Крымский рубль — это биткоин?

Жизнь в крымском раю по-прежнему не сахар. Особенно не в сезон, когда мелкие предприниматели почти сворачивают свою деятельность, а надо как-то готовиться уже к очередному наплыву курортников. Керченский мост снял очень многие проблемы, но, увы, так и не смог отменить особое отношение российского бизнеса к работе на полуострове.

Особый финансовый район России


Сегодня в Крыму по-прежнему непросто воспользоваться услугами крупнейших российских банков, начиная со Сбербанка, а комиссия с карточек в "чужих" банкоматах порой просто зашкаливает. «Военное обозрение» уже не раз писало о тех трудностях, которые зачастую просто не желают преодолевать в Крыму крупные российские компании и банки («Для российского бизнеса Крым — не Россия»). Западные санкции, к которым вроде бы неплохо адаптируется вся Россия, для Крыма превратились в подобие финансовой блокады.




В поисках выхода из неё появляются самые неожиданные идеи и предложения. Многие из них были озвучены на прошедшем незадолго до майских каникул V Ялтинском международном экономическом форуме. Среди прочего вспомнили даже о криптовалютах, причём первым это сделал советник президента России Сергей Глазьев, признанный прагматик, который до этого не раз сравнивал биткоин и подобные ему проекты с финансовыми пирамидами. В Ялте же он неожиданно для многих предложил внедрить в Крыму особую (отдельную) криптовалюту — некий имущественный или электронный заменитель реальных денег.

Глазьев высказал весьма оригинальную точку зрения, полагая, что «локальная криптовалюта» поможет снизить трансграничные барьеры и привлечь инвесторов в регион. Инвесторов, судя по всему, из числа тех, кому наплевать на любые санкции. Впрочем, что может помешать таким инвесторам вкладываться в экономику полуострова традиционными способами, президентский советник так и не разъяснил.

Однако в идее авторитетного экономиста, который отнюдь не на ровном месте получил академические регалии, главное всё же отнюдь не криптовалюта. Сергей Глазьев более пространно и аргументированно говорил о целесообразности финансово-экономической обособленности российского Крыма, точнее, о превращении полуострова в некую особую экономическую зону, хотя подобный статус у полуострова существует де-факто уже пять лет, со времени возвращения в Россию.

Крымский рубль — это биткоин?


Надо признать, что ялтинская инициатива Глазьева не является каким-то его личным ноу-хау. Примерно такой же подход давно декларирует глава Сбербанка РФ Герман Греф, который оправдывает отсутствие Сбербанка на полуострове необходимостью защитить от санкций миллионы его вкладчиков. Так же относятся к Крыму и в ряде других крупных банков, у которых, как и у Сбербанка, весьма значительная доля государственного капитала.

При этом крупные торговые сети, транспортные компании, которые работают с дальним зарубежьем, и даже большая российская нефтянка Крым игнорируют. А ведь в своё время, когда Крым был ещё в составе незалежной, тот же «ЛУКойл» имел на полуострове едва ли не самое больше число бензоколонок… Российским властям, да и самим крымчанам многое приходится делать в обход, и не благодаря, а вопреки, но принципиально это, по большей части, оборачивается лишь тем, что деловая активность обходится значительно дороже.


Глядя на карту одной из сетей АЗС Крыма, так и хочется спросить: чьи в лесу шишки?

Глядя из Ялты-2019


Но вернёмся к форуму в Ялте, где высокопоставленный академик, в настоящее время не имеющий реальных властных полномочий, не особо стесняясь, дал понять слушателям, что санкции против региона наверняка будут бессрочными. Вряд ли многоуважаемый Сергей Глазьев забыл, что Крым вообще-то воссоединился с Россией отнюдь не только географически. Он включился в ее административное и социально-экономическое пространство. И уже поэтому не совсем понятно, почему же регион после пяти лет интеграции сейчас, по мнению советника президента, целесообразно отделять от единого российского экономического пространства.

Причём сделать это посредством неких квазивалют. По словам Сергея Глазьева, "нужно внедрить на полуострове цифровые денежные технологии. Это резко снизит трансграничные барьеры. Иностранные инвесторы не могут прийти, потому что боятся санкций, а санкции в основном осуществляются через банки". И далее: "А цифровые деньги, такие, как криптовалюты или так называемые stable coin, привязанные к золоту или другому материальному активу, проходят через границу, санкции им не страшны».

«Что же мешает в Крыму создать такую экспериментальную площадку, с которой работают многие страны мира?» — задал академик свой риторический вопрос. И сам же попробовал на него ответить:

«Учитывая огромный спрос в долгосрочной перспективе на жилищное и санаторно-курортное строительство в регионе, нужно выпустить стабильную цифровую единицу — скажем, привязанную к квадратному метру площади. Проведя процедуры по размещению таких токенов, собрать деньги в России и в мире для инвестиций в масштабное санаторно-курортное, образовательное строительство».


Кстати, так называемыми токенами расплачиваются на транснациональных сайтах весьма сомнительного профиля. Значит, Крым предлагается просто приравнять именно к ним? А не унижение ли это для Крыма, да ещё и в угоду западным санкциям? Те же токены — это инструмент, используемый почти исключительно для оффшорных стран и территорий.



И потом, имеются лишь считанные примеры, когда криптовалюты и их аналоги привязываются к золоту или к другим материальным ценностям. Это в подавляющем большинстве случаев некий эфемерный, или, если угодно, виртуальный денежный эквивалент, существенно облегчающий всевозможные валютные спекуляции и схемы по нелегальному переводу активов и прибылей в зарубежье.

Параллельный вопрос в связи со всем этим заключается в следующем: как же тогда быть с денежным обращением внутри Крыма? Российский рубль ходил на полуострове почти свободно практически всегда, и особенно охотно его принимали в дни майдана. И что же, теперь рубль тоже придётся активно переводить на пресловутые криптовалюты, и в них же рассчитываться с другими регионами России?

Можно подумать, что жёсткие западные санкции вот-вот ударят не только по коммерческому, хотя и почти государственному Сбербанку, но и по самому Центральному банку РФ. Так ведь уже ударили, и ударили не раз, даже не два. И что? Жизнь продолжается, крымская экономика медленно, но верно восстанавливается, а большая российская экономика хотя и тормозит, но ни обрушиваться, ни «рваться в клочья» никак не желает.

А ведь может получиться, что, взявшись всерьёз за реализацию такого рода проектов, можно пойти как раз по пути сначала дробления, а потому уже и разрушения общероссийской платежной и в целом финансово-экономической системы. Это, во-первых. А во-вторых, внедрением особой криптовалюты, некоего «крымкоина», словно оправдывается нежелание подавляющего большинства российских компаний и банков работать в Крыму из-за опасений подпасть под пресловутые санкции. Не кажется ли вам, что тем самым санкции как бы сами собой признаются не только бессрочными, но и вообще обоснованными, против которых и бороться-то не стоит, и обходить их – уже преступление?..

Крым – это остров?


Так уже совсем недалеко до воплощения в жизнь подзабытого романа в стиле «фэнтези» от Василия Аксёнова, так и названного: «Остров Крым». И вроде бы как нет иного пути для родного полуострова, кроме как «обособиться» от РФ сепаратным финансово-экономическим статусом и, стало быть, особым регулированием. Но ведь при таком варианте нельзя исключать уже и административно-политического обособления Крыма от России – в некую «криптоофшорную» территорию, которая экономически неизбежно станет подконтрольной транснациональным структурам, а политически – Западу.

Читатель может поморщиться: страшилка! Очередная. Но почему-то кажется, что ущербность означенного сценария как для социально-экономического развития региона, так и для геополитических позиций РФ в Черноморском бассейне вполне очевидна. Неужели нам не нужно всем силами добиваться не просто отмены санкций, а полноценного признания Крыма? И полноценного права крымчан, которые высказались за Россию практически единодушно, жить как все граждане России.

Критики президентского советника в Ялте успели попенять Глазьеву за то, что он чуть ли не подаёт сигнал Западу: мы понимаем, что вы не смиритесь с «потерей» Крыма. Кто-то даже назвал идею с криптовалютой «неоколониальной». Вы не смиритесь, а мы пойдём на такие меры, чтобы, по крайней мере, впрямую, не "препятствовать" вашим санкциям.

Но уж очень сомнительно, чтобы свои инициативы академик озвучивал не из благих намерений. Он, да и не он один, скорее всего, всерьёз верит в то, что, выводя Крым за скобки общероссийского экономического, а как следствие, и административно-управленческого пространства, мы добьёмся чего-то стоящего.

Куда более характерно то, что идея с «крымкоином» если не родилась, то была озвучена на уже пятом по счёту Ялтинском форуме на фоне того, что всё большее число стран и территорий всё активнее развивают торговлю с Крымом и вкладываются в его экономику, небезуспешно "обходя" западные санкции без каких-либо криптовалют.

Точнее, среди нынешних экономических партнеров Крыма — производственные, торговые и финансовые компании из автономных от США "Республики островов Палау", "Федеративных штатов Микронезии" и Маршалловых островов; британских Гибралтара, Виргинских и Нормандских о-вов; из Швейцарии и Бельгии с Голландией; Сирии и ОАЭ; Ирана и Египта с Ливаном, и не только.

Опять же, без использования каких-либо криптовалют, их аналогов и сомнительных «крипторасчётных» схем. Причём эти и другие страны или территории отнюдь не предлагают Крыму перейти на такие псевдовалюты и расчёты. Мягко говоря, их политико-экономическая небезопасность (если не фальшивость) в качестве реальных платежных средств вполне очевидна. А их внедрение может привести к тому, что Крым будет вообще закрыт для внешнеэкономических связей решением ООН, например, через суд в Гааге. С соответствующим "отзвуком" на внешнеторговые операции с РФ в целом, и без того усложняющиеся ввиду ужесточения западных санкций.

Тогда что же, впереди — блокадный сценарий уже для всей России? А почему бы не порекомендовать Крыму и в целом РФ более активно развивать торговые операции и инвестиционные контракты в национальных валютах? Разумеется, для этого нужно повышать платежно-покупательную способность российского рубля, добиваться его максимальной стабильности в отношении западных инвалют. А не "жонглировать" им в интересах транснационального бизнеса и его российских филиалов.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

135 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти