Центробанк остался в глубоком минусе

Опубликованную на днях отчётность Центробанка за 2018 год деловые СМИ сразу подали как сенсацию. А как же иначе? Убытки ЦБ РФ составили 434,6 млрд. руб. Однако мало кто обратил внимание, что при этом доходы Банка России росли намного быстрее, чем расходы.

Зато про тот факт, что убытки главного кредитного учреждения при крайней необходимости могут быть погашены за счёт резервов или вообще просто списаны, журналисты либо не знают, либо не хотят вспоминать. Хотя сама по себе «убыточная» практика главного кредитного учреждения страны всё же не может не смущать.




Дурной пример заразителен


В первые дни мая Банк России сообщил в своём годовом отчёте, что в 2018 году им получены убытки в размере 434,6 миллиарда рублей. Отчёт ЦБ РФ уже размещён на сайте регулятора. В отчёте, разумеется, присутствуют и данные о доходах и расходах. И если в плюсе у ЦБ РФ 588 млрд. рублей, что вообще-то является рекордом, то в минусе уже больше триллиона – 1022,6 млрд.

Собственно расходы ЦБ РФ составили только 877 млрд рублей, а ещё почти 150 миллиардов к убыткам прибавилось за счёт средств, выделенных на поддержку санируемых банков из Фонда консолидации банковского сектора. Особенности отчётности ЦБ РФ не предполагают того, чтобы такие траты были прямо записаны в расходную статью, с чем и связаны некоторые противоречия в данных.

Помимо средств, ушедших на санацию проблемных банков, убытки ЦБ РФ связаны ещё с двумя факторами: приходилось платить немалые проценты по облигациям, числящимся государственными, в которые вложились банки, а также передать в бюджет государства дивиденды Сбербанка, мажоритарным (то есть главным) акционером которого является Банк России.

Банкиры любят прибедняться. Жаловаться на сложности в работе со средствами акционеров и держателей средств, на нехватку клиентов, готовых брать кредиты под сумасшедшие проценты. Ну и, конечно, на отсутствие источников ресурсов – непременно дешёвых и обязательно длинных. Но это всё — коммерческие банки, большинство из которых при этом обычно совсем неплохо отчитывается о прибылях.

Главному банку страны задача непременно работать с прибылью вообще-то не ставится. Однако склонность российского Центробанка ставить рекорды по убыткам вполне может стать заразительным примером для его подопечных из частных кредитных структур. Тем более что в России самые крупные из них почти все — с солидным государственным участием. И убытки Центробанка, который остаётся главным акционером Сбербанка (для большинства россиян практически монополиста), так или иначе на их деятельности отражаются.

Откуда убытки? От санкций, вестимо!


Пока довольно трудно сказать, оказался ли 2018 год для российской экономики более трудным, чем 2017-й. Ведь главная дополнительная порция антироссийских санкций была адресована как раз банковскому сектору во главе с ЦБ РФ. Да и если судить по отчётности ЦБ РФ, то — безусловно, хотя его убытки тогда были даже чуть выше (435,3 млрд рублей). В основном из-за очень значительных расходов, которые были у Центробанка в связи с необходимостью коренным образом реорганизовать структуру своих активов.

Напомним, что год назад ЦБ отчитывался о расходах в сумме 758 млрд. рублей. При этом доходы Банка России были в полтора раза ниже нынешних – всего 391 млрд. рублей, и даже отмечалось заметное снижение к расходам 2016 года, составлявшим 430 млрд. рублей. Как видим, года назад убытки Банка России представляли собой не только разницу в доходах и расходах – были те же траты на санацию, хотя и не такие масштабные, как сейчас.

Банку России, практически завершившему в 2018 году многолетнюю зачистку банковского сектора, потребовались очень серьёзные средства на санацию. При этом ЦБ РФ ввёл запрет на осуществление кредитными организациями отдельных банковских операций для 17 банков и применил штрафные санкции к 288 кредитным организациям. Тем не менее, в 2018-м году, более сложном по сравнению с 2017-м, Центробанк сумел нарастить доходы от своей операционной деятельности на 16 процентов — до 577 млрд. рублей.

Вообще-то, чрезмерное внимание СМИ к операционным показателям Банка России вряд ли обоснованно: ведь фигурирующие в отчётах ЦБ данные по этим статьям не идут ни в какое сравнение с объёмами активов регулятора. А ведь они – это своего рода база финансовой стабильности государства. И именно здесь, невзирая на все убытки, в 2018 году отмечен весьма значительный рост. Сумма активов ЦБ РФ выросла до 39,4 триллиона рублей против 30,8 триллиона рублей по итогам 2017 года.

Центробанк остался в глубоком минусе



Известно, что 135,5 млрд. рублей Центробанк получил в минувшем году как дивиденды от Сбербанка, которые, по закону, переведены в федеральный бюджет. Банк России получил доходы и от участия в капиталах других кредитных и иных организаций, и их сумма лишь немного превышает доходы от Сбербанка — 137,7 млрд. рублей. Показательно, что год назад сумма таких доходов равнялась всего 70,9 млрд. рублей.

Станиславский сказал бы: «Не верю!»


С особым удовольствием, что заметно даже по стилю соответствующих статей отчёта ЦБ, регулятор отчитывается о том, как обстоят дела у тех, кого он регулирует. Так вот, в отчёте отмечается, что показатели рентабельности банковского сектора в целом по итогам 2018 года выросли. Из 484 банков, оставшихся к 1 января 2019 года в России, прибыль показали 382 кредитные организации, и её общий объем составил 1,9 триллиона рублей. При этом убытки в общей сумме 575 млрд. рублей получили 100 кредитных организаций.

Финансовые потери Банка России, по оценкам независимых экспертов, в том числе из ведущих аудиторских компаний, косвенно связаны с реорганизацией его активов. В 2018 году ЦБ РФ более активно занимался переводом части активов из США в Китай, наращивая долю в юанях и евро.

В настоящее время только 9,7% активов ЦБ РФ остаются в США, в то время как ранее доля достигала 30%. Китайский вклад в активы российского Центробанка при этом резко вырос: с 2,6% до 14,1%. ЦБ РФ также увеличил свои вложения в Японии — с 1,5% до 7,5% и в Финляндии — с 0,9% до 1,8%. Помимо США, снижение доли активов Центробанка РФ отмечено в Великобритании и Канаде: с 7,2% до 6,6% и с 2,8% до 2,3% соответственно.

Помимо перемен в географии размещения, наш ЦБ пошёл и на прямое снижение доли своих активов в долларах — с 45,8% до 22,7%, то есть более чем вдвое. При этом доля в юанях выросла более чем в пять раз — с 2,8% до 14,2%. Также в 2018 году выросли активы ЦБ РФ, номинированные в евро — с 21,7% до 31,7%, и в золоте — с 17,2% до 18,1%.

Самое значительное снижение вложений ЦБ РФ отмечено в американских облигациях, что, безусловно, напрямую связано с адресными американскими санкциями. Если раньше РФ держала в облигациях США 96 млрд. долларов, то на сегодня сумма таких вложений упала до 15 млрд. Пока в качестве замены не отмечается существенного роста вложений в ценные бумаги, номинированные в юанях, хотя Банк России даже в резюме к годовому отчёту отметил, что юань является надежной валютой, обеспеченной не только материальными активами (очевидно, имеется в виду золото), но и товарами высокого качества с низкой себестоимостью.

И всё же смена вектора, которая так сегодня характерна в работе с активами Банка России, не отменяет необходимости держать весьма существенную часть активов и резервов именно в долларовых инструментах. Это необходимо уже в силу того, что доллар остаётся самым распространённым финансовым инструментом в мире, и демонстративный отказ от операций с ним не только невозможен, но и просто невыгоден.

Отнюдь не случайно, кстати, российский Минфин планирует в период с 14 мая по 6 июня 2019 года провести более активные закупки иностранной валюты, в первую очередь долларов США. На эти цели выделяется 300,5 млрд. рублей, что на 18% превышает апрельский уровень апреля-мая 2018 г. Ежедневные объёмы покупки иностранной валюты, по оценкам самого ведомства, могут составить не менее 16,7 млрд. рублей в эквиваленте.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

56 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти