Боевая летопись 1-й Конной. Стратегическое значение кавалерийских масс

Все эти события (см. Боевая летопись 1-й Конной. Житомир и Радомысль) на фронте ударной группы заставили командарма 1-й Конной направить всю 11-ю кавалерийскую дивизию для поддержки 4-й и 14-й кавалерийских дивизий.

К ночи на 16-е июня 11-я кавалерийская дивизия прибыла в д. Пилиновичи (15 км западнее Радомысля), но участия в бою она уже не принимала.


К ночи того же дня армия вошла в связь с 45-й стрелковой дивизией у с. Царевки на Киево-Житомирском шоссе.

Погода в эти дни была дождливая и дороги для движения испортились невероятно.

15-го июня армейская радиостанция перехватила оперативный приказ по польской 3-й армии, из которого армейское командование выяснило, что 3-я армия отходит из киевского района на Коростень.



В соответствии с приказом поляки отходили тремя группами: правая колонна полковника Рыбака (3-я сводная дивизия), прикрывая главные силы польской армии с севера, должна была пробиваться в общем направлении на Овруч; средняя колонна (1-я дивизия легионеров и 2-я петлюровская дивизия) отходила вдоль железной дороги Киев — Коростень; левая колонна (7-я пехотная дивизия) отходила из района Васильков на Радомысль, прикрываясь с юга от конницы Буденного сильными боковыми отрядами.

Штаб польской 3-й армии отходил со средней колонной.

Имевшуюся в боевых порядках материальную часть польское командование приказывало испортить. Главное внимание оно сосредоточивало на сохранении живой силы своих дивизий.

Смазанный финал


Обстановка сделалась до очевидности ясной, хотя уже бои 13-го июня давали полную возможность бросить в направлении на Радомысль всю 1-ю Конную армию — и тогда разгром польской 3-й армии был бы полным.

Но ни фронтовое, ни тем более армейское командование не смогли учесть создавшейся обстановки, и неопределенностью постановки задач (а также и частой переменой оперативных задач) хорошо начатая операция по прорыву фронта противника конной массой, с целью выхода в глубокий тыл его киевской группы, была сведена на нет.

Тактическое окружение киевской группы противника не удалось.

Вследствие дождя, испортившихся дорог и сильной усталости конского состава, 16-го июня армия оставалась в районе Радомысль — Чернихов -Житомир.

В этот день армия вошла в связь с левофланговой 44-й стрелковой дивизией 12-й армии у Гута-Рудня (20 км к югу от ст. Тетерев).


Части 45-й стрелковой дивизии (группа Якира) выходили в это время к станции Попельня.

Войсковая разведка подтверждала, что перед фронтом 1-й Конной армии, с одной стороны, продолжала находиться польская 2-я армия (в составе 2-х пехотных и 1 кавалерийской дивизий) и с другой — соединения и части польской 3-й армии (7-я пехотная дивизия с конницей), насчитывавшие до 21 тыс. штыков, 3 тыс. сабель, 360 пулеметов, 60 орудий, несколько бронепоездов и бронеотрядов с сильной авиацией.

В течение последних дней операции шли непрерывные дожди, сделавшие дороги непомерно тяжелыми для движения. Конский состав, вследствие беспрерывных передвижений начиная с 25-го мая, переутомился до крайности, обозов при армии не было (они остались далеко в тылу в районе г. Умань). Все это заставило командарма 1-й Конной временно приостановить боевые операции и дать передышку своим дивизиям — хотя обстановка настоятельно требовала самых энергичных действий.

Окруженная 12-й и 1-й Конной армиями, польская 3-я армия, теряя материальную часть и ведя упорные бои, энергично пробивалась на Коростень и Овруч.

На фронте 1-й Конной армии войска польской 2-й армии продолжали держаться к западу от Житомира и у Бердичева — Казатина.

Утром 17-го июня командарм 1-й Конной все же отдает новый приказ (№ 074/оп.), в котором требует активного преследования отступающего противника, обходя его правый фланг (как указывала директива фронта).

Согласно этому приказу дивизии должны были выдвинуться к вечеру 17-го июня: 14-я и 4-я кавалерийские дивизии — по сторонам железной дороги Житомир — Коростень (на 30 — 40 км к северу от Житомира), 6-я кавалерийская дивизия — по шоссе на Новоград-Волынский (на 25 км к северо-западу от Житомира) и 11-я кавалерийская дивизия — уступом сзади за 14-й и 4-й кавалерийскими дивизиями в район Чернихов (по железной дороге на Коростень).

Только что подчиненной армии 45-й стрелковой дивизии было приказано к вечеру 17-го июня, двигаясь на подводах, передовыми частями занять линию Житомир — Казатин, ведя усиленную разведку в сторону Бердичева и имея дивизионный резерв за своим левым флангом.

17-го июня армия выполнила указанные ей передвижения за исключением 14-й кавалерийской дивизии — которая, не получив своевременно приказа, 17-го июня продолжала оставаться в прежнем районе (в 15-ти км западнее Радомысля).

Боевая летопись 1-й Конной. Стратегическое значение кавалерийских масс


В ночь на 18-е июня армия получила новую директиву фронта, в которой ей ставилась задача: оказать энергичное содействие 12-й армии в уничтожении войск противника в районе Коростеня, и захватить не позднее 20-го июня район г. Новоград-Волынского.

Этой же директивой 12-й армии было приказано не позднее 20-го июня выйти в район Овруч. Действовавшей левее 1-й Конной армии 14-й армии (к этому времени занявшей наконец г. Гайсин) было приказано продолжать неослабное преследование противника — и к 19-му июня выйти в район Жмеринка — Винница.

Во исполнение директивы фронта командарм (приказ № 075/оп.) решил направить три дивизии (4-ю, 14-ю и 11-ю) в общем направлении на ст. Яблонец, в обход коростеньского узла с запада с одновременной угрозой Новоград — Волынскому с востока и одну дивизию (6-ю) направил прямо по шоссе на Новоград — Волынский, в район Пулин — Вдановска.

К моменту отдачи данного приказа было получено донесение об оставлении противником района Казатин — Бердичев, вследствие чего командарм приказал начдиву-45 ускорить движение в упомянутый район (на линию Житомир-Бердичев) — для дальнейшего наступления на запад.

К 19-му июня выяснилось, что противник, под влиянием ударов 12-й и 1-й Конной армий, не удержится у ст. Коростень, вследствие чего командующий Юго-Западным фронтом приказывал командарму 1-й Конной оставить в районе этого узла не более одной бригады, а остальными силами армии безотлагательно двинуться на Новоград-Волынский с целью захвата последнего.

К данному времени польская армия сумела выйти из-под ударов 12-й и 1-й Конной армий и начала укрепляться и приводить себя в порядок в лесисто-болотистой долине реки Уж.

На этом операцию преследования и окружения польской 3-й армии следует считать законченной — она не удалась.

Пользуясь промахами красных, польское командование сумело сохранить живую силу армии и великолепно использовать лесисто-болотистую местность Полесья. Оно сумело надолго задержать движение красной 12-й армии на р. Уж и ее притоках и находящихся к западу удобных оборонительных рубежах (причем против 12-й армии были оставлены минимальные силы, все же остальные силы польских 3-й и 2-й армий были брошены для противодействия успешному продвижению красной конницы Буденного).

В сухом остатке


В чем же кроются причины неполного разгрома польской 3-й армии?

Очевидно, что все действия 1-й Конной армии с 25-го мая по 18-е июня 1920 г. нужно разделить на два периода: первый период по 9-е июня — блестяще выполненный план прорыва укрепленной линии противника в районе западнее г. Сквира, не менее блестящий рейд в глубокий тыл врага и захват важных для поляков в этот момент железнодорожных узлов Бердичев — Житомир; и второй период с 10-го по 18-е июня — нецелесообразные движения конницы с востока на запад и обратно, без учета сложившейся группировки противника — результатом чего была потеря времени для удара в важнейшем в этот период направлении на Радомысль (и севернее), вследствие чего противник успел сориентироваться и отойти без особых потерь в живой силе в лесисто-болотистый район по реке Уж. На последнем рубеже поляки получили возможность одной — двумя дивизиями надолго задержать продвижение малочисленной 12-й красной армии, и без того продвигавшейся слишком медленно и неуверенно.

Если бы советские фронтовое и армейское командования правильно оценили обстановку, в которую попала польская 3-я армия после блестящего прорыва красной конницы и глубокого рейда в район Житомир — Бердичев, картина получилась бы совершенно иная: имел бы место полный разгром 3-й армии путем закупорки ей путей отхода по Киевско-Житомирскому шоссе и по железной дороге на Коростень с тактическим окружением оперативного объединения противника в этом районе.



Но с 10-го по 16-е июня 1-я Конная армия несколько раз, по своей инициативе и в соответствии с приказами командования фронта, меняла свои оперативные планы, не учитывая ни в одном из них необходимости энергичного и сильного удара на Радомысль с юго-запада.

Итак, причинами недостаточного разгрома польской 3-й армии надо считать следующие обстоятельства:
1) недостаточная связь армии с фронтом;
2) частое изменение оперативных задач армии со стороны командования фронтом;
3) недостаточная оценка обстановки — штабами как фронта, так и армии;
4) потеря времени для удара в важнейшем направлении (с 10-го по 14-е июня армия передвигается из района в район без твердо определенной оперативной цели).

Но, несмотря на все указанные выше промахи, можно считать, что 1-я Конная армия в конечном итоге все же отлично справилась с задачей, поставленной ей фронтом в основной директиве – нанеся удар в Бердичевско-Казатинском направлении, в стыке между польскими Киевской и Одесской группами.

Только благодаря прорыву польского фронта 1-й Конной армией и ее удачному рейду в район Житомир — Бердичев, соседняя справа красная 12-я армия смогла развить свой удар от Горностай-поля к югу; этот же маневр 1-й Конной армии дал возможность и красной 14-й армии занять г. Гайсин и начать дальнейшее наступление на запад в район Винница — Жмеринка.

Момент прорыва 1-й Конной армией фронта польских войск у Сквиры надо считать началом разгрома польских армий на Юго-Западном фронте.

С этого момента польская армия, сжимаемая с северо-востока Западным и от р. Днепр Юго-Западным фронтами, начала поспешно откатываться на запад, пытаясь последовательно задерживаться на удобных речных и лесисто-болотистых оборонительных линиях с целью остановить натиск частей Красной армии.

Операции 1-й Конной армии в период с 25-го мая по 18-е июня на польском фронте показали, какое могучее влияние на ход боевых действий оказывает крупная кавалерийская масса, удачно направленная на фланги и тыл армий противника.

Стратегическое значение крупных кавалерийских масс на ТВД в условиях маневренной (и особенно гражданской) войны значительно возросло по сравнению с позиционными боевыми действиями (хотя и в условиях позиционного этапа Первой мировой войны присутствовали случаи удачного использования крупных конских масс и на западно-европейском и на русском театрах военных действий).

Операции 1-й Конной армии в лесисто-болотистой и до крайности пересеченной местности западной Киевщины и Волыни доказали возможность участия конницы в боевых действиях непосредственно на полях сражений, где кавалерия, ведя комбинированный бой в конном и пешем строях, успешно выбивала противника из укрепленных полос с проволочными заграждениями.

Но этот же период действий Конной армии на польском фронте показал, какое огромное значение имела правильно организованная связь между штабом фронта и стратегической конницей.

Несвоевременная передача директив приводила к нежелательным явлениям, и хорошо начатая операция может свестись на нет.

Именно результатом недостаточной связи необходимо объяснить и нецелесообразные передвижения Конной армии в период с 10-го по 15-е июня.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти