Златоустовская операция 1919 года. В преддверии битвы за Урал

Златоустовская операция 1919 — наступательная операция войск 5-й армии (командарм М. Н. Тухачевский) Восточного фронта во время Гражданской войны, проведенная 24 июня — 13 июля.

Златоустовская операция 1919 года. В преддверии битвы за Урал

Командарм-5 Восточного фронта РККА М. Н. Тухачевский



Цель операции — освобождение промышленных районов Южного Урала от войск Западной армии генерала М. В. Ханжина войск Верховного Правителя России адмирала А. В. Колчака.


Генерал от артиллерии армии Верховного Правителя М. В. Ханжин


Расстановка сил


После завершения Уфимской операции 1919 г. 5-я армия вышла к предгорьям Урала, где пополнилась за счет сил расформированной Туркестанской армии. К 24 июня она располагала 22 тыс. штыков и сабель, 90 орудиями и 500 пулеметами.

Белые (около 27 тыс. штыков и сабель, 93 орудия, 370 пулеметов) занимали оборону на рубеже Белорецкий, Аша-Балашевская, р. Уфа, имея в первом эшелоне Волжский и Уральский, в резерве — Уфимский корпуса.

Замысел операции заключался в нанесении глубокого охватывающего удара главными силами 5-й армии (26-я без одной бригады и 27-я стрелковые дивизии) по правому флангу Западной армии вдоль Бирского тракта и р. Юрюзань и сковывающего фронтального удара силами 3-й бригады 26-й стрелковой дивизии и отдельной кавбригады вдоль железнодорожной линии Уфа — Златоуст. Ставилась задача — окружить и уничтожить Волжский корпус. С юга операция обеспечивалась наступлением 24-й стрелковой дивизии на Белорецкий, Троицк, а с севера — наступлением 35-й стрелковой дивизии на Ункульды.

В период Златоустовской операции ВСЮР вели успешное наступление, причем одной из своих задач А. И. Деникин ставил соединение с А. В. Колчаком – чтобы в дальнейшем единым фронтом наступать на Москву.

Но, несмотря на обозначившийся успех на Восточном фронте, Советское правительство продолжало считать А. В. Колчака главным и наиболее опасным противником. Оно планировало разбить остатки колчаковской армии и к зиме отвоевать Урал.

Обстановка на Восточном фронте к 24 июня 1919 г. выглядела следующим образом.

В связи с успехами на Екатеринбургском и Уфимском направлениях положение в Оренбургской и Уральской областях продолжало для красных оставаться чрезвычайно тяжелым. Несмотря на некоторое усиление красной 4-й армии, превосходство в силах все же оставалось за противником, который против 13000 штыков и сабель 4-й армии имел 21000 штыков и сабель. Командование фронтом для усиления 4-й армии выделило в 20-х числах июня из состава Туркестанской армии наиболее сильную — 25-ю стрелковую — дивизию, направив ее в район г. Бузулук. 19-го июня Туркестанская армия была расформирована, а ее войска распределены между 5-й и 4-й армиями (приказы по Туркестанской армии № 20 от 18-го июня и № 21 от 21-го июня; согласно этим приказам 24-я стрелковая дивизия, входившая ранее в 1-ю армию, включалась в 5-ю армию, а 25-я стрелковая дивизия, составляя резерв группы, срочно перебрасывалась в район Бузулука, куда она должна была прибыть к 25-му июня; кавбригада Каширина переходила в состав 5-й армии). Красная 2-я армия готовилась к форсированию р. Камы. Красная 3-я армия также выходила на рубеж р. Камы, тесня перед собой главную массу сил белой Сибирской армии.

К июлю красные армии Восточного фронта имели 81000 штыков и сабель против 70500 штыков и сабель противника. Их распределение по направлениям было следующим:

Против 4-й армии, имевшей 13000 штыков и сабель, белые имели 21000;


Против 1-й армии и Оренбургской группы, имевших 11000 штыков и сабель, белые имели также 11000;

Против 5-й армии, имевшей 29000 штыков и сабель, белые имели 18000;

Против 2-й армии, имевшей 21000 штыков и сабель, белые имели 14000;

Против 3-й армии, имевшей 29200 штыков и сабель, белые имели 23500.

Т. о., красные армии имели превосходство над противником на своем левом крыле. Если же принять во внимание, что находившаяся перед 5-й армией белая Западная армия была сильно деморализована, то это превосходство удваивалось. В резерве у командующего фронтом не было ничего. Не мог ничего дать и Главком. Наоборот, последний решил приостановить наступление на рубеже pp. Белой и Камы — чтобы за счет Восточного фронта усилить Южный.

А. В. Колчак также к этому времени в резерве ничего не имел, хотя в районе Омска и Томска началось формирование 3 пехотных дивизий — но они так и не были сформированы.

На фронте 5-й армии обстановка складывалась следующим образом.

На Уфимском направлении Волжская и Уфимская группы белых, сбитые с линии pp. Белая и Уфа, под напором 24-й, 31-й стрелковых дивизий, кавбригады Каширина и 3-й бригады 26-й стрелковой дивизии отходили на восток в направлении заводов Белорецкий, Катав-Ивановский и Юрезанский. И к 20-му июня правофланговая 24-я стрелковая дивизия вышла на фронт Сеит-Бабино, Каварды, Мулакаево, Тереклино; 2-я бригада 25-й стрелковой дивизии заняла ст. Юрмаш и д. Юрмаш; 31-я стрелковая дивизия заняла д. Рождественское (Алатарка), ст. Иглино, д. Кляшева; 3-я бригада 26-й стрелковой дивизии занимала район дд. Юлина, Глумилина, Усыбаш.

Против 26-й, 27-й и 35-й стрелковых дивизий противник был более активен. 26-я и 27-я дивизии занимали фронт по линии pp. Уфа и Сарс от д. Дубровка до Утяшева. Левофланговая 35-я стрелковая дивизия наступала на уступе сзади 27-й дивизии, задерживаясь медленностью движения 5-й стрелковой дивизии 2-й армии, которая только форсировала Каму и наступала вдоль Красноуфимской железной дороги на ст. Щучье Озеро. 35-я стрелковая дивизия лишь 21-го июня вышла в район дд. Верхний и Нижний Кудаш.

Т. о. наибольший успех на фронте 5-й армии обозначился на ее правом фланге (24-я и 31-я дивизии).

Белое командование решило отступать в Уральские горы — чтобы там перегруппироваться и дать бой 5-й армии. Еще 14-го июня, во время боев на р. Белой, начдив 13-й Казанской в своем приказе писал: «Требую выполнения задач в указанные сроки. Действовать быстро и решительно, забыв об усталости. Если 15 июня мы не добьемся успеха, отхода не получим вовсе».

Планы противников


В. И. Ленин писал, что следует отразить «нашествие Деникина», не останавливая победного наступления Красной армии на Урал и на Сибирь.

В своей директиве от 12-го июня Главком приказывал Восточному фронту: «разгромить те армии Колчака, которые находятся на правом берегу Камы, обратив течение р. Камы в оборонительную для нас линию, каковая в силу своего стратегического значения даст возможность держать на р. Каме минимум войск... Решительным образом отбросить противника против правого своего фланга за р. Урал, дабы парализовать возможность исполнить поставленный им план создания на юге общего фронта между левым флангом Колчака и правым флангом Деникина».



В центре Восточного фронта, т. е. на Уфимско-Златоустовском направлении, приказывалось «обратить р. Белую в оборонительную линию».

Т. о., Главком ставил Восточному фронту строго оборонительные задачи, обращая в это время главное внимание на Южный фронт. Но, с другой стороны, критикуя командующего фронтом в неудачном выборе им оборонительного рубежа, он писал:

«Считаю своим долгом указать, что, выполняя поставленные вам задачи на флангах восточного фронта, вы ни в коем случае не должны оставаться строго пассивным в центре фронта, где противник расположен кордоном в виде отдельных групп без сильных резервов. При проявлении должной энергии и искусства в боевых действиях вы имеете полную возможность разбивать отдельные группы противника по частям в районе правого берега р. Белой... Вы утверждаете, что если вы будете продолжать свое наступление, то нанесете Колчаку окончательное поражение в относительно короткий срок, вероятно не позже середины осени. Я считаю, что такой срок ни в коем случае не является коротким, а представляет собой недопустимое кунктаторство, совершенно не отвечающее ни общей политической, ни стратегической обстановке. Если вы будете держаться этого срока, то наверное можно сказать, что вами ничего не будет сделано, ибо Колчака можно разбить только искусством, стремительным и сокрушительным ударом по его живой силе, а не выигрышем времени и пространства, каковых у него много».

Мы видим, что Главком и на Восточном фронте требовал активности, но одновременно с этим требованием он намечал к переброске на другие фронты несколько дивизий, ослабляя этот фронт (были переброшены 2-я, 25-я, 28-я, 31-я стрелковые дивизии).

Давая оценку этой директиве, член РВС Восточного фронта С. И. Гусев писал: «Оставалась ошибочная директива главкома Вацетиса о том, чтобы в целях выделения нескольких дивизий на южный фронт восточный фронт закрепился на берегах Камы и Белой. Спор об этой директиве был впоследствии перенесен вместе с другими военными вопросами на пленум ЦК... «Закрепиться» на берегах Камы и Белой и выделить при этом несколько дивизий — это означало остановиться на берегах Камы и Белой и подготовиться к обороне, т. е. дать Колчаку возможность передохнуть и перейти в контрнаступление... Колчак, отдохнув, шутя прорвал бы наш фронт и заставил бы наши войска опять отступить к Волге». «Но ЦК не соглашается с Троцким, находя, что нельзя оставлять в руках Колчака Урал с его заводами, с его железнодорожной сетью, где он легко может оправиться, собрать кулак и вновь очутиться у Волги, — нужно сначала прогнать Колчака за Уральский хребет, в сибирские степи, и только после этого заняться переброской сил на юг. ЦК отклоняет план Троцкого. Последний подает в отставку. ЦК не принимает отставки. Главком Вацетис, сторонник плана Троцкого, уходит в отставку. Его место занимает новый главком т. Каменев».

2-я армия, будучи во много раз сильнее находящегося против нее противника, до 20-го июня топталась на правом берегу р. Камы. Только непосредственная тактическая помощь левого фланга 5-й армии, на несколько переходов опередившего 2-ю армию, содействовала продвижению последней.

Фронт вплоть до июля, несмотря на успехи 5-й армии, ставил последней ограниченные задачи, мотивируя это затягиванием Пермской и Кунгурской операций. Ближайшую (Златоустовскую) операцию 5-й армии командующий фронтом ставил в зависимость от успехов 2-й армии. Так, 11-го июня командующий фронтом приказывал 5-й армии главными силами добить противника, отступающего в направлении на д. Явгельдино, а левофланговыми соединениями (27-й и 35-й стрелковыми дивизиями) движением в тыл противнику, занимающему район на восточном берегу р. Камы южнее Сарапула, облегчить 2-й армии форсирование р. Камы. Т. о., наступательные действия 5-й армии находились в зависимости от 2-й армии, которая оттягивала две дивизии из пяти.

21-го июня командующий фронтом приказывает 2-й армии выдвинуться правым флангом (5-я стрелковая дивизия) в район Щучье Озеро — для прочного овладения узлом дорог Сарапул, Красноуфимск, Явгельдино, Кунгур. 5-й армии следовало не менее одной дивизии выделить для связи с левым флангом 2-й армии в районе Щучье Озеро, а остальными войсками принять группировку для начала операции по уничтожению противника в Уфимском районе.

26-го июня командующий фронтом сообщал командарму-5: «До ликвидации Перми нельзя считать, что ваш левый фланг надежно обеспечивается 2-й армией, так как пока главной задачей этой армии является обеспечение действий 3-й армии».

По-иному оценивал обстановку командарм-5. Еще в первых числах июня командарм в разговоре с командующим фронтом изложил последнему свои соображения на Златоустовскую операцию. В основном его план сводился к тому, чтобы разбить противника на левом фланге армии и последующим ударом вдоль тракта Бирск, Явгельдино, Дуван, Бердяуш, Златоуст окружить и уничтожить Уфимскую и Волжскую группы белых (6 пехотных дивизий и 1 кавбригада). К реализации своего плана командарм-5 решил приступить с 26-го июня. 25-го июня он докладывал РВС фронта, что быстрое продвижение 24-й стрелковой дивизии на правом фланге армии создало серьезную угрозу для путей отступления противника на Верхнеуральск. Но, вследствие ослабления сил на Уфимском направлении, оказался не обеспечен правый фланг 24-й стрелковой дивизии. Выдвижение на левом фланге армии 35-й стрелковой дивизии (и вместе с ней движение и 5-й стрелковой дивизии) делают положение левого фланга армии достаточно прочным. В центре армии, после вывода из боевой линии 31-й стрелковой дивизии, положение (в случае затяжных боев) вряд ли можно считать обеспеченным. Имелись сведения, что в тылу у белых (Самаро-Златоустовская железная дорога) взорван мост. Дух войск так хорош, что при преследовании противника части невозможно остановить даже для отдыха и приведения себя в порядок. Форсирование движения возможно по максимуму. А если части останавливают, то начинается шепот про "измену". С учетом вышеизложенного и с учетом благоприятной обстановки для красных и, соответственно, неблагоприятной для противника, решено начать большую операцию вечером 26-го июня.


Общая обстановка на фронте 5-й армии 20 июня 1919 г. и план командарма.


Командующий фронтом также считал возможным начать большую операцию, но ограничивал действия 5-й армии ст. Вязовой и, в лучшем случае, ст. Бердяуш, причем командующий фронтом ставил командарму-5 обязательной задачей сосредоточить не менее дивизии в районе Тастуба и Авдулина — для обеспечения левого фланга. 35-я дивизия должна была продолжать выполнять прежнюю задачу, в то же время обеспечивая правый фланг 2-й армии.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти