота.


Долина смерти.  История гибели 18-й стрелковой дивизии во время Советско-финской (зимней) войны


16 января был одним из самых страшных дней. Мороз 40 градусов. Говорят, ночью было до 50 градусов. Многие часовые отморозили руки и ноги. Медсанбат переполнен. Это первая беда, а вторая- бесконечный артобстрел весь день. Впервые прилетели финские бомбардировщики и произвели бомбардировку гарнизона. На обеде объявили, что столовая закрывается. Слишком велик риск передвижения людей по гарнизону, к тому же нет мяса, хлеба, а оставшиеся продукты подлежат тщательному учету и будут выдаваться сухим пайком в подразделения. Лошадей уже всех съели – некоторых зарезали, некоторые околели сами по себе, ибо ни овса, ни сена в запасе уже не было. Но все же гарнизон яростно сопротивлялся, и сдаваться не собирался.

19 января из Северного Леметти вырвался небольшой отряд танкистов из 34 легкотанковой бригады и пробрался в гарнизон Южное Леметти. Танкисты рассказали, что их тоже окружили. Артиллерия первым делом уничтожила бензовозы и обездвижили танки. Сами же машины старались не уничтожать, а только повредить, танки финнам были самим нужны и они старались их захватить. Когда положение стало совсем безнадежным было принято решение прорываться к своим, в Южное Леметти. Стали уничтожать оставшиеся танки, взорвали и сожгли около 50 машин. Отход остались прикрывать Владимир Терешков (отец первой женщины-космонавта Валентины Терешковой) и Владимир Грязнов, пока колонна уходила, они все стреляли по финнам. Держались около часа, до последнего снаряда, потом погибли.

А в Южном Леметти начался голод. Шифрограмма в штаб 8-й армии от 28.01.40г:

«Держались на лошадях. Теперь их нет – поели. Самолеты сбрасывают мало и нерегулярно. Продуктов нет, истощены. Бросили соль, но она рассыпалась. Народ истощен. Надо бросать сухари, концетраты, соль. Примите меры.


Самолеты прилетали и сбрасывали грузы, но большая часть их либо попадала к финнам, либо разбивалась при падении. Продовольствия все равно не хватало и некоторые бойцы уже начали варить похлебку из кожаных ремней.

Но гарнизон стоял, сопротивлялся и все еще надеялся на помощь.

В начале февраля финны начали опутывать гарнизон колючей проволокой. Прибивали колючку прямо к деревьям в несколько рядов на разной высоте. Теперь дивизия была уже точно в капкане. Снайперы стреляют весь день всех, кто появится в зоне поражения. Создавалось такое впечатление, что финны превратили гарнизон в стрельбище и устраивают спортивные соревнования. И только с наступлением сумерек гарнизон начинал оживать. Вылазки разведчиков в тыл финнов почти прекратились, а если и происходили, разведчики как правило обратно не возвращались.

16-го февраля с утра начался минометный обстрел. Потом заговорили пулеметы. Финны пошли в атаку, но попав под наш пулеметный огонь – отошли. Мороз достигал 40 градусов. Затем началась психическая атака: в лесу пели финские женщины, били в бубны и приплясывали. За ними шли бывшие моряки, участники кронштадского мятежа, осевшие в Финляндии. Горланили по русски «Яблочко» под гармошку и ругались матом. Прикрывали же их юнкера Выборгской военной школы. Защитники гарнизона решили, что сошли с ума.

Тем временем в этой шумихе, безо всякого разрешения на выход из окружения, на свой страх и риск, десяток наших танков пошли на прорыв кольца. С танкистами рванулись остатки двух батальонов танковой бригады 179-го мотострелкового и 224-го разведывательного, остатки 208-го и 316-го полков. Но вырваться им не удалось, напоролись на засаду и почти все погибли – 1700 человек.

Шифрограмма от 19.02.40г:

«Штаб армии. Ковалеву. Почему морите голодом? Дайте продуктов. Помогайте, выручайте, иначе погибнем все. Кондрашов».


«Положение тяжелое. Несем потери, здоровых 360, больных 750. Ослабели окончательно. Срочно помогите. Держаться нет сил».


Шифрограмма от 22.02.40г:

«Черепанову, Серюкову. Авиация по ошибке бомбила нас. Помогите. Выручайте иначе погибнем все».


Все, кто остался жив после окружения, вспоминали, что расценивали эту бомбежку, как уникальный подарок командования ко Дню Красной Армии.

23 февраля – День Советской Армии начался обстрелом финской артиллерии. Финны выкатили орудия (которые в свое время захватили у дивизии) на прямую наводку и примерно с трехсот метров стреляли по остаткам танков дивизии прямой наводкой. Через два часа почти все танки были уничтожены. Это был конец. Вся надежда обороны дивизии, вся ее огневая мощь – были танковые пушки.

Шифрограмма от 23.02.40г:

«Погибаем. Катастрофа началась. Требуем разрешения на выход. Дожидаемся до 16 часов. Кондрашов. Кондратьев».


… Команды на выход, на прорыв не последовало.

Шифрограмма от 27.02.40г:

«Вы нас все время уговариваете, как маленьких детей. Обидно погибать, когда рядом стоит такая большая армия. Требуем немедленного разрешения на выход. Если это разрешение не будет дано, мы примем его сами или примут его красноармейцы. Кондрашов. Кондратьев».


И вот, наконец, долгожданный приказ пришел…

ПРОРЫВ

28.02.40г. В 18.00 получено разрешение на выход из окружения. В 21.00 будет осуществлен прорыв. Остатки дивизии и 34-й танковой бригады будут поделены на две колонны. Более сильные идут в первой колонне – руководят комдив Кондрашов и комбриг Кондратьев. Во второй колонне идут ослабевшие. Командует всей операцией начальник штаба дивизии полковник Алексеев, он же поведет вторую колонну. Военному комиссару Разумову, поручается вынести и спасти знамя дивизии. Раненых, а их было более трехсот человек, решено оставить на милость победителя. Сбор в 20.30.

В 21.00 вперед пошла разведка, за ней – саперы с ножницами. Когда колючку перерезали – вся колонна бросилась бегом вперед. Все кричали «ура!» и стреляли на ходу куда попало. Передовой отряд напоролся на финский лагерь, о существовании которого не знали. Бой там завязался очень жестокий, и это спасло основную колонну от неминуемой гибели. В этом бою погибло около двухсот человек, в их числе и комиссар Алексей Разумов, знамя дивизии было захвачено противником (об этом финны передавали по радио и писали в листовках). А колонна шла дальше… Были еще стычки с финскими сторожевыми постами, но их забрасывали гранатами и бежали дальше. Алексеев подбадривал: не жалей пота – сбережешь кровь! Когда рассвело, появились наши самолеты и стали указывать путь продвижения и вскоре колонна вышла к своим.

А первую колонну постигла совсем другая судьба – трагическая. Этот эшелон должен был следовать за второй колонной, замыкать строй. В ней были относительно крепкие бойцы, и в случае преследования они должны были дать отпор финнам и защитить вторую, более слабую колонну. Но эта колонна, почти 2000 человек, двинулась по дороге на Кяснясельку, которая привела их в Леметти. Финны предусмотрели такой вариант и устроили на дороге завалы, поставили мины, а после завалов по обе стороны дороги построили дзоты. Подпустив колонну, загнав ее на мины, финны принялись уничтожать колонну и истребили ее полностью. Погибла и попала в плен вся колонна. Все кроме комдива Кондрашова и его адъютанта. Кондрашов переоделся в форму рядового красноармейца, снял с убитого бойца шинель, буденовку и вместе со своим адъютантом догнал вторую колонну и плелся в самом ее хвосте. Уничтожал первую колонну 4-й егерский батальон под командованием майора Матти Аарнио (мастер котлов Матти).

Комдива Кондрашова расстреляли 29 февраля 1940 года без суда и следствия во дворе госпиталя поселка Салми, судьба комбрига Кондратьева неизвестна.

Так погибла 18-я стрелковая, ордена боевого красного знамени, дивизия. Из 15000 человек из окружения вышли 1237 человек, половина из них раненые, обмороженные. Количество погибших на этом маленьком пятачке, составило 10 процентов от общего количества погибших во всей советско – финской войне.

Долина смерти.  История гибели 18-й стрелковой дивизии во время Советско-финской (зимней) войны
Алексей Николаевич Разумов – начальник политотдела дивизии, полковой комиссар.


Долина смерти.  История гибели 18-й стрелковой дивизии во время Советско-финской (зимней) войны
Южное Леметти после взятия финскими войсками. Фото из финских архивов.


ИТОГИ

Бои в районе города Питкяранта отличались крайне ожесточенным характером и части Красной Армии понесли на этом направлении тяжелые потери. 18-я с.д. была почти полностью уничтожена (из 15 тыс. остались в живых около 1300 человек). В ходе зимней войны это было единственное соединение РККА подвергшееся полному разгрому. Поскольку в эту дивизию призывались в основном жители Карелии, это означало, что в 1940 г. тысячи детей в КАССР остались сиротами.

Безвозвратные потери РККА (убитые, умершие от ран и пропавшие без вести) на Питкярантском направлении в целом составили с 30.11.1939 по 13.3.1940 не менее 35 тыс. человек. Это – наибольшие потери, которые понесли Вооруженные Силы СССР за весь период второй мировой войны на фронте от Свири до Баренцева моря.

Сов. секретно

АКТ
17-го марта 1940 г. Леметти Южное.


На основании приказа командарма 15 Армии командарма 2-го ранга тов. Курдюмова, комиссия под председательством Военного Комиссара 56 стрелкового корпуса — бригадного комиссара тов. Серюкова в составе членов: и.д. командира 18 СД — полковника Алексеева, и.д. военного ко­миссара 18 СД — ст. политрука Нацуна, зам. нач. Особого Отдела 56 СК — ст. лейтенанта Козлова, начальника 2-го отдела 56 СК — капитана Мочалова, осмотрели район Леметти Южное и установили следующее:

Леметти Южное носит следы ожесточенных и упорных боев, представляя из себя сплошное кладбище трупов, разбитых боевых и транспортных машин. Вся площадь обороны КП 18 СД изрыта воронками от снарядов, деревья на 90% в районе обороны скошены арт. снарядами. Обнаружено 10 землянок, разрушенных арт. снарядами 152 м/м артиллерии, с находившимися там людьми. Оставшиеся землянки в большинстве своем взорваны финнами по занятии ими Леметти. Найдены 18 трупов красноармейцев, со­
жженных финнами в землянках, один труп найден в землянке, привязанный проводами к нарам и расстрелянный, и один труп с затянутой веревкой на шее. Машины, деревья, железные трубы печей землянок и все местные предметы изрешечены пулями и осколками снарядов. Все военно-хозяйственное имущество и личное снесено и сложено финнами кучами вдоль дороги.

КП 18-й СД был окружен противником силою более полка, о чем свидетельствует наличие окопов, оборудованных огневых пулеметных точек и огневых позиций артиллерии, а также обнаружено наличие финского лагеря и КП финнов в 2,5 км восточнее Леметти Южное (координаты 4022Г, 4024А карта 100.000). Окопы противника располагались от окопов защитников Леметти местами в удалении 50-100 м.

Финнами перед окопами установлено проволочное заграждение в 3 ря­да (проволока натянута на деревья) и один ряд проволочного заграждения из спиральной колючей проволоки. В большинстве своем окопы финнов вырыты в полный профиль и соединены ходами сообщения между собой и с землянками, расположенными в полукилометре от окопов. На дороге в направлении Ловаярви в 400 метрах от переднего края обороны финнами вырыт противотанковый ров и устроен завал. Дорога в сторону Ловаярви имеет большие завалы, местами доходящие до километра.

Огневые позиции артиллерии финнов, которая вела огонь по КП 18 СД, на­ходились: батарея 152 м/м в районе Митро, 2 орудия 122 м/м в Леметти Се­верное (3-я батарея 3-го АП, захваченная финнами в конце января 1940 г.), ба­тарея 76 м/м в районе вилки дороги Ловаярви-Койвуселка и батарея 76 м/м в районе хутора юго-западнее Леметти Южное. Наличие 2-х последних батарей подтверждается найденными оборудованными ОП (огневыми позициями) и стреляными гильзами в районе ОП. Обнаружены также полукапониры проти­вотанковых пушек, 2 в районе противотанкового рва, 2 на высоте против юго-восточного сектора обороны и один против юго-западного сектора обороны.

Осмотром установлено 16 оборудованных окопов под станковые пуле­меты. Остальная группировка противника находилась на высотах у доро­ги на Ловаярви и на высоте юго-восточнее Леметти.

На месте в районе обороны КП обнаружено 513 наших трупов, как в окопах, так и вне окопов.

В районе прорыва обороны противника колонной нач-ка штаба 18 СД полковника Алексеева обнаружен 201 труп, в основном в районе обороны противника и у проволочных заграждений. В районе прорыва обороны противника колонной нач-ка штаба 34 ЛТБР полковника Смирнова обна­ружено 150 трупов, в госпитальных землянках обнаружено 120 трупов ос­тавшихся тяжелораненых. Финских трупов не обнаружено, т.к. таковые финнами были убраны в период с 29.2.40 по 17.3.40 г.

Из всех боевых машин вооружение изъято и финнами вывезено; со всех транспортных машин сняты колеса и в значительной части моторы. Незначительная часть боевых и транспортных машин финнами вывезе­на, о чем свидетельствуют следы вывода машин. Вся материальная часть по своему состоянию является безвозвратно потерянной.

В отношении северной колонны установлено:

Путь движения проходил из района обороны в северо-восточном направле­нии в дальнейшем по финской дороге, которая идет полтора километра парал­лельно дороге Леметти — Ловаярви. По пути движения колонны найдено 150 погибших при выводе из района обороны, 78 трупов вдоль финской дороги, в этом числе найден военный комиссар 34 ЛТБР полковой комиссар Гапонюк.

Около 400 убитых найдено в районе финского лагеря, что 2,5 км восточнее Леметти, в числе которых опознаны: Начальник Политотдела 18 СД—баталь­онный комиссар тов. Разумов, Нач. Артиллерии 56 СК — полковник Болотов, военком 97 ОБС — старший политрук Тюрин, Военком 56 ОРБ — ст. политрук Суворов, пом. нач-ка политотдела по комсомолу—политрук Самознаев, инст­руктор политотдела 18 СД — политрук Смирнов с женой, представитель ВВС 8 Армии—лейтенант Пермяков, Нач. ВХС 18 СД—майор Булынин, Нач-к Ав­топарка дивизии — мл. воентехник Кульпин, политрук Ильинский и врач Ба­луева. Остальная часть людей Северной колонны разыскивается.

В районе гибели Северной колонны установлено следующее: деревья в большинстве своем носят следы двухсторонней перестрелки, что свидетельст­вует о вооруженном сопротивлении Северной группы. При осмотре установле­но, что, несмотря на наличие смертельных ранений, значительная часть по­гибших носит следы пристреливания в голову и добивания прикладами. Один из погибших, обутый в финские сапоги пьексы, приставлен к дереву вверх ногами. Жена инструктора политотдела 18 СД Смирнова (работавшая по парту-чету в политотделе) была обнажена и между ног вставлена наша ручная грана­та. С большинства командного состава сорваны петлицы и нарукавные знаки. Ордена, имевшиеся у командного состава, финнами вырывались с материей.

Путь выхода обеих колонн выбран в тактическом отношении пра­вильно, т.к. выход из района обороны в других направлениях, в частности на юг, явился бы гибельным для обеих колонн ввиду наличия обороны про­тивника в районе Койвуселка, Куйкка, а также наличия большого числа огневых средств и активности противника за последнее время с юга.

Тщательной подготовки к выходу произведено не было. О наличии финского лагеря не знали ввиду отсутствия глубокой разведки в последнее время. Выход произведен поспешно, о чем свидетельствует получение нач-ком штаба 18 СД — полковником Алексеевым приказа на выход в 18.00 28.2.40 г., в котором указывалось о начале выхода в 21.00. Оставши­еся 3 часа до выхода явно были недостаточны для организации выхода.

Председатель Комиссии, Военный Комиссар 56 СК, бригадный комиссар Серюков

Члены:
И. Д. командира 18 СД полковник Алексеев
И.Д. военного комиссара 18 СДст. политрук Нацун
Зам. нач. Особого Отдела НКВД 56 СК ст. лейтенант Козлов
Нач. 2 отдела 56 СК капитан Мочалов


ГОРЬКИЕ УРОКИ

Из воспоминаний Генерала армии, бывшего командующего Ленинградским военным округом Анатолия Ивановича Грибкова

«Зимняя» война мне хорошо известна, так как я в ней участвовал двадцатилетним лейтенантом, командиром танкового взвода в 100-м отдельном танковом батальоне 122-й стрелковой диви­зии на Кандалакшском направлении.

Многие документы и показания, обнародованные сегодня, дают ос­нования полагать, что никаких обстрелов нашей территории со сторо­ны финнов у деревни Майнила не было. Все это было сфабриковано нашими соответствующими службами.

Я пережил 105 суток этой позорной войны, к ко­торой наша «доблестная и легендарная» Красная Армия не была гото­ва. Печальная участь 18-й дивизии постигла и другие наши дивизии и бригады.

Жестокие и печальные уроки советско-финляндской войны были рассмотрены на мартовском (1940 г.) пленуме ЦК ВКП(б), а в апреле на заседании Главного военного совета. Нарком обороны маршал К. Е. Во­рошилов, как стало известно теперь, сказал, что ни он, ни Генштаб, ни командование Ленинградского военного округа даже не представляли себе всех трудностей, с которыми столкнется Красная Армия.

И это действительно так. Какой была мощная линия Маннергейма, мы узнали только тогда, когда подошли к дотам. В этой войне многое было не в нашу пользу. Финский солдат был тепло и удобно одет в бе­лые маскировочные куртки и брюки, хорошо ходил на лыжах, умело владел автоматом «Суоми» на 69 патронов. А наш боец шел в бой в хо­лодной шинели, буденовке, ботинках с обмотками, винтовкой образца 1891-1930 годов, с лыжами в руках. Хотя в погранвойсках и войсках НКВД уже были на вооружении автоматы. Маршал Г. И. Кулик, замес­титель наркома обороны, говорил: «Автомат — это для американских гангстеров, а нашему красноармейцу нужна винтовка с длинным че­тырехгранным штыком».

Я был свидетелем сцен — это показательные суды, расстрелы бойцов и командиров перед строем, расстрелы без суда и следствия.

В семидесятые годы, будучи командующим войсками Ленинградско­го военного округа, я несколько раз официально посещал Финляндию, встречался с финскими ветеранами той войны. Они говорили мне, что красные командиры, попавшие в плен, больше всего боялись своих стар­ших начальников и кагэбистов, нежели противника.

Когда меня, как участника финской войны, спрашивают, как мы воевали, я с горечью вспоминаю, как финны учили нас воевать на практике. Тылы наших полков, дивизий, корпусов не были готовы к войне. Взаимодействие между родами войск организовано из рук вон плохо. Дисциплина строилась на страхе перед начальством. Особенно свирепствовал трусливый Лев Мехлис. Его боялись даже командую­щие армиями и фронтами и в финскую, и в Отечественную войну. Ис­торики должны подсчитать, сколько он угробил командного и полити­ческого состава, сколько.

Во время Тегеранской конференции в 1943 году, как упоминает об этом Р. Шервуд в своей книге «Рузвельт и Гопкинс», Сталин за обедом сказал, что «в войне с Финляндией Советская Армия показала себя слабо организованной и воевала весьма плохо».

В мае 1940 года новый нарком обороны С. К. Тимошенко в своем приказе № 120 самокритично подвел основные итоги войны, вскрыл всю неподготовленность наших войск, поставил жесткие, конкретные задачи переподготовки Красной Армии. Я помню, как наш комбриг 39-й танковой бригады Д. Д. Лелюшенко доводил этот приказ до ко­мандного состава. К сожалению, времени для подготовки к большой войне оставалось мало. Она уже стояла на пороге нашего дома.

До последнего времени скрывались истинные наши потери в «зим­ней» войне. Сейчас принято считать, что погибли 126 875 человек. По­тери финнов — в пять раз меньше.

Несколько лет назад правительство Финляндии разрешило России поставить памятник на своей территории в районе Суомуссалми, па­мятник погибшим бойцам 163-й и 44-й дивизии. Вместе с патриархом Алексием Вторым я участвовал в открытии этого памятника. Я стоял у «Скорбящей России» и думал о том, что пережили бойцы и команди­ры этих дивизий и других частей, попавших в окружение?
Автор: Алексей Алексеев
Первоисточник: http://aleksee-iva.narod.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 29
  1. Леха е-мое 25 июня 2012 09:30
    Как всегда бездарность командования оплачиваем жизнями рядовых бойцов и командиров.
    Леха е-мое
  2. AK-74-1 25 июня 2012 09:49
    Интересная статья. Никто не может судить о том времени кроме непосредственных участников. Для меня Грибова не существует. Толик отработал политический заказ, как большинство во времена Хрущева. У меня дед там воевал. Я от него не разу не слышал о бессмысленности той войны.
    1. Леха е-мое 25 июня 2012 10:28
      Воевать в 40-й мороз в шинельках - это ж самоубийство( какой бы храбрый солдат не был - без нормального обеспечения он обречен на скорую гибель)
      Леха е-мое
      1. AK-74-1 25 июня 2012 12:18
        РККА задачу выполнила. Важен результат. Точно также как и в 1945-м, и 1989 в Афганистане. Всё дело в политиках. Посмотрите на предательство Хрущева.
        1. Багно 26 июня 2012 19:41
          сразу видно что ты тупой....иди сдохни в чечне ептыть.. ну умник ый....
          Багно
    2. Rikoshet 25 июня 2012 11:34
      А от кокого человека вообще кто-то слышал о бессмысленности прожитой жизни? Ваш дед должен был что сказать-да, внучок, не могу понять какого лешего мы туда полезли-хотели проверить как русское военной искусство русского генерала Манергейма ? ! Да и поди не енерал он был, дальше своего гнезда не видел, так что ожидать от него оценки смысла или бессмысленности войны было бы уж слишком
      Rikoshet
  3. woland05 25 июня 2012 10:46
    Статье жирный плюс, очень познавательно.
  4. 8 рота 25 июня 2012 11:17
    Весьма здравая и поучительная статья, автору огромный плюсище. Уж больно у нас не любят вспоминать горькие уроки. Конечно, писать о победах намного приятнее, а напишешь о горьком уроке, тут же прибежит толпа ура-патриотов, забросают врага шапками, а автора обвинят в очернительстве.
    8 рота
    1. Багно 26 июня 2012 19:43
      полностью согласен.. сайт сборище тупо ура патриотов типа...
      Багно
  5. Rikoshet 25 июня 2012 11:29
    Всё враньё!! Тут недавно поситители сайта распинались что , мол, наговаривают на нашу армию, партию и правительство, и только благодаря героизму товарища(их товарища) Сталина Россия выстояла.
    "Патриоты"( голосовавшие и за Бэню Эльцина и за Вована Питерского) распылялись с пеной у рта, что такие фильмы как Служу Советскому Союзу, Штрафбат, Утомленные Солнцем( ещё можно привести Завещание Ленина-ну да такие фильмы лже-патриоты не смотрят-им Ход конем подавай или там Битва за Москву), и тд и тп-наговор на армию и Родину.
    Зато такие как Чапаев и ещё какая-нибудь муть только и делют что воспитывают молодежь и развивают американский патриотизм( сорри, видимо их патриотизм).
    А втор статьи не согласовал свою информацию с посетителями сайта и тем самым принебрег основами современной путинской демократии-требуем, все как один, убрать эту статью как не развивающую лучшие традиции советской армии, которые упешно развиваются в настоящем путем кавказской дедовщины и показательными походами( как всегда бездарно) на Грузию
    Rikoshet
    1. Индиго 25 июня 2012 12:21
      .. забери термометр с задницы и посмотри на градусы, остатки т.н. мозга уже выкипают ....
      шёл бы ты на ухо мацы клавиши давить ...
      Индиго
      1. Rikoshet 25 июня 2012 13:37
        А что у вас в яндии уже в...... говорят вместо на,,,,,,,,-быстро же вас переучили русскому языку, вам бы вообще сидеть и не пикать -позорники-только в Приднестровье русские смогли за себя постоять. А с такой кликухой как у тебя мацой сыт не будешь
        Rikoshet
    2. Леха е-мое 25 июня 2012 15:00
      Rikoshet НЕПОРИТЕ ЧУШЬ.На почве арабских революций у многих американцев происходит сдвиг по фазе.
      Леха е-мое
      1. Rikoshet 25 июня 2012 15:05
        Да и флаг им в одно место, я про Фому , а мне тут про Ярёму
        Rikoshet
        1. Леха е-мое 25 июня 2012 16:49
          причем тут флаг не валите все одну кучу.ПРИ ИМЕНИ СТАЛИНА У янки нервный тик начинается -тут уже серьзный анализ они сделать не в состоянии.
          Леха е-мое
  6. Pule 25 июня 2012 12:11
    Статья хорошая. А финнов уважал всегда. В отличие от нас при смене власти они не разрушают памятники, поставленные при других "режимах", и не забывают погибших при любых конфликтах и на любой территории. Был я районе Питкяранты и видел, как местные власти с помощью финнов обустроили воинские захоронения и финнов, и наших, а дорогах к ним и говорить завидно.
    1. grenz 25 июня 2012 17:22
      Pule

      Написал комент. а потом прочитал Ваше сообщение. Все правильно. Но только одно – местные власти если что и сделали, то весьма формально.
      К вашему сообщению хотел бы добавить свои впечатления.
      Прошлым летом был в Сортавала, и ездил в Питкаранта к мемориалу в Долине Смерти. Кстати война их много насоздавала: Муста-Тунтури под Печенгой, 108 км. по Минскому в районе гибели комдива Полосухина, защищавшего Бородинское поле. Это только где я был. А сколько их еще.
      Но общий вывод – сейчас никто о сохранении нашей воинской славы не заботится. Все, что было создано мемориального на местах боев обветшало и пришло в упадок. Асфальт на дороге к мемориалу рассыпался на ямы, мемориальные плиты заросли.
      А самое главное, земля до сих пор выдавливает косточки не погребенных солдат. Многих находят поисковики, многих местные жители. И люди подхаранивают найденных бойцов рядом с мемориалом. И там образовался как-бы стихийный пантеон. Есть даже могилы с установленными фамилиями. Ведь в лесах находят не только бойцов 1940 года, но 1941 и 1944 годов.
      Если кто был в Карельских лесах и болотах подтвердит, что они и летом почти не проходимы, а зимой тем более. К тому же зимой болота превращаются в смертельные ловушки. Нам местные рассказывали, что некоторые части выходили на рубеж развертывания перед лесом, а на рубеж атаки за лесом уже некому было выходить. Может байка, а, может нет.
      Все леса в остатках солдатской амуниции. Что интересно, особенно много попадается противогазов.
      И ничего финского. А вот по поводу финских могил уважаемые коллеги скажу – стыдно перед нашими дедами и финнами. Финские мемориалы охраняются (скорее не охрана, а сбережение). Русских туда пускают неохотно. Типа – ну посмотрите, как мы чтим память. Дороги к мемориалам идеальные, всегда цветы и всегда группы финнов. Едут автобусами по 2-3 в день. Особенно в дни памяти там аншлаг.
      У нас же в Сортавала в турагентстве нет даже упоминания о Долине Смерти. Но правда, каждый таксист туда дорогу знает и обязательно завезет за цветами и расскажет различные истории. То есть, в памяти народа история осталась, в памяти чиновников ее нет!!!!!
      grenz
      1. grenz 26 июня 2012 17:11
        Фамилии читаются только на ощупь. Много фото отдельных памятников с установленными фамилиями.
        grenz
    2. grenz 25 июня 2012 17:43
      Pule

      Написал комент. а потом прочитал Ваше сообщение. Все правильно. Но только одно – местные власти если что и сделали, то весьма формально.
      К вашему сообщению хотел бы добавить свои впечатления.
      Прошлым летом был в Сортавала, и ездил в Питкаранта к мемориалу в Долине Смерти. Кстати война их много насоздавала: Муста-Тунтури под Печенгой, 108 км. по Минскому в районе гибели комдива Полосухина, защищавшего Бородинское поле. Это только где я был. А сколько их еще.
      Но общий вывод – сейчас никто о сохранении нашей воинской славы не заботится. Все, что было создано мемориального на местах боев обветшало и пришло в упадок. Асфальт на дороге к мемориалу рассыпался на ямы, мемориальные плиты заросли.
      А самое главное, земля до сих пор выдавливает косточки не погребенных солдат. Многих находят поисковики, многих местные жители. И люди подхаранивают найденных бойцов рядом с мемориалом. И там образовался как-бы стихийный пантеон. Есть даже могилы с установленными фамилиями. Ведь в лесах находят не только бойцов 1940 года, но 1941 и 1944 годов.
      Если кто был в Карельских лесах и болотах подтвердит, что они и летом почти не проходимы, а зимой тем более. К тому же зимой болота превращаются в смертельные ловушки. Нам местные рассказывали, что некоторые части выходили на рубеж развертывания перед лесом, а на рубеж атаки за лесом уже некому было выходить. Может байка, а, может нет.
      Все леса в остатках солдатской амуниции. Что интересно, особенно много попадается противогазов.
      И ничего финского. А вот по поводу финских могил уважаемые коллеги скажу – стыдно перед нашими дедами и финнами. Финские мемориалы охраняются (скорее не охрана, а сбережение). Русских туда пускают неохотно. Типа – ну посмотрите, как мы чтим память. Дороги к мемориалам идеальные, всегда цветы и всегда группы финнов. Едут автобусами по 2-3 в день. Особенно в дни памяти там аншлаг.
      У нас же в Сортавала в турагентстве нет даже упоминания о Долине Смерти. Но правда, каждый таксист туда дорогу знает и обязательно завезет за цветами и расскажет различные истории. То есть, в памяти народа история осталась, в памяти чиновников ее нет!!!!!
      grenz
  7. leon-iv 25 июня 2012 12:58
    Без этих позорных случаев не было бы победы в 41.
    А Зимняя война дала много пищи для размышлений и подтолкнул развитие РККА
    1. loc.bejenari 25 июня 2012 15:41
      и какая победа в 41 была -на чью мельницу вы воду льете
      loc.bejenari
      1. leon-iv 25 июня 2012 16:17
        Я про то что не пройдя проблемы 39-40 года
        РККА не смогла бы победить вермахт под Московой в 41-42
        1. loc.bejenari 25 июня 2012 20:48
          да не воспринимайте всерьез wink
          это я в стиле местных потреотов wink
          Вы полностью правы
          правда под Москвой была в итоге пиррова победа - тупое наступление в лоб на укрепления по типу как и в 39-40 годах что вело к диким потерям
          чему либо наши научились только к 43 году ценой миллионов жизней
          loc.bejenari
  8. Роман 3671 25 июня 2012 13:23
    18 стрелковая дивизия была кадровой и в течение длительного времени дислоцировалась в Карелии, тогда как 168-я была сформирована в августе во время “больших учебных сборов” и уже в начале сентября переброшена к границе. 34 легкая танковая бригада была переброшена в район Петрозаводска в октябре, причем один из ее батальонов - 86-й временно вывели из состава бригады и направили еще севернее - в район Мурманска, где он и принял участие в войне. Уже к 14 сентября на границе Видлицы были передовые части обеих дивизий.
    В первые дни боевых действий и 168, и 18-я дивизии вместе с поддерживавшей их танковой бригадой, продвигались медленно, но без особенных проблем, тем более, что против них действовали лишь два егерских батальона (8 и 9-й). Несмотря на значительное превосходство лишь 10 декабря, на неделю позже срока, предусмотренного планом 402 стрелковый полк 168-й дивизии занял город Питкяранта. К этому моменту части 18 и 168-й дивизии и поддерживавшей их танковой бригады продвинулись на 45-50 км и вышли в район Леметти. В последующие двое суток продвижение в западном и северо-западном направлении продолжалось, но уже с более упорными боями, поскольку в район боевых действий вышли части 13 пехотной дивизии и подразделения 36 и 35 пехотных полков 12 пд. К 15 декабря на фронте находились 2 батальон 37 пехотного полка, 8 егерский батальон, 38 пехотный полк, батальон 36 пехотного полка и батальон 39 пехотного полка. Кроме того в ближайшем тылу находились по два батальона 37 и 39 полков и батальон 36 полка.
    Финские части и соединения не стали контратаковать в лоб. Командир 4-го армейского корпуса финской армии генерал-майор Ю.-В. Хеглунд прекрасно понимал, что вряд ли такие действия приведут к успеху, поскольку несмотря на значительные потери (168 стрелковая дивизия, например, потеряла около 3000 человек убитыми и ранеными ) и усталость советские дивизии сохраняли превосходство в живой силе и особенно в технике и вооружении. Поэтому по мере накопления сил финны, пользуясь своим превосходством в лыжной подготовке и разрывами в боевой линии, стали проникать в тыл советских дивизий, прерывая их коммуникации и минируя дороги. От последних крайне зависели советские войска, либо не имевшие лыж, либо не умевшие ими воспользоваться. К 22 декабря части 56-го стрелкового корпуса окончательно перешли к обороне. Уже первые нападения финских отрядов на немногочисленные дороги заставили командование 56-го корпуса вывести с фронта для их охраны 83-й танковый батальон 34-й танковой бригады, а затем и роту 82-го батальона.
    Тем не менее к 26 декабря финнам удалось создать два минированных завала на дороге Лаваярви-Леметти в районе Уома и к 28 декабря полностью прервать сообщение по этой трассе. К этому моменту на фронте против левофланговых соединений 56-го корпуса находились следующие финские силы: второй батальон 35 пех. полка, 8 специальный батальон, по два батальона 38 и 37 пехотных полков и батальон 36 пехотного полка. Кроме того в резерве в ближайшем тылу находились третие батальоны 37 и 38 полков, батальон 36 полка и полностью 39 полк. Следует отметить, что финское командование с первых же дней напряженных боев в Приладожье неоднократно выводило во второй эшелон и в резерв подразделения, дольше других находившиеся на передовой и понесшие наибольшие потери, чего сначала не хотел, а затем и не мог делать штаб 56-го корпуса.
    28 декабря финнам удалось окончательно перерезать дорогу в районе Уома и хотя атаки на 316 стрелковый полк не привели к успеху, положение частей и соединений, глубоко продвинувшихся на территорию Финляндии резко осложнилось. Командование 56-го корпуса сразу же попыталось ликвидировать опасную ситуацию. В период с 1 по 5 января 1940 г группа войск корпуса в составе 82 танкового батальона, двух рот 179 мотострелкового батальона, батальона 97 стрелкового полка и некоторых тыловых подразделений неоднократно атаковала позиции финнов в районе Уома. Однако несмотря на упорство, проявленное советскими солдатами и командирами, ему не удалось прорвать оборону противника и провести в Леметти колонну из 168 машин с продовольствием, боеприпасами и горючим.
    В это же время финнам удалось рассечь гарнизон Леметти на две части, которые в советских сводках назывались южной и северной, а в финских - восточной и западной. В Леметти северном находились 76 танковый батальон 34 бригады, некоторые тыловые подразделения 18 стрелковые дивизии общей численностью около 750 человек два орудия и около 30 танков, в южной части гарнизона оказались штабы 18-й дивизии и 34-й бригады, 83 танковый батальон, подразделения 201 отдельного огнеметного танкового батальона, две роты 97 стрелкового полка, батарея 3 артполка, зенитно-пулеметная рота, отдельные орудия из корпусного и гаубичного артполков, всего около 4000 человек, 226 автомобилей, около 10 орудий и более 80 танков. Командованию двух соединений оставался выбор между пассивным ожиданием подхода своих, попыткой соединения с остальными гарнизонами и самостоятельным прорывом на восток, к главным силам 8 армии...
    Роман 3671
  9. Роман 3671 25 июня 2012 13:42
    Командование окруженных соединений предпочло первый вариант, не пытаясь даже соединиться с ближайшими соседями в северном Леметти. Помимо этого в районе южного Леметти не была налажена система обороны. И по финским схемам захваченного района, и по заключению комиссии штаба 15 армии, не были заняты выгодные рубежи обороны, танки находились в полном беспорядке, их даже не попытались расположить так, чтобы они огнем орудий и пулеметов усиливали боевые порядки, более того, некоторые из них так и остались в качестве мишеней на дороге. Как было указано в докладе штаба 15 армии:”...Оборона Леметти южное организовывалась стихийно, части и подразделения, прибывшие в Леметти, строили оборону там, где они остановились, для непосредственной охраны себя. Это привело к тому, что район обороны был растянут вдоль дороги на 2 км, а ширину имел всего лишь 400-800 м. Такая ширина обороны поставила гарнизон в исключительно тяжелое положение, так как противник простреливал его действительным огнем из всех видов оружия. Допущенная ошибка в организации обороны обусловила то, что высота “А”, представлявшая большую тактическую ценность, не была занята, а командная высота над районом Леметти южное “Б” занималась недостаточными силами (60 чел. с одним пулеметом и поэтому при первой же атаке противника была оставлена. Противник, заняв высоты, получил полную возможность в упор расстреливать людей, боевые и транспортные машины, наблюдать за поведением и действиями гарнизона... Большинство танков 34 лтбр и 201 хтб не были расставлены как огневые точки, а находились непосредственно на дороге...Количество огнеприпасов точно установить не представляется возможным, но нужно сказать, что их было достаточно, к моменту выхода из окружения... оставалось до 12 тыс. снарядов и 40-45 тысяч патронов. К 5 января танки имели до двух заправок горючего. Это позволяло поставить их на более удобные позиции для обороны, чего сделано не было...”
    Командование 18 стрелковой дивизии и 34 танковой бригады не сумело восстановить положение и после того, как 168 стрелковая дивизия выслала на помощь два батальона 462 полка и батальон 402 полка. В результате неумелого руководства со стороны штаба 56 стрелкового корпуса атаки частей 168 стрелковой дивизии не имели полного успеха и высланные батальоны сумели дойти только до района Митро, Руокоярви, где находились подразделения 208 и 316-го стрелковых, 3 артиллерийского и 12 гаубичного артиллерийского полков, 381 танкового и 56 разведывательного батальонов 18-й дивизии, а также 82 танкового, 224 разведывательного и 179 мотострелкового батальонов 34-й бригады.
    Не удалось прорвать финскую оборону в районе Уома и прибывшим пограничникам, хотя даже финны отмечали, что их действия носят более осмысленный характер и бороться с ними, неплохо владеющими лыжами, значительно сложнее, чем с армейскими частями.
    Уже 8 января финны разбросали с самолетов листовки следующего содержания: ”Бойцы 18 и 168-й дивизий! Вам известно, что вы окружены и все ваши связи с Родиной порваны. Почему вы продолжаете эту ненадежную (видимо хотели сказать безнадежную ) борьбу против нашего перевеса, мороза и голода. Обоз 8-й армии, которого вы ожидаете, финны истребили около Сальми. Предлагаем вам немедленно сдаться.”

    Другая листовка содержала не меньше грамматических ошибок: ”Не вы виноваты в нападении в Финляндию, это затеяли ваши командиры и комиссары, поджигатели войны. Мы это знаем и не хотим проливать вашу кровь. Советуем вам следующее:

    ЗДАЙТЕСЬ !

    Для этого вы должны выбрать из своей среды переговорщиков, которые должны явиться завтра утром в 9 часов в следующие места:

    1. У полотна железной дороги в Кителя

    2. На перекрестке у Руокоярви

    3. У Рухтинамяки

    4. В дер.Лаваярви

    5.На мосту 5 километров на юг от Уксу.

    Переговорщики должны быть безоружными и иметь кол с белым платком. Так уже зделали тысячи ваших товарищей на севере будьте рассудительными и следуйте их примеру.

    Командир и солдаты 4-й финской армии "[
    Помимо наивных грамматических и лексических ошибок листовки содержат наивное заблуждение финнов, что русские солдаты так просто сдадутся на милость врагу, причем ни бдительные политруки, ни еще более бдительные особисты не помешают сдаче в плен.

    Разведывательный же отдел штаба 4-го армейского корпуса оценивал обстановку на 10 января следующим образом: советские войска любыми средствами пытаются удержаться в этом важном районе. При этом моральное состояние большей части войск в значительной степени пошатнулось, обе дивизии и танковая бригада понесли значительные потери, при этом в 168-й дивизии несмотря на получение примерно тысячи человек пополнения укомплектованность стрелковых полков не превышает половины. Знали финны и об отправке на помощь 18-й дивизии трех батальонов из 402 и 462-го стрелковых полков. По их сведениям, два батальона 462 полка были влиты в 208 стрелковый полк 18-й дивизии, после чего он насчитывал около 500 человек, 316 стрелковый полк с начала войны не получал пополнений и крайне малочислен, не вполне верно финны рассчитали силы 34-й танковой бригады в Леметти: по их данным там находились всего около 500 человек и лишь 15-20 исправных танков.

    Знали они и подходе к Уома подразделений 620-го стрелкового полка, который по их данным имел неплохое снаряжение, в том числе и лыжи, и вооружение, но качество командного состава справедливо оценивалось ими как невысокое...
    Роман 3671
  10. Роман 3671 25 июня 2012 14:01
    ...12 января 1940 г командиры некоторых частей 18 стрелковой дивизии отдали приказ о наведении порядка в тылах и движении бойцов и командиров на передовой линии и во втором эшелоне, однако вскоре он оказался ненужным: фронт был уже со всех сторон.

    16-19 января противник предпринял новое наступление, в котором участвовали 38 пехотный полк в полном составе, по два батальона 37 и 39-го полков, а также 2-й батальон 35-го полка, 22 специальный и 4 егерский батальоны, три батальона (1 и 3-й 36-го пехотного полка и 1-й 34-го полка) образовывали внешнее кольцо окружения, кроме того еще пять батальонов (по одному из 36, 37 и 39-го полков и 8 и 18-й специальные) были введены в бой в ходе операции, которая привела к значительному успеху финской армии на этом направлении: финнам удалось выйти на подступы к Питкяранта, главному пункту снабжения и сосредоточения советских войск, они даже попытались с ходу взять город, но штурм был отражен подошедшими частями 11-й стрелковой дивизии (219 стрелковый полк) и 60-й дивизии (194 стрелковый полк). Тем самым значительно уменьшились возможности оказания помощи окруженным войскам путем прорыва в район блокады. Помимо этого финны овладели рядом островов, которые командование 8-й армии совершенно зря выпустило из-под своего контроля. Оставив небольшие гарнизоны на островах Петя-саари, Зуб, Максиман-саари и Лункулан-саари, противник получил возможность угрожать левому флангу 8-й армии производством диверсий на дорогах и обстреливать ледовую коммуникацию, по которой шло снабжение 168 стрелковая дивизия, фланги обороны которой опирались на Ладожское озеро.
    Кроме того в период с 16 по 20 января финнам удалось окружить и прочно блокировать гарнизон Уома (подразделения 97 и 620-го стрелковых полков, 82 танкового батальона, некоторых других частей 18-й дивизии, насчитывавшие в общей сложности около 1100 человек, примерно половину которых составляли раненые и обмороженные, 8 танков, 6 орудий, 34 пулемета, более 50 автомашин), у развилки дорог (подразделения тех же стрелковых полков, а также 3 артиллерийского, 467 корпусного артиллерийского полков, 82 танкового батальона и 64 противотанкового дивизиона, всего - более 1200 человек, 8 танков, 8 орудий, 20 пулеметов, примерно 40% личного состава были ранены и обморожены), гарнизон у оз.Сари-ярви (третий батальон, противотанковая и 76-мм полковая батарея 97 стрелкового полка, танковый взвод 83 танкового батальона, всего 476 человек, 3 танка, 8 орудий и 36 пулеметов), гарнизон Лаваярви ( первый и второй батальоны (без трех рот) и разведывательная рота 97 стрелкового полка, лыжный батальон 18 стрелковая дивизия, батарея 467 корпусного артполка, всего более 1100 человек, 8 орудий, 45 пулеметов).
    Окружение 18 и 168-й дивизий вместе с 34-й легкой танковой бригадой явилось результатом плохого управления войсками со стороны штабов 56-го стрелкового корпуса и 8 армии, неудовлетворительного ведения разведки, а также низкого уровня лыжной подготовки, что полностью лишало наши части возможности маневрировать вне дорог. Посланный в распоряжение штаба 8 армии полковник Н.П.Раевский, назначенный вскоре начальником штаба 164 стрелковой дивизии, в своем донесении К.Е.Ворошилову писал:”Удивительно, что наши войска несут огромные потери... из-за того, что не умеют ходить на лыжах, несмотря на массу ранее отданных приказов о лыжной подготовке...”. Для ликвидации такого положения он предлагал призвать на военную службу мастеров лыжного спорта для создания специальных отрядов, подобных аналогичным финским.

    Однако остальные предложения полковника Раевского были мягко говоря трудновыполнимыми. В частности, он предлагал перейти к тактике сплошного прочесывания лесов, для чего сосредоточить максимально возможное количество войск НКВД и даже милиции, а кроме того, для затруднения действий диверсионных групп противника прислать на финский фронт все саперные и дорожные части из внутренних округов, а также всю лесорубную технику для вырубки леса и прокладки дорог. Если бы проект Раевского был бы осуществлен в полном масштабе, с организацией большого количества лагерей, то фирме “Энсо” сегодня было бы просто нечего делать в Карелии.

    Для большевиков, как говорил товарищ Сталин, нет непреодолимых трудностей. “Надо перейти к тактике сплошного прочесывания, для чего нужно много войск. Но разве их у нас мало?” По его мнению, видимо, причина была именно в малом количестве войск, половину которых можно было бы положить перед окопами противника, а вторая задавила бы его. Типичный пример советского полководческого искусства. Впрочем, подобная тактика - скорее не вина, а беда полковника Раевского, как впрочем и многих других командиров в то время, когда всей армией руководил человек, умственные возможности которого позволяли в лучшем случае командовать бригадой или дивизией. Но он руководил многомиллионной Красной Армией и не слишком желал слушать начальника Генерального Штаба.

    Тем временем, финны, надежно блокировав гарнизоны, начали их поэтапную ликвидацию, точно выбирая момент, когда голод и холод подкосят силы красноармейцев и командиров. Маршал Маннергейм и генерал Хеглунд хорошо знали историю войн, в том числе и войны 1812 года, только зимой 1939/40 гг. генерал Мороз был не на русской стороне.

    Уже 25 января из отдельных гарнизонов стали поступать сведения об истощении продовольственных запасов. Дальше - хуже. 29 января из штаба 18 стрелковой дивизии: "Продовольствия не сбросили, почему - непонятно. Голодные, положение тяжелое”. В тот же день из гарнизона у развилки дорог пришло другое сообщение: “Окружены 16 суток, раненых 500 человек. Боеприпасов, продовольствия нет. Доедаем последнюю лошадь.”...
    Роман 3671
  11. Роман 3671 25 июня 2012 14:47
    ...2 февраля финнам удалось уничтожить гарнизон Леметти северное. В бою погибло и было взято в плен более 700 человек. Лишь 20 удалось пробраться в Леметти южное, чтобы продолжить борьбу в таких же нечеловеческих условиях.
    По данным финских историков, трофеями частей 4-го армейского корпуса стали 32 танка (большей частью неисправных), 7 орудий и минометов, большое количество стрелкового вооружения и 30 грузовых машин.
    5 февраля от гарнизона “Развилка дорог” поступила еще одна радиограмма: “Положение тяжелое, лошадей съели, сброса не было. Больных 600 человек. Голод. Цинга. Смерть.”
    Удивительно, но и в обстановке, когда не хватало продуктов и боеприпасов, под перекрестным огнем противника из всех видов оружия, наши бойцы и командиры продолжали держаться на заснеженных клочках земли, которая через несколько месяцев станет частью территории советской Карелии. Непонятно ради чего, но держались, сражаясь до последнего.

    8 февраля: “Продовольствие сбросили восточнее, часть подобрали.” После этого радиограммы стали несколько более спокойными, поскольку окруженные явно слышали звуки артиллерийской канонады и боя. 9 февраля войска 8-го стрелкового, вошедшего в состав южной группы 8-й армии начали наступление с целью деблокады 18 и 168-й дивизий. Однако оно не получило развития: продвинувшись на расстояние от нескольких сот метров до полутора километров, части корпуса остановились и стали закрепляться на завоеванных большой кровью позициях. После этого блокада вновь усилилась, положение наших подразделений вновь ухудшилось. 13 февраля из гарнизона “Развилка дорог”: "Умираем с голода, усильте сброс продовольствия, не дайте умереть позорной смертью.”
    Впрочем, финнам эти победы давались тоже не бескровно. На 26 декабря финские подразделения имели следующую численность: 1-й батальон 36 пехотного полка - 704 человека, 2-й - 759, 3-й - 895, 1-й батальон 37 полка - 730, 1-й батальон 38 полка - 660, численность батальонов 39 полка составляла 718, 710 и 731 чел. соответственно. К 1 февраля все батальоны, в том числе появившиеся на фронте позднее, значительно поредели. Так оставшийся на фронте 2-й батальон 36 полка насчитывал всего лишь 459 солдат и офицеров, батальоны 37 полка - 567, 578 и 381, в 38 полку - 502, 489 и 813, в 39-м - 526, 476 и 426, наконец значительные потери понесли два батальона 64 полка, прибывшие на фронт к началу январского финского контрнаступления, имевшие всего лишь 418 и 403 человека, более или менее полнокровным был 8 егерский батальон - 717 человек, остальные два егерских батальона - 4 и 18-й насчитывали всего лишь 472 и 511 человек - ненамного больше, чем кавалерийский эскадрон 13 дивизии. Отметим, что штатная численность батальона финского пехотного полка составляла около 800 человек, а егерского - примерно 850.

    15 февраля противник усилил натиск на гарнизон Митро - полустанок Рускасет, или “КП четырех полков” (в документах 4 армейского корпуса он значится как “rykmentti motissa” - окруженные полки), где находились батальоны 208 и 316-го стрелковых и батареи 3 артиллерийского и 12 гаубичного артиллерийского полков 18 дивизии. В ночь на 18 февраля его остатки общей численностью около 1700 человек начали прорыв из окружения. По одним данным колонна, половину личного состава которой составляли раненые и обмороженные, пыталась пробиться в Леметти южное, но более реальной представляется версия о том, что целью гарнизона являлся район обороны 168-й дивизии. Отход прикрывали бойцы и командиры 83 танкового и 224 разведывательного батальонов 34 бригады. Они сражались до последнего, чтобы их боевые товарищи прорвались к своим. Из этого боя не вернулся ни один танкист и разведчик. Однако и стрелкам и артиллеристам также не удалось вырваться из окружения: днем 18 февраля эта группа была уничтожена в районе высоты 79,0. В район обороны 168 стрелковой дивизии прорвались лишь 30 человек. [34] По финским данным трофеи составили 20 танков, 32 полевых и 2 противотанковых пушки, 6 зенитных четырехствольных, 63 станковых и ручных пулемета, 17 тракторов, 25 автомобилей, более 200 повозок. В финском плену оказалось более 250 человек.

    Единственным успехом можно считать в этой ситуации выход из окружения гарнизона Ловаярви, который в ночь на 15 февраля уничтожил финский заслон и 16 числа соединился с главными силами только что созданной 15 армии. К своим вышли 810 человек с 34 пулеметами. 280 человек погибли и пропали без вести, тяжелое оружие было уничтожено при выходе. Положение остальных окруженных гарнизонов постепенно ухудшалось.

    18 февраля из Леметти южное: ”Почему морите голодом, дайте продфуража”

    19 февраля из “Развилки дорог”:”Сброса нет”. В тот же день от командира 34 легкотанковой бригады комбрига С.И.Кондратьева(Леметти):”Р-5 все сегодня сбросили противнику” .

    В ночь на 19 февраля финны, воспользовавшись плохой организацией обороны в Леметти, овладели несколькими высотами, что позволило им полностью взять под контроль все перемещения окруженных, площадь их обороны сократилась до одного километра в длину и примерно 400 метров в ширину.

    21 февраля от комбрига С.И.Кондратьева:”Помогите, умираем голодной смертью.”

    22 февраля, в канун дня Красной Армии оттуда же: ”Авиация по ошибке бомбила нас. Помогите, выручайте, иначе погибнем все.” В этот же день от “Развилки дорог”: ”Положение тяжелое, несем потери, срочно помогите, держаться нет сил.” Однако они вдруг откуда-то появлялись, похоже осажденные держались “одним ожесточеньем воли”.

    23 февраля, красный день календаря. От гарнизона “Развилка дорог”:”40 дней окружены, не верится, что противник силен. Освободите от напрасно гибели. Люди, матчасть фактически лагерь больных, здоровые истощены. Судьбу Кожекина (речь идет о гарнизоне Сари-ярви- П.А.) не знаем, нет сил, положение тяжелое.”
    23 февраля был уничтожен гарнизон у озера Сари-ярви. Спасшихся не было. Уже после войны на месте расположения 3-го батальона 97 стрелкового полка были обнаружены 131 труп и две братские могилы, сооруженные финнами. По данным финских источников трофеями 4-го армейского корпуса были 6 полковых и 6 противотанковых пушек, 4 миномета, 4 танка, около 60 пулеметов, часть которых была неисправна.

    Впрочем, для финнов захват каждого орудия, даже каждого пулемета и винтовки был очень важен: в феврале 1940, т.е. в разгар боев штаб 4-го армейского корпуса отдал приказ, в котором указывалось на необходимость бережного отношения к устаревшему в своем большинстве оружию, тщательного сбора трофейного стрелкового и артиллерийского вооружения. Более того, войскам предписывалось изготавливать оружие в мастерских. [42]

    25-27 февраля к гарнизону “Развилка дорог” попытался прорваться лыжный эскадрон, но к окруженным вышли лишь три обмороженных бойца, эскадрон был разгромлен...
    Роман 3671
  12. апро 25 июня 2012 15:01
    Трындеть то хватит потери финнов в 5 раз меньше чего тогда они лапки к верху подняли а ?Война вещь жестокая за расхлябоность наказывает жёстко да и ИВСталин не стал прощать нашим головотяпам потери наших бойцов.Главная причина наших неудачь прервалась приемственность в военном сословии опыт первой мировой был утрачен в гражданскую войну и в подковёрных войнах межвоенного периода .Как бы там нибыло СССР войну выиграл выборгская губерня вернулась в состав России базу на Ханко установили.
  13. Роман 3671 25 июня 2012 15:16
    ....26 февраля командование гарнизона Леметти южное отправило в штаб 56 корпуса еще одну радиограмму: ”Помогите, штурмуйте противника, сбросьте продуктов и покурить. Вчера три ТБ развернулись и улетели, ничего не сбросили. Почему морите голодом? Окажите помощь, иначе погибнем все.” Командующий 15-й армией командарм 2 ранга В.Н.Курдюмов в ответной телеграмме посоветовал окруженным успокоиться и запросил командование окруженных гарнизонов о возможности посадки самолетов на занятой территории. Те ответили отрицательно. Тогда Курдюмов попросил продержаться еще пару дней и пообещал помощь. Однако командование окруженного гарнизона требовало разрешения на выход из окружения. Военный Совет 15 армии, получив в ночь на 28 февраля разрешение Ставки, приказал начать отход из Леметти с наступлением темноты, указав на необходимость вывоза раненых и вывода материальной части из строя.

    По какой-то непонятной причине гарнизон был разделен на две колонны - северную под командованием командира 34 танковой бригады комбрига Кондратьева и южной под командованием начальника штаба 18 дивизии полковника Алексеева (Комбриг Г.Ф.Кондрашев был ранен 25 февраля) общей численностью 3261 человек. По донесению комиссии штаба 15 армии “Кондрашев организовал выход очень плохо. Даже часть ком<андного> состава не знала какие подразделения входят в состав каких колонн...План выхода был разработан с расчетом на более легкий выход северной колонны, в которой по плану следовало командование, штабы и наиболее здоровые люди...

    Колонна Кондрашева из Леметти южное выступила около 22 часов и двигалась от командного пункта 34 легкотанковой бригады вдоль финской дороги, проходящей по тропе к юго-западному берегу оз.Вуортана-ярви. Личный состав колонны был вооружен винтовками и револьверами, кроме того колонна имела 3 комплексных зенитных установки и 2-3 танка БТ-7, которые предполагалось использовать для поддержки выхода, но в силу плохой организации их не использовали и даже забыли предупредить экипажи о выходе... Приказание Военного Совета о порче техники и материальной части полностью выполнено не было.

    Несмотря на приказание Военного Совета армии обязательно взять с собой всех больных и раненых, тяжело больные и раненые были оставлены, причем выход гарнизона был преднамеренно скрыт от них...”

    Впрочем то, что сделали финны с оставленными ранеными, также, судя по документам штаба 15 армии, далеко не только от норм Гаагской конвенции, но и обыкновенной человечности: часть землянок была забросана гранатами (некоторые раненые, возможно, пытались сопротивляться), а часть землянок была уже после заключения мирного договора обнаружена сожженными, причем некоторые обгоревшие скелеты сохранили следы колючей проволоки, которой беззащитных людей прикрутили к нарам.
    При выходе северная колонна растянулась, потеряла управление, чем воспользовались финны, уничтожившие ее почти полностью. Опасаясь то ли плена, то ли особистов, застрелились командир танковой бригады комбриг С.И.Кондратьев, начальник штаба полковник Н.И.Смирнов, начальники политотделов дивизии и бригады И.А.Гапанюк и И.Е.Израецкий, а также начальник особого отдела танковой бригады капитан Доронин. Финнам помимо иных трофеев досталось и боевое знамя 18 Ярославской Краснознаменной стрелковой дивизии. Дивизия вскоре после окончания войны была расформирована и в июне 1940 года ее номер приняла 111 стрелковая дивизия.

    Южная колонна была выведена полковником Алексеевым. К своим пробились 1237 человек, 900 из которых были ранены или обморожены, 48 человек погибли при прорыве.

    Таким образом из 18 тысяч человек, находившихся в подразделениях 18 стрелковой дивизии и 34 танковой бригады к началу войны примерно 2,5 тысячи оказались вне кольца, еще чуть больше тысячи из окружения вышли. Остальные были убиты или попали в плен.

    Это были не последние жертвы войны на этом направлении: 4 марта был взят под стражу раненый комбриг Кондрашев, которого впоследствии расстреляли, а 8 марта, видимо боясь ответственности за поражения соединений корпуса, застрелился комдив И.Н.Черепанов.

    По документам соединения 56-го корпуса понесли следующие потери: 168 стрелковая дивизия - 6742 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 18 стрелковая дивизия без учета потерь 97 стрелкового полка, часть которого оказалась вне кольца - 8754 человека, сам вышеупомянутый полк - 3097 человек. Наконец, 34 танковая бригада - еще более 1800 человек, 143 танка и 14 бронеавтомобилей.

    Впрочем, данные о потерях личного состава требуют проверки по следующей причине: потери личного состава давались в документах как разность между численностью личного состава на 9 декабря и 13 марта, тогда как некоторые подразделения, оставшиеся с основными силами армии пополнялись и вновь несли потери, кроме того судя по всему штабы 18 и 168 дивизий не учитывали потери трех батальонов 402 и 462 стрелковых полков, переданных в январе в 18 дивизию. Штаб последней по прежнему считал их “чужими”, а штаб 168-й - “выбывшими из состава дивизии”. Известно только лишь то, что только в районе гарнизона Леметти южное было найдено более 1600 трупов, а всего по неокончательным данным штаба 15 армии окруженные гарнизоны потеряли около 3,5 тысяч человек убитыми.

    Отметим однако, что финнам эти победы дались тоже отнюдь не бескровно: за период боевых действий части 13 пехотной дивизи, вынесшие на себе основную тяжесть боев в Приладожской Карелии, потеряли 1171 человека убитым, 3155 ранеными и 158 пропавшими без вести, кроме того приданные части и подразделения (64 пехотный полк, егерские, партизанские и специальные батальоны, саперные роты) недосчитались еще 924 убитых, 2460 раненых и 102 пропавших без вести. Наконец не назовешь малыми и потери частей 12 пехотной дивизии, которые также участвовали в боях против левофланговой группировки 56-го корпуса: 36 пехотный полк потерял 253 человека убитыми, 763 ранеными и 67 пропавшими без вести, а 35 пехотный полк - 261, 470 и 27 человек соответственно.

    Всего же 12 пехотная дивизия, сражавшаяся в основном на лоймоловском направлении, вместе с придаными частями и подразделениями потеряла 1458 человек убитыми, 3860 ранеными и 220 пропавшими без вести.
    Роман 3671
  14. Волхов 25 июня 2012 15:36
    По другому и не могло быть - служил в той местности и видел остатки финских хуторов - всё разумно, основательно, аккуратно. Видел методы колхозного хозяйства - всё наоборот.
    В случае войны главной опасностью казались свои командиры - мозг имел только белковую ценность:
    - атомная эра, подлётное время 8 мин. но нет ни укрытий, ни окопов, колонна собирается 35 мин., а ещё ехать
    - все склады (бензин, АТВ, НЗ, резерв транспорта) на 1 гектаре, в 400 м сопка, поросшая лесом, т.е. 2 бойца с Баррет делают всю часть погорельцами и пешеходами без риска для себя, причём им понадобится не более 2 обойм, а у нас - взрыв вагона противотанковых мин, не считая мелочей на пару вагонов
    - вся тактика сводилась к атаке высоты в лоб по глубокому снегу и ни разу не было ни обходов, ни подавления.
    Наше командование подошло бы для китайского ополчения или индийских бездомных, чтобы остались настоящие волшебники, которых ничто не берёт. В России уже нет столько людей.
    Волхов
  15. darkman70 25 июня 2012 15:52
    Как говорил Сталин: "в войне с Финляндией Советская Армия показала себя слабо организованной и воевала весьма плохо". И это правда из которой были сделаны соответствующие выводы. Но сама статья мне не очень понравилась. Что-то не так. Помоему антисоветчиной попахивает.
    А вот для тех кто всегда уважал финов там есть хороший отрывочек:
    При осмотре установле­но, что, несмотря на наличие смертельных ранений, значительная часть по­гибших носит следы пристреливания в голову и добивания прикладами. Один из погибших, обутый в финские сапоги пьексы, приставлен к дереву вверх ногами. Жена инструктора политотдела 18 СД Смирнова (работавшая по парту-чету в политотделе) была обнажена и между ног вставлена наша ручная грана­та

    Как говориться культурные европейцы налицо.
    Кстати, кто не знает, а многие не знают, война 39-40гг была уже третьей советско-финской войной. Причём первые две, пользуясь тогдашней слабостью советской России развязали именно "миролюбивые" финны.
  16. тарик 25 июня 2012 16:10
    Не все военачальники учат историю, а обычный солдат за это расплачивается. Как-то после статьи возникла параллель с 1994—1996 годами.
    тарик
  17. controller 25 июня 2012 18:00
    Очень не хотелось бы чтобы такая "зимняя война" повторилась. А ведь все предпосылки имеются. Да и армия у нас сегодня обучена-организована, увы, как в 39 году. Образно говоря так-же в "шинелях", "буденовках" и с трехлинейками.

    Знаю еще пару мест которые называют долиной смерти. По плотности погибших на 1 кв.метр думаю намного выше. Это укрепрайон Суммакюля , и в паре километров от него высота 65.5 (ДОТ [Sj5] на высоте Язык).
    А про отношение наших властей к финской войне могу привести пример- все место основного прорыва суммакюля отданы были 20 лет назад военным под дачное строительство, причем некоторые участки прямо с дотами- sk5, sk-15. Про откопанные мины, котелки и осколки ,в этом месте, думаю и так понятно.
    Вот достаточно подробные ссылки по ним с фото, картой и схемами : http://www.glebychevo.narod.ru/sk.html
    http://www.glebychevo.narod.ru/sj.html
    controller
  18. 8 рота 25 июня 2012 18:04
    В апреле 1940г. при ЦК ВКП(б) при участии Сталина состоялось совещание начальствующего состава по сбору опыта боевых действий против Финляндии. В выступлениях участников совещания открылась поистине удручающая картина состояния боеспособности Красной Армии. Ниже приводятся выдержки из выступлений, которые не требуют дополнительных пояснений.

    Бригадный комиссар Семенов:
    'Я считаю абсолютно ненормальным тот факт, когда на фронт присылали необученных бойцов, состав их был высок, доходил до 20-30%..."

    Комбриг Пшенников:
    '...До 47% красноармейского состава не знало материальной части положенного ему оружия...Командный состав не знал друг друга и бойцов...'
    'Из начальствующего состава дивизии оказалось только 17% знающих компас, карту и умеющих ходить по азимуту..."

    Комдив Кирпонос:
    '...Плохо отработаны вопросы скрытого управления... Все управление шло открытым текстом по телефону. Мне комдив Курочкин звонит: 'Скажите, где у вас командный пункт?'

    Майор Мухин:
    'Здесь говорили о том, что батальонами командовали младшие лейтенанты, а у нас командовали капитаны, но и они правильно поставить задачи артиллерии не могли.'
    'В отношении разведки: нужно бросить упрек командованию, что мы не имели никаких разведывательных данных.'

    Майор Бычевский:
    'Широких маскировочных работ у нас не было. Все склады, станции, аэродромы, НП, огневые позиции плохо маскировались... Организатора маскировочных работ не было.'

    Комбриг Недвигин:
    'Только что прибывшие командиры, окончившие военные училища, абсолютно не владеют ручным оружием, не знакомы с топографией, требовательность такого командира чрезвычайно низкая, уставные знания у него почти отсутствуют.'

    Бригадный комиссар Муравьев:
    'В штабах отсутствовал продуманный план с расчетом сил и средств связи... 18-я стрелковая дивизия бросила радиостанцию на своей еще территории и перешла госграницу без радиосредств… Слабым звеном в работе связи следует отнести управление в войсковых подразделениях: батальон-рота-взвод. Простейшие средства: ракеты, трассирующие пули, условные очереди автоматов, мелкие рации, светосигнальные средства игнорировались. Наши войска и начсостав этому не обучен.'

    Комкор Чуйков:
    'Взаимодействия между отделами штаба армии по существу никакого не было... Оперативный отдел интересуется только своими войсками, а что касается противника, он совершенно им не интересуется.'

    Комкор Грендаль в ходе финской войны сделал для себя следующие выводы:
    '...Бросать танки на неподавленную систему ПТО нельзя, так же как нельзя бросать пехоту на неподавленную систему стрелково-пулеметного огня.'
    'Индивидуальная подготовка нашего бойца слаба... Подготовка финского бойца в смысле технической и тактической выучки была выше.'

    Армейский комиссар Запорожец обратил внимание на то, что в донесениях нижестоящих инстанций процветает вранье и преувеличение, профессиональный уровень командиров низок, радиостанциями пользоваться в войсках не умеют, а часто просто бросают их прямо на дороге. 'В течение дня полк вел бой, а к вечеру в этом полку оказалось 105 'самострелов'.

    Полковник Мамсуров рассказал, что количество проверяющих и контролирующих из вышестоящих инстанций при штабах было таково, что '90% командного состава 9-й армии до сих пор не знают, кто у них был командующим армией'.

    Командарм Воронов:
    'Я должен прямо сказать... никакому взаимодействию с танками не учили. Больше 7 тыс. танков было разбросано по дивизиям и никакой роли они не сыграли. Они были беспомощны... Чаще всего они были обращены на охрану штабов.'
    8 рота
  19. Strashila 25 июня 2012 19:37
    Дед воевал в финскую в составе лыжного батальона... драли финнов.Те же рейды по их тылам... мало финнам не казалось. Если честно признаться не будь финнской зимней компании, не известно чем закончилась бы зима 41-го.Не известно чем закончилась оборона Ленинграда.Не будем скромничать на стороне финнов воевала вся Европа, те же немцы и англичане,здесь они были едины не смотря что были врагами,америкосы и все все оказывали финнам помощь.
    1. Илюха 26 июня 2012 23:30
      Мой дед там же воевал.По приказу Джугашвили,как я узнал недавно,в военнике у солдат не упоминалась эта война.Взял дедов военник-действительно записи нет,в отличие от Халхин-Гола и Отечественной.А почему?Да обо....лись мы неожиданно! Финны всегда были тихим таким лесным народом,живущим на отшибе Европы,и никогда в европейских погромах неучаствовавших.Думали,легко будет.
      Ты совсем не знаешь историю,к сожалению.Вся Европа к тому моменту была под Гитлером,который был союзником нашего вождя народов.С полного согласия Гитлера Сталин забрал пол-Польши и прибалтику(без проблем получилось)Финляндия согласно пакту Молотова-Риббентропа отходила нам,да не отошла.Не было никакой военной помощи от немцев(мы -друзья!), англичане тогда свою страну спасали,амеры немного оружия продавали(но для них-это как всегда бизнес-ничего личного,тем более они еще в войну не вступили)).
      Финны,по факту,одержали победу над армией огромной страны,которая превосходила их по всем численно-весовым показателям.Они нас отбили за счет отличного управления (у нас бы были такие организаторы,как Маннергейм),и за счет новейших тогда военных технологий-массовое применение снайперов,массовое применение автоматов(впервые в мире,кстати!),мин-растяжек и т.д.
      После удивительного для Гитлера(он же отдал Сталину эту-как её?Финляндию!)поражения решение напасть на СССР стало окончательным (фашистские генералы указывают в мемуарах).
      Цена поражения в Финской войне-22.06.1941.
      Илюха
  20. loc.bejenari 25 июня 2012 20:55
    мой дед тоже прошел финскую
    он служил в Карелии в погранучилище и их бросили в бой под Сортавалу
    получил контузию от взрыва
    наградили тогда его медалью за отвагу
    насчет статьи -очень хорошая
    понравились схемы и иллюстрации
    на фото кстати комиссар с финским Суоми
    loc.bejenari
    1. Роман 3671 25 июня 2012 23:15
      Нет это ППД-34 с секторным магазином на 25 патронов обратите внимание на кожух ствола, кроме того на фото хорошо заметно, что магазин немного согнут ("рожок") а у "Суоми" магазины были или барабанные либо прямоугольной формы.
      ППД-34 автоматическое оружие, достаточно простой конструкции. Его действие основано на использовании энергии отдачи свободного затвора при неподвижном стволе. Запирание канала ствола осуществляется массой подпружиненного возвратной пружиной затвора. УСМ – ударникового типа, позволяет ведение одиночного и автоматического огня. Переводчик режимов огня флажкового типа, расположен возле спусковой скобы с правой стороны оружия. Предохранитель в виде движка размещен на рукоятке затвора. При постановке на предохранитель его зуб входит в зацепление, с вырезом ствольной коробки блокируя затвор. Питание ППД-34 осуществляется из секторных магазинов на 25 патронов. Прицельные приспособления, состоят из прицельной планки с хомутиком и мушки, рассчитаны на ведение огня дальностью от 50 до 500 м. Ствол ПП закрыт кожухом с отверстиями для воздушного охлаждения. Ложа и приклад выполнены одной деталью из дерева.
      В 1938 году, по результатам войсковых испытаний 1936-37 гг., ППД модернизировали. Изменению подверглись ударник и способ крепления магазина. Кроме того, был разработан новый барабанный магазин на 71 патрон. Магазин являл собой копию магазина финского ПП Suomi, но имел специальную горловину, вставляемую в приемник магазина. Это позволяло использовать оба типа магазинов, секторный и барабанный. Новая модель получила обозначение "7,62-мм пистолет-пулемёт системы Дегтярёва обр. 1934/38 годов (ППД-1934/38)".

      Советско-финская война 1939-1940 годов, показало не достаточно надежную работу ППД. В результате в 1940 году ПП был вновь модифицирован. Новая модель "7,62-мм пистолет-пулемет системы Дегтярева обр. 1940 г. (ППД-40)" отличался от предыдущих образцов более глубокой посадкой магазина, который теперь размещался непосредственно под затворной камерой, это увеличило надежность работы узла питания. Ложа выполнена разрезанной для обеспечения примыкания магазина. ППД-40 комплектовался барабанными магазинами на 71 патронов, без горловины.

      ППД-34 первый пистолет-пулемет, принятый на вооружение в Советском Союзе. Негативное отношение к этому типу оружия среди командования не могло не повлиять на его внедрение в войска. ПП выпускался небольшими партиями и предназначался в основном для пехотных командиров и пограничных войск НКВД. В 1939 году ППД был полностью снят (!) с вооружения и отправлен на склады, однако Советско-финская война поставила все на свои места. ППД-40 использовался во время ВОВ как оружие командиров стрелковых подразделений и в войсках НКВД. Массово производился на заводе в городе Ковров до конца 1941 года, когда был заменен ППШ-41, простым в производстве и более надежным ПП, во многом повторяющий творения В.А. Дегтярева.
      Роман 3671
      1. Morani 26 июня 2012 00:00
        Это пистолет пулемет Suomi-KP Model 1931. Принят на вооружение в 1931 году. Кто у кого слизал?
        Morani
    2. pehota 6 июня 2013 01:55
      Это не Суоми а ППД-34
      pehota
  21. khoma nickson 25 июня 2012 20:57
    Есть чем гордиться. после провокации Куусинена, СССР навалился, сначала только силами ЛенВО (шапками закидаем) на крошечную Финляндию и огромной ценой отодвинул границу от Ленинграда, плюс приобрел кое-что в других местах и получил в аренду Ханко. Считается,что были мысли со временем прибрать к рукам всю Финляндию, но... И зачем всё это. Настраивать против себя весь мир, нести огромные материальные и людские потери, дабы прирезать к одной шестой суши небольшой клочок. Понятно,что после присоединения и советизации постепенно все бы там опустилосьдо общего уровня: ни тебе сыра Виола и масла Валио, ни одежи, ни обуви - типа Прибалтики: Спидола, Рафики да чуть почище и посытнее. Потом - как Прибалтика: ушли бы на волю со всем туда вложенным и там построенным.
    khoma nickson
  22. IGR 25 июня 2012 21:34
    Итоги Финской войны 17.04.1940 И.В. Сталин,Выступление на совещании начальствующего состава по обобщению опыта боевых действий против Финляндии
    Общий вывод. К чему свелась наша победа, кого мы победили, собственно говоря? Вот мы 3 месяца и 12 дней воевали, потом финны встали на колени, мы уступили, война кончилась. Спрашивается, кого мы победили? Говорят - финнов. Ну конечно, финнов победили. Но не это самое главное в этой войне. Финнов победить - не Бог весть какая задача. Конечно, мы должны были финнов победить. Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей - немецкую оборонительную технику победили, английскую оборонительную технику победили, французскую оборонительную технику победили. Не только финнов победили, но и технику передовых государств Европы. Не только технику передовых государств Европы, мы победили их тактику, их стратегию. Вся оборона Финляндии и война велась по указке, по наущению, по совету Англии и Франции, а еще раньше немцы здорово им помогали, и наполовину оборонительная линия в Финляндии по их совету построена. Итог об этом говорит.
    Мы разбили не только финнов - эта задача не такая большая. Главное в нашей победе состоит в том, что мы разбили технику, тактику и стратегию передовых государств Европы, представители которых являлись учителями финнов. В этом основная наша победа.

    Целиком на http://airsoftgame.ru/forum/index.php?PHPSESSID=71caab3593383a270a14456eacf67956
    &topic=3649.msg20677#msg20677
    IGR
  23. Morani 25 июня 2012 23:25
    Захвати советы Финляндию - были бы без мобил Nokia и первоклассных колес Nokian и называли бы финнов - чухней и кругом колхозы, колхозы.
    Morani
  24. Багно 26 июня 2012 19:48
    финны молодцы... а наши как всегда обосрались.... и кстати линия маннергейма была фигня полная.. пару дотов и все.. знаем читали.. а вся история что писали красножопые полная ложь.. ни слова правды... обидно... а финны молодцы.. респект.. колосс на глиняных ногах сдулся.. вот позорище.. впрочем у нас и в чечне то же самое было.. так что тут все закономерно...
    Багно
  25. iakc 22 января 2014 20:43
    Одно уточнение: совсем недавно была обнародована справка Центрального оперативного архива ФСБ России: «В материалах архивного уголовного дела, хранящегося в Центральном архиве ФСБ России, имеются следующие сведения. Кондрашев Григорий Федорович, уроженец д. Елшанки Лопатинского района Саратовской области, русский, со средним образованием, комбриг. На момент ареста - командир 18-й стрелковой дивизии. Арестован 15 марта 1940 г. по обвинению в «преступном бездействии в войне с белофиннами», осужден 12 августа 1940 г. Военной Коллегией Верховного Суда СССР по ст. 193-17 п. «б» и 193-22 УК РСФСР в ВМН и приговорен к расстрелу с лишением военного звания «комбриг» и конфискацией всего лично принадлежащего ему имущества. Постановлением протокола заседания Президиума Верховного Совета СССР от 24.08.1940 г. приговор о применении высшей меры наказания к Кондрашеву Г.Ф. оставлен в силе. Приговор приведен в исполнение 29 августа 1940 г. в Москве. Захоронен Кондрашев Г.Ф. на Донском кладбище Москвы.
    Определением Пленума Верховного Суда СССР от 30 декабря 1968 г. Кондрашев Г.Ф. посмертно реабилитирован».

    Раз в 10 лет финны выставляют захваченные знамена советских частей, в том числе и роскошное, расшитое золотом и серебром знамя 18-й стрелковой дивизии (фото из финских архивов).
  26. kvs45 7 мая 2015 19:58
    Цитата: AK-74-1
    Никто не может судить о том времени кроме непосредственных участников.

    а о чем может судить рядовой пехотный Ваня? О том что портянок теплых нет, жратвы не дали и что собственная авиация пробомбила, больше не очем! Историк располагая архивными материалами может сделать честные выводы, если конечно у него совесть есть
    Цитата: AK-74-1
    Для меня Грибова не существует.

    А для кого то земля плоская и что?
    Цитата: AK-74-1
    У меня дед там воевал. Я от него не разу не слышал о бессмысленности той войны.

    Дед твой подписку давал о неразглашении, много бы говорил что думает, очень плохо бы кончил и это сказалось бы на всей твоей семье
    kvs45

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня